Лучшие парни галактики

Tekst
15
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Лучшие парни галактики
Лучшие парни галактики
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 26,90  21,52 
Лучшие парни галактики
Audio
Лучшие парни галактики
Audiobook
Czyta Смирнова Наталья
15,58 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Лучшие парни галактики
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Они лежали на песке, окрашенном лучами заходящего солнца во все оттенки пурпура. Шепот прибрежных волн вторил дыханию. Их соединяла теплота обнаженных тел, разгоряченных, несмотря на вечернюю прохладу, что нес бриз.

Он коснулся губами ее гладкого плеча и прошептал:

– Моя…

Она выгнулась дугой навстречу этой ласке и прижалась к сильной мужской груди.

Морские буруны рассказывали извечную легенду о двух любящих сердцах.

Капли пота на спине, прилипший к локтям песок, тихий женский стон, поцелуй, полный страсти…

– Стоп, снято! – Окрик режиссера был не хуже выстрела стартового пистолета, ознаменовавшего начало забега.

Герой-любовник тут же скатился с красотки-блондинки, выплевывая песок, попавший в рот во время поцелуя, девушка сбросила накладную грудь четвертого размера. К гриму также прилип вездесущий песок.

– Будет еще дубль? – осведомилась ассистентка, преданно заглядывая в глаза режиссеру.

– Нет, думаю, достаточно. – Прокуренный бас принадлежал гурману с большим стажем и внушительным брюшком.

Режиссер поднялся, огладил короткую, но густую бороду и объявил:

– На сегодня закончили. Завтра в пять утра пишем сцену «Утро на пляже». – Видя угрюмые лица съемочной группы, расщедрился на пояснения: – Свет в это время самый лучший.

Тут на его руке зазвонил браслет, сообщая, что с ним жаждут связаться. Движением, доведенным до автоматизма, Эрий Гусво открыл вирт-окно:

– Слушаю тебя, Стив.

Его собеседник, поджарый, смуглый и столь же улыбчивый, как акула, не стал утруждать себя этикетом и начал с главного:

– Эр, ты в курсе, что рейтинг нашего шоу упал?

Режиссер усмехнулся:

– Брось, он не может упасть. И среди публики Колизея в Древнем Риме, и среди зрителей «Первого галактического» всегда в фаворе будут три вещи: еда, секс и кровь. О первой говорят кулинарные шоу, о последнем – ежедневные сводки новостей, а мой удел…

– Видимо, секс, завернутый в розовую и сладкую обертку любви, уже не так популярен, – перебил его Стив.

– И что ты предлагаешь? – прищурился Эр, глядя на экран вирт-окна.

– Есть идея для нового сезона, – отозвался продюсер.

Глава 1

В окно, выходящее на тестовую площадку, ярко светила звезда, по давней традиции именуемая Солнцем. Стеклопластик не пропускал извне ни тепло, ни холод. Только свет.

Кэмелия рассеянно водила пальцем по поверхности стекла. Ей сейчас как раз не хватало немного тепла и поддержки – от нервного напряжения девушка не чувствовала рук, настолько они замерзли.

– Волнуешься? – раздался чуть надтреснутый тенор за ее спиной.

– Конечно. – Она тяжело вздохнула, но обернулась уже с улыбкой на губах.

Если бы Алин ее не так хорошо знал, то купился бы на эту маску.

– Не переживай, все будет хорошо. – Начальник Кэмелии хотел ободряюще похлопать ее по плечу, но вовремя спохватился – его подчиненная не любила прикосновений. Даже от родных она скорее их стойко переносила.

А Алин себя к таковым относил.

Хрупкая девушка попала в его логово матерых мужчин сразу же после МУСУ – Межгалактического университета систем управления. И доказывала свою профпригодность вдвойне, обходя скептически настроенных коллег мужского пола так же, как ее флайкары с автопилотом обходили на самых крутых виражах маститых гонщиков. И все же Алин Рейду опекал Кэмелию, считая ее почти младшей сестрой.

