Рубежье 2

Tekst
Z serii: Рубежье #2
3
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Рубежье 2
Рубежье 2
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 23,85  19,08 
Рубежье 2
Audio
Рубежье 2
Audiobook
Czyta Виталий Сулимов
14,95 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1. Автономное плавание

Интерлюдия 1

Кент открыл глаза. Первое ощущение: тело обмотано какими-то веревками. Понять, где он находится, невозможно – в голове полная неясность. Вокруг темно, а откуда-то сбоку доносятся женские всхлипы…

Бывший боцман здесь, в Рубежье, умирал трижды. Возродиться в третий раз он никак не мог, поскольку не успел достичь тридцатой ступени развития, а имевшиеся две стадии возрождения уже потратил.

«И что это – новая локация, куда попадают после окончательной смерти? И тут всегда темно… Интересно, кто и зачем меня связал? Спросить, что ли?»

Всхлипы не прекращались, и Кент не выдержал:

– Кто здесь?

– Это я, Ларика, – донесся знакомый голос.

«А ее-то когда убили? – промелькнула первая мысль, которую быстро сменила другая. – Что это я сразу о плохом?»

– И что ты тут делаешь?

– Плачу, – опять всхлипнула она.

– Давно?

– Откуда я знаю, – раздраженно ответила Ларика, подвигаясь к Кенту.

– И где мы?

– На дереве.

– А я почему привязан? – мужчина попытался хоть что-то разглядеть в темноте.

– Чтобы не свалиться, когда возродишься, – девушка отвечала словно на автомате.

– Возрождение? А откуда оно у меня? – оторопел воскресший.

Кент четко помнил направленный в его лицо маузер. Последнее, что он видел – вспышка. Убийце была совершенно необходима окончательная смерть бывшего боцмана, значит он наверняка бы дождался его возрождения и снова прикончил.

– Дмилыч наколдовал, – прорыдала Ларика.

«Похоже, таким макаром я до ночи буду выспрашивать».

– Может, ты перестанешь реветь и объяснишь причину своего наводнения?

– Дмилыч. Он пропал из интерфейса, – с трудом сдерживаясь, все же ответила девушка.

– Как пропал, так и появится. Мой ученик десятку взял, – попытался успокоить ее Кент.

Он попробовал выбраться из веревок, но не преуспел в этом деле.

– Ты бы не могла меня развязать? Обещаю с дерева не падать.

– А Дмилыч точно перешагнул десятую ступень развития? – Ларика перестала всхлипывать и перерезала веревки ножом.

– Точно! – кивнул освобожденный, хотя у самого появилось немало вопросов к ученику. Надеялся, что хотя бы на часть из них сумеет ответить девушка.

В Рубежье каждому вновь прибывшему полагался наставник в ранге не ниже ратника, который вводил новичка в реалии нового мира и сопровождал две-три недели.

– Ларика, кажется, я многое пропустил, пока возрождался, поэтому хотелось бы кое-что уточнить. Меня тут один гад пристрелил…

– Ага, десятник, – подтвердила девушка. – Его Дмилыч убил.

– Как? – ошарашенный новостью, Кент чуть не свалился с ветки, несмотря на только что данное обещание.

– Вызвал на поединок и убил. Потом немного пошаманил, пока вокруг тебя не образовалась зеленая пленка. Сказал мне, что фигурально продал душу дьяволу, помог затащить кокон на дерево и быстро умотал.

– Слушай, тот десятник, несомненно, перешагнул пятидесятую ступень развития, а Дмилыч у нас только недавно ополченцем стал. Ты ничего не перепутала?

– Говорю же тебе, он колдун. Других объяснений его победы и твоего возрождения у меня просто нет. Держи, – она протянула маузер десятника, чем окончательно добила собеседника. – Дмилыч просил отдать трофей тебе.

Если у наставника и оставались до этого момента какие-то сомнения, сейчас они окончательно развеялись: отобрать оружие у живого десятника невозможно.

«Дмилыч – точно монстр, каких поискать. Но как ему удалось?!» – в сознании не появилось ни одного предположения, хотя Кент серьезно напряг извилины.

