3 książki za 35 oszczędź od 50%

Глубокое наслаждение

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Глубокое наслаждение
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Ты не мог бы слегка приподнять голову, да, вот так, спасибо.

В залитой светом просторной мастерской, заставленной картинами, скульптурами, рамами, пустыми холстами, с запахом краски и пыли, шел творческий процесс.

– У тебя очень красивое имя.

– Да, родители большие оригиналы, – молодой человек, что стоит на небольшом постаменте, подняв одну ногу на тумбу, невольно улыбается.

Он совершенно обнажен, лишь бедра прикрывает легкая белая ткань, а на темных волосах золотой лавровый венок.

– И у тебя очень красивая улыбка.

Парень слегка краснеет и улыбается снова. Ему нравится приходить в эту мастерскую, несколько месяцев назад ему написали в одной из социальной сети, предложили подработать натурщиком.

Неплохая подработка для двадцатидвухлетнего студента факультета физической культуры и спорта. И вот уже два месяца он приходит несколько раз в неделю к этому молодому мужчине, успешному художнику и скульптору, чтобы позировать для его новой работы.

– Как я уже тебе говорил, я готовлю серию работ в античном стиле. Ты, Давид, идеально подходишь под образ молодого бога, сошедшего с Олимпа. Не устану повторять, но у тебя очень красивое тело. Ты словно сам Давид Микеланджело. Живое воплощение этой безупречной и гениальной работы.

– Тогда вы сами Микеланджело. Спасибо, Александр Владимирович.

Мужчина лепил идеальную фигуру своего идеального натурщика из белой глины. Четкие линии, плавные изгибы, мышцы, безупречный профиль. В нем все безупречно.

– Я просил называть меня без отчества, я всего лишь на десять лет старше тебя. Александр или просто Алекс.

–Да, хорошо.

Давид зашевелился, белая ткань сползла с его бедер, открывая взору член в спокойном состоянии, он лежал ровно на гладко выбритых яичках. Александр дольше, чем обычно задержал взгляд на головке, закрытой крайней плотью.

– Да, ты прав, здесь ужасно жарко.

Мужчина снимает с себя рабочую, перемазанную в глине футболку, смеется, чтобы разрядить обстановку, откидывая ее в сторону.

– У тебя тоже красивое тело. Занимаешься каким-то спортом? – Давид пытается поднять ткань, не уронив с головы венок, но получается плохо.

– Нет, не особо. Когда есть время, хожу в зал, но времени всегда не хватает, сам видишь, выставка на носу, а много работ не готово.

Александр обводит руками мастерскую, где местами царит полный хаос.

– Могу я тебя попросить не накидывать на бедра ткань. Если, конечно, тебя не смущает то, что ты ничем не прикрыт.

– Без проблем. И нет, меня не смущает. Кстати, могу потренировать вас в зале, я подрабатываю в одном в фитнес-клубе. Подберем программу.

– Да, было бы здорово. Спасибо.

Давид раскрывался сеанс за сеансом и переставал стесняться. Хотя удивительно, до чего скромный парень при его внешности. Обычно такие красавчики заносчивы и избалованны вниманием. Александр увидел его в университете, где вел пару лекций по просьбе друга. Парень был в центре внимания всех девочек потока. Хорошо сложен, приятная улыбка, красивое тело.

– У тебя не только красивое тело, но и красивый член.

Давид закашлялся и покраснел, опуская глаза на свой детородный орган. А Алекс снова засмеялся, продолжая работать с глиной. Но взгляд теперь смотрел только на член Давида и его аккуратно поджатые яички.

– У тебя есть девушка?

– Нет.

– Почему? Ты лукавишь, наверняка отбоя нет от девчонок. С твоей-то внешностью.

– Девчонок много, но как-то все не складывается.

– Они тебя не возбуждают?

– Не то чтобы, но это сложно объяснить.

– Я тебя смущаю своими вопросами?

– Нет, мне очень интересно с вами… с тобой.

