3 książki za 35 oszczędź od 50%

Самая обаятельная и сексуальная практикантка

Tekst
15
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Самая обаятельная и сексуальная практикантка
Самая обаятельная и сексуальная практикантка
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 28,80  23,04 
Самая обаятельная и сексуальная практикантка
Audio
Самая обаятельная и сексуальная практикантка
Audiobook
Czyta Наталья Волкова
13,68 
Szczegóły
Самая обаятельная и сексуальная практикантка
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

«Где-то далеко, где-то далеко идут грибные дожди…» – напевала я про себя, влетая в холл офисной высотки практически окоченевшая на февральском ледяном ветру. Какие дожди? Где?.. Да еще и грибные. Да у нас тут похлеще вечной мерзлоты морозы загнули. А я-то, наивная, решила уже в феврале начинать ждать весны. А еще я боялась за свое горло с недавних пор, вот и кутала его даже сильнее, чем требовалось. Пока размотала длиннющий шарф перед зеркалом на колонне, успела взмокнуть. И, кажется, я опаздывала на встречу. А все проклятый автобус, которого прождала минут двадцать, пританцовывая на остановке от холода.

– Мне в «Колоннаду», – сообщила я ресепшионисту, половина длинных волос которого была выкрашена в белый цвет почему-то. Издалека я даже не сразу поняла, мальчик это или девочка. Лишь вблизи разобралась, что к чему.

– Вам назначено? – пытливо-вежливо воззрился он на меня.

– Назначено-назначено, – кивнула я. – В десять у меня встреча с генеральным директором.

– Ваша фамилия?

– Арсеньева Полина Викторовна, – отрапортовала я и потом еще ждала, пока паренек сверится со списками.

– Прошу, – активировал он зеленый сигнал на вертушке. – Пятнадцатый этаж, офис № 33. Лифт по коридору направо.

На пути к лифту я не выдержала и сняла пуховик – в здании было так натоплено, что я задыхалась. И быстрая ходьба этому способствовала тоже.

За дурацким пуховиком, пока пыталась культурно устроить его в руках, не заметила впереди идущего человека и со всей дури врезалась в чью-то могучую спину.

– Ох, извините, пожалуйста… Не увидела вас… – запричитала я, пока мужчина медленно поворачивался в мою сторону, одновременно нажимая кнопку вызова лифта.

– А смотреть по сторонам не пробовали? – на меня смотрели серо-голубые и какие-то очень холодные глаза. И плескалось в них ни что иное, как презрение. Интересно, с чего? Не ножом же я его пырнула. Еще и высоченный такой, что приходится задирать голову.

– Я извинилась, – примирительно проговорила я, не желая ни с кем скандалить. Только этого мне и не хватало сейчас.

Ответом мне послужили тишина и еще более уничижительный взгляд. Благо в этот момент разъехались дверцы лифта, а то, боюсь, не сдержалась бы. И очень удивилась, когда этот хам с ледяными глазами пропустил меня вперед.

В лифте мы ехали вдвоем и молча до самого пятнадцатого этажа. Я-то думала, он выйдет раньше или поедет дальше, но лифт дернулся и остановился, а меня недоджентльмен снова пропустил вперед.

Я смотрела в мужскую спину, что стремительно удалялась от меня, и размышляла, в какой стороне нужный мне кабинет. Коридор убегал в обе от меня стороны, а поинтересоваться этим у попутчика как-то не догадалась. И рабочий день, судя по всему, уже начался, потому что все попрятались по своим кабинетам, сдавалось мне. Я же точно опаздывала на встречу с руководителем практики, о котором Лиза высказалась очень категорично и даже нелицеприятно…

– Блин, Полинка… говорят, этот Розов – еще тот деспот, – сочувственно протянула Лиза. И тут же снова вгрызлась в огромный бутерброд. – Еще говорят, что у него мало кто задерживается надолго из сотрудников, что текучка там дикая. За малейший прокол он выгоняет своих работников с треском. Вообще странно… как с такой текучкой «Колоннада» еще держится в списке лидеров?