– Так, расскажи все по порядку.

– Ладно. Начну с того момента, когда я услышала одиночный выстрел, и ты исчез с моего интерфейса, – согласилась она. – Запросила Дмилыча – что там у вас случилось? Он приказал оставаться на месте, и я со всех ног метнулась сюда… А тут вижу – десятник направил маузер на Дмилыча. Я как заору! Гад на меня посмотрел и сам словил пулю… Потом Дмилыч забормотал что-то, руки к твоему лбу приложил… Сказал, что фигурально продал душу дьяволу, и убежал… – девушка старалась не упускать ничего, а потому ее история затянулась на несколько минут, – …ты очнулся и начал расспросы.

– Ну и дела! – только и смог произнести Кент, разглядывая маузер времен гражданской войны.

– А Дмилыч в интерфейсе скоро появится? – с надеждой спросила девушка.

– Сложно сказать. Процесс возрождения длится от трех до восьми часов.

– Значит, до полудня? – загорелась Ларика.

– Наверное, – ответил Кент, нахмурившись.

«А ведь парень, похоже, как-то умудрился передать мне свое возрождение. Он точно малахольный! Зачем?! Как он вообще сумел это сотворить? И что я скажу Ларике после полудня?»

«Инициация индивидуальной системы пользователя. Восстановление работы основных функций организма: цепей управления, реализация приоритетных протоколов, разгон оставшихся наноботов до заявленной ступени развития. Блокировка внешних каналов, расширение автономных блоков, расконсервирование имеющихся копилок».

«Содомом меня об Гоморру! Что за хрень происходит?» – промелькнула первая мысль после того, как прочитал появившиеся в голове надписи.

И тут пришло осмысление: сознание проявилось!

Второе ощущение: кто-то грызет мою ногу. Сразу всплыли образы зубастых монстров…

Открываю глаза. Сквозь листву и ветки просматривается серое небо. Вокруг меня из таких же ветвей сооружено нечто, похожее на гнездо, но вместо птицы – внутри я и странный представитель семейства кошачьих. Почему странный? Все его тело покрыто чешуей, и именно он держит мою ногу в пасти.

– Где-то я тебя раньше видел, малыш, – произнес вслух и даже обрадовался собственному голосу. – А почему малыш? – вслух спросил себя, поскольку зверек явно весил не меньше семи килограммов.

Приподнялся на локтях, и голова сразу пошла кругом. Однако пока так и остался, чтобы скорее прийти в себя. Мелкий тем временем решил, что с ним хотят поиграть. Он обхватил ногу всеми четырьмя лапами, типа – не отдам, мое, а для пущей убедительности еще и хватку зубами усилил. Играючи, конечно, но сдержать вскрик мне удалось с большим трудом.

«Какой же ты… хороший! – очень захотелось взять его за шкирку и отбросить в сторону, но поскольку рука у меня тоже нелишняя, не стал ничего предпринимать. – Только не вздумай меня жевать».

Чешуйчатый котенок дернул задними лапами и высвободил свой хвост. Я только успел заметить на конце утолщение в виде шарика, когда получил им по башке – бац!

«Да что за напасть?!»

И тут мою память прорвало…

Пашка, Лиля, Рубежье, локальные аномалии, система основная, система резервная, Кент, нейросети, наноботы, чешуйчатая пума, Ларика, Ущелье локанов, Плато сокровищ, редозит, Георг, Викт, сбой системы, удушье, последний шанс…

Все промелькнуло в одно мгновение, и теперь я знал, что за котенок использует мою ногу как игрушку – это детеныш той чешуйчатой пумы, с которой у нас сложились почти приятельские отношения. Опять же, не без участия самого малыша, которого мне удалось вытащить из беды. Для спасения тогда нечаянно пришлось причинить ему боль, и звереныш был готов меня загрызть. Нынче же он вел себя вполне прилично, даже когти не выпускал.

Внимательно наблюдая за котенком, мысленно попытался открыть интерфейс нейросети, однако смог увидеть единственную узкую полосу с застывшей фразой:

«Диалоговая функция интерфейса находится в процессе восстановления».

