Я тебя у судьбы украду

Tekst
Z serii: Рона #2
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 5

– Верховный совет Моровии направил делегата в Коалицию с требованием о прекращении существования этой позорной для нашего общества организации магов, – сообщил Дмитрий Солодей представителям волчьих кланов Караса, что собрались сегодня в его доме для проведения экстренного совещания. – Теперь, когда на нашей стороне большинство, пора покончить с беззаконием, творящемся в мире. И начать следует со своей страны.

Все дружно загалдели, и Дмитрий призвал волков к порядку.

– Давайте так – желающие высказаться, выступают по одному. Иначе собрание превратится в бардак.

– Предвижу, что коалиция откажется удовлетворить требования Совета, – встал альфа одного из древнейших кланов города.

– Что ж, тогда нам придется перейти к более решительным действиям, – кивнул Дмитрий. Он и сам не надеялся, что с Коалицией будет легко справиться. Но война началась и теперь уже поздно было идти на попятную.

Никола тоже присутствовал на собрании, но как вольный его член и правая рука Дмитрия. Он внимательно всех слушал, но сам в диалог не вступал. И в отличие от многих тут волк понимал, что так просто справиться с Коалицией не получится. Впрочем, понимали это и другие волки, о чем и высказывались, собственно. И все же одно преимущество у них было – на их стороне была численность. И пусть магия оборотней не так сильна, как у потомственных магов, но в совокупности она все же превышала. Только вот, не достаточно справиться с кучкой магов, творящих бесчинства тут. Есть еще Млека, с ее монархией, и как там все устроено Никола знал лучше всех собравшихся сегодня тут. Именно об этом он и говорил брату перед совещанием.

– Еще один вопрос я вынес на повестку дня, – вновь заговорил Дмитрий, когда дебаты закончились, и в комнате повисла тишина. – Нужны добровольцы, чтобы отправиться с пакетом к королеве Млеки. Сами понимаете, насколько это может быть опасным. И конечно же, мы не можем рисковать альфами кланов, – поднял он руку, вновь призывая всех к молчанию. – Я не прошу назвать кандидатуры прямо сейчас. Но это нужно сделать в ближайшие дни.

Когда собрание закончилось, и кроме братьев в комнате никого не осталось, Никола спросил у Дмитрия:

– Почему ты не хочешь отправить в Млеку меня? Я ведь был уже там и мог бы попробовать уговорить Марго.

– Вот именно потому, что ты там был, больше ты туда не пойдешь, – сказал как отрезал Дмитрий. – У вас с Марго личные счеты. Не забывай, что ты забрал у нее сына. Вряд ли она так скоро об этом забыла. Что-то мне подсказывает, что тебя она даже слушать не станет. Да и от тебя здесь гораздо больше пользы, братишка, – тепло улыбнулся Дмитрий.

Брата своего он любил как сына из-за существенной разницы в возрасте. Когда тот родился, он уже вступил в права альфы, потому как отец их скоропостижно скончался на охоте. Самому Дмитрию тогда едва исполнилось пятнадцать лет, но это уже был сильный и умный волк. Разве что повзрослеть ему пришлось чуть быстрее, чем всем остальным. Зато сейчас клан Солодеев был одним из самых уважаемых в Моровии.

– Как продвигается восстановление поместья? – перешел Дмитрий на другую тему. – От меня еще помощь нужна? Хватает тех людей, что я к тебе направил?

О да! Вот уж чего-чего, а народу в его доме теперь было более чем достаточно. За годы жизни в одиночестве Никола успел отвыкнуть от суеты и шума, которыми теперь был наполнен его дом с утра до вечера. Благо, строители уже возводили под крышу дом для прислуги, и в скором времени можно будет хоть их отселить отдельно. Он специально велел все силы бросить на это, а уж потом заняться другими постройками во дворе поместья.

