Дом трёх драконов. Желанная

Tekst
31
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Дом трёх драконов. Желанная
Дом трёх драконов. Желанная
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 22,03  17,62 
Дом трёх драконов. Желанная
Audio
Дом трёх драконов. Желанная
Audiobook
Czyta Людмила Шапочкина
13,78 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1
Мирабель

Звякнул телефон, и я посмотрела на экран. Спам-рассылка эзотерического сайта.

«Узнайте свою судьбу, нажмите на кнопку».

Не знаю, что меня сподвигло. Обычно я игнорировала подобные призывы, но сегодня коснулась пальцем кнопки. Картинка на экране смартфона изменилась:

«Предательство бьёт в сердце сильнее ножа».

– Девушка, приехали!

Дурацкое предсказание! Я отключила сотовый и, бросив на сидение купюру, выскочила из такси:

– Сдачи не надо!

И всё равно, что заплатила в два раза больше, чем следовало. Сегодня у меня за спиной выросли крылья. Весь мир казался воплотившейся сказкой. Небо слепило синевой, солнце пригревало, люди улыбались, а у фонтана меня ждал самый замечательный в мире мужчина. Даже несмотря на то, что я сильно опоздала, Тео улыбался.

Я бросилась ему на шею и прижалась к мягким губам в неловком поцелуе. Когда отстранилась, посмотрела в карие глаза своего парня и шепнула:

– Долго ждал?

– Только пришёл, – солгал он и вручил мне букет алых роз: – С днём рождения!

– Спасибо, – я уткнулась носом в гладкий атлас лепестков и вдохнула чарующий аромат. – Как пахнут!

Голова закружилась, даже ноги на миг стали ватными. Тео подхватил меня под руку и рассмеялся:

– Я лишь цветы подарил, а ты уже готова от радости в обморок упасть? Что же будет, когда получишь мой основной подарок?

– Упаду окончательно, – отчаянно краснея, смутилась я.

А сердце забилось в груди почуявшей свободу птицей. Меня переполняли страх и возбуждение, предчувствие чего-то невероятного, ведь сегодня, в день моего восемнадцатилетия, Тео обещал сделать меня женщиной. И намекал, что это будет нечто совершенно умопомрачительное.

Тео засмеялся и предложил мне локоть, за который я тут же уцепилась. От волнения не поняла, куда мы идём. Всё будто расплывалось, а по венам, казалось, растекалась палящая лава. Она концентрировалась внизу живота, и каждый шаг отдавался горячей пульсацией в средоточие женственности. Как странно.

Я много раз представляла, каким он будет – мой первый раз. Каждый раз, мечтая о Тео, я ласкала себя между ног, проводила кончиками пальцев по бархатным складочкам, нежно массировала пульсирующий бутон, достигая пика… Но мне было мало. Я давно желала большего.

И сейчас всё свершится! Едва не задыхаясь от переизбытка чувств и томного предвкушения, я чуть не повисла на руке Тео.

– Ты в порядке? – заволновался он.

– Да, – успокоила я и виновато улыбнулась: – Просто я очень волнуюсь.

– Не бойся, – обнял он меня. – Обещаю, тебе понравится.

– Не сомневаюсь, – снова краснея, выдохнула я.

– Ты же мне доверяешь? – лукаво сощурился Тео.

– Всецело!

Мне невероятно повезло познакомиться с таким замечательным парнем! Все подруги завидовали, когда он подошёл ко мне и предложил познакомиться. Высокий, красивый, с каштановыми волосами, карими глазами и очаровательной улыбкой, – он завоевал сердца всех. Но смотрел лишь на меня. И это было так приятно, что я не заметила, как влюбилась.

Я была готова на всё, но Тео не спешил. Мы договорились, что потерпим до момента, когда я стану совершеннолетней. И вот, наконец, этот день настал!

Тео вытянул из кармана чёрную бархатную ленту.

– Повернись ко мне спиной.

– Хочешь завязать мне глаза? – сердце ёкнуло, но я послушно развернулась. Пока он пристраивал повязку, спросила: – А зачем?