«Даже так! – я мысленно чертыхнулся. – Это какой же силы была атака на резервную систему, ежели последствия сказываются до сих пор? А что было до того, как я в себя пришел? Помню же буквы на темном фоне…»

Больше всего беспокоила невозможность связаться с Кентом и Ларикой. Я понятия не имел, где их искать и насколько далеко нахожусь от того булыжника, возле которого и случился невероятный сбой резервной системы.

А ведь меня точно должны были сожрать пришельцы, как по заказу появившиеся во время сбоя, когда ополченец с позывным Дмилыч, то есть я, не мог сопротивляться. Подобное однажды уже случалось, что окончательно подтвердило враждебный настрой основной системы относительно лично меня.

Вспомнил, как добрался к огромному булыжнику, чтобы сдать этот трижды проклятый редозит. Камни охотно забрали и даже попытались начислить прорву упсов – здесь так местные деньги называются. Если расшифровать, это Универсальное Платежное Средство. Сразу после того, как камни исчезли, произошел моментальный сбой резервной системы. И тут же началось массовое возникновение локанов, хотя дело близилось к ночи, и по законам здешнего мира они не должны были появляться до утра. Выходит, лично для меня основная система сделала исключение: вызвала сбой резервной и пригласила толпы пришельцев? Что же у них за междусобойчик такой?

Нагрузка на мозг сначала вызвала легкую головную боль. Думал, быстро пройдет, но она возрастала по мере того, как напрягал извилины. Пришлось отвлечься и просто наблюдать за кошаком, который устал трепать мои брюки и уже заснул в обнимку с ногой. Какое милейшее создание, когда спит! Однако никому не советую его тискать – чешуйчатые пумы входят в десятку опаснейших хищников Рубежья.

С его мамашей мы познакомились в Клондайке – это такая здешняя местность с повышенным содержанием пришельцем на квадратный километр суши. Точнее – столкнулись, когда и ее и меня пытались схарчить выскочившие из локальных аномалий монстры. Их оказалось столько, что нам пришлось объединить усилия.

Мысли снова вернули к моменту катастрофы:

«Сразу после сообщения о сбое я превратился в статую, но некоторое время еще мог видеть. Помню, руки оставались приклеенными к экрану глыбы, я даже ощущал покалывание в ладонях. Затем появились пришельцы и направились ко мне… Потом бабахнули чем-то по башке, потушили свет и сдавили грудь».

 

Осторожно потрогал руками ушибленное место:

«Точно, чем-то приложили – вон, кровь запеклась. И завершающим кадром моих видений стал запрос на активацию бонуса «Последний шанс». Похоже, он-то и не дал мне умереть. А удар и захват вокруг груди… Наверное, мамаша котенка постаралась, я ведь спиной явственно ощущал чей-то взгляд, когда к булыжнику шел».

Новый приступ головной боли заставил стиснуть зубы, чтобы не закричать. Сдержался – уж очень не хотелось будить мелкого, вдруг снова вздумает точить зубы о мою ногу?

«Я спокоен, у меня все восхитительно, полная безопасность, личный телохранитель, который даже во сне не выпускает часть моего тела из своих лап, – принялся себя успокаивать. – Я отдыхаю на природе, дышу свежим воздухом. Надо мной безоблачное небо, впереди – огромные перспективы и никаких препятствий на пути… Жаль, я не очень верю в сказки, даже рассказанные самому себе».

Впрочем, небо действительно было чистым. С момента, когда я первый раз открыл глаза, заметно посветлело.

«Выходит, наступило утро. Надеюсь, я хотя бы не провалялся здесь несколько суток? – взглянул на часы. – Содомом меня об Гоморру! Они стоят. Учитывая, что завода хватает на тридцать шесть часов, я здесь провел две ночи, не меньше. Может, поэтому котенок и успел привыкнуть к новой игрушке?»

Только сейчас догадался осторожно себя обыскать. Проверил глок в наплечной кобуре, револьвер в боковом кармане, лопатку – все было на месте. Хотелось еще патроны пересчитать, но и так знал – с ними негусто. Хорошо, что перед тем, как высыпать редозит в приемник, я переложил жалкие остатки арсенала в карман.

