3 książki za 35 oszczędź od 50%

Сама невинность

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Девушка, я вам в третий раз объясняю, у нас нет для вас свободных вакансий.

– Но как же нет? Там, на двери, висит объявление, идет набор сотрудников.

– Да, набор сотрудников идет. Это новый элитный фитнес-клуб, работаем всего несколько месяцев. Расширяем штат сотрудников квалифицированным персоналом.

– Вот видите, вы сами сказали, что расширяете штат.

Девушка на ресепшене фитнес-клуба «Олимпия», в белоснежной футболке и с черным бейджем на груди с именем Наталья, теряла терпение. Она вот уже битых двадцать минут объясняла пришедшей с улицы странной особе, почему она не подходит их заведению.

– Вы поймите, нам нужны профессионалы. Массажисты, инструкторы по фитнесу, йоге, пилатесу и еще нескольким направлениям, в конце концов, медики.

– Что, совсем ничего нет? – девушка с надеждой вопросительно взглянула в глаза Натальи.

В это время механические стеклянные двери бесшумно открылись, по просторному холлу в сторону ресепшена шел молодой мужчина. Светлая футболка облегала торс, пояс джинсов сидел низко на бедрах, в руках спортивная сумка.

– Как хорошо, что вы вернулись, Станислав Вадимович, – Наталья промурлыкала, лаская взглядом своего босса, даже спину выгнула, чтобы показать свой хороший третий размер груди.

– Что случилось?

– Вот, не могу объяснить девушке, что мы не можем взять ее на работу. Нет ни нужного образования, ни опыта в требуемых нами специальностях.

Стас, до этого не замечая посетительницу, повернул голову в сторону, куда указала Наталья, и встретился с внимательными синими глазами молодой девушки. Его взгляд медленно прошелся по фигуре и вернулся к лицу.

Она была одета в смешной растянутый свитер, явно не по погоде, и широкую юбку с нарисованными котиками по краю. Хоть по календарю и был сентябрь, но погода словно сошла с ума и не хотела отпускать лето. Длинные, слегка спутанные русые волосы, в свете падающих лучей через панорамные окна, отливали рыжиной, словно в них запутались солнечные зайчики.

Большие синие глаза, черные пушистые ресницы и пухлые влажные, чуть приоткрытые губы на кукольном личике. А вокруг нее летал запах мяты. «Это что, какая-то шутка или фокус», – подумал Стас, слегка встряхнув головой.

– Так, что вы говорили, Наталья?

– Это я говорила, а не она, – девушка подала голос, подошла чуть ближе, запах мяты стал отчетливее. – Почему такая несправедливость? На двери висит объявление, что требуется персонал, но я не подхожу.

– Конечно, вы не подходите, – вмешалась Наталья. – Или вы тренер по пилатесу?

– Наташа, перестань, – Стас, не глядя на сотрудницу, все еще разглядывал эту дивную незнакомку. – Сколько вам лет?

Вопрос был вполне ожидаемый, потому что незнакомка выглядела очень молодо, словно подросток, но вызывала у Стаса далекие от приличия мысли и желания. Он смотрел на ее свитер, и его хотелось снять, потому что девушке явно жарко, ему рядом с ней жарко точно, хотя кондиционеры работали вовсю.

– Мне уже есть восемнадцать, я совершеннолетняя, паспорт имею.

«Она еще и язва», – подумал Стас,– «такая язвочка, с ангельским личиком».

– Значит, совершеннолетняя? Покажите паспорт.

Проверить было необходимо и убедиться для самого себя, что он не педофил, если так залип на эту девочку, которую видит впервые и даже не знает ее имени.

Девчонка долго рылась в большой сумке через плечо, доставая и выкладывая из нее на стойку ресепшена вещи: расческу, зеркальце, носовой платок, надкусанную шоколадку, файл с документами, огромную связку ключей, упаковку прокладок и, в довершение всего, сухую ветку какого-то растения.

