3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

#ВКвадрате, или Третий – не лишний…

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
#ВКвадрате, или Третий – не лишний…
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

«Просто иногда мы смотрим детективы и триллеры, не намереваясь становится преступниками, жертвами или палачами. Просто человек так устроен: у нас есть потребность испытывать, и иногда хотябы «теоретически» принимать себе опыт, нами не прожитый, и нам – недоступный. Однако в чем-то обогащающий нас даже таким опосредованным образом восприятия. Ей не жалко было поделиться своим – не обратить в «свою веру», а задать вопросы своими утверждениями, на которые люди сами себе дадут, вероятно, отрицательный ответ,

и успокоятся тем самым. Как Назар сделал с Женей когда-то. Как пишут некоторые авторы, типа Паланика… Прививки от «вирусов» в сознании… >>

Tiga & Zinterius – Sunglasses At Night.mp3


Часть 1. Перевалочный пункт. Или начало конца… (Пролог)

* Или?

Терминатор (OST) Brad Fiedel – piano version.mp3

Дверь интригующе щелкнула и двинулась навстречу, впуская в ее 15-летнюю психотерапевтическую практику с недавно обновленным кабинетом – успокаивающе-желтоватыми обоями и свеженькими «кожаными» мраморно-коричневыми креслами #заДорого – новую историю. Новую задачу. Новую разагадку.

Правда, взглянув на пунктуального визитера, прикрывающего за собой выверенную временными рамками приватность, она вздохнула от предсказуемости: опыт подсказывал ей, что такие красивые выхолощенные безупречные люди…

чаще всего приходят с тотально надуманными проблемами. Скорее – от скуки. Или – в дань традиции, в комплексе стандартных мер «слежу за собой». И для специалиста, стремящегося помогать, это превращается в бесконечную рутину выискивания несуществующих поводов и жалоб про «чересчур тяжелые бриллианты».

Да, никакой интриги. Слишком уж благополучен: небрежно ухожен, свободен в движениях – лишен сразу заметных «звоночков»: зажимов или «перегибов» в манерах. Он мгновенно освоил пространство и заявился полной достоинства покорностью – так в сотрудничестве или спорте предоставляют право первого хода, зная свое право на следующий. Фора – признак мастерства. Ни растерянности, ни сомнений, ни тревог. Внимательный, осмысленный, сосредоточенный, интеллигентный. Образцовый.

Это был парень на вид лет 25-29, словно уже живьем отредактированный в фото-фильтрах. Модная отрощенная серо-русая челка с выбритыми висками, уложенная!, бородка прямиком из барбершопа, волосок-к волоску. Идеально ровный загар, утверждающие скулы, глаза цвета девственного неба, даже черты – словно только что «подстриженные и уложенные» в модном салоне. Подбородок, линия «глянцевых» губ и профиля – притягательные и настойчиво требующие фотокадра.

Лицо – как капитал. И ловко подобранная лаконичная композиция одежды прекрасно на нем сидит, дополняя, но не отвлекая. От главного – от него самого. Это, конечно, особый дар – придавать люксовости всему, с чем соприкасаешься. Четко разграничивая очевидными невидимостями. От парня веяло легкой, как дорогой парфюм, самоуверенной стабильностью, ненавязчивой успешностью и вседозволяющей свежестью, аккуратно приправленными ювелирной блестящей скромностью. Сошел бы за классического «мажора», но во всей этой композиции нашлось место даже прилежности, почти одухотворенности «серебряного века»! Всё в нем было правильно и в нужных «пропорциях».

И этот обескураживающий человек настойчиво просил срочной помощи и платил(??) за то, чтоб поговорить о личном?

Она жестом пригласила его располагаться, не в силах оторваться от изучения. В профессиональных целях, разумеется, она ему в мамы годится. Же. Этика. Наше Ффсе.

Он не торопясь устроился поудобней, поднял на нее спокойный, плавящий голубизной деловитый взгляд с искоркой доверчивости, и она поймала отчужденность – не как настроение, а как черту характера.

Простой, но не простой. Обманчивый. Кажется таким зрелым, располагающим, милым, статичным, усыпляя любую бдительность, совершенно растворяя любые социальные формулы – материальные, статусные, возрастные. Настроений. Намерений. Субординаций. В нем плещется неотразимое мужское начало в первичных гендерных признаках – такое, дозревающее: бородка, манерка… Брутальность, разбавленная пленительной юностью. Коктейль с высоким градусом.