«Будет чем отбиться от местных хищников и пришельцев» – с удовлетворением подумал я.

Пришельцами здесь называли монстров, постоянно прибывающих из другого мира через локальные аномалии, они же локаны. Почему им не сидится дома? Все объяснятся просто. Заглядывал я как-то к ним в гости на пару секунд, и сразу решил, что и это – слишком долгий срок. И небо у них не того цвета, и почва под ногами, а уж тварей – видимо-невидимо. И каждая норовит оттяпать своего от ближнего шматок мяса побольше. Так что, завидя окошко в иную реальность, монстр спешит покинуть дом родной в надежде на более комфортные условия в другом.

Кент, мой наставник в этом мире, говорил, что Рубежье служит барьером для пришельцев, и сюда мы свалились как раз для того, чтобы они дальше не прошли. Дальше – это в наш мир, откуда я, собственно, и провалился в эту реальность, да еще не один, а с Лилией – красавицей, не пристегнувшейся во время поездки на автомобиле и сейчас без сознания пребывающей в схроне. Правда, как выяснилось, наше появление в Рубежье не обошлось без непосредственного участия самого наставника, о чем я очень сильно желал с ним переговорить. Однако в разгар выяснения отношений явился десятник и сперва прострелил голову Кенту, а затем, пользуясь моей беспросветной тупостью, чуть не сделал и мне дырку во лбу. Хорошо, неугомонная Ларика вовремя появилась и заставила убийцу отвлечься.

Почувствовав новый прилив боли, активно принялся повторять: «какое все красивое, какое все зеленое…» В старом советском мультике такую песенку пел цыпленок, которого, правда, быстро слопали, но его неуёмная жизнерадостность потом доконала и лису, и волка, и медведя, заставив всех под аккомпанемент выжившего птенца в конце дружно петь хором эту самую песню.

«Хотелось бы как можно быстрее отыскать наставника. Во-первых, чтобы закончить прерванный разговор, а во-вторых, понять, куда двигать дальше. Кстати, по поводу движения…»

Посмотрел на спящего кошака. Отдавать ногу тот и не собирался.

«Скорее бы уже его мамаша пришла. Надеюсь, она не будет настаивать, чтобы я продолжал нянчить малютку. Ее дитятко мне всю брючину изгрыз. Опять придется новый костюмчик покупать».

Момент, когда в гнезде появилась пума, я пропустил. Буквально отвел взгляд от малыша и – вот она, рядом. Да еще в зубах держит нечто, напоминающее индюка.

Мамаша положила добычу в двух шагах от котенка, который сразу унюхал пищу, проснулся и отпустил ногу. Ну да, голод – не тетка, и, тем более – не дядька с его покарябанной ногой. И тому дядьке самое время покинуть гостеприимный дом.

– Спасибо, красавица, – приложил ладонь к сердцу. – Теперь долг за мной.

Не знаю, что хищница поняла, но глаза на миг прикрыла, как бы соглашаясь со мной.

– Благодарю за спасение и прием. Я пойду?

Она снова моргнула и отодвинулась в сторону, освобождая путь.

Обнимать и целовать свою спасительницу на прощание не стал. У нас с ней чисто деловые отношения. Сегодня она оказала помощь мне, завтра я ей.

Спускаясь, разодрал вторую брючину и рукав, зато наконец-то оказался на земле. И неважно, что голова пошла кругом, а ноги едва удерживали тушку в вертикальном положении. Жизнь продолжается! И этому нельзя не радоваться.

– Какое все красивое, какое все зеленое, какое солнце желтое… – тихо напевая, двинулся в сторону, где, по идее, находилось Осколочное плато.

Возникшие в интерфейсе надписи заставили прервать мой третьесортный вокал:

«Восстановление данных по ополченцу с позывным Дмилыч. Ступень развития – седьмая. Имеются следующие копилки: разума, мышечной разумности, поведенческого анализа. Текущее наполнение копилок – ноль процентов. Мозговая деятельность ускорена на двадцать процентов. Заключен договор номер один с основной системой, срок выполнения – не позднее семидесяти восьми дней. Обязательная услуга для резервной системы, характер услуги и сроки выполнения – по требованию.