– Это же сюрприз, – опалил он моё ухо горячим дыханием. – К тому же… Когда глаза завязаны, остальные ощущения ярче. Сама поймёшь. Дай руку и ступай осторожно.

Я потянулась к Тео, вцепилась в его рукав. Хотелось схитрить, подсмотреть, но повязка сидела плотно – не было видно даже полоски света. Пол оказался неровным, я постоянно спотыкалась, а однажды возникло ощущение, что подо мной всё качается, словно мы внезапно попали на лодку. Только я хотела спросить, где это мы, как Тео произнёс:

– Пришли. Стой, – я послушно замерла.

Он шепнул:

– Теперь слушайся меня, хорошо?

Я кивнула.

– Мы находимся в комнате, – так же тихо проговорил он. – Она небольшая, но очень чистая. Я постарался найти хорошее место для сюрприза. Дверь я запер, нас никто не потревожит. Мы лишь вдвоём. Здесь есть только кровать и свечи. Чувствуешь их аромат?

Я втянула носом воздух и улыбнулась:

– Пахнет розами. Мой любимый запах.

– Да, они ароматические, – подтвердил Тео. – А ещё на кровати разбросаны лепестки. Идём.

Он взял мою руку и осторожно потянул за собой. Я подчинилась, ступая без опаски, всецело доверяя человеку, которому собиралась подарить свою девственность. Так и представляла себе маленькую комнатку, чёрные атласные простыни и множество свечей, тепло от которых сейчас ощущала на своей коже.

Да, Тео прав, ощущения обострились до предела. А дальше будет ещё жарче!

– Ты готова? – спросил Тео уже громче.

Наверное, мы отошли от двери, и можно не стесняться. Я кивнула, но Джосс попросил:

– Отвечай мне, я хочу слышать.

– Я готова, – голос мой дрожал от волнения. – Что мне делать? Раздеваться?

– Не-ет, – соблазнительно протянул Тео, и я ощутила прикосновение его губ к своей щеке. – Я тебя раздену сам. И буду спрашивать, а ты отвечай.

– Хорошо, – легко согласилась я на игру. – Что ты хочешь услышать?

Тео ласково провёл горячей ладонью по моей попе и, скользнув между ног, погладил лобок:

– Ты девственница?

– Сам же знаешь, – не сумела я скрыть смущения. – Но надеюсь, ты сдержишь своё обещание, и всё изменится.

– Не сомневайся, – от звука его хрипловатого голоса у меня внутри всё завибрировало, – Всё изменится.

И расстегнул пуговку на моей блузке. Поглаживая одной рукой грудь, другой продолжал освобождать меня от одежды.

– Сколько у тебя было парней? – продолжался допрос.

– Ты первый, с кем у меня серьёзные отношения, – призналась я, тая под его ласками. – Ты особенный, необыкновенный…

– Отвечай лишь на вопрос, хорошо? – он легонько сжал отвердевший сосок, и я ахнула от захлестнувшей меня волны наслаждения. – Ты трогала эрегированный член?

– Нет, конечно! – возмутилась я, и обиженно добавила: – Что за вопросы?

– Разве тебя это не возбуждает? – шепнул мне на ухо Тео. – Развратные разговоры – тоже прелюдия, моя девочка. Поверь, они возбуждают не хуже ласк. Я хочу, чтобы ты обнажилась передо мной не только телом, но и сердцем, душой, самыми потаёнными желаниями. И все твои фантазии мне понравятся, поверь. Доверься мне.

– Хорошо, – расслабилась я. – Ты прав. Это возбуждает, просто… Я стесняюсь. Говорить о таком не принято.

– Но я же твой Тео, – голос его пьянил, будто вино. Голова кружилась всё сильнее, а тело наполняла сладкая истома: – Ты позволяла кому-то прикасаться к своему лону?

– Нет, – разрывая оковы смущения, ответила я.

Возможно, Тео хочет знать, правду ли я говорила, когда утверждала, что девственна. Ведь многие девушки обманывают своих парней. Меня потянули за руку и осторожно уложили на что-то мягкое – видимо, кровать. Ощущая, как с меня стягивают джинсы, я прикусила губу.