Она замялась на секунду, но все же произнесла то, что в любой другой момент не решилась бы сказать – не любила показывать собственную слабость. Но перед Алином можно – ведь он не осудит, не подставит.

– У меня плохое предчувствие. Я тысячу раз все перепроверила. И все равно что-то гложет.

– Оно и немудрено. Это же твой первый столь масштабный проект. Но ты молодец, справилась. Я горжусь тобой!

– Не опережай события. – Кэм взмахнула рукой и суеверно скрестила пальцы.

– Я в тебя верю. Ну а трудности – они же только закаляют. Хотя в чем-то тебе и повезло.

– Загадочный спонсор, – хмыкнула девушка.

– И ведь до сих пор неизвестно, кто он.

Кэмелия отвернулась, чтобы наставник не увидел выражение ее лица. Конечно, неизвестно, кто тот спонсор, который выделил деньги на рискованный проект. Кэм сделала все, чтобы никто не смог проследить, откуда же на счет поступили заветные единицы. Даже пришлось влезть в не очень законные махинации, но результат того стоил. Ко всему прочему, она заложила собственный дом.

«Ничего, все окупится с лихвой», – убеждала себя девушка. Но отделаться от гадкого чувства предстоящей беды не получалось.

Алин мельком глянул на часы. Архаичная модель – обычные, с электронным дисплеем. На недоуменные вопросы знакомых по поводу такого древнего механизма он отвечал, что, как ни странно, еще ничего надежнее не придумали. И это звучало несколько необычно из уст специалиста по сенсорным виртмодуляторам.

– Пойдем, Кэм. Пора начинать.

Она кивнула. Скоро все решится.

Два часа спустя

После проведения испытаний Кэмелия покидала смотровую площадку с высоко поднятой головой и идеальной осанкой. Ничто не указывало на то, что она на самом деле ощущает.

Едкие смешки за ее спиной. Язвительные комментарии мимоходом. Ухмылки. Мужчина – галантный кавалер только тогда, когда дама рядом с ним не является коллегой по цеху, потенциальным и реальным конкурентом на карьерном ринге. В противном случае она соперник. А соперников принято отправлять в нокаут. Мальчики есть мальчики, и дерутся они как за совок в песочнице, так и за президентское кресло.

Поэтому-то благородные рыцари-коллеги и не стеснялись в проявлении эмоций, мысленно желая поглубже притопить выскочку. Поддержал только Алин, впрочем, как и любого из своих подчиненных.

На демонстрационном запуске потенциальные инвесторы выглядели абсолютно равнодушными. Словно не очень-то и ожидали, что все пройдет успешно. Зачем тогда вообще решили дать шанс, почему заинтересовались проектом?

– Я не понимаю, что там произошло, – растерянно пробормотал наставник.

– Я тоже, – отозвалась Кэм и рухнула в удобное кресло за рабочим столом.

– Этого просто быть не может! – Алин взмахивал руками, негодовал, громко возмущался. – Нужно во всем разобраться! Сбой в электронике, где-то элементарно провод не закрепили, в конце концов!

– Ты же помнишь условия инвесторов – всего один показ. Даже если я найду поломку – а я ее найду, – ничего уже не изменить. – Кэмелия говорила на удивление спокойным голосом, будто смирилась. Хотя внутри плескалась такая ярость, что вырвись она – спалила бы все вокруг.

– Я поговорю с ними! – Алина было не остановить. – Они не люди, что ли?!

– Ал, – девушка нервно хмыкнула, – некоторые люди бесчеловечнее киборгов. А среди инвесторов имеются не только люди.

Наставник не смутился. Взлохматил и без того растрепанные темно-каштановые волосы и устало присел на край стола:

– Я все равно поговорю.

– Спасибо! – Кэмелия улыбнулась и переборола себя – слегка сжала ладонь начальника, заменявшего ей старшего брата.

Как только Ал ушел, она выскочила из кабинета.

В гараже стояла ее малышка, ее детище, гордость и радость – флайкар, который она ласково называла Мэлли. Строгая, с плавными линиями, машина была напичкана таким количеством электроники, что дух захватывало.