Ополченец Дмилыч состоит в отряде с воином Кентом и ополченцем Ларикой. Доступа к их данным нет. Причина – отсутствие связи с основной и резервной системами.

Состояние счета двести двадцать шесть тысяч упсов. Доступно для использования ноль. Ограничения вызваны отсутствием связи с основной и резервной системами.

Отсутствие связи обусловлено полной автономностью ополченца с позывным Дмилыч и будет снято после устранения причин, их вызвавших».

Ознакомившись с вываленной на меня информацией, слегка обалдел:

«Меня исключили из общей сети… Дали полную автономию или полную независимость? Раз связи нет, то ни основная, ни резервная обо мне не знают, хотя бонус «Последний шанс» получен как раз от резервной. И что, она сама об этом не знает? Минутку, может, ей тоже так по мозгам шарахнули, что вообще ничего не помнит? И как при таком раскладе выполнять условия договора? Если для основной системы я как бы не существую, то…»

– Эй, а как же договор? Что будет с девушкой, с Лилей?!

«Особь Спящая будет находиться в коме 78 суток. Она укрыта в схроне резервной системы, куда нет доступа основной».

– Погоди, но если ты – не основная и не резервная, что ты есть?

«Бонусом «Последний шанс» запущена инициация создания автономной системы в рамках одного пользователя, как единственная возможность сохранить жизнь ополченцу с позывным Дмилыч. До полного восстановления резервной системы Дмилычу недоступны ресурсы сети Рубежья».

– И когда эта резервная восстановится?

«Данные отсутствуют»

– А процесс можно как-то ускорить?

«Информация станет доступной после двенадцатой ступени развития».

– Но как мне теперь развиваться? Трофеи – и те сдавать некуда!

«Алгоритм развития прежний. Ополченцу с позывным Дмилыч возвращено бонусное право на открытие следующих двух ступеней развития без фиксации достижений и сдачи трофеев».

Помню, использовал такое право для получения девятой и десятой, но сейчас откатили сразу на три назад. Наверное, в качестве моральной компенсации дали поблажку. А чего так мало? Раз уж ты – автономная, могла бы и расщедриться. Хотел уже поторговаться по поводу бонусов, но поступило новое сообщение.

«Развитие автономной системы завязано на ее пользователя. Необходимо срочно поднять уровень до девятой ступени. Острая нехватка ресурсов. Следующий сеанс связи через три часа».

По-моему, это я уже проходил. Только в прошлый раз система говорила, что я еще мал, чтобы пользоваться ее ресурсами. А сейчас требовалось эти ресурсы поднять до нормального уровня, следовательно, снова развивать наноботы. И чем быстрее, тем лучше. Эх, жаль, рюкзака нет. Стоило бы его нагрузить под завязку и побегать часов несколько. Очень, знаете ли, способствует развитию.

Глава 2. Куда пойти, куда податься?

Не помню, какими словами и кто из мудрецов сказал, но смысл был примерно такой: одиночки, идущие против системы, обречены на гибель. На собственной шкуре убедился в правоте этих слов.

Я – абсолютно один, а система, считающаяся здесь основной, объединяет десятки, если не сотни тысяч людей, наделив каждого нейросетью. И у нас с ней противостояние с первых дней пребывание в этом мире. Целенаправленное с ее стороны и вынужденное с моей.

За что эта основная на меня взъелась, так и оставалось непонятным. По всей вероятности, у нее случился серьезный конфликт с резервной из-за чего та потеряла всех пользователей. Насколько сумел понять, под покровительством резервной находился всего один человек, позывной – Дмилыч, то есть я.

И что в результате? В тот момент, когда в «закрома» резервной системы ушли добытые непосильным трудом камушки редозита, она сама получила от основной мощнейший «нокаут». Одновременно ее единственный подопечный Дмилыч, он же – удачливый добытчик редозита, оперативно отдал концы, полностью подтвердив то самое изречение мудрецов.