Она прикусывала нижнюю губу, хмурила брови, наконец, нашла то, что искала, протянула документ Стасу и заправила волосы за ухо, внимательно рассматривая мужчину.

Он был очень красивым, мужественным, но с добрыми глазами. А ещё, он так странно на нее смотрел, что девушка как-то внезапно растеряла весь свой пыл и боевой настрой. Он смущал ее, хотя до этого мужчины никогда ее не смущали. Да и мужчин таких она никогда не встречала, их деревенские не в счет.

– Мельникова Екатерина Алексеевна, двухтысячного года рождения, тринадцатого декабря. Действительно, совершеннолетняя, почти двадцать.

Стас снова стал разглядывать девочку: гладкая, слегка загорелая кожа, маленькие ушки, вздернутый носик, тонкие пальчики перебирают широкий ворот кофты, а ее глаза изучают его. Как странно, они изучают друг друга.

– Место жительства деревня Малиновка, какое сладкое название, далеко, наверное.

– Да, не близко.

Катя выхватывает из рук этого странного мужчины паспорт, снова запихивает в сумочку лежащие на стойке вещи. Ее порядком стали раздражать этот насмешливый тон и слишкам долго изучающий ее документ мужчина. Она, в конце концов, не в ЗАГС с ним собралась, а, всего лишь, хотела найти работу. И, вообще, кто он такой? Отдел кадров?

Она хотела было уже развернуться и пойти в сторону огромной сумки, которая лежала в углу под большой кадкой с пальмой. Но ее потянули за руку, в момент стало совсем жарко, его прикосновение обжигало. Катя уставилась на руку, держащую ее локоть, потом на мужчину.

– Подожди, Екатерина из сладкой деревни Малиновка, я тебя чем-то обидел? – тот, кого эта противная Наталья назвала Станиславом Вадимовичем, улыбнулся и стал еще моложе, чем выглядел.

– Нет, но я же не мартышка в зоопарке, чтоб меня рассматривать, разглядывать и изучать. Если у вас нет для меня работы – не беда, я найду в другом месте, я никакой работы не боюсь.

– Извини, я не хотел тебя обидеть. Приходи завтра утром, мы что-нибудь тебе подберем.

– Но, Станислав Вадимович…– Наталья хотела что-то сказать, но ее перебили.

– Наталья, займитесь, пожалуйста, своим делом. Вас ждут гости клуба. А завтра, когда Екатерина придёт, проводите ее ко мне в кабинет. Хорошо?

– Да, Станислав Вадимович.

И правда, около стойки респешена уже толпился народ, чтобы сдать или обменять свои клубные карты на браслеты.

– Хорошо, спасибо, я приду.

Катя заулыбалась, показав на щеках маленькие милые ямочки, а Стас сглотнул, резко развернулся и ушел в том направлении, куда шли все получившие яркие браслеты с ключиками.

– А кто этот Станислав Вадимович?

– Один из совладельцев клуба «Олимпия».

– Мммм…никогда раньше не видела владельцев такого богатства.

Глава 2

Возвращаясь вечером домой после тренировки, Стас остановился возле своего подъезда, потому что около него на огромной дорожной сумке сидела знакомая девушка. Это была Мельникова Екатерина из деревни Малиновка. На ней был всё тот же забавный свитер, длинная юбка с котятами и туфельки без каблуков.

Она сидела, перебирала пальцами вязаный рукав и о чем-то грустила. «Такое чувство, что она меня преследует»,– подумал Стас,– «причем и мысленно, и физически». Все три часа, пока длилась тренировка, он думал об этой странной девочке. Её синие глаза не давали покоя, кукольное личико, вздернутый носик, а еще любопытство в глазах и упорство, с которым она осаждала Наталью.

Он пообещал ей завтра что-нибудь подобрать, но даже ума не приложит, что именно может ей предложить. Может, посадить ее на ресепшн? Пусть Наталья поднатаскает девчонку, ну, не может он теперь отказаться от своих слов.