Давиду нравился Александр. Высокий, крепкий, сильные руки, подкаченное тело, слегка отросшие темные волосы, зачесанные назад, челка постоянно падает ему на глаза. Он ее смахивал рукой назад и марал себя глиной.

– Но все-таки ты смущен. Это, наверное, из-за того, что я одет, а ты голый. Мы это исправим.

И мужчина, тут же зацепив двумя чистыми пальцами трикотажные брюки, спускает их вместе с бельем вниз, перешагивает босыми ногами, отодвигая одежду в сторону. Теперь он стоит, совершенно обнаженный, напротив такого же обнаженного натурщика.

Давид не успевает ничего сказать, только слегка приоткрывает рот от неожиданности и увиденного. Его обзору совершенно ничего не мешает, он видит дорожку из коротких темных волос, член, свободно свисающий ниже яиц, с крупной неприкрытой головкой.

Александр продолжает работать, член колышется от его движений. Давид не может отвести от него глаз, но все-таки отводит, сглатывая слюну. Не то чтобы он не видел голых мужчин, их полно, то в раздевалке универа, то в душевой фитнес-клуба. Но никто никогда не стоял перед ним специально голым и так открыто.

– А у тебя есть девушка? – чтобы как-то отвлечься от мыслей о мужских телах, Давид задал первый на ум пришедший вопрос.

– Нет, тоже нет. Была жена.

– Почему была?

– Тоже как-то не сложилось.

В помещении повисла тишина, в лучах падающего на пол лучей солнца летали пылинки. Давид снова вернулся взглядом к фигуре Александра. На его широкой груди тоже была темная растительность, но узкая дорожка, что уходит вниз к паху, его притягивала больше.

Опустив взгляд ниже, член был слегка увеличен, Давид резко вернулся к лицу Александра, замечая, что тот смотрит ниже его пояса, продолжая работать. Давид никогда не видел вживую эрегированный мужской член. Только в порно.

Хотя нет, было только раз, когда он случайно застал в душевой фитнес-клуба двух геев. Они целовались, ласкали друг друга, сжимая члены, терлись ими. Давид тогда сильно залип на эту картину. Но как ни странно, она не вызвала у него отвращения.

И вот сейчас, вспомнив тот случай, Давид не мог отвести глаз от члена Алекса, или даже прикрыть их. Перед глазами были два органа, возбужденных, налитых кровью, крупных. Сильные руки сжимали их, лаская то себя, то партнера, то одновременно сразу два.

– Тебе нравится то, что ты видишь?

– Что?

– Ты смотришь на мой член. Тебе нравится то, что ты видишь?

– Я не понимаю.

– Ты возбужден. Посмотри.

Давид смотрит на свой член, он на самом деле слегка возбужден.

– Извини, я не хотел.

Парень прячет глаза, прикрывает себя руками, выходя из образа бога Олимпа. Алекс откладывает инструмент, вытирает руки влажной тряпкой, медленно идет к Давиду. Его член тоже слегка возбужден, раскачивается на ходу. Подходит совсем близко.

– Так отчего ты возбудился, Давид? И убери руки, не закрывайся.

– Я вспомнил, глядя на тебя, как видел двух мужчин, они ласкали друг друга.

– Тебе понравилось? Только говори правду.

– Да.

Алекс встает рядом с Давидом на постамент, тянется рукой к его половому органу, проводит по нему пальцами.

– Что ты делаешь? – Давид резко отстраняется, испуганно смотрит на Александра.

– Только то, что тебе понравится.

Он снова делает шаг к парню, тот уже не отступает, следит, как рука мужчины накрывает его член. Ладонь поглаживает начинающий возбуждаться еще больше орган, слегка задевая яички. Давид глубоко вздыхает, напрягается всем телом.

– Алекс, ты гей?

– Думал, что нет, очень долго сопротивлялся своим желаниям, но они иногда берут верх над моим здравым смыслом.

Он говорит медленно, тихо, продолжая поглаживать член. Давид задерживает дыхание, почти перестает дышать. Его накрывают эмоции, которые он не испытывал никогда ранее. Привлекательный мужчина ласкает его член, другая рука ложится на грудь, слегка щипля сосок.