Невероятное спасение, пожалуй, стало редчайшим исключением из правил. Или – предвидением резервной системы, одарившей перед роковым сбоем бонусом «последний шанс». В общем, для основной системы я с недавних пор не существую, а резервная в отключке.

Однако, несмотря на все перипетии, жизнь вокруг продолжается. Ничто не может изменить мои четко поставленные цели, которые нужно достичь, и конкретные задачи, которые нужно решить.

А еще пора ответить на самый насущный вопрос дня: куда идти?

Раньше имелся указатель, и резервная подсказывала путь, направляя к людям. Теперь возможности автономной сети не позволяли использовать ранее доступные функции, моя «автономка» вообще работала аварийно и срочно требовала повышения в развитии на две ступеньки, а ресурсов для этого…

Кстати, о ресурсах. Пошарил по карманам. Обнаружил два запасных магазина для глока и чуть больше дюжины патронов для нагана. Помимо двух пистолетов, еще имелась моя незаменимая лопатка, фляжка с водой, наручные механические часы, две газовые зажигалки, разряженный мобильник и около пяти сотен упсов наличными. Как раз тот случай, когда не густо, но и не пусто. На первое время найду, и чем от местной фауны отбиться, и чем пришельцев угостить, и на что питаться, когда выйду к людям.

Во внутреннем кармане лежала еще пара весьма уникальных вещиц: глаза гребенчатого василиска и пятидесятиграммовый редозит высшей категории. Общая их стоимость составляла семьдесят тысяч, я попросту не успел все сразу сдать. Впрочем, даже тогда еще не решил, стоит ли вообще продавать столь редкие предметы. Сейчас же элементарно не имел такой возможности, а представилась бы – вряд ли ею воспользовался.

По состоянию виртуального счета я теперь, тоже виртуально, считался весьма состоятельным человеком. Двести двадцать шесть тысяч упсов – огромнейшая сумма… Ну и толку от них, если без связи с основной системой невозможно потратить ни одного? Эй, а почему двести двадцать шесть? Точно помню – с учетом бонусов должны были перечислить триста двадцать. Выходит, плакали мои бонусные начисления. Неужели не всю сумму успели перевести? Или резервная система вычла свой процент за «последний шанс»?

С ресурсами более-менее разобрался. Теперь, как любил говорить мой босс из прежнего мира, расставим приоритеты. Первое – выбраться к людям, точнее, к магазину. Нужен хороший рюкзак, боезапас, продукты, и брюки взамен разодранных одним чешуйчатым кошаком. Второе – найти Кента или Ларику. Это единственные люди, кому можно доверять.

Однако разыскать соратников будет непросто. Не спрашивать же первого встречного, как найти конкретного человека? Излишнее любопытство в Рубежье вообще не приветствуется. И даже если я попаду на того, кто знает моего наставника, человек может задать вполне резонный вопрос: а почему не связаться по сети? И что я отвечу – ученик ищет учителя, чтобы сделать сюрприз? Не рассказывать же, что меня в сети нет, зато являюсь обладателем персональной автономной системы? Люди не поверят – вне сети здесь существовать не может никто. Начнут проверять, и злодейка основная быстро поймет, что некий ненавистный ей Дмилыч все-таки выжил. Вот тогда она мне покажет «небо в алмазах».

Что в сухом остатке? Надо найти человека, встречавшего меня с Кентом, и через него устроить нашу встречу. В Рубанске я, кроме наставника, никого и не знаю. Он рассказывал, что город довольно крупный, и глупо рассчитывать на случайную встречу. Опять же, Кент может и в другое место податься. Если пристреливший его десятник вздумает меня искать, то начнет с Рубанска. Нет, не лучший вариант. Тогда кто остается – Ларика? С девушкой еще сложнее… Вряд ли она вернется в Казачье. И с боцманом не останется – характер не тот. Искать иголку в стоге сена? Не мой вариант. А ведь больше у меня здесь и нет никого. Минуточку!