Кэм с упоением и радостью часами напролет ковырялась во внутренностях Мэлли. Ласково перебирала проводки, настраивала микросхемы, крепила чипы. Безжизненная железка была ей ближе, чем большинство людей. Даже порой казалось, что и роднее. Но жизнь в груде металла все же теплилась. Эту жизнь в нее вносила сама Кэм.

А какая-то сволочь эту жизнь оборвала. Доказательство нашлось не сразу: на одной из плат неизвестный умник чуть-чуть подчистил дорожку, сделав еле заметный разрыв. Кэм нашла его лишь потому, что целенаправленно прозвонила все основные цепи. Удивляло другое: ни один датчик не среагировал, а защита вообще не сработала.

И вот этот миллиметр и перевернул всю жизнь Кэмелии.

Пять лет назад она пришла в компанию, которая занималась разработками в сфере автопилотирования и принадлежала брату Алина. Еще в университете Кэмелия активно изучала эту тему. Курсовые, диплом – все было подвязано и служило единственной цели – создать рано или поздно свою собственную систему. Модернизированную, надежную, передовую. Поэтому Кэм и выбрала именно эту компанию из веера вакансий.

Матен Рейду собирал у себя лучших специалистов, и в его коллектив редко попадали новички, мало чем себя зарекомендовавшие. Но Алин набирал к себе в команду людей лично, не всегда советовался со старшим Рейду, благо тот не ограничивал брата. И каким-то образом Алин смог разглядеть в Кэм перспективного сотрудника.

Все пять лет она шла к достижению своей мечты. Набиралась опыта, мастерства, упорно работала. Терпела насмешки коллег, которые в большинстве своем не верили в нее. Ей приходилось работать двадцать пять часов в сутки восемь дней в неделю, доказывать не только то, что она способна справляться, но и что она – профи. На голову выше тех мужчин, также претендовавших на ее должность. Женщины в этой компании не задерживались и были довольно экзотическим явлением.

Алин верил в нее. И эта вера окрыляла, придавала сил. Хотя некоторые в их коллективе пытались заподозрить неладное – предполагали, а кое-кто и открыто заявлял, что Кэм и ее начальника связывают отнюдь не служебные и даже не дружеские отношения. И это несмотря на то, что начальник был образцовым семьянином.

Кэм же казалось, что она в принципе не способна любить. Все ее романы с мужчинами оказывались пресными – ни сильной страсти, ни яркой вспышки чувств. Студенческие интрижки всегда заканчивались одинаково: она расставалась с парнем, при этом умудряясь сохранить с ним приятельские отношения. Без обоюдных обвинений и обид. Просто не складывалось, не цепляло. Когда же устроилась на работу, времени на личную жизнь совсем не осталось. Да и желания, честно говоря, тоже. А на легкие, необременительные связи Кэм не решалась.

 

Так и жила: дом – работа, работа – дом. Редкие ужины с семейством Алина, переписка и видеосвязь с уехавшей на Айрору лучшей подругой, мягкое, прямо как у гравиокатка, давление родителей: «Когда же ты найдешь себе молодого человека?!»

Когда Кэм наконец-то завершила разработку модернизированной системы автопилотирования флайкаром, то первым делом рассказала об этом Алину.

И, как оно обычно и бывало, босс заверил, что идея очень удачная. А вот его старший брат, Матен, в успешность не поверил и заявил:

– Я поддерживать разработку не буду – слишком рискованно. Если найдете спонсора – пожалуйста. Тестовая площадка в вашем распоряжении. Я даже могу замолвить словечко инвесторам, но не более.

И Кэм нашла спонсора. Практически без сожаления перевела все свои сбережения, взяла кредит под залог дома. Хватило. С трудом, но хватило. Вот только кто сказал, что инвестиции в себя – самые выгодные?..

Что же теперь делать? Кэм не знала. Она была опустошена.

Несколько месяцев практически без сна, но ей хватало энергии и энтузиазма. Она справлялась и даже порой сама удивлялась, что все идет как надо. И вдруг такой удар судьбы под дых… Мэлли выполняла рискованный маневр, чтобы продемонстрировать надежность системы управления, и вылетела с нужной траектории. Не разбилась, но крыло основательно помяла. А главное, тест не засчитан, задача не выполнена, инвесторы сказали «нет».