Тем временем девушка все еще сидела, опустив голову, что-то разглядывала в своем стареньком телефоне. Но когда Стас подошел ближе, она вскинула голову, подскочила на ноги и с удивлением уставилась на мужчину. Во взгляде удивление сменился вопросом, а потом настороженностью.

– Вы… вы… что, меня преследуете? – Катя даже начала заикаться от негодования.

– Екатерина, не говорите ерунды, вообще-то, я живу в этом доме и именно в этом подъезде.

– Вы живете здесь? – она указала рукой на обшарпанную дверь подъезда.

– А что вас так удивляет? Да, именно здесь и живу.

– Но та девушка в клубе, Наталья, сказала, что вы владелец клуба. А владельцы не живут в старых пятиэтажках. Они живут в роскошных особняках.

– Откуда вам известно, где они живут? Вы, Екатерина, со многими знакомы?

Девушка покраснела, прекрасно понимая, на что этот мужчина намекает, опустила глаза, но потом вскинула острый подбородок и поправила волосы.

– Нет, в кино видела,– сказала с вызовом.

– Это что за такие фильмы вы смотрели? Для взрослых?

Стасу так нравилось злить эту своенравную особу, он видел, как она то краснеет, то бледнеет, то дует щеки от возмущения. В итоге топнула ногой, отвернулась и замолчала. А он чуть не рассмеялся в голос. Обошел ее кругом и заглянул в лицо, Катя надула губы и демонстративно не смотрела на Стаса.

– Так что ты здесь делаешь, Екатерина?

– Вы, может быть, мне не поверите, но в этом подъезде живет моя тетка, точнее, тетка с дочкой. Мой дед и бабка тетки, когда-то давным-давно, были в браке, представляете, там что-то фиктивное было или на спор, точно уже никто не помнит, – Катя затараторила с блеском в глазах, словно рассказывая увлекательную историю, а история и правда была увлекательной, словно сюжет ток-шоу или сериала. – Так вот, они поженились, что-то там у них не сложилось, и эта бабка ушла к другому. Во, нравы были, а говорят, что сейчас молодежь распущенная. Она ушла, но вскоре выяснилось, что беременная, но совершенно не от мужика своего нового, а от деда моего. А дед, тот еще ходок и кобелина был, уже нашел себе другую женщину. Осерчал, стало быть, на бабку, ну та, в свою очередь, плюнула на него и осталась с тем мужиком, но с его ребенком. Уфффф…. История, хоть роман с них пиши.

– Так, и что было дальше? – Стасу была не столько интересна сама история, сколько то, как Катя ее преподносит. Глаза блестят, на щеках румянец, она размахивала руками, постоянно поправляя длинные рукава свитера. И так смотрела в глаза Стасу, что у того подкашивались ноги, но не от силовой тренировки, а от синих глаз девушки.

 

– Ну что дальше, да ничего интересного. Дед еще не один раз женился, заводил детишек, но жены от него уходили вместе с детишками, характер просто паскудный у него. А бабка, вот, родила тетку, которой нет дома, и не будет еще неделю. На даче она, сезон закрывает.

Катя отвернулась, вздохнула и села на свою огромную сумку.

– А мне вот ну никак нельзя обратно в деревню, я слово дала.

– И как же быть?

– Да не переживайте вы так, Станислав Вадимович, сестру сижу жду, теткину дочь, обещала приехать, как два часа назад, ключи привезти, но все нет.

– Можно просто Стас.

– Как это просто Стас? Вы же мой будущий начальник. Так с начальниками нельзя.

– Тоже в кино показывали? Но мы же еще не на работе, и я не начальник. Так что давай просто по имени, я – Стас, а ты – Екатерина, договорились?

– Катя, можно просто Катя, Екатерина – слишком серьезно.