Коллекционер?

Едва не забывшись, она заглянула в свои записи, предоставленные помощницей, и чуть не выдала удивления: он?? Евгений Смирнов? Его 15-летнего ей однажды уже передавали на ведение, было это лет 6-7 назад. Но того закрытого, чуть обманчиво-надменного интеллигентного красивого и одновременно незаметного «кукольного» мальчика из прекрасной семьи не узнать в этом великолепном породистом мужчине. Хотя…

Но дааа, небритость знатно корректирует ему возраст! Да и вообще всего целиком.

Кстати, тогда проблема взросления, видимо, рассосалась сама собой: парень давно не консультировался, и при записи сообщил, что сеанс – первичен.

Что там было? Он жаловался на «замороженность», из которой не может вырваться.

– Знакомы, верно? Работали уже. – обрывает она сама себя в мыслях, включаясь.

– Да, помню. – кивает он, внимательный и чуть настороженный, почти незаметно. Его пафосное богемное прошло-вековое «Чеховское» благородство ещё слегка сбивает с толку.

– На «ты» или на «Вы»?

– На ваше усмотрение.

– Итак, что Вас привело? – по деловому вступает она, пробуя сссчитать с посетителя, в каком формате он готов выстраивать взаимодействие. Если честно, пока не слишком верилось, что он – вообще заговорит. Такие умеют заполнять собой пространство даже молча… И знают это.

Но он откликнулся. Поставленным голосом Советского диктора. И такой же отфильтрованной речью – неспешно, без суеты.

– Я недавно расстался с девушкой… – буднично и чуть пресно начал он…

…и её опять кольнула профессиональная обреченность: как предсказуемо – раненое самолюбие или уколотая совесть красавчика! Слииишком обыденно. Для такой-то картинки…

–…и теперь пытаюсь разобраться в своей ориентации. – преподнес подарочек гость – так деловито, словно рассказывает о насморке…

– О! – мгновенно совладала с собой она, почти благодарная за такой крутой поворот: ему можно простить все, что угодно, кроме банальности! – и если не секрет, какого ответа Вы ждете от меня сегодня?

– М?

– Чего Вам хочется сегодня больше? Опровергнуть Ваши догадки, или подтвердить?

.«Или просто сыграть на чьих-то эмоциях?»

…прямолинейно – поймала она, – слишком…

Но он, за секунду справившись с прямотой, с крепкой осознанностью откликнулся на предельную откровенность.

– Думаю, мне нужна правда. – доверчиво вздохнул он.

«Правда? Или заданное направление?» – начала догадываться она…

– И… какая правда Вам ближе? – Да, интересно! Ты ждешь отрешения от неудобных вариантов, или пришел за разрешением?

Она решила дожимать. Ну не натурализмом же, простите, проверять!

– Если б я знал, не пришел бы. Не покупал бы ответов, если б мог получить их сам, и даром. – пожимает плечами он, и нечаянно выдает истинный возраст. Славный мальчик. Но знатно «отутюженный».

– Хорошо. И… откуда такие идеи? Как давно? И почему Вы пришли с этим – именно сейчас?

– Сейчас… потому что я вышел из серьезных отношений длиной в несколько лет.

– С девушкой?

– Да.

– Иии?

– И… уже какое-то время… не сближаюсь ни с кем. Можно сказать, что и не хочу…

– Эти отношения были ценным ресурсом для Вас? – попробовала нащупать опору сочувствием она, ища очевидностей. Но он брезгливо мотнул головой:

– Скорее – зоной комфорта. Иногда мне кажется, что эти отношения были для меня страховкой. От каких-то иных проявлений. Это сложно объяснить: меня полностью устраивает секс с девушками.

– Но?

– …прикипаю я – к парням.

– Как это?

– Они – центр и фокус моей жизни.

Интересно – подумалось ей. Кто-то – центр, а не… сам…

– Иными словами…

– Кажется, я их люблю.

– В чем это проявляется?

– Вкладываюсь, стремлюсь к ним, вдохновляюсь. Мотивируют. Во всем с ними есть Смысл.