Вот-вот всё случится. К моему лону прикоснётся мужская рука, а я приласкаю своего любимого. А эти вопросы наверняка для того, чтобы я не стеснялась и могла свободно сказать, что мне нравится, а что нет. Тео такой заботливый!

Последний кусочек ткани, скользнув по бёдрам, исчез с моего тела, и я задрожала. Туман в голове сгустился, в кончиках пальцев закололо.

– Погладь себя, – попросил Тео. – Я хочу посмотреть, как ты себя ласкаешь.

– Зачем? – удивилась я. – Думала…

– Мужчинам нравится смотреть, как женщина себя удовлетворяет.

Это оказалось неожиданным. Тео хочет посмотреть, как я мастурбирую? Наверное, я смогу… Да, смогу! А большему мой любимый научит.

Ощущая себя немного странно, будто сдавала своеобразный экзамен, я погладила свою грудь. Сжала соски, как недавно это сделал Тео, и услышала его хрипловатый голос:

– Да, детка. Вот так. А теперь внизу.

Удивительно, но возбуждение росло, по телу разливались волны жара. Да, мне определённо нравилось, что Тео смотрел на меня и желал, но сдерживался. Осмелев, я облизала палец и прикоснулась им к раскрывшимся от желания складочкам. Стон вырвался сам собой, когда я ощутила пульсирующий бугорок. Лишь провела по нему, а низ живота будто прострелило током. Я так остро и неожиданно быстро кончила, что зазвенело в ушах.

Тяжело дыша, хрипло рассмеялась:

– Ты был прав. Разговоры очень возбуждают. А теперь…

– А теперь, – громко перебил меня Тео и, сдёрнув закрывающую глаза повязку, закончил: – Открываем наш аукцион!

Я зажмурилась от полоснувшего по глазам света. От неожиданности сжалась на кровати и, щурясь, испуганно огляделась.

Затылок стянуло льдом, лёгкие будто скрутило и вывернуло. Я даже не смогла сделать вдох!

Кровать, на которой я сидела обнажённой, стояла на ярко освещённом возвышении, словно на чудовищной сцене. Полутёмный зал был заполнен круглыми столиками, напоминая обычный ресторан. Вот только я никогда не видела, чтобы их посещали хвостатые, рогатые или крылатые клиенты. А здесь были только такие! И от вида чудовищ темнело перед глазами.

– Где я? – с трудом пролепетала я немеющими губами. – Кто это? Тео…

– Девственница! – не обращал он на меня внимания. Расхаживал по «сцене» и нахваливал товар: – Из мира людей. Как вы сами видели, очень горячая самочка! Начальная цена – десять эдано!

Глава 2
Эрриан

Ещё на входе в здание аукциона обоняния коснулся весь смрад собравшейся там толпы. Меня едва не передёрнуло от необходимости туда войти. И виновники этой самой «необходимости» сегодня полетят обратно в Хэксон разбираться с гоблинами, напавшими на близлежащие к городу деревушки. Дело пяти минут, зато сколько с братцев слетит спеси. Заниматься грязной работёнкой – не дело хаанов.

 

Я шагнул внутрь. С другого конца зала струилась тихая мелодия – чистое и прозрачное, будто журчание ручейка, звучание флейты. Свет был приглушён, оставив лишь одно светлое пятно – сцену, приковавшую взоры собравшегося здесь сброда. Я даже не глянул туда – не интересно. Женщины любят себя продать, да подороже. Свою девственность, красоту, молодость, даже душу. А этим ребятам, рассевшимся за столиками, только подавай свежее мясцо, за которым можно погоняться. Хотя бы так, за деньги, приобрести новую игрушку для жестоких и порочных развлечений.

Возле стены, прямо напротив сцены, сидели мои братья. Они, словно заворожённые, смотрели на развернувшееся в свете прожекторов представление. Приблизившись к столику, я загородил обзор.

– Эй, сейчас начнётся самое интересное! – зашипел на меня Акзэл.

Тресвен же просто наклонился в сторону, чтобы увидеть продолжение.

– Я просил найти шлюху или замену погибшей дайны?

– А почему бы не совместить приятное с полезным? – вкрадчиво спросил брат, попытавшись отодвинуть меня в сторону.