Эта девушка все больше нравилась Стасу, такая живая, активная, без пафоса и кокетства. А еще, она возбуждала его, эта длинная шея, ямочки на щеках, когда улыбается, влажные губы и большие синие глаза.

– Извини, у меня вопрос совершенно не по делу. Почему ты в теплом свитере? Тебе не жарко?

– Жарко, но когда я его сняла, все очень странно на меня смотрели, точнее, пялились.

– Ты можешь его снять, если тебе жарко, я точно пялиться не буду.

Катя начала стягивать с себя это бесформенное чудо, но уже на половине пути Стас пожалел, что разрешил ей это сделать. Под ним была самая обыкновенная белая майка, а вот под майкой не было бюстгальтера. Хороший полный второй размер груди, даже чуть больше второго, с четким контуром ярко-розовых сосков, был плотно обтянут хлопчатобумажной тканью.

Майка была заправлена в эту забавную юбку с котиками и, наверное, на фоне узкой талии грудь казалось больше. Стас повел головой, осматривая двор на наличие мужчин половозрелого возраста, сглотнул скопившуюся во рту слюну, хотел подойти к девушке.

Катя, словно вздохнув с облегчением, подняла голову и руки вверх, потянулась, а у Стаса встал член. Так срочно захотелось поднять эту проклятую майку, впиться губами в этот сосок, который, словно спелая ранняя вишня, так и манил к себе. Но Катя, словно ничего не замечая, глубоко дышала, грудь вздымалась, Стас дурел.

И откуда у него взялись эти примитивные инстинкты? Такая конкретная реакция именно на эту девушку. Да, секса не было давно, но не то чтоб дано, и это никогда не было поводом так вот открыто реагировать. Точно, колдовство какое-то.

Глава 3

– Так, нечего тут стоять. Пошли.– Стас хватает огромную сумку, что стояла прямо на пыльном асфальте, берет девушку за руку и тянет в подъезд.

– Куда пошли? Тетки же нет дома!

– Пойдем ко мне, неизвестно, сколько еще ждать твою сестру. Позвонит тебе, как приедет.

Сумка была тяжелая, нести ее на пятый этаж было неудобно, но такая физическая нагрузка отвлекала Стаса от эротических мыслей.

– Что там у тебя такое в сумке, мешок картошки, прямо из деревни? Как ты, вообще, тащила такую тяжесть?

Стас обернулся, окинул хрупкую фигуру девушки оценивающим взглядом, снова застыл на груди, так отчетливо выпирающих сосках. Грудь сверху была еще аппетитней и желаннее, отвернулся и быстрее зашагал по лестнице.

– Вот, теткина квартира,– Катя ткнула пальцем в квартиру с номером двадцать семь на четвертом этаже, которая как раз находилась под квартирой Стаса.– Она говорила, что живет в двадцать седьмой. А ты ее, случайно, не знаешь?

– Кого? Тетку твою?

– Ага, Зинаиду Михайловну?

– Нет, не знаю, может, конечно, видел когда-то. Так что в сумке?

– Ничего особенного, гостинцы – соленья, варенья. Все свое, все натуральное, сама катала, с дедом.

– Кулинарка, значит.

– Что?

– Да так, ничего, мысли вслух. Катя, достань, пожалуйста, у меня в кармане джинсов, справа, ключи от квартиры.

Они уже поднялись на пятый этаж, Стас не хотел ставить сумки, решил, пусть девушка откроет. Но это была вторая плохая идея за последние пять минут. Катя, совершенно не смущаясь, принялась выполнять просьбу, ее маленькая ладонь легко проникла в карман джинсов. А Стас понял, что сейчас она нащупает не только ключи от дома, но и его внушительный стояк.

Скрипнул зубами, попытался отодвинуться в сторону, но Катя настойчиво углубляла ладонь в карман, шаря в нем, пытаясь нащупать ключи. Она подошла еще ближе, ее грудь соприкоснулась с плечом Стаса. Член в штанах напрягся еще больше, был смещен как раз в сторону этого кармана. Девушка застыла на месте, покраснела, закашлялась, но все-таки достала ключи. Отвернулась и начала открывать дверной замок.