 

Пашка?! Пашка – мой московский приятель, попавший в Рубежье незадолго до меня. Правда, сам я об этом узнал всего пару дней назад. Кент говорил, что Пашка осел в Щукинске. Надо выяснить, где это, и попытать удачи там. Лучше, если бы место оказалось маленьким городком. Там мои вопросы не должны вызвать подозрений – я ведь ищу друга, который перебрался в Рубежье практически передо мной.

Опять же, Пашка весьма тяжел на подъем, его лень родилась гораздо раньше хозяина, а потому высока вероятность, что он в этом городе и ошивается. Значит, иду в Щукинск!

Стоило принять решение – и на душе стало гораздо легче. Определившись со сторонами света, направился на восток, надеясь по дороге наткнуться на Осколочное плато. Во-первых, по границе с ним, как говорил Кент, безопасная от пришельцев зона. Во-вторых, там легко наткнуться на тропки к населенным пунктам.

– Эй, не подскажешь, как до Щукинска добраться? – на всякий случай спросил у автономки.

«Географические информационные блоки не распакованы ввиду нехватки мощностей. Ополченцу с позывным Дмилыч требуется добраться до девятой ступени развития».

Ничего другого я и не ожидал.

Стараясь не создавать шума, пробирался среди знакомых и не очень деревьев. Здешний лес оказался смешанным: местные березки, бамбуковые пальмы, укропные деревья… Пару раз видел издали плотоядные кустарники, подойти ближе к которым не рискнул. Мысленно радовался отсутствию хищников.

Но недолго. Подозрительный шорох впереди прервал мои размышления. Извлек из кобуры глок, машинально снял лопатку с ремня и начал ступать еще аккуратнее. Несколько секунд – и я оказался на краю полянки, превращенной четырьмя гадоящерами в столовую.

Твари имели тело змеи, типа анаконды, и четыре лапы, которые в любой момент плотно прижимались к телу, не мешая ползать. В день моего появления в Рубежье они стали первыми встречными и первой добычей, хотя шанс поменяться местами был чрезвычайно велик.

Не стал рассматривать, кого они там ели, мысленно пожелал обедающим приятного аппетита, осторожно повернул, чтобы обойти опасную поляну…. и сразу наткнулся на внимательный взгляд желтых глаз с вертикальными зрачками.

«Это еще что за гадина?»

Змеиная морда с тремя рогами словно ждала, когда на нее обратят внимание. Глаза твари сразу увеличились вдвое, а башка принялась совершать плавные движения из стороны в сторону. Змея выбралась из густого кустарника.

Разноцветные чешуйки ее шкуры составляли завораживающий узор, который переливался при волнообразных движениях, демонстрируя такое шоу, что руки сами безвольно опустились. Голова рогатой находилась на уровне моего лица, а хвост скрутился кольцами, и гадина умудрялась медленно приближаться, не распрямляя его.

Гипнотический взгляд змеи настолько расслабил, что пальцы выпустили глок, долбанувший прямо по любимому мизинцу.

– Да *** *** ***! – Боль моментально отогнала убийственное очарование, и бросок гипнотизерши не достиг цели.

Припал к земле, подобрал глок, развернулся. Выстрел, второй, третий. Рогатая тварь словно предощущала каждое мое действие, точно уклоняясь от пуль, а затем снова устремилась в атаку, метя в горло.

Мах руки – и лопатка уткнулась в раскрытую пасть гадины. Хвост обвил мои ноги, но башка уже не столь подвижна, и следующие выстрелы ушли прямо в пасть. Хватка ослабла.

«Ополченцу с позывным Дмилыч открыта возможность развития на восьмой ступени».

Освободившись от объятий, взглянул на полянку, опасаясь нового нападения, но не увидел там ни гадоящеров, ни их недоеденного завтрака. Похоже, те под шумок решили убраться подобру-поздорову.

«Убита одна из опаснейших тварей Рубежья – гипноудав трехрогий. Стоимость трофеев: голова – 500 упсов, шкура – 200 упсов за метр длины, наконечник хвоста пустой – 100 упсов, его наполнение – в зависимости от количества и величины жемчуга».