– Да ладно тебе, Лизок, не драматизируй, – отмахнулась я. – Мне там только три месяца практики продержаться.

– Ты меня не слышишь, что ли?! – возмутилась моя подруга-одногруппница и соседка по комнате в общаге. – Три месяца в «Колоннаде» – это почти рекордный срок. Ты должна будешь вывернуться наизнанку, чтобы пройти там практику до конца и получить положительный отзыв. Сам Розов будет твоим руководителем. Блин, сочувствую тебе…

– Ну, что поделать, ангина внесла свои коррективы в мою жизнь…

Да, заболела ангиной и слегла на две недели я совершенно не вовремя. Отлично сдала зимнюю сессию, весело провела каникулы с родителями и на утро собиралась уезжать, а в ночь меня шарахнула высоченная температура, и горло опухло так, что неделю я и глотать-то толком не могла. Похудела за время болезни жуть как. Мама так и говорила, вздыхая, что остались у меня одни глазюки. Но куда деваться – преддипломную практику мне никто не отменит. А без нее я не получу диплом. И как лучшей студентке потока мне полагались самые лакомые места, но вот беда, к их распределению я опоздала и брала уже то, что осталось. Собственно, только «Колоннада» и оставалась.

Ладно, не о том я думаю, – тряхнула я головой и решительно двинулась по коридору налево. С направлением не ошиблась и очень скоро заметила табличку с № 33. Кажется, за одной из соседних дверей скрылся грубиян из лифта. Работает он тут тоже, что ли? Не очень хотелось встречаться с ним снова в эти три месяца. А с другой стороны, плевать на него – хочет злиться, пусть, его печень страдает, а не моя.

– Доброе утро! – бодро поприветствовала я отчего-то показавшуюся перепуганной секретаршу. – Я к вам на практику.

– Какую еще практику? – как-то затравлено посмотрела на меня молоденькая и очень хрупкая девушка. Аж жалко ее стало вдруг.

– Преддипломную, – широко улыбнулась я. – Я учусь на архитектурном факультете, и буду проходить у вас практику. Меня Полиной зовут…

– Минутку, – неожиданно строго нахмурилась худышка, заставив меня резко замолчать. Сама она, тем временем, сняла трубку, в которую и проговорила: – Илья Сергеевич, тут какая-то девушка… – мазнула она по мне взглядом, – говорит, что ее направили к нам на практику… Хорошо, – после короткой паузы кивнула и повесила трубку. – Можете пройти к директору, – кивнула она на дверь с табличкой «Розов Илья Сергеевич – генеральный директор».

Набрав в легкие побольше воздуха, чтобы прогнать внезапное волнение, я смело распахнула дверь и шагнула в кабинет. Каково же было мое удивление, когда за массивным столом богато обставленной и очень просторной комнаты увидела недавнего грубияна из лифта.

Он смотрел на меня без всякого выражения на лице и молчал. Когда мне надоело топтаться на пороге его кабинета, я проговорила:

– Здравствуйте, Илья Сергеевич, – припомнила я имя, которое называла его секретарша.

– Виделись уже, – кивнул он.

Тихо порадовалась, что не держу в руках пуховик. Хотелось верить, что выгляжу элегантно в новом брючном костюме, что прикупила на распродаже по случаю, когда была дома, еще до болезни. Пришлось, правда, утянуться ремнем, но кажется, этого не заметно.

Мужчина продолжал молчать. Я же обратила внимание, что если бы не выражение его лица, которое снова стало брезгливым, можно было бы назвать его симпатичным. А еще сверхэлегантным в явно дорогом костюме и рубашке.

– Я… к вам на практику… – менее уверенно проговорила я. Как-то под его взглядом на меня стремительно наползала робость.

Вежливости моего руководителя на ближайшие три месяца явно не научили. Причем упустили этот момент еще в детстве. Что я ему сделала (а главное, когда успела?), чтобы породить столь явную неприязнь?