Только вот Рону Никола не хотел выселять из дома, и нужна была уважительная причина, по которой та бы подчинилась добровольно. Это девушка стала его личной головной болью. Она отлично справлялась со своими обязанностями. Ни одна хозяйственная мелочь не ускользала от ее внимания. Порой Николе даже казалось, что сама она трудится слишком много, что такими темпами Рона рискует надорваться. Но и делать замечания ей он не мог, по той простой причине, что наблюдение за ней вел со стороны, сама она об этом даже не догадывалась. А еще он почти каждый вечер призывал к себе Ерка, и тот рассказывал ему о проделанной работе, упоминая в разговоре Рону. Этот малый тоже оказался настоящим пахарем – днями напролет занимался ремонтом и благоустройством внутри дома. Число отремонтированных комнат неуклонно росло, и Николе оставалось только удивляться, как быстро работа спорилась в умелых руках. Да и разговаривать с Ерком ему нравилось. В его лице у волка, кажется, появился друг, которых после мнимой смерти жены с сыном Никола потихоньку упразднил всех.

Рона не искала с ним встреч, даже старательно избегала их, как казалось волку. Сам Никола тоже старался сдерживаться, но порой, завидев ее издалека, испытывал практически нестерпимое желание обнять ее, прижать к себе как можно крепче и не отпускать больше никогда, даже если для этого ему придется задушить ее в объятьях. Эта человеческая девушка задевала в его душе те струны, которые он долгое время считал утраченными навсегда. Ее хрупкая фигурка возбуждала в нем волчью страсть. Ее милое и нежное лицо манило покрыть его поцелуями. Хотелось защитить ее от всего мира, но приходилось защищать прежде всего от себя, от собственной похоти.

– Брат, я уже давно собираюсь поговорить с тобой на довольно щекотливую тему, – голос Дмитрия разогнал навязчивые мысли в голове Николы. – Пора тебе задуматься о создании семьи. Волк-одиночка – не самый хороший путь, братишка.

– Не уверен, что хочу этого, – задумчиво откликнулся Никола.

– Прошло уже два года. Да и не только из-за этого, я думаю, что память о жизни с Марго выветрилась уже полностью из твоей головы. Тебе нужная преданная самка, и если ты сам не хочешь заниматься ее поисками, это с удовольствием сделала бы Ульга, – улыбнулся Дмитрий. – Больше всего жена любит устраивать браки. Да и получается это у нее неплохо. Все семьи, принадлежащие нам, живут довольно счастливо.

– Нет, брат, – тряхнул головой волк, – позволь мне самому определяться в этом вопросе.

– Как скажешь, конечно. Но советую тебе не затягивать. На наш клан многие ровняются, а семейственность я считаю основой всего. Ульга мне сообщила, что не за горами свадьба Селены, – вновь расплылся Дмитрий в улыбке. – Вот уж не думал, что первой найдет пару моя младшенькая. Кроме того, как закончатся все работы в твоем поместье, Ульга собирается пристроить в надежные руки девушку, Рону, что сейчас служит у тебя управляющей.

От последнего сообщения Никола невольно напрягся и подался вперед.

– Хочешь сказать, что ее планируют выдать замуж?

– Да. А что тебя удивляет? Девушка она умная и работящая. Кроме того, уже давно вошла в брачный возраст. Пора о ней позаботиться. И мы с Ульгой собираемся лично поучаствовать в ее судьбе, как и дать за ней неплохое приданное. Ее мать с отцом уже много лет служат нам верой и правдой.

Рону собираются выдать замуж?! Но он не может этого допустить! Сама мысль, что она будет принадлежать кому-то другому, сводит с ума.

– Но она нужна мне! – невольно выдал свои чувства Никола. Благо брат его понял совершенно иначе.

– Ну не вечно же у тебя будет вестись ремонт, – рассмеялся он. – Я и не говорю, что завтра же заберу ее от тебя. О какой спешке может идти речь в таком деле? Да и Ульга еще не присмотрела ей подходящего жениха. Хочется, чтобы он был из приличной семьи, да и желательно не дурен собой… Хотя, тут я вмешиваться не буду, вкус у моей жены по этой части отменный, – самодовольно усмехнулся Дмитрий. – Да и не о Роне речь, а о тебе, брат. Подумай над нашим разговором, потому что очень скоро мы к нему вернемся.