– Девственница! – громогласно разнеслось по залу. – Из мира людей. Как вы сами видели, очень горячая самочка! Начальная цена – десять эдано!

– Тысяча! – поднял руку Тресвен и встал.

Меня оглушило тишиной. Один из гостей икнул. Где-то возле двери пролетела муха. И только после раздавшегося на всё помещение лепета «Это что, аукцион?» зал взорвался голосами.

Я медленно повернул голову к Тресвену. Глаза в глаза. Дух на дух. Он не уступил, как делал прежде, стойко выдержал мою силу, не прогнулся, не сел, даже не дёрнулся под бесспорным давлением авторитета.

– Зачем она тебе?

Брат не ответил, двинулся к сцене, но я его остановил.

– Скажи, зачем?

Тресвен неохотно обернулся, помедлил. Редко в нём просыпалась подобная решительность, особенно учитывая предмет нашего безмолвного спора. Брат выше этого. Ему обычно неинтересны шлюхи.

– Сядь, я всё сделаю.

Я развернулся, заложил руки за спину. От меня во все стороны упругими волнами разлилась сила, усмиряя и пригибая головы присутствующих. Пусть чувствуют, знают, уважают. Мне не нужны словечки в спину от выскочек, думающих, что способны со мной тягаться.

Со сцены с широкой улыбкой на меня взирал разодетый щегол. Как ещё не подпрыгивал от радости – какая выручка, такой клиент!

– Хаан Осшеанар, рад приветствовать вас в нашем скромном заведении.

– Девушку ко мне!

– Простите, но по правилам…

Человечка взвизгнула, будто очнулась, подскочила с кровати и бросилась за кулисы. Не обнаружив там выхода, развернулась и побежала в другую сторону. Из зала раздался свист. Я спиной почувствовал волнение зрителей, их возбуждение и желание увидеть что-нибудь погорячее. Сила успокоения потекла по полу и, едва касалась чьей-то ноги, сразу усмиряла взбушевавшиеся в существе эмоции. При мне все обязаны сидеть тихо!

Я выжидающе посмотрел на распорядителя. Тот подобрался, заозирался, явно потеряв свой лот.

– Долго мне ждать?

Паренёк побежал за кулисы. Раздался треск, и он выскочил спиной обратно. На ходу за что-то зацепился, полетел на пол и врезался в стоявшую посреди сцены кровать. Я уловил тонкий запах крови. Распорядитель застонал, начал подниматься. Он прикоснулся к губам, посмотрел на тёмно-бордовые пальцы, и под очередные свисты из зала выругался.

Не люблю подобные представления. Я зашагал к лестнице, движением руки приказал пареньку оставаться на месте и сам направился в комнату за кулисами. И, едва вошёл, как перехватил толстую трубу, едва не попавшую мне между ног. Сжал орудие и резко оттолкнул от себя.

– Ой, – пискнула девушка. – Я не хотела. Простите. Думала, это Тео.

Зелёные глаза горели от возбуждения. Щёки пылали, а покрытые чем-то блестящим губы были приоткрыты. Рыжие волосы разметались по плечам. Сама же человечка была обёрнута в белую ткань и стояла, обречённо опустив руки.

– За мной, – коротко приказал я.

Собрался уйти, как заметил искреннее изумление на круглом и по-детски милом личике.

– Считаете, раз купили, то я вот взяла и побежала за вами хвостиком? – иронично подметила она, наставив на меня всё ту же трубу.

– Почему не меч?

Девушка закатила глаза, заняла более удобную стойку, чтобы в любой момент кинуться на противника.

– Или кинжал? Как раз лежат в двух шагах позади тебя.

– Вы мне тут зубы не заговаривайте, – дерзко заявила она. – Что выбрала – то выбрала. У меня, если что, руки недостаточно сильные для веса мечей. Давайте, шагайте отсюда и заодно позовите Тео, мне с ним нужно поговорить по душам, – на последней фразе девушка даже оскалилась и махнула трубой, будто рассекая голову распорядителя.

