Весёлые проделки разбойника Хотценплотца

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Весёлые проделки разбойника Хотценплотца
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Otfried Preußler

Neues von Rauber Hotzenplots


© 1969, 2012 by Thienemann in the Thienemann-Esslinger Verlag GmbH, Stuttgart

Text by Otfried Preussler, illustrated by F. J. Tripp



Иллюстрации Франца Йозефа Триппа



© Ю. Коринец, перевод на русский язык, наследники, 2022

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

Человек с красным воротником


Однажды бабушка Касперля в полдень стояла около печи на кухне и поджаривала сардельки. Рядом со сковородой на огне стоял большой горшок с кислой капустой. Кислая капуста тушилась, сардельки шипели на сковородке, и весь дом был наполнен неописуемо прекрасным ароматом. Всякий мог бы заключить, что сегодня четверг; потому что по четвергам бабушка всегда готовила сардельки с кислой капустой.



Жареные сардельки с кислой капустой – это была любимая еда Касперля и Сеппеля. Если бы это зависело от них, неделя бы состояла из семи четвергов – или, ещё лучше, из четырнадцати четвергов. Поэтому по четвергам они всегда особенно пунктуально являлись к обеду домой.

Тем более было странно, что они именно сегодня опаздывали.

«Где же они болтаются? – думала бабушка, – сейчас уже три минуты первого. Надеюсь, с ними ничего не случилось».

Бабушка убрала с огня сковородку и горшок с капустой. Потом она немного приподняла крышку с горшка. Тут же её окутало большое облако пара. От этого стёкла её пенсне так сильно запотели, что она почти ничего не видела. Она быстро сняла пенсне с носа, чтобы протереть его кончиком фартука, – и вдруг она услышала шаги, ступавшие по садовой дорожке, тяжёлые, торопливые шаги, непохожие на шаги Касперля и Сеппеля. Дверь в кухню распахнулась настежь, и кто-то вошёл.

– Но, но! – сказала бабушка Касперля. – Спокойнее, господин обер-вахмистр! Могли бы и постучать, прежде чем входить!

Без своего пенсне бабушка видела всё очень туманно. Но, насколько она видела, человек, который с шумом ввалился к ней на кухню, был одет в голубой мундир с серебряными пуговицами и красным воротником. Ещё она увидела каску и саблю – и поняла, что это господин обер-вахмистр полиции Алоис Димпфельмозер – единственный человек в этом городишке, который носил голубой мун- дир с серебряными пуговицами и красным воротником.

– Здесь чертовски хороший аромат! – сказал человек с красным воротником.

Голос показался бабушке знакомым, но это не был голос господина Димпфельмозера. «Кто бы это мог быть?» – размышляла она. Бабушка задумалась и совсем забыла протереть и снова надеть пенсне.

Тем временем человек с красным воротником подошёл к печи и увидел сковороду с жареными сардельками.

– Жареные сардельки с кислой капустой! – сказал он восторженно. – Четырнадцать дней сплошь вода и хлеб, – а теперь жареные сардельки! – Потом он повернулся к бабушке и угрожающе поднял саблю. – Быстро! – крикнул он. – Давай сюда сардельки с капустой, я голоден и очень спешу!

Бабушка Касперля возмутилась:

– Но позвольте, господин обер-вахмистр, это, должно быть, шутка?



Незнакомец грубо прервал её:

– Не валяйте дурака, бабушка, или вы не понимаете, кто перед вами? Наденьте пенсне, и побыстрее!

– Конечно, конечно! – Бабушка протёрла пенсне и надела его. Мгновенно она побелела как полотно. – Ах, боже мой, это вы? Я думала, вы уже четырнадцать дней сидите в пожарном депо под арестом!

– Там я уже насиделся, бабушка!

– А как вы добыли униформу и саблю? Что будет, если об этом узнает господин обер-вахмистр Димпфельмозер?!



Человек в полицейской каске рассмеялся и молвил:

– Он всё знает. Но быстрее давайте сюда жареные сардельки с кислой капустой, или я за себя не ручаюсь, я же разбойник Хотценплотц!