«…прогулочка от «я» – к «ним», потом к нейтральности. Будто взятая на себя ответственность за решения «утекает» – к опоре на других, и теряется в неопределенности.

– А с девушками??

– Это… обычно. – осторожно пожал плечами он.

– А парни – по-особенному?

«Ориентация ли это?»

– Уютно.

«И ценно, да?

Ну хорошо. Зайдем с другого «боку»:

– Вероятно… – аккуратный баланс, – у Вас есть некий… такой опыт? Или просто теоретические подозрения?

– Ну… я танцую, помимо прочего, не совсем мужские направления. И… – он подготовился сказать это – Пару лет назад я целовался с парнем. Однажды.

– Понравилось? – бесцеремонно уточнила она. Беспечно, максимально нейтрально.

Он не среагировал на провокацию – задумался. И она увидела, на сколько он настроен сам все это «разгрести». Разобрать, а не просто разворошить. В нем не было смятения. Он искренне прислушивался к себе. Не по-возрасту вдумчивый юный «профессор».

– Это… по-другому. Не знаю. Меня это не оттолкнуло. Озадачило, но не показалось противным, понимаете?

«…один раз, да?» – напомнила она себе.

– И кто был этот человек?

– Это был мой друг. И коллега.

– Ты его часто вспоминаешь?

– Да он и сейчас рядом. Мы вместе работаем. Он был моим наставником. Стал близким другом.

– Так. Но поцеловались лишь однажды и давно? Угу, ясно. И… что было дальше? Ты испугался и… – она чуть-было не обронила «включил заднюю»… Привет, этика!

– Это не я, это он. Застопил.

«Отверг? Не похоже… Ни боли, ни злости – не «ой-кнуло»… Только интерес к вероятностям! Скорей, субъект дал ему время на раздумье? Ведь здесь – констатация неопределенности, где нет ни обид, ни облегчений. Но нет и неутоленной жажды.

 

А связь – есть! Оставленная вариативность подпитывает ее, хотя вряд ли остро нуждается в достижении данного стремления…»

– …Сказал тогда, что «дальше – двигаться не готов». Хотя не скрывает, что имеет и такой тоже богатый опыт.

«Вот с чьей ориентации надо начинать?» – мелькнуло у нее, и тут-же нашло продолжение:

– Кстати, и у него, и у меня тогда были подруги.

«Нет, вопрос не снят…

…а начал-то – с него… Определяющая фигура событий… И былых, и… не только? Ох, не об ориентации тут речь. Пока это говорится так, от тебя мало что зависит, мальчик… И от твоих предпочтений. А есть ли они вообще? Сформированы?»

– Но точно не из-за них стопорнули… Не из-за подруг, или прочих отношений. Думаю, на самом деле они были тогда ни в счет, дело было в нас самих.

…звучало как будто «они никогда не в счет»…

– У него много девушек всегда было, а я тогда не на столько еще завяз в этих отношениях.

«завяз» – отметила она про себя…

– …Ну а теперь они как противовес, как страховка – закончились.

– Он и сам еще не определился? – вернула к определяющей фигуре специалист.

– Не, он как-раз-таки определился, у него в жизни все ясно. Просто эта его ясность спокойно свелась к неограниченности. В любви, как в творчестве. К полной свободе.

«Ага. Угу.» – отметила галочкой она.

– Ему – можно. Вы его просто не знаете…

«…Ни подражания, ни осуждения. Но… какая преданность наряду с… сепарацией1 Точнее, попытками…»

– Ты не полностью разделяешь его взгляды? – …«при такой-то привязке»…

– Мы немного разные. Это нормально. И не мешает нам быть вместе. По жизни.

– Он увлекает тебя. Ментально. – кивнула она, – Он? Точно? Или его выборы? Может, сама его неограниченность?

«Может, просто жажда свободы влечет тебя. К нему.»

– Он. – следует твердый преданный ответ, – Что бы и как бы он ни выбирал, он остается собой. Он – словно иная реальность.

«Интересный друг…»

– Но он не пошел в свою «неограниченность» с тобой?

Тот пожал плечами, вдумываясь, и пока не находя никаких ответов.

– Его слова тогда ранили тебя? – копнула глубже она. Не ей был нужен этот ответ.