Никола и думал. Всю дорогу до своего поместья он больше не о чем и думать не мог. Мозг сверлила одна навязчивая мысль – Рону собираются выдать замуж, и он должен помешать этому свершиться.

Землю уже окутывала темнота, хоть ночь еще и не наступила. Разыгралась настоящая метель, и ехать Николе пришлось медленно, чтобы не сбиться с пути. Сегодня он загостился в доме брата. После собрания тот настоял, чтобы Никола остался на ужин, где младшая племянница, Селена, торжественно объявила о состоявшейся помолвке и представила свою пару. Но даже за столом, выпивая за здоровье будущей ячейки клана, он не мог отделаться от мыслей о Роне.

Двор в его поместье уже пустовал. Рабочие разъехались по домам, закончив на сегодня с делами. Да и в доме стояла тишина, словно все уже отправились спать. Хотя, может так и было – вставали служащие рано и так же рано отправлялись на покой.

Мелькнула мысль отправиться в лес, побегать по нему, высматривая добычу, слушать ветер в ушах и скрип снега под лапами, забывая обо всем, но ее Никола сразу же отбросил. В последние дни он слишком много времени проводил вне дома и собственной постели. И пусть он не чувствовал усталости, но точно знал, что так будет до поры до времени, если и дальше продолжит лишать организм необходимых часов сна. Только вот спать ему не хотелось и сейчас, мешали беспокойные мысли. Появилась тревога и неуверенность в завтрашнем дне. И всему виной было сообщение брата о предстоящем сватовстве Роны.

Никола решил наведаться в библиотеку. От Ерка он знал, что ту привели в порядок. Когда-то волк очень любил просиживать в ней вечерами, потягивая вино и читая какую-нибудь книгу. Но со времен пожара он даже не переступал ее порога. И сейчас неведомое доселе любопытство погнало его именно в ту сторону.

Рону он заметил сразу же, хоть свеча уже и догорела, погружая библиотеку в темноту. Но разве волку темнота была когда-нибудь помехой? Даже с такого расстояния, замерев в дверном проеме, он видел, как плавно свисают с подлокотника кресла ее шелковистые волосы, какая нежная кожа на ее щеке, сколь плавен и совершенен изгиб шеи, на которой трепещет одинокая жилка. А ключичная впадинка так и манила прижаться к ней губами.

 

Стараясь ступать бесшумно, Никола приблизился к спящей Роне и присел перед ней на корточки. Какое-то время он просто рассматривал ее, жадно втягивая носом воздух. Эта девушка пахла умопомрачительно. Ее аромат был вкусен и желанен. Веки Роны во сне подрагивали, наверное, ей снилось что-то волнующее, потому что выглядела она немного тревожной. И в который раз волку захотелось защитить ее от всех, спрятать так надежно, чтобы иметь возможность видеть только самому. Понимал, что такие мысли отдают маниакальностью, но это было сильнее его.

Он склонился над ее лицом и коснулся ее губ своими. Касание было мимолетным, но даже так он почувствовал, какие они мягкие и нежные. Захотелось припасть к ним в глубоком поцелуе, но Никола боялся разбудить Рону. Однако и оставить ее спящей в неудобной позе в кресле он не мог. Он аккуратно просунул под нее руки и плавно поднял с кресла. А потом очень нежно прижал к себе. Рона пошевелилась во сне, но не проснулась. Лишь обхватила его шею руками, прижимаясь еще теснее, устраиваясь поудобнее на его плече.

Целый калейдоскоп чувств вспыхнул и закрутился в душе Николы. Мгновенно он испытал прилив чего-то настолько сильного, что едва справился с собой. И губы Роны… они были так близко, что всю дорогу до ее комнаты волку пришлось бороться с сильнейшим искушением. А когда она слегка улыбнулась чему-то своему, известному только ей и покрытому тайной волшебной ночи, он потерял голову окончательно. Терпение лопнуло, и Никола поцеловал ее. На этот раз он сделал это по-настоящему, раздвигая губы языком, проникая в ее рот. И то, что ждет его, когда Рона проснется, сейчас его волновало меньше всего. Он хотел эту девушку настолько сильно, что хоть в такой малости, но не собирался себе отказывать.