Катя прекрасно поняла, что там было такое твердое у Стаса в штанах, как раз именно в области паха, уж не совсем она малолетняя, чтобы не понять. Книжки читала, кино смотрела, хоть и не была никогда с мужчиной близка. Да, она смутилась, но, что самое странное, не испугалась, как того мужика в поезде, который зажал ее в тамбуре, схватил руку и прислонил к своему паху. Тогда было реально страшно и мерзко.

– Я считаю, что это не совсем удобно – стеснять вас,– Катя снова перешла на вы, волновалась и все никак не могла справиться с мудреным замком.

– Неудобно на улице сидеть.

Наконец, замок поддался, дверь открылась. Катя прошла вперед, развернулась, тут же натыкаясь на широкую грудь Стаса, подняла голову и вопросительно заглянула в его глаза. А Стас снова замер, разглядывая Катины огромные синие глаза. Он, видимо, отупел окончательно, а еще стал озабоченный. Какая ирония, тупой и озабоченный совладелец клуба. А вроде с утра был умным парнем. В прихожей сразу стало тесно и душно.

– Проходи, я твою сумку отнесу в комнату.

Катя прошла, на ходу разглядывая скромное жилище Стаса. Светлые обои, светлый пол, минимум мебели, две двери в комнаты, кухня и совмещенный санузел. Стас открыл одну из дверей, там оказалась спальня, поставил сумку рядом с кроватью.

– Отдохни здесь, можешь принять душ, я что-нибудь приготовлю поужинать, ты, наверное, голодная.

– Ой, что ты, не надо, я уверена, Саша скоро привезет ключи.

– Я на всякий случай, вдруг тебе захочется освежиться. В шкафу свежие полотенца и белье.

– Спасибо, но, думаю, это лишнее.

Стас старался не смотреть на ее грудь, развернулся и быстро ушел на кухню.

Но как только Катя села на пушистый плед, которым была заправлена широкая кровать, навалилась усталость. В большом зеркале шкафа-купе напротив, в отражении, была девушка с запутанными распущенными волосам и уставшими глазами. Тяжелый выдался день для Екатерины Мельниковой, да и, вообще, последняя неделя была просто ужасной. Похороны деда, сборы в город. Ей так не хотелось покидать свой дом и родную маленькую деревню, но она дала слово.

Пообещала деду, который воспитал и вырастил ее, что уедет в город, что не станет «хоронить» себя в забытой богом деревушке, что пойдет учиться, что будет жить полной жизнью, как живут девушки ее возраста. Ходить в кино и на дискотеки, встречаться с парнями, путешествовать, заводить друзей. А не считать своим самыми большими друзьями маламута по кличке Снежоки и Григория Иваныча – друга деда и ее крестного. Общаться с нормальными людьми своего возраста, а не с местными стариками и алкашами.

– Вот, сейчас опять начну реветь,– Катя схватилась ладонями за щеки, успокаивая себя.– Все хорошо, у меня все получится, я справлюсь. Это всего лишь город, хотя в лесу, с дедом, было не так страшно, как одной среди большого количества людей.

Телефон молчал, за окном уже темнело, Саша, дочь ее тетки, так и не позвонила. Она набрала сама еще раз номер тети, но ее телефон был отключен. Но принять душ хотелось ужасно. Катя не полезла в чужой шкаф, а открыла свою сумку, достала полотенце, халат. Тихо открыла дверь, прошла.

Стас чем-то гремел на кухне, она заглянула туда, увидела голую мужскую спину, Стас уже успел переодеться, был в домашних штанах, без футболки. Широкая спина с четко прорисованными мышцами, они играли под кожей, перекатывались. Катя никогда не видела вживую таких мужчин, а когда он повернулся к ней, показывая плоский живот с кубиками пресса и сильные накачанные руки, она закашлялась.