Не говоря ни слова, Розов снял трубку телефона и через пару секунд кого-то спросил:

– Что за девица топчется на моем пороге?

Я аж задохнулась от возмущения. Девица??? Это он серьезно? Да я без пяти минут успешный архитектор! Топчется?.. Ну знаете! Это уже ни в какие ворота не лезет. И я не буду топтаться на пороге! Приняв такое волевое решение, я под взглядом мужских глаз, в которых все отчетливее проступало удивление, бодро протопала к стулу для посетителей за его же столом.

– …Почему со мной не согласовал? – продолжал тем временем допрос невидимого собеседника Розов. – В смысле?.. Ладно! – зло бросил в трубку и сразу же повесил ту.

Я же поймала себя на мысли, что хотела бы услышать оправдания того, кому этот противный тип звонил сейчас. Меня тут явно не ждали. И мне тут были не рады. Ничьей любви я и не прошу, как и признания собственных заслуг. А вот практику пройти мне они должны позволить, раз уж эта фирма есть в списках, куда нас отправляют.

– Значит, ты заканчиваешь архитектурный? – задумчиво протянул Илья Сергеевич, скользя по мне ленивым взглядом. Под этим самым взглядом мне стало жутко неуютно. Невольно поерзала на стуле.

Теперь я гораздо лучше понимала Лизу. Похоже, об этом Розове были наслышаны все студенты, кроме меня. И наверное, не зря от его фирмы все открещивались.

– Совершенно верно, – подтвердила я. – И вы – мой руководитель.

Повисло молчание. На этот раз я терпеливо ждала.

Еще я ждала эту практику, с самого начала последнего курса. Ведь это шикарная возможность заявить о себе, будучи еще студенткой. Блеснуть своими талантом и знаниями, сделать так, чтобы тебя заметили и оценили. И считай, работа у тебя в кармане, как и стремительная карьера. Так размышляла я и небезосновательно. Подобных примеров становления знала несколько. Лиза относилась к практике более прохладно. Подруга с удовольствием сделала бы вид, что работает, а сама прокутила все три месяца. Я же планировала еще и подзаработать за время практики.

– У меня нет для тебя работы, – заговорил, наконец, Илья Сергеевич. А я сразу скисла, что не укрылось от его внимания. – Но ты не переживай – отзыв по практике получишь самый лучший, как и оценку. Документально тоже все оформим, как и оклад тебе дам…

Эх, Лиза-Лиза… Ошиблась ты, да и многие другие, насчет этого Розова. Да к нему из студентов должна была выстроиться очередь, раз он сам предлагает проходить у него практику только на бумаге. Но меня такой вариант не устраивал.

– Извините, Илья Сергеевич, но я так не могу и не хочу, – твердо заявила я. – Прошу обеспечить меня работой в вашей фирме, которую в последствии, надеюсь, вы оцените по достоинству…

– Ты меня не поняла? Нет… у меня… для тебя… работы! – навалился он на стол и проговорил угрожающе членораздельно, буравя меня злым взглядом. – В моей фирме трудятся самые лучшие специалисты – недоучкам тут не место.

 

Что? Недоучкам? Да в чем дело?! Откуда такая враждебность? Я ему не шарик для пинг-понга.

– Я не недоучка, а студентка последнего курса. Одна из лучших, заметьте. Совсем скоро я блестяще защищу диплом и стану дипломированным специалистом. Но уже сейчас… я могу… оказаться вам… очень, полезной! – не менее членораздельно заявила я, тоже наваливаясь на стол.

Невольно я отзеркалила его и нужного результата добилась.

– Как скажешь, – кивнул Розов. – Но потом не жалуйся, – недобро прищурился. – Иди в кадры и оформляйся. Все инструкции касательно тебя я дам лично.