– Нет. Как ни странно, я понял, что сам к такому не готов.

«ну может, друг – действительно ДРУГ2. И действительно знает тебя?» – подумалось ей невольно, вне всяких расстановок симпатий или одобрений.

– Ну, то есть, наверное, всем нужно было «переварить» случившееся, определиться, а не так сразу… В аффекте.

« угу… Где любовь с ее порывами, а где решения…

…«профессор»…– удостоверяющее кивнула она. – сначала все взвесит, изучит, и всякий эксперимент опередит и обложит теоретической основой. Обдумает, что должен почувствовать….

Предусмотрительность – это хорошо, конечно… Иногда. Но! Спонтанность как первичный признак здоровой личности – здесь изрядно скована, заторможена, хоть и аккуратно подменена внешней поверхностной свободой манер и суждений, обширным арсеналом социально одобряемых приемов и внутренним хрупким равновесием…

в опоре на чужой опыт! Приобретение личного опыта – затруднено. Проще говоря, хронический наблюдатель со склонностью к подражанию. И к зависимости от социума.

Взрослость очень развита, да, экспресс-методом, но на «оперативном», бытовом уровне, на эмоциональном – зашкаливет до блокировок… Но вот на «базовом», фундаментальном… Индивидуальном…

Итак, та самая оторванность от жизни 6-летней давности – никуда не делась? Просто дополнилась? Особо преданной дружбой? Ага…

И друг… предоставил пространство и все права на эти «решения в рамках эмоций», видя и поощряя эти частные особенности?… «дал порулить, и усадил у окошка»? Воспитание от наставника?

Вообще-то психосексуальное становление происходит на примере семьи. И не в возрасте за 20. Если только… друзья не «усыновили»…

Если только не сильно упущен момент…

Запись в блокноте: «СЕПАРАЦИЯ». Знак вопроса.

«И где же здесь – родители? В этой сложной конструкции? Хрупка подчиненная фигура отца? Утрачена фигура матери?»

– Ну и как? Переварил?

– Не успел. Само собой закрутилось с Валей. – замялся он.

– Как выраженное собственное желание? Или избегание рисков? Или как удобная социально одобряемая форма отношений? Или как убежище от социально неодобряемой?

Заметка: «Здравомыслие и взвешенность в приоритете, но шаблон нормы – не стабилен»… Отношения – эксперимент из чужого опыта, но в таком скрытом психологическом пубертате – шаг в полную темноту?

– Не знаю, все вместе.

– А как на счет друга? Который все это время был рядом. Со своей свободой? Тянуло?

– Да нет… Как-то там у нас всё само сошло на «нет». Забыли-проехали.

«…И совсем не заметно потери»…

– И как ты потом – часто вспоминал это?

– Вспоминал, но не часто. Скорей в качестве странной тайны, со шлейфом неопределенности и с некоторым недоумением, типа «что это было?». Гнал от себя эту побочную подробность. Сначала я был очарован своими нормальными отношениями.

«…И опять не слишком заметно потери. Просто хронология событий.»…

– Они разрушились не из-за…

– Него? Нет, он тут ни при чем. И не вмешивался, и не отвлекал. И я о нем тайком не думал, всего хватало.

– А твой сегодняшний запрос?

– Эта мысль стала тревожить меня только после чувства освобождения от девушки. А до того мы дружили, сотрудничали, у каждого была своя жизнь. Тут мы с Валей сами не разобрались. Хотя… я до сих пор не понял, почему она меня стала так нервировать? Дело в ней, или во мне самом?

– Или, может, в этом что-то кроется? По-ту-стороннее… Не послужило ли причиной твоего разрыва – влечение к новому? Своему полу? Или к противоположному? Может, кто еще?

– Не расчищал ли я пространство для нового опыта? Хз. Мне все-же кажется, что просто завязывал со старым.

«а вот это – тонко!»

– Не знаю. Честно. Вроде, нет. – мучительно задумался он, стараясь отловить в себе истину. – Я довольно верный человек, не «ходок». И выйдя из отношений не кинулся во все тяжкие, хотя мог. Сегодняшние мои возможности – позволяют…

«Это дааа, что ни говори. Но как спокойно он принимает это! Будто лишь инструмент, а не личный капитал».