Как бы Кэм ни крепилась, как бы ни показывала себя перед коллегами-мужчинами сильной и уверенной, она все же оставалась слабой женщиной.

Она сидела, прислонившись спиной к Мэлли, и проклинала того ублюдка, что все порушил, а слезы беззвучно текли из ее глаз. Чертов придурок!

Кто-то молча присел рядом с ней, так же молча обнял и прислонил к своему плечу:

– Железная Кэм все равно не сломается, ведь так?

– Пришел позлорадствовать? – прогнусавила девушка.

– А разве похоже? – делано удивился Флорин, ее коллега, работающий, правда, под руководством самого Матена.

– Я уже не знаю, что думать обо всем этом.

– Нет предположений, кто подгадил?

Кэм покачала головой и хмыкнула.

– Камеры никого не зафиксировали. А пропуск сюда был только у меня и у Алина… Стоп, а ты как сюда попал?

Она подняла голову, чуть не стукнув Флорина по подбородку.

– Ты дверь не закрыла, – спокойно ответил он. Протянул Кэм платок и чуть отодвинулся.

До Кэм только сейчас дошло, что к мужчине она сидела слишком близко, прижималась-таки. Внешне она никак не продемонстрировала смущение, хотя внутренне растерялась.

– Кто бы это ни был, подготовился он тщательно, – уже спокойно произнесла девушка.

– Ты же понимаешь, что это мог быть кто угодно.

– Да хоть ты.

– Хоть я.

Кэм вытерла заплаканное лицо, провела рукой по волосам, пытаясь их пригладить.

– Но что-то мне подсказывает, что это все же не ты.

– Пресловутая женская интуиция? – Флорин обаятельно улыбнулся.

– Пусть будет она, – не стала отпираться Кэм.

Хотя на самом деле все проще – Флорин по самые уши занят в передовом проекте компании, и времени на то, чтобы провернуть диверсию, у него банально не нашлось бы.

Он тоже поднялся, сделал шаг к Кэм и замер.

– Я слышал, Алин решил уговорить инвесторов. Думаю, у него все получится. Так что не переживай, Железная Кэм еще всем покажет, какая она стойкая. Удачи.

Флорин махнул рукой и пошел из гаража.

На браслет пришло сообщение от Алина: «Они отказали. Мне жаль».

Железная Кэм сползла по двери машины вновь на пол.

Звуковой сигнал адопта[1] верещал уже в третий раз. Кэм не отключила звук только потому, что ждала новостей от Алина. Хотя он и сказал, что ждать уже нечего, но она все равно на что-то надеялась.

Однако дозвониться до Кэм пыталась жена ее босса, Эйши. И раз звонит не сам Алин, значит, Кэм грозит небольшой вынос мозга.

В конце концов, она уже немного пришла в себя и сможет поговорить с подругой. А то прямо какое-то свинство получается, Эйши ведь точно волнуется.

– Кэмелия Уджен, слушаю.

Адопт сработал, распознав голос. Из динамика раздалось:

– Готовишь!

– Не спрашиваешь, – в тон подруге ответила Кэм.

– Я тебя, детка, не первый год знаю. – Кэм даже представила, как Эйши стоит посреди комнаты, уперев руки в бока, выговаривая ей. – Что, на ужин нам сегодня ждать очередную мечту гурмана?

– Ты о еде или о моем визите?

– Не заговаривай мне зубы! Почему не позвонили?

– Эйши, я думала, Алин тебе все уже рассказал…

– Этот засранец не отвечает! – возмутилась подруга. – Перезвонил всего лишь двадцать минут назад, прощебетал, что очень занят, попросил не волноваться и заверил, что к ужину успеет. Следовательно, у вас точно что-то случилось. Кэм, детка, – голос Эйши стал даже чуть тише и проникновеннее, – ты ведь очаровала этих надутых индюков, доказала им, что круче тебя никого нет, ведь так?