Глава 2

– Я довольна! – со счастливой улыбкой откинулась Лиза на спинку дивана. – Четыре часа в день. Кофе, чай, напечатать что-нить… Компьютер мой – можно и пасьянс разложить. И руководитель у меня такой, что закачаешься. Не мужчина, а мечта. И при деньгах, заметь.

У Лизы первый день практики стал и первым рабочим днем, в отличие от меня. Сама я только оформилась в кадрах и бухгалтерии, поймала на себе парочку сочувственных взглядов, смысла которых не поняла. И вообще, все в Колоннаде показались мне какими-то задерганными и нервными, особенно кадровичка. На работу мне было велено выходить завтра, к десяти. Определил меня Розов в творческую группу под руководством некой Галендеевой Инги Михайловны. Но саму ее я еще не видела.

– Чай, кофе? Будешь выполнять обязанности секретаря? – удивилась я.

– А что в этом плохого? От бесконечных проектов я и в универе устала. Хоть три месяца от них отдохну. И то… над дипломом корпеть придется, – вздохнула Лиза. – А как тебе Розов? – тут же поинтересовалась. – Он правда такой придурок, как о нем говорят?

– Понятия не имею, – пожала я плечами. – Нервный точно, как и не самый воспитанный. Да мы с ним и десяти минут не общались.

– А с морды-лица? – сделал Лиза соответствующий жест перед своим лицом.

– Ну… симпатичный такой, – восстановила я в памяти мужской образ.

– Говори уж красавчик, – кивнула Лиза. – Но у него вроде как баба есть. Он с ней появляется на всех модных тусовках. Говорят, она с ним работает.

Вот это меня точно не волновало. И Розов меня интересовал исключительно, как руководитель моей практики, и точно не как мужчина. Кроме того, подобные самовлюбленные типы мне совершенно не нравились. В мужчинах я больше всего ценила чувство юмора и доброту. Ни того, ни другого в Розове не заметила.

Ночью разыгралось настоящее стихийное бедствие. Несколько раз просыпалась от грохота на улице и тоскливого завывания ветра. К утру двор перед общагой был засыпан так, что разбудила меня ругань вахтера – дяди Гоши. Матерился тот, не стесняясь, открывая дверь. А потом еще с полчаса, под аккомпанемент своего же трехэтажного мата расчищал от снега крыльцо. И пока собиралась на работу, слушала всю эту прелесть невольно – окно нашей комнаты располагалось как раз над крыльцом, на втором этаже. Впрочем, это не мешало Лизе сладко посапывать. Ее рабочий день начинался с двенадцати.

Обилие снега смягчило мороз, и я даже получила удовольствие, когда вышла из общаги и вдохнула холодного воздуха. Проблеск солнца на хмуром небе подарил мне капельку счастья. И сегодня был мой первый рабочий день, от которого я столько всего ожидала. Чего именно, пока и сама не знала, но чего-то нового, волнующего и очень интересного.

Не буду рассказывать, как я добиралась до работы. Скажу только, что в условиях повсеместных заносов сделать это было проблематично – по проезжей части с ночи сновали снегоуборочники, но даже они пока не справлялись с проблемой. Однако я умудрилась на опоздать. А еще у меня теперь был пропуск, и через вертушку я проходила с гордой улыбкой на губах, чувствуя себя даже не практиканткой, а членом творческой команды ведущей архитектурной фирмы города.

Вчера мне велено было выходить на работу в мастерскую под номеров одиннадцать. Цифра мне понравилась, и я посчитала это хорошим признаком. А теперь вот с легким душевным трепетом я распахивала нужную дверь.