Бабушка Касперля бросила взгляд на часы, было восемь минут первого. Где же пропадают Касперль и Сеппель? Она взяла из шкафа для посуды тарелку и положила на неё одну сардельку и ложку капусты.

– Одна сарделька?! – Разбойник ударил кулаком по столу. – Вы, наверное, не в своём уме? Я хочу все сардельки и всю капусту, какая есть в горшке. Понятно?

Что бабушке оставалось делать? Она положила на тарелку все сардельки и поставила на стол горшок с капустой.

– Так! – вскричал Хотценплотц и потребовал, чтобы бабушка присела за стол рядом. – Чтобы вы не вздумали ничего предпринять. Приятного аппетита!

Бабушка сидела на стуле и смотрела, как разбойник набросился на жареные сардельки. Их было девять штук, как и всегда по четвергам. Хотценплотц поглощал их целиком, а кислую капусту он ел прямо из горшка. При этом он сильно пачкал скатерть, но на это ему было наплевать.

– О, это было очень вкусно! – буркнул он, когда проглотил капусту и сардельки. – Мне это чертовски понравилось, бабушка! А теперь, будьте добры, послушайте меня внимательно. На часах четверть первого. Вы должны десять минут сидеть здесь тихо как мышка. Через десять минут вы можете позвать на помощь, – но ни минутой раньше. Вы меня поняли?

Бабушка ничего не ответила.

– Эй, вы! – крикнул разбойник Хотценплотц. – Вы вообще меня слушали? Почему вы молчите?



Бабушка не могла ничего сказать. Она сидела на стуле неподвижно. Как раз в то мгновение, когда Хотценплотц проглотил последнюю сардельку, она потеряла сознание – частично от злости и частично от страха.

Выпустите меня!


Касперль и его друг Сеппель были на рыбалке на городской речушке, но ничего не поймали, кроме старой метлы и пустой бутылки из-под уксуса. Метлу они бросили обратно в воду, а бутылку оставили.

– Ибо, – сказал Касперль, – из этого мы сможем сделать бутылочную почту, если она нам понадобится.

Как и всегда по четвергам, они бы и сегодня точно поспели к обеду, если бы в пути с ними не случилось необычайной истории.

Когда они проходили через базарную площадь, они услышали глухой крик, раздававшийся из пожарного депо.

– Вот ещё! – сказал Касперль. – Видимо, у Хотценплотца какие-то неприятности. Послушай только, как он ругается и кричит!

– Он не ругается, – возразил Сеппель, – он зовёт на помощь. Быть может, у него болит зуб или болит живот.

С тех пор, как приключилась история с бабушкиной кофемолкой, Касперль был очень плохого мнения о разбойнике Хотценплотце.

– Надеюсь, у него болит живот и болят зубы, – сказал он, – а кроме того ещё и мозоли на ногах! – Тем не менее Касперль побежал за Сеппелем к пожарному депо, чтобы посмотреть, что случилось.

В здании пожарного депо было всего одно окошко, которое, разумеется, было зарешечено.

– На помощь! – кричал голос. – Помогите, меня здесь заперли! Откройте дверь, выпустите меня отсюда!

Касперль и Сеппель засмеялись.

– Это как раз для вас! – закричали они. – Мы очень рады, что вы наконец-то пойманы, господин Хотценплотц!

Две недели назад они помогли поймать разбойника. За это от господина бургомистра они получили вознаграждение в размере пятисот пятидесяти пяти марок, а унтер-офицер Димпфельмозер стал с тех пор обер-вахмистром.

– Выпустите меня! – кричал голос. – Я не разбойник Хотценплотц!

– О да! – прервал его Касперль. – Мы точно знаем, что вы Красная Шапочка и семь гномов!

– Нет, чёрт возьми! Я – обер-вахмистр Димпфельмозер!

– Прекратите кричать, – сказал Касперль, – а то придёт полиция.

– Вздор! Полиция – это я! Разве вы не узнаёте меня по голосу? Выпустите меня отсюда, я – должностное лицо!



Касперль и Сеппель не поверили ни одному слову. Для них вопрос был ясен. Хотценплотц хотел их обмануть, но они не дадут ему этого сделать.