Она явно не понимала, с кем говорит. Так бы давно уже рухнула на колени и склонила голову. Что ж, придётся объяснить, но позже. Я потянулся к ней лентой силы, коснулся руки, но не заметил никакой реакции. Девушка продолжила с той же решительностью наставлять на меня трубу, хмурить золотистые брови и ждать, когда я всё же уйду.

Интересно.

За первой лентой последовали другие, усмиряющие, подавляющие, возбуждающие – дарующие почти весь спектр эмоций. Человечка же лишь удивлённо моргнула и от нетерпения добавила:

– Что так смотрите? Ну, идите. Я не вещь, чтобы меня покупать, ясно?! Идите, идите.

– Ты мне подходишь, – знать бы ещё, почему. – Бросай это и следуй за мной. Ловить тебя и носить на руках я не стану.

– А кто-то разве просит?!

Сзади послышался шум. Я уловил усиливающийся запах крови и захлопнул дверь, отрезая нас от остальных. Мне свидетели ни к чему. К тому же лучше никому не видеть, что кто-то вот так с вызовом может смотреть в глаза самому Эрриану и не испытывать при этом страха. Ладно, братья – они драконы, но человечка ведь даже не зверь. Пустая, беззащитная, наивная.

– Разъясню для недалёких. Во-первых, ты в Анарантаре – мире, полном магических существ. Подозреваю, о нём ты не знала.

– Нет, – плечи девушки напряжённо приподнялись, однако она продолжила воинственно наставлять на меня трубу.

– Во-вторых, перед тобой стоит дракон.

– Да ладно, – фыркнула она, окинув меня насмешливым взглядом.

– В-третьих, если произведена купля-продажа, предмет сделки не имеет права голоса. Ты уже принадлежишь мне.

– Вот не надо! – поморщилась человечка, дёрнув в мою сторону трубой. – Вам в психушку пора, не считаете? Какой, к чёрту, другой мир и дракон?! Вы тут с катушек поехали все?

Да кто она такая, чтобы я ей хоть что-то объяснял?!

Я схватил злосчастную трубу и рванул на себя, да только девушка неожиданно выпустила свой конец. Усмехнулась, бросилась к столу, на котором лежало сверкающее в лучах света оружие. Занятная вообще комнатка. Маленькая, заваленная странным барахлом, от ржавых доспехов до груды уродливых статуэток.

Девушка выбрала пику, вновь наставила на меня и встала в стойку, слегка расставив ноги. Ощутив, как утекают последние капли терпения, я двинулся на неё. Выхватил оружие, сломал древко, перевернул стол, лишая человечку пути отступления.

Но вновь не увидел ожидаемого страха. Девушка вдруг надвинулась на меня, отчего волосы разлетелись в стороны, а зелень глаз полыхнула демоническим предвкушением. Она резко ушла влево, но просчиталась. Я схватил её за плечо и вжал в многоуровневые полки, тут же услышав тихий стон боли.

– Со мной лучше не играть, маленькая демоница.

Наклонился, приблизившись к её лицу.

– Если хочешь, могу отпустить.

– Хочу, – загорелась она надеждой.

– Выбежишь на сцену, а там на тебя будут смотреть тролли, змеелюды, гоблины, оборотни и другая шваль, которая любит вот таких невинных самочек. Это люди, если умолять, могут отпустить жертву. Но они будут упиваться твоим страхом и болью…

Девушка словно поняла, к чему я клоню. Наверное, не следовало продолжать, но пусть знает, а не догадывается. Наклонился к ушку, уловив лёгкий аромат цветов, и добавил шёпотом:

– Они будут гнать жертву, пока та не выдохнется, а потом отымеют её во все щели. И не один раз. После охоты звери обычно очень голодны. Ты этого хочешь, маленькая демоница?

Человечка замотала головой.

– Тебя никто не отпустит в твой мир. Как минимум до следующего новолуния. Хочешь, оставайся с Тео и стой на сцене голой, пока тебя не купит кто-нибудь другой. Или иди за мной.

Девушка повернула ко мне лицо, оказавшись в манящей близости. Наконец зародившийся в её глазах страх заставил зверя проснуться. Я отстранился. Тряхнул головой, скинув наваждение, и отступил от человечки на шаг.

– А когда следующее новолуние?