Мастерская показалась мне огромной и чуточку захламленной. Мелькнула несвоевременная мысль, что будь я тут хозяйкой, устроила все несколько иначе. И начала бы со столов – расставила бы их так, чтобы уже они составляли определенную композицию и разбивали пространство на рабочие зоны. Поразили меня и завалы на столах – а для чего тут повсеместно стеллажи? Ну и мне совершенно не понравились потрепанные жалюзи на довольно больших окнах. Их я заменила бы на симпатичные ролл-шторы. Все эти мысли пронеслись в моей голове как-то быстро и фоном, а сама я уже отвечала на вопросы худого и долговязого парня с татуировками на шее и обеих кистях рук (подозреваю, что и на теле татуировки были тоже, но то было прикрыто рубашкой). Позабавила еще и прическа парня – волосы торчали во все стороны так, словно он их не чесал с неделю. Пирсинг в ухе. Очки а-ля Гарри Поттер на переносице и очень добрые голубые глаза, светящиеся живым умом. Как-то парень этот мне сразу понравился, душа сама к нему потянулась.

– И кто ты у нас? – с улыбкой рассматривал меня он. – Снимай пуховик, пока не закипела. Вешай вот сюда, – указал он на вешалку. – Я Денис – архитектор группы Галендеевой, – протянул он мне руку.

– Полина. Направлена сюда на преддипломную практику, – пожала я его руку.

– Студентка, значит? – улыбнулся мне Денис. – Сразу видно, что талантливая.

– С чего такие выводы? – невольно рассмеялась я.

– А у меня глаз-алмаз, и в людях я редко ошибаюсь. А еще ты очень красивая.

– А это как относится к делу? – теперь уже смутилась я.

– А никак, – хохотнул Денис. – Просто факт. Пошли знакомиться…

Через десять минут я увидела столько лиц, пожала столько рук и услышала столько имен, что вместить все это моя память оказалась не в состоянии. Усвоила только, что в этой мастерской трудятся семь архитекторов, включая самого главного архитектора проекта. А я, значит, тут буду восьмой, как смешливо сообщил мне Денис. За ним я ходила хвостиком от стола к столу, боясь окончательно дезориентироваться в этом творческом хаосе.

– Инга будет позже, – сообщил мне Денис, подводя к свободному столу. – Она у нас… задерживается. А это твое рабочее место.

Я поняла, что говорит он про Галендееву – главного архитектора проекта, и догадалась уже, что небольшой кабинетик за стеклянной перегородкой – ее. Даже хорошо, что она задерживается – будет время привести мысли в порядок.

Я даже обрадовалась, когда обо мне на время все забыли. Коллектив мне понравился и даже очень. Все молодые, энергичные, симпатичные… Только вот, впечатлений для меня одной на первый день многовато. И это только утро.

– Изучай пока, – сгрузил Денис передо мной кучу проектной документации.

– Спасибо тебе! – чуть не прослезилась я.

– Да было бы за что, – усмехнулся он. – Считай, что я тебя приручил. И кстати, в обед я провожу тебя в обитель сытости и неги, – подмигнул и умчался к своему столу.

Ого-го! Масштаб жилого комплекса, над которым работала творческая группа, показался мне внушительным, а сам комплекс несколько помпезным. Под застройку отошла окраина города. Место довольно живописное, есть даже небольшое озеро. И лес, опять же, рядом. Хотела бы я жить в одном из этих домов, – рассматривала я репродукцию макета. Сама я спроектировала бы все несколько иначе – не так богато, чтобы позволить себе жилье в этом загородном комплексе могли и люди со средним достатком. Но, в общем-то, архитектурное решение комплекса показалось мне очень даже талантливым. Здесь явно собрались профессионалы своего дела.

Проектно-сметную документация я отложила на потом. Это направление в выбранной профессии больше всего не любила. Понимала, что архитектура не существует отдельно от строительных норм и правил, но изучала их с большой неохотой.

Я была погружена в изучение чертежей и макетов, когда распахнулась дверь в кабинет, и вошла женщина, поразившая меня с первого взгляда. Ее нельзя было назвать писаной красавицей, но и взгляда оторвать не получилось – тот словно прилип к ней. Высокая и очень стройная, в длинной богатой шубе и лакированных сапогах. А голову свою со стильной короткой стрижкой на черных волосах она несла поистине по-королевски. И ни на кого не смотрела.