– Хотя у меня и с девушками опыта не много, сказать по-правде. Но вряд ли я намеревался что-то наверстывать, скорее – отдохнуть.

«Утомляло соответствовать? Чему?»

– …Найти себя.

– О чем ты? – подхватила она.

– Не знаю, почувствовать себя целым. Узнать самого себя лучше.

– ??

– Девушку устраивало полное растворение друг в друге. Слияние. Одинаковость. Мыслей, планов, настроений…

«…покладистость, послушность…» – уловила она.

– И ты охотно шел в это… – кивнула она, припомнив.

– Да. – покаялся он. – Но сначала ее власть не была так заметна.

– Мог ли ты направиться искать противоположное – в противоположном?

«конкретно, или абстрактно»…

– Вы на счет парней? Хз. – мотнул головой он, пробиваясь в собственных загустевших мыслях, – прям вступать… В связи?

«ага, в поисках свободы»…

–Прям вступать? Такие вариации я никогда и с девушками-то не практиковал. – заметил он, нахмурившись.

«Итого: Женщины = душность капкана, западня, затмевающая все, а в парнях – поиск свободы, но шаблонов… Себя, но в примерах…»

– То есть я правильно понимаю, другого гомосексуального опыта у тебя не было? И ты не испытываешь настойчивой потребности в такой сексуальной форме?

– Нет. Вроде. Но как личности, как притягательные объекты – меня увлекают парни.

– Многие?

– Бывает.

– Часто?

– Не очень. Но бывает. С девушками такого почти не было, чтоб прям завораживали. Они всегда на меня западают, это как само собой разумеющееся. С ними все очень просто. И в них нет чего-то такого… Что зажигает. Все эмоции.

«Они – как будто чужие, не твои… да?»

– А кто больше всех, или дольше всех зажигал твои эмоции?

– Ну он… же.

– Тот же друг?

– Ну да. Назар.

– Почему? Чем? Чем он цепляет?

Взгляд визитера затуманился:

– Он – немного инопланетянин. Творческий. Харизматичный. Он направил меня в правильное русло по жизни. Подарил нечто, что я сейчас считаю своей главной страстью.

– И что же есть твоя главная страсть?

Парень выдохнул почти огнем, задрав подбородок. Он владел собой безукоризненно, и вдруг – эмоция! Как мираж в пустыне.

Ему не пришлось раздумывать над ответом. Этому ответу в сопровождение нашлась полуулыбка удовлетворения.

– Сцена. Движение, кураж. Действие и действо. Свет. Море глаз. И ощущение, что ты – все можешь.

– И дистанции, да?

– Ну да.

Мимолетно так…

– Знаете, без нее я бы… пропал.

– Без девушки?

– Без сцены!

– Пропал?

– Отморозился бы так, что ничего б от меня живого не осталось. Она – мое жизненное пространство. Люди творят, чтоб выразить свои чувства, свою боль, страсть, выразить себя. А я

–…в поисках каких-нибудь эмоций. – догадалась она. – Сцена – более весомое пространство для тебя, чем сама реальность?

«Чем сама жизнь?».

А ведь да, его образцовая уверенность в себе – хорошо наработанный навык Артиста. Роль, или скорей даже – амплуа. Ровно как и возраст +5. Истина просвечивает изредка 25-м кадром, едва улавливается. Как помеха, брачок на «пленке».

Она вспомнила. В 15 этот парень поступил к ним с нервным срывом на почве странного комплекса отличника. Он говорил, что его будто не существует, он словно спит и никак не может проснуться, что ничего не чувствует. И этот срыв чуть не привел его на учет в милиции: начались неоправданные вспышки агрессии, разбитые стекла, которые он объяснял как «я должен был сделать… что-нибудь…».

У него проявился явный протест. Он называл свою жизнь «кукольным домиком». Но на одном из последних приемов он вдруг воодушевленно рассказывал, как в его еще почти детском танцевальном коллективе появились новые тренеры – молодые разбитные парни. Провинциальные, но очень прогрессивные. Об одном из них, о Назаре, он рассказывал половину последнего сеанса. А потом пропал. На почти 7 лет.

Неужто…

Какие странные бывают формы у любви…

– Но… разве не родители отдали тебя танцевать? Совсем рано.