– Будь это так, мы бы уже праздновали в самом дорогом ресторане города, – устало отозвалась Кэм.

– Не может быть! Чушь и ерунда! – На секунду Эйши задумалась. – То-то мой благоверный пропал. Не переживай, он точно все разрулит. А ты прекращай чахнуть над кастрюлями и немедленно собирайся к нам.

– Ну, насчет «немедленно» ты, конечно, погорячилась. У меня тут мясной рулет запекается… – провокационно протянула Кэм.

– Ладно, – вздохнула Эйши. – Ради рулета разрешаю тебе чуть задержаться. Но только чуть!

– Есть, капитан! – бодро провозгласила Кэм. И добавила команду адопту: – Отбой.

Вытерла руки полотенцем и оперлась о кухонный остров. С лица слетела напускная улыбка – старание для подруги, хотя видеосвязь она и не включала. Но Эйши наверняка и сама поняла, что Кэм все же не в том состоянии.

Несмотря на огромное количество техники, упрощающей быт, на кухне Кэм предпочитала управляться сама. Разве что мытье пола доверяла роботу-уборщику. В остальном кухня была той вотчиной, где она работала сама: готовила, наводила порядок. В этом заключался своеобразный ритуал, который снимал стресс, накопленный за рабочий день, помогал расслабиться, отвлечься. Наверное, даже почувствовать себя самой обычной женщиной. Хотя утром Кэм все же ленилась, поэтому таймер на мультиварке для каши на молоке всегда стоял. Но ужин всегда готовился как положено. Даже если ужинать приходилось у друзей.

Эйши с уверенностью можно назвать замечательной женой, матерью, ну и неплохой хозяйкой. А вот с готовкой у нее не задалось. Да, спасали полуфабрикаты, мультиварки, мультипечки и прочие полезные штучки. Еда, приготовленная ими, была и вкусной, и полезной – качество продуктов вообще строго контролировали, но все же не могла сравниться с тем, что выходило из-под рук Кэм.

Она и сама шутила, что друзья так часто зовут ее в гости только ради стряпни – Кэм никогда не приходила с пустыми руками.

Эйши старалась не подавать виду, что ей жаль подругу, замкнувшуюся в своем одиночестве, а Кэм делала вид, что не понимает этого.

Идти сегодня никуда не хотелось. Впрочем, останься она дома, будет еще хуже.

Алин вернулся аккурат к ужину, как и обещал. Кэм и Эйши едва успели накрыть на стол.

Пока Кэм находилась в компании подруги, ей удавалось не скатываться в уныние, граничащее с отчаянием. Неспокойный нрав творческой личности, – а Эйши была довольно популярной певицей и не бросила карьеру даже после рождения сына, – не позволял отвлечься ни на секунду.

К тому же под ногами все время крутился Гэнед – трехлетний сынишка Эйши и Алина. Он требовал внимания, очередного рассказа про крутые эфки[2] и много чего еще.

Но хорошее имеет свойство слишком быстро заканчиваться.

Алин сам поведал супруге о злоключениях Кэм.

– Вот ублюдки! – негодовала Эйши, чья бурная реакция была вполне ожидаемой. При этом она прикрыла уши сыну. – Кэм, ты же имеешь полное право требовать разбирательства, вплоть до судебного!

Кэм бросила виноватый взгляд на Алина.

– Понимаешь, в чем дело… Матену проще либо вообще отстранить меня от работы, и неважно, по какой причине, либо сразу же уволить, чем устраивать это разбирательство. Ты представляешь, какой урон репутации «Эниума» нанесет такой скандал? Тем более, что Матен согласия на разработки не давал – всего лишь разрешил использовать тестовую площадку и гараж, ну и мою лабораторию, само собой. Все остальное было только на мне. Хотя по факту Матен ничем не рисковал, одобряя этот проект. Теперь же… Да он попросту не признает, что кто-то из его сотрудников способен на такую подлость.

– Алин! Ты чего молчишь? Так и позволишь своему братцу разрушить жизнь Кэм?!