Пока я соображала, кто это может быть, на помощь пришла подсказка. Девушка, стол которой располагался ближе всего к двери, и чьего имени я, конечно же, не запомнила, подскочила и засеменила за женщиной со словами:

– Ингочка Михайловна, мне нужно срочно переговорить с вами по одному вопросу… Это очень срочно, дорога каждая минута… На кону большие деньги, и мы можем их потерять…

Девушка тараторила, как заведенная, а женщина на нее хоть бы хны – даже головы не повернула. И тогда девушка оббежала ее, заставляя тем самым остановиться. И тут я поняла, что в кабинете повисла звенящая тишина. А взгляды всех были прикованы к паре, что остановилась аккурат напротив моего стола. Отчего-то мне захотелось спрятаться под этот самый стол. Возможно, виной тому был взгляд, которым буравила женщина тараторку. Но последняя не сдавалась и добавила:

– Это правда срочно! – и так выпятила грудь, что я поймала себя на желании поаплодировать ей.

– Аня, с дороги! – произнесла женщина ровным голосом. – Зайди ко мне через десять минут. Я только пришла…

– Ну ладно… – вздохнула девушка, которую звали Аней. Теперь ее имя я точно запомню. Она грустно посмотрела на настенные часы, потом на меня и отправилась к своему столу. Высокая же женщина (а я уже догадалась, что это и есть Галендеева Инга Михайловна) спокойно продолжила путь в свой кабинет. Меня она, кажется, даже не заметила.

Перед тем, как снова погрузиться в изучение документации, я успела заметить, как Денис покрутил пальцем возле виска. Предназначалось это Ане, но вид у парнишки был наидобрейший и даже капельку влюбленный. Я же в своей голове поставила первую галочку – кажется, Денис влюблен В Анну.

– Ира, пригласи ко мне Галендееву, – бросил Илья в трубку и сразу же отключился.

Оставалось надеяться, что Инга уже на работе. Взяла за моду опаздывать в последнее время – надо бы переговорить с ней об этом. Даже он себе такого не позволяет. Работа есть работа, как ни крути.

– Здравствуй, милый! – проворковала Инга, широко распахивая дверь в его кабинет.

Невольно поморщился – как же она любит выставлять напоказ их отношения. Он же терпеть этого не мог, хоть и не пытался что-то скрыть.

– К чему весь этот официоз? Почему сам не позвонил?.. – приблизилась к нему Инга со спины и положила руки на плечи. Сразу же те соскользнули на грудь, пробираясь под полы пиджака, а щекой она прижалась к его щеке.

– К тому, что мы сейчас на работе, – убрал Илья ее руки и встал из кресла. – Не стоит лишний раз демонстрировать то, о чем и так все знают, – закрыл он дверь в кабинет, которую Инга нарочно ли, случайно оставила приоткрытой.

– Так ведь знают же… – тут же заняла Инга его кресло. – И завидуют…

Интересно, кому или чему? Но уточнять Илья не стал. Да и вызвал он Ингу по делу, а не чтобы потрепаться.

– Ты уже познакомилась с нашей новой работницей? – отошел Илья к окну.

– А у нас такие есть?

– С сегодняшнего дня у нас проходит практику студентка последнего курса архитектурного. В твоем отделе, между прочим.

Иногда можно выключать высокомерие, чтобы замечать что-то чуть дальше, чем под самым носом. Впрочем, он и сам этим грешил – чужие проблемы, как и посторонние люди его мало заботил. И о практикантке он лишь потому вспомнил, что та разозлила его накануне.

– А почему в моем? – в голосе Инги прозвучала сталь. – Ты же знаешь, как я не люблю чужаков.

– А потому, милая, – отключил Илья на короткий промежуток времени официоз и даже позволил себе улыбнуться, – что только ты сможешь поставить ее на место. Это девушка возомнила себя супер архитектором. Вот и познакомь ее с нашей работой, так сказать, с изнанки. Ну не мне тебя учить, дорогая.