– Ты бреешь грудь тоже?

– Нет, только внизу.

– Ты очень красивый там, внизу. Такие гладкие яички и все вокруг.

Пальцы Алекса сжимают яйца Давида, несильно, но ощутимо, так что член дергается, вставая по стойке смирно. Алекс наклоняется, проводит по шее парня языком, оставляя влажный след. Целует, всасывая кожу губами. Давид стонет от неожиданности, не знает, куда себя деть, поднимает руки и тут же опускает.

– Потрогай меня, так же как я трогаю тебя. У меня стоит лишь оттого, что я ласкаю и целую тебя.

Давид опускает глаза, видит внушительных размеров член, он возбужден, но еще не полностью. Дотрагивается до него рукой, сжимая ствол, ведя по нему вниз. Он помнит, как те мужчины в душе ласкали друг друга. Он знает, как надо это делать.

– Да, ты знаешь как. Трогай меня так, как ты часто трогаешь себя.

– Откуда ты знаешь?

– Ты часто смотришь гей-порно, тебе безумно нравится то, что ты видишь. Как молодые парни берут в рот и сосут члены друг друга, как вылизывают анусы, а потом ебут друг друга, выплескивая свою сперму вглубь прямой кишки.

Алекс сильнее наглаживает член Давида, сжимая набухшую головку, оттягивая крайнюю плоть, что ее закрывает. Под головкой слишком чувствительная и тонкая кожа, Давид вскрикивает.

– Алекс…а-а-а-а-а…боже.

– Ты такой чувствительный мальчик. Присядь на тумбу, разведи ноги.

Давид садится, член стоит, подрагивая, на темно-розовой головке влага. Алекс встает сбоку на колени, обхватывая яички парня рукой, а другой беря член у основания, направляя его в свой рот.

– Что…что ты делаешь, Алекс?

– Чшш, не паникуй, малыш.

Алекс берет налитую кровью головку в рот, слегка посасывает как леденец. Открывает рот шире, берет глубже, до самого горла, наглаживая рукой мошонку. Член Давида не слишком крупный, входит почти до гортани, Алекс делает несколько поступательных движений и вынимает, облизывает ствол, спускается к яичкам, втягивает каждое губами.

Давида переполняют эмоции, с ним никогда такого не было. Он стонет, не в силах сдержать себя, подается бедрами вперед, выгибаясь дугой.

– Боже…Алекс…а-а-а-а…я скоро кончу. Остановись…, пожалуйста.

Но Алекс и не думает останавливаться, расслабляя горло, дыша только носом, делает заглот. Головка проталкивается через узкое пространство, Давид не в силах сдерживать подступающую сперму, начинает кончать. Семени очень много, член пульсирует, выбрасывая все новые и новые порции белой и густой массы. Алекс принимает все до капли, обсасывая и вычищая член Давида досуха.

 

– Алекс, господи, я кончил тебе в рот, только что. Это невероятно.

– Тебе понравилось?

– Боже, да! Конечно, да!

– Ты доставишь мне такое же удовольствие?

– Я не знаю. Я не умею.

– Ничего сложного, просто возьми его в рот.

Глава 2

Алекс встает на ноги, его возбуждённый член напротив лица Давида. Парень берет его в руку, член большой, с красивыми выпирающими венами, с багровой, словно гриб, головкой.

– Поласкай его, видишь, как он возбужден и хочет в твой ротик.

Алекс гладит парня по голове, поправляя на нем золотой лавровый венок. Давид двигается ближе, после пережитого оргазма чистый адреналин бежит по венам. Он никогда не брал в рот мужской член, но он очень хочет доставить Алексу такое же удовольствие, какое тот доставил ему.

Ведет по стволу языком, обводя выпирающую головку. Вбирает ее в рот, как это делал Алекс, она крупная, но он насаживается ртом, сколько может, и снова ее вытаскивает. Облизывает, причмокивая, лаская уже поджатые яички.

– Полижи их. Оближи мои яйца.