Он мотнул головой.

– Отдали, забрали… – потух послушностью он, отрешенный от прав на себя, и пояснил: – Тогда они посчитали, что в приоритете – техническое образование, и начали отодвигать мое увлечение, чтоб не отнимало много внимания. О профессии танцовщика речи не шло, годы моей работы приравнивались к просто саморазвитию. Если б я ни встретил ребят, я бы был уже… Точно не тем, кто сейчас.

Звучало, как «никем».

– А потом появился тот, кто вручил тебе новое пространство. Новую свободу.

…«в которой секс – лишь часть от общего…»

– Нового меня!

…«многогранно!» – подумала она, – «вот тебе и само-деятельность»…

– А поцелуй был… просто касанием? Типа случайно?

– Нееее, долго, по взрослому. С языком. Осознанно. Меня прям провело через путь… ощущений… – признался он.

Но вот только… это было именно аналитикой, а не смакованием воспоминаний.

Но он – точно дал ощущения. Каких не давали другие…

Sunny Contemplation feat. Foulo (Original Mix) – Distant Fragment.mp3

– Хм. А какой он? Опиши…

– Ну он… Он старше меня на 5 лет. Он… очень понимающий жизнь… разумный и сумасшедший…

«Отличное сочетание. – усмехнулась она, – Авторитет, это понятно.»

– А внешность?

«Момент истины. Либо тут будет сексуальное влечение, либо…»

Красавец флегматично и чуть философски пожал плечами.

– Креатив в каждом жесте. Осветленные волосы, пирсинги в носу и в брови, худощав. Картавит. Но это почему-то не отнимает у него весомости слова и человеческой привлекательности, скорее – наоборот. Татуировки везде. Девочки просто с ума сходят от его татух. – благословляюще усмехнулся он…

 

Она не раз видела, как описывают объекты физического желания… Как угодно, только не так. Буднично. Ни поиска образа внутренним взглядом, ни смущенного хихикания, ни даже потирания ладошек… Так, перечисление фактов и примет. Может это – признаки его ослабленной формы чувствительности? Или все-таки…

«Кстати, физическую привлекательность он оценил через девушек. Знаково однако.»

– Он привлекателен? Красив?

– Ну… в нем что-то есть… Определенно… – совсем не заметно определенности! – У него такая внешность, которая, знаете, из нейтральной легко превращается в ангельскую, или демоническую. Детскую…

«Артист, это понятно. Талантливый, ок».

Он поискал еще описаний и деталей в ответ на её выжидательность…

– Когда ему кто-то не нравится, он называет его «Фенхель»!

Оба усмехнулись. Но она не упустила своей задачи.

– В нем много женственности?

– Он не выглядит и не ведет себя «девочкой». Он скорее… не знаю, инопланетянин. Вне нашей реальности. Вне наших рамок.

– У него сильно замечаются гомосексуальные наклонности? Привычки?

– Ну… бродят слухи, и сам он таких экспериментов не отрицает, хотя я лично – не свидетель. Но наслышан. Хотя если Назар чего-то не отрицает, это вообще ничего ещё не утверждает.

– А сам как думаешь?

– Ну… Он странный. Но хз, что это может доказывать. Он – такой, без пола и возраста, но одевается и ведет он себя как… парень. Ему идет унисекс и розовый цвет, но у него было ооочень много женщин. Я это точно знаю. В миллионы раз больше чем у меня.

– Прям так точно знаешь. Часто говорили с ним об этом?

«Да, интересно…»

– Ну… Они обсуждали при мне не раз.

– Они? – уже не в первый раз…

– Он и его лучший друг.

– Друг?

– Друг. Этот – просто друг! Это точно. – вписался за истину он, – Они – только трындят. Про это. Всё время. Это вне всяких сомнений! Я б знал.

«О! Еще один интересный друг»…

– И вообще, не только поэтому знаю… про него и девушек. Первый вообще мой раз, когда я видел, как это бывает… ну с девчонками… и не в порно на видео – это как раз был Назар с подружкой. Но я случайно увидел! Тогда же, лет в 15, в зале.

«Про случайно – соврал, паршивец. Ну да ладно…»

– И что ты тогда сделал? Когда это увидел?