– Эйши, милая… Никто ничего пока не рушит. Успокойся. – Он сжал ее нервно вздрагивающую ладонь, которую она тут же выдернула.

– Знаешь, я Матена прекрасно понимаю и вряд ли на его месте поступила бы иначе, – спокойно произнесла Кэм. Алин облегченно выдохнул. – Вот только держать у себя крысу – не самый лучший вариант.

– Мы найдем его, – тут же заверил Алин.

– Или он сам всплывет, – вставила Эйши.

На некоторое время они все же отвлеклись на вкусный ужин.

– Кэм, детка, так что ты собираешься делать дальше? – поинтересовалась Эйши. – Может, тебе стоит взять отпуск? Ты давно его не брала, трудоголичка упертая.

– Не знаю. С одной стороны, это было бы здорово – отдохнуть, собраться с новыми силами. А с другой… Это сразу даст очередной повод посчитать меня слабачкой, мол, совсем расклеилась и не может настроиться на работу.

– У нее пунктик, – Эйши повернулась к мужу.

– Определенно, – кивнул тот.

– Да ну вас, – отмахнулась Кэм.

Она перехватила взгляд друга и на всякий случай отложила в сторону вилку с ножом.

– Или за меня уже всё решили? – Кэм прищурилась.

– Так будет лучше для всех, – как можно мягче произнес Алин. – Страсти поутихнут, а ты развеешься, успокоишься, отдохнешь.

На мгновение Кэм прикрыла глаза. Нужно было все проанализировать.

– Сколько? – уже нейтральным тоном полюбопытствовала она.

– Четыре месяца. Это все, что у тебя накопилось за несколько лет, плюс бонус.

– Моральная компенсация? – фыркнула Эйши.

– А что, отличная идея! – воодушевленно воскликнула Кэм и даже стукнула ладонями по столу.

Действительно – отличная. За это время она точно успеет придумать, где раздобыть денег. Не у родителей же просить, хотя они бы дали. Но тогда Кэм перестанет себя уважать. Перечеркнет все свои достижения, которые нельзя отменить одной неудачей, но можно перекрыть просьбой и признанием собственной слабости.

В конце концов, почему бы не попробовать себя в нелегальных гонках. Мэлли в лучшей своей форме даст фору любой гоночной эфке. Да и сама Кэм за штурвалом чувствует себя более чем уверенно. Но этот вариант – на самый-самый крайний случай.

– Уже прикидываешь, где отдохнуть? – вырвал ее из размышлений Алин.

– Что? – удивленно переспросила Кэм. – Прости, задумалась… Да, где отдохнуть.

Конечно. Отдых ей теперь точно будет только сниться.

Кэм нашла пару подработок, но они ей не помогут.

С банком она сумела договориться – тут сыграла на руку ее кредитная история. Банк пошел навстречу, дал отсрочку на полгода. Но деньги все равно нужно найти.

На улице Кэм не останется, даже если банк заберет дом. Ее зарплаты хватит, чтобы снимать приличное жилье, пока не появится возможность взять новый заем.

Но дело в том, что к своему дому она привыкла. Ее маленькое уютное гнездышко. Обустроенное так, как ей нужно. Удобное. Родное, обжитое. И отдать его кому-то? Ну уж нет!

Поэтому поиски продолжались.

 

Эйши залетела в дом, как ураган. Смахнула со стола полой легкого летнего пальто планшет и упала на мягкий диван.

– Раз ты сама не в состоянии определиться, то вот! – Она протянула Кэм пластиковую карточку.

На ней было написано лишь: «Лучшие пары Галактики». На оборотной же стороне – код, позволяющий считать информацию.

Не визитку же брачного агентства, судя по названию, ей подсунула Эйши?

– Проще мне просмотреть, да? – спросила Кэм.

Эйши торжественно кивнула, не переставая довольно улыбаться.

Кэм пришлось поднять оброненный подругой планшет. Она поднесла карточку, и на экране запестрели картинки и текст.

«Уважаемая Кэмелия Уджин! Поздравляем Вас! Вы стали одной из счастливейших обладательниц путевок на наше потрясающее шоу «Лучшие пары Галактики»! Вас ждут невероятные приключения в компании таких же счастливчиков на великолепной планете-курорте Волтатем!»