– Не скоро.

Я не стал дожидаться её решения и направился к двери. Если умная, то выберет правильный путь, а если нет – свяжу и потащу за собой, как рабыню. Тогда-то она в полной мере поймёт, в какой мир попала. Здесь не возятся с маленькими девочками. Звери, они везде звери. И я не исключение.

Сзади послышался тихий вскрик. Я обернулся. Человечка прыгала на одной ноге, доставая стёклышко из стопы второй. Шипела, морщилась. Длинные рыжие волосы соскользнули с плеч, отчего девушка заворчала и закинула их обратно на спину.

Не знаю, почему, я шагнул к ней, подхватил на руки и понёс из этой крохотной комнатки. Прочь с ярко освещённой сцены, через полутёмный зал. А следом за нами бежал распорядитель и требовал эдано.

– Адрес знаешь. Придёшь за ними завтра утром, – бросил ему через плечо и пошёл вон из пропитавшегося смрадом здания аукциона, унося отсюда довольно смелую человечку, доверчиво прильнувшую ко мне.

Глава 3
Мирабель

Я никогда и ни за что не подумала бы, что Тео может предать. Джосс казался на голову выше всех других мужчин, на порядок честнее и благороднее. Он окутывал меня собой, нежил и относился как к хрустальной фигурке.

И разбил сердце одним словом.

Аукцион.

Уничтожил веру в себя, в мужчин и в справедливость жизни. Я оказалась неизвестно где, окружённая монстрами. Казалось, что единственный человек в этом зале – я сама. Потому что назвать человеком такую мразь, как Тео, язык не поворачивался.

Тварь! Он подбирался ко мне, влезал в доверие, в сердце, в душу. Узнал обо мне всё. Да, меня не станут искать. Да, я буду лишь ещё одной бесследно исчезнувшей девушкой в нашем огромном городе. Кто-то решит, что бросила институт и укатила с парнем в неизвестном направлении. Ведь все видели, как сильно я любила Тео.

Я жертвовала общением с однокурсниками, пропускала вечеринки и развлечения. Всегда говорила лишь о нём. Делилась с подругами мечтами о нашем совместном будущем. Работе, доме, детях, собаке… Какая же я глупая и доверчивая! Но, с другой стороны, что мне было делать: спрашивать у мужчины, с которым гуляю, справку о несудимости?

Ох, о чём я думаю? Какая судимость?! Это, мать его, другой мир! Таких чудовищ, которых я заметила в зале, не показывают даже в фильмах ужасов. Никакой грим не способен дать того, что я видела… Не видела. Чувствовала!

Да, я всем телом ощущала исходящую от этих тварей похоть. Меня душил зловонный запах чужих извращённых фантазий. Не оставалось сомнений, кого именно продавали на этой сцене.

Рабынь. Бесправных и бессловесных. И от этого хотелось выть.

Но я схватилась за ярость. Настолько разозлилась на предавшую и продавшую меня тварь, что выбила Тео зуб. Возможно, не один. Жаль, не было времени найти свою одежду, но я схватила какую-то простынь. Надеюсь, на ней никого не…

Лучше не думать об этом. Лучше вообще не думать. Сейчас моей жизни грозила реальная опасность. Глядя в алые глаза сидящих в зале хищников, я легко могла представить, как эти монстры пожирают свою рабыню заживо, имея её толпой. От ужаса подгибались колени и начинало тошнить.

Я едва держалась, отбиваясь. Не желала сдаваться. Не хотела видеть, слышать, знать. От страха я едва понимала, что делаю, что говорю, как себя веду. Я просто хваталась за жизнь. Изо всех сил боролась… Надо во что бы ни стало сбежать!

А потом появился он.

Слова, будто молот, били точно в цель, освобождая от иллюзий, исцеляя от паники. Возвращая здравомыслие. Другой мир… Я и сама понимала, но услышать это из его уст было совершенно иначе. Как приговор, как резкий звук опускаемого на шею меча.

Я не сбегу. Некуда.

Единственная надежда исходила от него. Ещё там, в зале, я ощутила мощь этого существа. От разливающейся от его фигуры силы монстры едва не поджимали хвосты, будто побитые собаки, а ведь этот мужчина даже не смотрел в их сторону.