– Если вы действительно господин Димпфельмозер, – сказал Касперль, – подойдите к окну, чтобы мы смогли вас увидеть!

– Так не получится. Я лежу на полу связанный. Если вы тотчас же не выпустите меня отсюда, вы будете впоследствии оштрафованы. Вы меня поняли?

Как всегда, Касперль и Сеппель не растерялись. Сеппель встал около стены, Касперль влез к нему на плечи и заглянул в зарешеченное окно.

– Итак, покажитесь, где вы находитесь?

– Я лежу здесь внизу, за пожарной машиной. Ты меня видишь?

– Нет, – сказал Касперль, – для этого машина должна была бы быть из стекла. Не думайте, что кто-нибудь поверит вашему глупому вранью!

– Но это не ложь! Это чистая, должностная, полицейски подтверждённая правда! Я прошу вас поверить мне и выпустить меня! Что же я должен сделать, чтобы вы мне поверили?

Касперль и Сеппель с удовольствием послушали бы его ещё немного. Но часы на башне ратуши пробили четверть первого, и вдруг они вспомнили, что сегодня четверг.

– Хныкайте спокойно дальше! – крикнул Касперль в зарешеченное окно. – Мы вместе с моим другом Сеппелем должны идти на обед, господин обер-шмахтмистр Плотценхотц – или вы думаете, что из-за вас мы пропустим жареные сардельки?


Новости


Сначала у Касперля и Сеппеля создалось впечатление, что бабушка сильно обиделась на них за то, что они так поздно пришли домой. Она неподвижно сидела за кухонным столом и, казалось, смотрела на них с осуждением.

 

– Бабушка! – сказал Касперль. – Пожалуйста, прости нас, – мы задержались не по своей вине!

Только теперь он заметил, что с бабушкой что-то случилось.

– Ах, бог ты мой! Я вижу, она опять в обмороке!

Сеппель показал на пустую сковородку и на пустой горшок из-под капусты.

– Быть может, она разозлилась, что мы вовремя не поспели к обеду, – сказал он. – Тогда от злости она всё съела одна, и тут ей стало плохо.

– Может быть, – ответил Касперль. – Девять жареных сарделек и целый горшок кислой капусты – чуть многовато для неё.



Вдвоём они с трудом оттащили бабушку на софу. Они смочили ей лоб и виски французской водкой и поднесли ей к носу свежеочищенную половину луковицы. От этого бабушка стала ужасно чихать; потом она выпрямилась и посмотрела вокруг взглядом человека, который забыл своё собственное имя. Её взгляд упал на пустую сковородку и на горшок из-под капусты, – и тогда сознание и память разом вернулись к ней.

– Представьте себе, что случилось!

Она поспешно рассказала Касперлю и Сеппелю о приключении с Хотценплотцем.

– Разве это не возмутительно! – вскричала она. – Среди бела дня в этом городе уже нельзя быть спокойной за свою жизнь и за свои жареные сардельки! Я просто хотела бы знать, зачем здесь существует полиция!

Бабушка со стоном вновь опустилась на софу и, казалось, вновь была готова лишиться чувств. Слабым голосом она попросила Касперля и Сеппеля бежать к обер-вахмистру Димпфельмозеру и сообщить ему о случившемся.

– Насколько я его знаю, – прошептала она, – в это время он сидит в караульном помещении за письменным столом и дремлет после обеда.

– Сегодня вряд ли! – сказал Касперль. И хотя он был страшно голоден (по четвергам за завтраком он ел всегда только половину порции, чтобы к обеду иметь настоящий сарделечный и капустный аппетит), он толкнул своего друга Сеппеля в бок и крикнул: – Скорей к пожарному депо!

Не заботясь более о бабушке, друзья повернулись и бросились за дверь.

– Но куда же вы? – Бабушка проводила их удивлённым взглядом.

Ей удалось перебороть наступающий обморок. Она еле добралась до кухонного шкафа. Выпив для укрепления духа и тела два стаканчика настоя из мелиссы, она пришла в себя и побежала вслед за Касперлем и Сеппелем.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?