Дальше перечисляли, куда нужно прибыть, что с тобой взять и прочие организационные моменты.

Для полного согласия со всеми условиями шоу, чтобы окончательно подтвердить свое участие, необходимо подписать договор. Фигурально выражаясь. На самом деле в качестве подписи выступали отпечаток пальца и проекция сетчатки глаза.

– Эйши, что еще за шоу? – ошарашенно поинтересовалась Кэм.

– Ну да, ты ж у нас развлекательные передачи не смотришь, – хмыкнула подруга. – Обычное такое шоу. Группу участников привозят на Волтатем, делят на подгруппы по три человека и выдают задания. Каждый год задания разные, не повторяются. Но все это происходит в экстремальных условиях! – Глаза Эйши горели азартом, будто она сама мечтала оказаться на месте участников. – Джунгли, живность разная… Они даже еду себе сами добывают!

– Кто, живность? – нахмурилась Кэм.

– Участники. Живность, правда, тоже иногда себе кого-то среди участников присматривает, – хохотнула подруга. – Было там в одном сезоне… Ай, да неважно! Ничего сверхопасного еще не происходило. Но адреналин, думаю, у участников зашкаливает. Это именно то, что тебе нужно. Кэм, детка! Тебе выпал шанс не просто развеяться, погреть кости на пляже да поглазеть на достопримечательности! Это же полный крышеснос, перезагрузка! То, что так необходимо твоей чахнущей головушке! – Она постучала пальцем по лбу Кэмелии.

– Эйши, ты рехнулась – такое мне предлагать?! Я – и какое-то реалити-шоу! Ха-ха. Очень смешно. Или ты еще о чем-то умолчала?

Подруга обиженно засопела.

– Ну не деньгами тебя завлекать и потрясающими мужиками.

– Что-что, прости?

– За выполнение задания участникам выплачивают призовые. Просто редко кто доходит до конца и делает все как надо.

– И сколько платят? – Кэм постаралась изобразить скучающий интерес.

– Полмиллиона гэлов. Это на всю группу из трех человек.

Сто шестьдесят шесть тысяч гэлов. А у нее кредит на сто тридцать…

– А при чем здесь какие-то мужики?

Вот тут Эйши замялась, а Кэм стало ясно, в чем преимущественно кроется идея подруги.

– Понимаешь, группы же по три человека… Мужчина и две женщины, двое мужчин и одна женщина… Азарт, адреналин, серотонин, другие там гормоны…

– Складываются парочки? – усмехнулась Кэм.

– Не только парочки… – От этих слов у Кэм глаза на лоб полезли. – Ну а что, у всех свои предпочтения. Хоть тройничок, хоть квартет. И вообще, у нас свобода отношений. Хоть со стулом… хм… женись.

– Ладно, я тебя поняла, – подняла ладони Кэм. – Ну у вас и нравы в шоу-бизнесе.

– Я, по правде говоря, за традиционные устои. Но ведь мы сейчас не обо мне. Оставим полемику. Будешь подписывать? – У Эйши вдруг прорезались в голосе деловые нотки.

– Знаешь, а я подумаю. Идея-то заманчивая. Посмотрю, что там за задания были… Я тебе позвоню.

– Соглашайся, – пропела своим хрустальным голоском подруга. – Не пожалеешь.

– Погоди, – встрепенулась Кэм. – При чем здесь «Лучшие пары»? В группах же по три человека?

– Я уж думала, ты никогда не задашь этот вопрос, – хмыкнула Эйши. – Да просто в первые сезоны участников делили именно на пары. А потом, видимо, решили добавить перчинки – устроили тройнички. Название же менять не стали.

1Адопт – универсальный приемопередатчик, транслирующий сигнал, в зависимости от его вида, на другие устройства. Сигнал может быть для видеосвязи, для обычного звонка или для текстового сообщения. Соответственно, происходит трансляция на экран, на динамик с микрофоном или на планшет и браслет.
2Эфка – сокращенное от «флайкар».