– На сколько помню, тогда Назар с Саней позвали меня потусить у них на квартире. Это был еще только один из первых таких разов, много лет назад. Тогда это было для меня еще событием. Так-то я совсем домашний тепличный тогда был. И в тот вечер я первый раз в жизни всю ночь целовался с какой-то девчонкой, даже имени которой не знаю… До сих пор.

– От смятения чувств?

– Скорее – от любопытства. Как оно вообще?

Она мысленно пожимала плечами. Куда не ткнешь – ничего…

– Назар и Саня…

– Очень близкие друзья. И мои.

«Интересно: объединяет их, себя ставит за скобки. Но близко. Конкуренции не заметно. Хотя казалось бы, если речь идет о такой нежной привязанности…».

– Они из «понаехов», – продолжал он, – с другого конца страны. Цепкие, талантливые, пробивные. Постарше меня, мне стоило многих усилий, чтоб влиться в их «банду», в их семью. Они не просто с одного города, или, там, соседи – у них мамы подруги, чуть ли не вместе рожали. Тоже вместе танцевали. И день рождения у парней – чуть ли не в один день. Один класс в школе, один двор. Один детский танцевальный коллектив. Вместе приехали в столицу, один вуз, одна проф.команда. Одни цели, один круг. Много персональных проектов, но лучшее, что они делают – делают вместе. Я даже какое-то время…

– нервничал?

«ревновал!»

Он отряхнулся, фыркнув отрицанием.

– Саня отдельный «кадр» – это он меня втащил в их тандем. Назар – он такой… Прохладный, себе на уме. К нему так просто не подступишься. Он – «Ментор», недосягаем… А вот Саня – это вечный двигатель! С ними я впервые в жизни напился, подрался, понял как кадрить девчонок. Но Саня – в нем ни грамма гендерных… вопросов. Он и не знает про ту нашу историю.

– А если б узнал?

– Даже не хочу об этом думать. Он ооочень далек от таких экспериментов. Он просто классный, как брат.

…«брат, которого нет…» – подумалось ей, – пока второй – явный «родитель». Которых слишком много…

Опекуны…

– Однажды… еще в самом начале нашей истории… – продолжал он взахлеб, – ко мне однажды пристали пьяные отморозки после припозднившегося баттла на другом конце города. В пустом дворе возле одного творческого подвала. Я – тепличный мальчик, после 11 всегда дома, выпускник музыкалки. Прилежный вид. Такой себе, танцы танцую. Лицей технический, все дела. И тут после выступления ночью вышел один в темноту, и на меня одного – люди с костетами. Стою и думаю: сейчас меня будут бить. Стою и жду. Мысли – как капающая вода, отдающая эхом в тишине. И ожидание – как ждешь чего-то нового, интересного. События! Один, которому я не понравился со своей интеллигентной физиономией, он на меня бычит, а у меня внутри – ничего. Сумрак.

Она заметила – как разительно начал меняться сленг. Словно через него заговорил совсем другой человек. Другого вида и воспитания, другого содержания и другой «начинки». Подселение, да и только!

– …И тут чувствую, как меня хватают за шиворот, и оттаскивают назад, вылетает вперед Сашка – нос-к-носу этому, и орет: Это нааааш пацан!!!! Знаете, этот звериный оскал. И тут меня словно водой холодной окатили: и страх появился, и адреналин. Коктейль такой непередаваемый из ощущений. Я – невидимка в школе, биоробот на программе, насквозь прошитый правильностью – я же всегда… такого искал. Эти парни дали мне всё. Это.

И тут она вспомнила. Давным-давно парень так подробно и красочно рассказывал про это: онемение внутри. На фоне сытой безоблачной эталонной жизни идеального мальчика из жилого комплекса бизнес-класса и физико-математического лицея.

– Сашка – брутал?

– Сашка? Шпана, гопота и уличный пижон. – тепло усмехается тот в ответ, – А еще приколист, очаровашка для девочек.

– А Назар?

– Он… странный. Но это нормально. Для него. Своеобразный. И очень концептуальный. В творчестве, работе, да и вообще. Задумчивый, ментальный, но вокруг него творится История, будто сама собой. Иногда кажется, что он – какой-то… избранный. Как будто Небо Слышит. Не знаю как это объяснить.