Дракон!

Вжимаясь в его грудь, я прикрыла глаза, позволяя себе минутку слабости. Потому что никогда не ощущала себя в большей безопасности. Потому что этот дракон – средоточие того, что мне так нравилось в мужчинах.

 

Высокий, он был атлетического телосложения. При широких плечах обладал узким тазом и длинными ногами. Не перекачанный, но нёс меня с лёгкостью. Длинная шея, ярко выраженный кадык. Шрам на щеке ближе к уху. Да, он очень ему шёл.

Лицом я могла бы любоваться часами. Будто высеченное величайшим мастером из камня ценной породы, оно получилось совершенным. Высокий открытый лоб, прямой нос и чётко очерченные твёрдые губы. Но больше всего поражали глаза. Никакие спецэффекты не передадут того многообразия оттенков огня, полыхающих в оранжевой радужке.

Но доверилась дракону я не из-за его неземной красоты.

Он меня не хотел. Даже несмотря на разыгранный Тео спектакль, этот мужчина не возбудился. От дракона не исходили волны похоти, я не заметила ни единого признака возбуждения. Если уж придётся выбрать «хозяина», то пусть им будет этот. А дальше…

Я найду выход! Обязательно спасусь. Вернусь домой. Но сначала мне нужна защита и покровительство сильного, потому что, как правильно сказал дракон, я лёгкая добыча. Меня изнасилуют и убьют в первые же минуты мнимой свободы. У меня не осталось даже тени сомнения, что так и будет, стоит мне отказаться идти за тем, кто меня купил.

Вот только я не ожидала, что «хозяев» будет трое…

Они вышли вместе с «моим» драконом на грязную улицу и последовали за ним.

– Акзэл, раздобудь лошадь, – приказал мужчина с оранжевыми глазами.

Я осторожно рассматривала Акзэла. Чуть ниже «моего», он обладал более мускулистым и подвижным телом. На меня поглядывал с интересом, – без сомнений, этот дракон любит женщин, – но тоже без похоти.

– Зачем лошадь? – ехидно возразил Акзэл. – Ты и сам прекрасно справляешься, братишка. Не знал, что нынче модно рабынь носить на руках.

– Она дайна, – неожиданно подал голос третий. Сначала я нарекла его мрачным типом. Отводил взгляд, поджимал губы, будто недоволен. Но неожиданно он шагнул к «моему» дракону и протянул руки: – Я понесу.

– У нас уже две ездовые лошадки, – съязвил Акзэл. – Значит, возвращаемся в дом.

«Дом» он произнёс особенно. Я не смогла точно распознать интонацию, но речь явно шла не о четырёх стенах с крышей. Может, так люди в моём мире говорили о храме? Похоже, но не то… Да. Так, скорее, говорили о тюрьме.

По шее пробежался морозец, и я сильнее прижалась к «своему» дракону. Ещё не поняла, почему в той комнатке побежала за ним, но в чудовищный момент жизни решила довериться инстинктам. Второй, кому поверила бы – неулыбчивый молчун. Язвительный культурист из всех троих вызывал наибольшие сомнения.

Хотя с Тео моя так называемая «интуиция» прогадала, так стоит ли доверять ей сейчас?

«Будто у меня есть выбор», – проворчала я про себя, испуганно заметив, как за нами увязалось несколько жутких тварей. Словно шакалы, бредущие за тиграми в надежде, что те бросят добычу или её остатки, монстры не отставали, хоть и держались на почтительном расстоянии.

Когда мы уже на лошадях добрались до окраины города, где величественно возвышался дом, я поняла, почему Акзэл произнёс это короткое слово таким странным тоном. Давящая атмосфера этого места точно не подходила ни храму, ни тюрьме. А вот месту, где ежедневно сжигали сотни трупов – запросто!

Сердце забилось в отчаянии, руки и ноги похолодели, но я всё равно не могла бежать. Твари, увязавшиеся за нами после аукциона, до сих пор мельтешили неподалёку. Зажмурившись, я позволила снять себя с лошади и внести внутрь.

Что меня там ждёт?