Давид опускать голову ниже, придерживая член, лижет языком бархатную кожу, всасывая, издавая хлюпающие звуки, разносящиеся по всей мастерской. Он никогда такого раньше не делал, но он интуитивно знает, как надо делать, чтобы доставить удовольствие.

Алекс дуреет от такой ласки, как долго он хотел этого мальчика. Он так часто дрочил в душе, представляя его на коленях, с его стояком во рту. Но фантазии ограничивались не только этим, были и более смелые, которые он обязательно воплотит в жизнь. И Давиду они точно понравятся.

– Да, вот так, молодец. А теперь возьми его в рот, весь. Только спрячь зубки.

Давид берет, как можно глубже, но член большой и не входит, вызывая рвотный рефлекс. Алекс держит парня за голову, аккуратно вбиваясь в его глотку.

Он не сопротивляется, принимает его, по щекам уже текут слезы. Алекс стонет, наблюдая за всем происходящим сверху. Как по этому красивому и идеальному лицу льются слезы, пока его член врывается в этот девственный рот.

– Дыши носом, Давид, носом.

Толчки становятся агрессивнее, Давид хочет отстраниться, но Алекс не дает. Член становится во рту ещё больше, перекрывая весь поток кислорода. Мужчина резко вынимает его, дрочит одной рукой, раздувшаяся головка мелькает в кулаке.

Давид видит все это сквозь пелену слез, жадно глотая воздух. Что-то теплое и вязкое льется ему на лицо, через долю секунды он понимает, что Алекс кончает, выплёскивая потоки своей спермы прямо на его приоткрытый рот.

Он помогает ему рукой, обхватив его руку с зажатым в ней изливающимся членом. Алекс хрипло стонет, ноги держат плохо, подкашиваются от мощного оргазма. Сперма стекает по подбородку Давида на пол, между широко расставленных ног мужчин.

– Слижи все.

Давил покорно берёт в рот еще не опавший член. У него необычный вкус, слегка солоноватый от спермы, собирает языком ее остатки. Вылизывая каждую складочку и венку. Особо тщательно обсасывая головку.

– Я смотрю, тебе очень нравится вылизывать меня. У тебя снова стоит.

Глава 3

Да, Давид снова возбудился, молодой организм быстро восстанавливается, он наглаживает свой член, вычищая член Алекса.

– Ложись на тумбу, возьми колени в руки, я хочу поласкать тебя еще.

Давид покорно ложится, его ягодицы на самом краю, ноги призывно разведены, открывая доступ к яичкам и анусу. Алекс снова опускается на колени, проводит руками по бедрам, словно делает массаж.

Ласкает член, мошонку, ласкает долго, пока Давид не расслабляется окончательно. Теперь уже легкие поцелуи покрывают бедра, Алекс спускается губами до самого ануса.

Скользит по тугому колечку языком, Давид теряется в ощущениях, волна мурашек проносится по телу, член уже начинает ныть. Но Алекс продолжает свою сладостную пытку, теперь уже язык проталкивается, а сфинктер предательски открывается под его напором.

Алексу самому безумно нравится видеть такую откровенную реакцию Давида на его ласки. Он понимает, что он первый его мужчина, а парень очень чувствителен и так легко возбудим.

У него так много впереди новых открытий и безумных оргазмов, и он готов все это ему дать. Мужчина сношает языком несколько минут эту девственную попку. Пока Давида не начинает потряхивать в приближающемся оргазме.

– А-а-а-а-а-а…Алекс…я сейчас снова кончу…не могу больше.

Язык сменяет указательный палец, Алекс видит, как дрожит член, как напряжен живот Давида. Палец входит через силу, смоченный слюной, он проталкивается дальше.

Давид держит свои разведенные в коленях ноги, член пульсирует между них. Алекс трахает его попку пальцем, беря другой рукой член, поглаживая, словно успокаивая.

– Нет, только не трогай…а-а-а-а-а-а… я так кончу…ох-х-х-х…не трогай, умоляю.

– Какой чувствительный мальчик. Да, кончи для меня.