«Небом меченный? Такая мощная идеализация? На грани сакральной?»

– А в чем его странность?

– Ну… Его отец разбился за полгода до его рождения. Всегда, когда я лечу с ними к ним домой, через пол-планеты, Сашка мне: Завтра мы как обычно, с Никитой – на кладбище.

– С кем?

– А, да, кстати, у него это – второе имя. Ну которое – привычное. Но первое – что от рождения – тоже проскакивает.

«Альтер-эго?»

– В общем, приезжаем – сначала вместе идем. Потом его одного оставляем. Он каждый раз приносит горсть бейджей на лентах: победитель баттлов, судья фестивалей… Участник проектов… И вешает их на мрамор. Мы молча ждем в машине, пока он насидится перед памятником, будто у него там какая-то особая связь. Свой разговор. Наверное, это все с этим связано… Ну, что в нем есть эта странная уязвимость и притягательность, и оттенки гениальности – возможно из-за вот этой вот его… не знаю… трещины в его сознании. Он очень чувствительный и чуткий человек. К людям, к Миру. Хотя иногда кажется – другим, холодным. Но ему редко удается кого-то обмануть, что он – посредственность. Люди в нем всегда видят… что-то. Он – всегда «цепляет».

– Так у него – имя и «кличка?». Псевдоним?

– Скорее – 2 имени. Полноправных. Это давно уже! Просто родное в сочетании с фамилией ему не нравится, и он создал другое, и всех приучил к нему так обращаться. И наполнил его, как он это умеет. Новым содержанием. Под ним часто регистрируется по работе, это у него и как творческий никнейм. Но и по жизни некоторым второе его имя – родней, чем первое.

– А тебе?

– Когда как. Смотря где и в каком окружении. Ну в нем по-любому несколько людей соседствует.

– И что это за разные люди?

– Один – Назар – концептуальщик. Стильный, успешный, востребованный. РешАла. Он лбом и талантом своим стены пробивает и тащит в эту брешь за собой – всех своих людей. Профессионал.

«Так, второе, замену – на первое место поставил…»

– Второй – ну… просто парень. Со своими тараканами. Такой какой-то… Родной. Простой. Ранимый, иногда не уверенный. Интуит. Он – в своем Астрале.

«Искореняемая личность? Признанная слабой, и побежденная? Или убранная со сцен?»

– И с кем ты целовался.

– Не знаю… С Назаром. Наверное. Тогда под этим именем его больше знал.

Ок. Ясно.

– А друзья знают, где ты сейчас?

– Ну… разумеется. – вопрос даже поставил его в тупик…

Почему-то она и не сомневалась.

– И… с чем?

– Частично…

– ?

– Думают, я переживаю разрыв.

Интересно, он сам верил, что они поверили в это? Но иногда всем удобно поддерживать благовидный предлог.

– Что говорят на этот счет?

– Отговаривают от получения «ценного опыта» от профессионалок. – мягко вырулил парень.

«Отговаривают.

Ну и идеи…

Впрочем, ничего удивительного.»

– Ты называешь ребят своей семьей.

– Это так. Мы за эти годы вместе совершали переезды и ремонты классов, колесили по стране и спали на полу. Мы вместе через многое прошли, многое придумали и воплотили, многое достигли и испытали, и они во многом сделали меня тем, кто я есть. И, если честно… Отсутствие в моей жизни этих парней сказалось бы на мне гораздо больше, чем отсутствие в ней… например, Вали…

…или родителей. – додумала она.

Итак, его парни: он знает, кто он с ними, но не знает, кто он без них? Нет другой опоры? Ни внутри сформированной, ни извне?

– Но ведь у тебя есть и семья по крови? А не по духу?

– Да. Мама, папа.

– Братья, сестры?

– Нет.

– Почему? Ты не хотел братика или сестричку?

Она вспомнила его семью. И то, что знала тогда, раньше. Вообще, и от него. Они и сами тоже охотно шли в консультации, им нечего было скрывать. Образцовые…

1Сепарация – Эмоциональное становление личности в отделении от фигуры родителя.
2Высшие проявления дружбы – это внимательность к потребностям того, кто рядом, и забота об актуализации личности ближнего, а не просто личные устойчивые отношения на основе взаимо- или односторонней выгоды.