– Все в порядке, Кать?

– Да-да, все хорошо. Я в душ.

Катя быстро заскочила в ванную, захлопнула дверь и прислонилась к ней спиной. Было жарко и не хватало воздуха, быстро скинув одежду, девушка забралась в душевую кабину, стараясь ничего не сломать, включила воду. Пожалела, что не захватила свой гель для душа, нашла на полке гель Стаса, выдавила часть, в нос ударил резкий запах хвои.

Руки легко заскользили по мокрой коже, запахом хвои было пропитано все вокруг, он летал в воздухе, проникал в поры, кружил голову. Катя не понимала, что с ней происходит, грудь налилась, к ней было приятно прикасаться, слегка ныл живот, словно перед критическими днями. Перед глазами стоял Стас с обнаженным торсом, а еще вспомнила, как нащупала что-то твердое в его джинсах, когда искала ключи.

Глава 4

У Стаса на кухне все валилось из рук. Фантазия разыгралась со страшной силой, он представлял, как Катя стоит под теплыми струями воды, обнаженная. Высокая грудь, набухшие соски, она втирает в кожу гель для душа, ее руки легко скользят по телу, плоскому животику, проникая в самые заветные складочки.

У него почти два месяца не было секса, он готов был кончить в любую минуту, прямо на глазах девушки, если она продолжит и дальше ходить перед ним в этой развратной майке. Член стоял давно, яйца болели, Стас оттянул резинку домашних брюк, посмотрел на набухшую, влажную от выделений головку. Плотно сжал зубы, вода в ванной продолжала литься, отложив нож, чуть отошел за холодильник, к раковине.

Сжал член рукой, кровь от головки отхлынула, кулак заскользил вниз. Стас запрокинул голову, спустил штаны ниже, расставляя ноги. Яйца поджались, он прошелся по ним ладонью, снова вернулся к члену. Вода в душе лилась, он стал ускорять темп, сильно натирая чувствительное место под головкой. Он наяривал свой стояк так, как не делал этого с семнадцати лет, когда подглядывал за соседкой в общем душе коммунальной квартиры. Кончил быстро, себе в кулак, громко выдохнул, сердце бешено билось.

– Я все, – совсем рядом раздался Катин звонкий голос.

Стас дернулся, больно ударился головой об холодильник. Быстро заправил еще возбужденный член в штаны, включил воду, подставил руку, смывая сперму. Мочал, просто не мог подать голос, чувствуя, что его все еще трясет от возбуждения.

Катя появилась рядом, заглядывая в его лицо.

– Стас, тебе чем-то помочь?

– А, что? Не слышал тебя, вода шумела.

Он так правдоподобно врал, что верил сам себе. Но когда все-таки повернулся, совсем рядом увидел Катю, мокрые волосы были замотаны высоко на затылке, вода блестела на коже, мелкими капельками, на шее и в ложбинке грудей.

Она смотрела прямо в глаза Стасу, мило улыбаясь, показывая ямочки на щеках. На ней был забавный халатик, белый в красный горох, и снова ткань плотно облегала идеальную грудь. А еще от нее пахло его гелем для душа – хвоей и чуть мятой, в одну секунду он подумал о лесной фее, а Екатерина и есть та фея.

– Давай, я тебе помогу. Что сделать? Я все умею.

Стас бы сказал, что ей сделать, но боялся, что этого она еще не умеет.

– Я начал резать салат, извини, у меня мало что есть в холодильнике, я практически не ужинаю дома. Есть только куриная грудка с овощами и вот, салат с помидорами и огурцами.

Катя подошла к столу, начала ловко нарезать овощи, халат был не слишком коротким, но эти игривые горошки так красиво колыхались на упругой попке, что Стас снова залип.

–А почему ты не ужинаешь дома? Мужчина должен хорошо кушать, сытно, много, так говорил мой дед. Сытый мужчина – довольный мужчина.