К одному пальцу прибавляется второй, растягивая, поглаживая внутренние стеночки прямой кишки. Член взрывается в руке фонтаном спермы, Давида выкручивает сильнейший оргазм, он выгибается дугой, вырываясь из рук Алекса, который продляет его оргазм, продолжая его мастурбировать. Парень кричит и теряет сознание.

– Да ты просто находка, мой мальчик.

Алекс нежно поглаживает его бедра, живот, размазывая по коже теплую сперму. Собирает часть ее и наносит на пульсирующее колечко ануса, втирая, слегка углубляясь.

Глава 4

– Ну что ты, очнись, малыш.

Алекс заботливо обтирает лицо Давида смоченной в прохладной воде тканью. Приподнимает его голову.

– Попей, станет лучше.

– Я что, потерял сознание?

– Было такое, да.

– Потерял сознание от оргазма?

– Да, – Алекс улыбается, поглаживая парня по груди. – Смотри, ты весь в своей сперме. Был немыслимый фонтан, я такого еще не видел. Ты всегда падаешь в обморок во время оргазма? Мне стоит постелить ковровое покрытие?

– Ты смеёшься надо мной, Алекс.

– Нисколько давай садись, выпей воды.

Давид садится на постамент, его ноги свисают на пол, голова слегка кружится, его ведет в сторону, но Алекс придерживает за плечи, протягивая стакан воды. Парень пьет жадными глотками.

– Что ты сделал со мной, что я отключился? У меня никогда такого не было.

– Я не делал ничего такого, чтобы тебе не понравилось. Ты очень восприимчивый, впечатлительный и чувствительный. Слишком нежная кожа, слишком отзывчивый на ласки.

Алекс гладит парня по спине, нежно проводя рукой по шее, слегка ее массируя. Давид расслабляется, напряжение спадает. Он кладет свою руку на бедро Алекса, его кожа теплая, ведет по внутренней стороне бедра. Задевает поджатые яички, смотрит, член у Алекса напряжен, он ведь так и не кончил, когда Давид потерял сознание.

– Тебе неудобно, давай я что-нибудь сделаю.

Давид так озадачен и взволнован тем, что Алекс терпит свое возбуждение, что так и не смог получить удовольствие. Но мужчина в ответ только улыбается. Берет Давида за руку и куда-то ведет через всю мастерскую.

– Пойдем, надо принять душ.

Его член колышется на ходу, но и не собирается падать. Подкаченные ягодицы и бедра, плоский живот. Он само воплощение настоящего мужчины, самца. Давид ни за что бы не подумал, глядя на него, что этот мужчина предпочитает в сексе тоже мужчин.

Они проходят несколько помещений, заходят в небольшую душевую. Кабинки нет, но отдельное пространство выложено мелкой черно-белой кафельной мозаикой. Алекс что-то крутит на стене и сверху начинает литься тропический дождь.

– Можно вопрос?

– Конечно.

– Ты сразу понял, что тебе нравятся мужчины?

– Нет, я был женат. Жил с женщиной, но периодически меня очень привлекали мужчины. Однажды я перестал сопротивляться этому влечению и расслабился, получая только удовольствие.

– И теперь тебя совершенно не привлекают женщины?

– Практически да, но если хочешь, мы можем пригласить девушку к нам двоим. Ты сможешь понять, с кем твои ощущения сильнее, острее и красочнее.

Мужчины шагнули под воду, горячие струи смывали с тел остатки их удовольствия. Алекс взял флакон геля и протянул его Давиду. Аромат чего-то терпкого заполнил легкие, руки парня нежно заскользили по коже мужчины. Мощная шея, твердые мышцы, упругий пресс. Член был намылен с особой тщательностью.

Они стояли совсем рядом, Алекс видел, как Давид тяжело дышит, как уже дрожат его руки от возбуждения, как он закусывает нижнюю губу. Ему так хотелось, чтобы он сам его поцеловал. Давид словно прочел его мысли, поднял голову, сам потянулся губами к Алексу, накрывая их своими.