Судя по сообщению, у меня под ногами лежало целое состояние: длина хвоста составляла около пяти метров, а еще какой-то жемчуг…

– И как добыть все эти сокровища? – вырвалось само собой.

«Жемчуг и наконечник доступны после снятия шкуры. Шкура снимается как женский чулок выворотом наизнанку после подрезки возле самой головы.» Вот и краткое объяснение.

Представил сам процесс, и меня передернуло от отвращения, однако жаба душила с такой силой, что оставить сокровище бесхозным посчитал непозволительной расточительностью.

– Ладно, займемся делом, как бы ни было противно. Не представляю, как все это удастся превратить в наличные упсы, но был бы товар, найдется и купец. Опять же, открыли возможность развития на восьмерке.

Меня несколько удивляла схема роста по ступенькам в здешнем мире. Сначала тебе милостиво позволяли развиваться на очередной ступеньке, и лишь потом ее засчитывали. Сейчас, взобравшись на некую вершину седьмой, начиналось восхождение на восьмую, о чем мне и доложили. И на этот раз о фиксации достижений упоминать не стали, зато описали стоимость трофеев.

– Может еще подскажешь, где их потом продать?

«Для диалога мало мощностей. Требуется девятая ступень развития».

– Ну и ладно, – решил больше не приставать к маломощной автономке. – Где тут чего подрезать и как стянуть этот перламутровый чулок?

Интерлюдия 2

Банкир, он же житель Рубежья в ранге воин с позывным Георг, переживал нелучшие дни своей карьеры. Клиенты массово забирали деньги из его банка, займы брать перестали вообще, и дело неуклонно катилось к краху. Георг проклинал тот день, когда связался с Кентом, сумевшим не только расплатиться с долгами, но и невероятным образом выжить после поединка с наемным убийцей.

Прилюдные обвинения Кента запустили процесс дискредитации банка и самого Георга. Многие пострадавшие от его махинаций хотели лично отомстить дельцу, но добраться до него было непросто – дом находился в охраняемом районе. Однако положение могло измениться, если в его сторону начнет копать городское правосудие. А по всему выходило, что скоро дойдет и до этого.

Оставаться дальше в Рубанске Георг не мог. Он собирался забрать остатки денег и перебраться в дальние края, где попробовать организовать новый бизнес. Пока не решил, какой, но дальнейшее нахождение в городе становилось опасным: его размеренному ритму жизни угрожали не только разъяренные клиенты и судебные исполнители. Вчера пришло сообщение от наемного убийцы, которого банкир нанял для устранения Кента. Десятник с позывным Викт посчитал заказ подставой, из-за которой он потерял две стадии возрождения и опустился на шесть ступеней развития. Сейчас он требовал от заказчика возмещения ущерба в сто тысяч упсов и указания местонахождения некоего ополченца с позывным Дмилыч.

Противопоставить хоть что-то столь высокоранговому бойцу, как Викт, Георг не мог – разве что безвылазно сидеть в глухой деревушке и вести образ жизни провинциального отшельника. Однако банкир вовсе не собирался менять своих привычек. Он уже давно жил только для того, чтобы выманивать деньги обывателей, навязывать им долги, и затем заставлять работать на себя, отправляя на выполнение прибыльных, но потому и смертельно опасных заданий.

Изначально по этой же схеме планировалось и с Кентом: выдать ему заем на выгодных условиях, а затем сделать все возможное и невозможное, чтобы клиент их нарушил и попал на совершенно другой, кабальный процент.

«Неужели ополченец сумел завалить десятника? – размышлял Георг, собирая вещи в дорогу. – Это невозможно. Викт давно перешагнул пятидесятую ступень, ему пятерых опытных воинов одолеть – раз плюнуть. И вдруг появляется этот Дмилыч, который месяца не прожил в Рубежье… Правда, успел побывать на Плато Сокровищ и вернуться оттуда не с пустыми руками. Эх, надо было сразу делать ставку на ученика, а не на его наставника. Но кто же знал, что новичок окажется с секретом, да еще с таким! Ведь он действительно способен видеть зарождение локанов».