– Твой дедушка совершенно прав. Но я по вечерам, обычно после тренировки, или в кафе клуба ужинаю, или дома, что-то белковое и не калорийное.

– Оооо….как все серьезно у тебя с питанием. У меня все проще, я ем все.

Грудка с овощами разогрелась, салат был готов. Уселись за кухонный стол друг напротив друга, Катя сразу накинулась на еду, ела с аппетитом. А Стас задумался о том, как давно он живет один, и как странно сейчас видеть на кухне этой перевалочной квартиры совершенно незнакомую, но так гармонично вписывающуюся в нее девушку.

– Почему эта квартира такая необжитая? Ты здесь недавно?

– Почти четыре месяца, да мне много не надо, я практически не бываю здесь, постоянно на работе. Новый клуб, раскрутка идет полным ходом, но надо много еще сделать. Да и не хочется некоторые вещи взваливать на партнера, у него скоро прекрасное событие – рождение ребенка. Я купил для родителей дом, на что-то приличное себе не хватило, вот, живу здесь.

 

Кате снова стало грустно, она отложила вилку, вспомнила их с дедом дом, который она оставила на Иван Иваныча и Снежка. От Иваныча, конечно, толку мало, вся надежда на Снежка. Где-то в другом конце квартиры громко зазвонил телефон, Катя подскочила со стула, убежала в комнату, но вернулась через пару минут совершенно расстроенная.

– Сашка не приедет.

– Сашка – это кто?

– Это дочка моей тетки, той, которая на даче сезон закрывает.

– С ней что-то случилось?

– Не знаю, сказала, что срочно уехала к своему парню, в другой город. Что же мне теперь делать?

– А что ты вообще хотела делать, приехав в город?

– Устроиться на работу, снять жилье, первое время надеялась пожить у тетки, а на следующий год попробовать поступить в университет, или куда душа ляжет. Я очень животных люблю.

Катя тихо говорила, склонив голову, тонким пальчиком что-то чертила на столе, Стас накрыл ее руку своей ладонью, слегка сжал, проводя по кисти большим пальцем. Кожа была нежная и гладкая. Катя посмотрела на его руку, но свою не одернула, ей были приятны эти прикосновения, ей был приятен этот мужчина. Такой красивый, сильный, уверенный и добрый, а еще, наверняка, он нежный. “Он бы понравился деду”, – эта мысль промелькнула в голове и снова вызвала грусть.

– Мне, наверное, надо идти, найду гостиницу, переночую там, а завтра что-нибудь придумаю.

– Вроде умная девушка, а несешь ерунду. Останешься здесь столько, сколько будет нужно. К тому же, завтра у тебя собеседование, очень требовательный работодатель, даже не знаю, что он может придумать и что спросить.

– Ты считаешь?

– Уверен, мне ли его не знать.

– Я уверена, что понравлюсь ему.

Они одновременно громко рассмеялись, так искренне и открыто, и так же одновременно замолчали. Катя принялась доедать салат, Стас включил чайник. Повисла неловкая тишина.

– В шкафу возьмешь белье, я лягу в другой комнате.

– Ой, нет, что ты, я так не хочу тебя стеснять.

– Катя, ляжешь там, где я сказал, это не обсуждается. Ты меня совсем не стесняешь.

– Хорошо, как скажешь, босс.

Выпив чаю, Катя ушла в спальню, сменила белье, легла, укрывшись теплым одеялом. Снова стало грустно и тоскливо, она теперь совершенно одна на этом свете, деда больше нет. Она очень любила его, строгого, справедливого, заботливого, а еще очень честного.

Он не выносил ложь, фальшь, всегда учил ее быть честной перед людьми, перед самой собой. Наверное, именно поэтому у нее в жизни так все не складывается. Говорит, что думает, лезет, куда не просят. Было еще не поздно, но девушку свалила усталость, она закрывала глаза, а видела улыбку Стаса, и улыбнулась в ответ, засыпая.