Продолжая намыливать член Алекса, Давид целовал его и не мог остановиться. Прижимался к его телу, терся своим возбуждением о его член. Он точно повторял тот момент, увиденный случайно в клубе. Ему это безумно нравилось, его это чертовски заводило и рвало башню.

Алекс сам с трудом оторвался от его губ, надавил на плечи, предлагая занять свой сладкий рот другим более важным органом. Давид опускается, вода

смывает с члена Алекса пену. Открыв рот как можно шире парень сразу глубоко заглатывает член, но он большой, и взять его весь не получается.

Скользит по стволу губами, всасывая кожу, помогает рукой, ласкает яички. Он словно одержимый, ему так хочется, чтобы Алексу было хорошо.

– Не протяну так долго. Вставай, идем.

Они выходят, вода выключается, Алекс кидает на пол ванны большое полотенце. Опускается на него, приглашая Давида.

– Ложись на спину. Разведи ноги, да вот так, шире. Не смотри на меня испуганными глазами, я не причиню тебе боль.

Давид не знает, что и сказать, но не может сопротивляться, его взгляд неотрывно следит за перевозбужденным членом Алекса, тот налился еще больше, головка стала багровой. В руках появляется тюбик, большая порция геля выдавливается на колечко ануса, пальцы размазывают его, втирая, нежно проталкивая внутрь.

Давид охает, но не отстраняется, прикосновения очень приятные. Снова гель, уже внутрь его анального отверстия, Алекс просовывает палец, но нет ни боли, ни дискомфорта. Палец проникает глубже, что-то задевая внутри.

– Ааааа…. Что это?

Член дергается, выделяя собственную смазку. По телу бегут мурашки, и снова это движение пальцем. Тело пробивает мягкая волна электрического тока. Давид теряется в ощущениях, но в его анусе уже два пальца, растягивают, подготавливают под член Алекса.

Он сам уже не может терпеть, но мальчика необходимо подготовить, чтобы не было первого неудачного опыта. Надо чтобы, он получил удовольствие, чтобы член Алекса в его попке был самым желанным, приносящим удовольствие.

Обильно смазывая обезболивающим гелем член, он пристраивает головку к входу в слегка разработанную попку. Толкается, но идет плохо. Давид зажимается, вскрикивает. Приходится брать его член в руки, поглаживать, слегка мастурбируя.

– Адекс…а-а-а-а… что ты делаешь…. Боже. Мне одновременно и больно, и приятно. Ааааа….ааааа.

– Давид, расслабься. Впусти меня, больно не будет.

Но парень словно в каком-то трансе, мотает головой, стонет. Алекс давит весом своего тела, сфинктер раскрывается, пропуская головку, Давид кричит, но Алекса уже не остановить. Он проталкивается вглубь, трогает член парня, чтобы отвлечь, но тот падает на глазах. Давид мотает головой, по щекам текут слезы.

– Потерпи, малыш, сейчас будет хорошо.

Член входит наполовину, Алекс готов излиться прямо сейчас в эту узкую прямую кишку, что заглотила его член. Он слегка меняет угол проникновения, намеренно задевая простату, Давид снова ахает от удивления. Еще движение, еще, Алекс раскачивается, лишь легонько проникая внутрь, задевая центр удовольствия.

– Оххххх…..оооо….боже Алекс….аааа.

Давид стонет, его член снова возбужден, боли больше нет, только одно желание. Он прислушивается к своим ощущениям, начинает тихонько качать бедрами навстречу, уже то впуская, то выпуская из себя член Алекса.

–Ты такой тесный и жаркий там, внутри. Не могу сдерживать себя.

Алекс сильнее сжимает член Давида, уже с силой вбиваясь в его анус.

– Я уже…сейчас…Алекс…ааа.

Алекс двигается быстрее, рука на члене Давида сжимается еще сильнее. Оргазм накрывает их одновременно. Алекс начинает изливаться, орошая стенки вибрирующей прямой кишки горячим семенем. В то время как Давид выгибает дугой спину, накрытый волной экстаза, он изливается в кулак партнера.