Рона ответила на поцелуй. Она сделала это несознательно, во сне. Ее глаза распахнулись и сквозь пелену сна взглянули на его лицо. Она зарыла свои пальчики в его волосы, притягивая голову еще ниже к себе, делая поцелуй еще глубже и волнительнее. Все тело Николы было охвачено огнем, когда он опускал Рону на кровать и накрывал одеялом. Больше всего на свете ему сейчас хотелось остаться, сорвать с нее одежды и насладиться этим податливым телом. Возбуждение пульсировало в паху, отдавая болью, а перед глазами расплывались цветные круги, когда он смотрел на нее, не в силах отвести взгляда, борясь с неутихающим желанием. Потребовались неимоверные усилия, чтобы он заставил себя уйти и не позволил себе вернуться, чтобы утолить свою страсть.

И все же он не смог и сегодня остаться дома. Возбуждение требовало выхода, его гнало в лес со страшной силой. И только в самой чаще с пронзительным воем Никола освободил бушующий в нем пожар.

Глава 6

Рона проснулась в собственной кровати и полностью одетая. Такого удивления она еще ни разу не испытывала. Помнится, вчера она очень устала и, как вошло уже у нее в привычку, наведалась вечером в библиотеку. Эту комнату, с одной ей присущими пряными запахами, она полюбила всем сердцем. Порой даже ждала вечера, чтобы прийти сюда, разжечь камин, поставить на журнальный столик подсвечник, выбрать себе какую-нибудь книгу. А потом она забиралась в широкое и удобное кресло с ногами и читала. Делала это так долго, пока глаза не начинали слипаться. И засыпала она потом в своей комнате, все еще мысленно переживая чужую жизнь, с ее волнениями, интригами и тайнами.

Вот и вчера все было в точности так как обычно, за исключением того, что Рона не помнила, как уходила из библиотеки. Она дочитывала роман, который захватил ее целиком. Помнит, что глаза практически слипались, и она уговаривала свой организм потерпеть еще чуть-чуть, дать ей дочитать. Наверное, все же, она уснула прямо там. Но тогда получается, что кто-то об этом узнал и перенес ее в спальню. Интересно, кто бы это мог быть? Ерк? Не должен… Насколько Рона успела изучить привычки друга, вставал тот очень рано и так же рано отправлялся спать. И почему она ничего не помнит? Это ж надо так крепко уснуть!

Ерка Рона нашла в лаборатории. Марк в это время еще спал. В отличии от своего друга этот юный маг был еще тем лежебокой. Частенько просыпался лишь к обеду.

– Ерк, это случайно не ты перенес вчера меня в мою комнату? – присела Рона рядом с другом на стул, с интересом разглядывая пробирки в штативе, в которых что-то яростно бурлило, испуская разноцветный пар.

– Опять уснула в библиотеке? – улыбнулся горбун и снял защитные очки.

– Вроде да. Но проснулась я в своей комнате.

– Нет, Рона, это точно был не я. Наверное, тебя перенес Никола, – пожал он плечами. – Он заходил сегодня ко мне, как только вернулся из лесу. Опять провел там всю ночь. Если и дальше так пойдет, то этот волк себя доконает.

– Но если он вернулся только утром, то это не мог быть он, – задумчиво произнесла Рона.

– Так он вчера от брата поздно вернулся, сам рассказывал, и только потом отправился в лес.

Вот как? Значит Никола нашел ее в библиотеке? Щеки Роны невольно запылали, стоило только подумать, что именно волк нес ее по ночному дому, крепко прижимая к груди. Почему-то это показалось ей очень интимным, и сразу же по телу разлилась приятная истома. Она почти сожалела, что не проснулась и не почувствовала его крепкие объятья.

Вот уже несколько дней она не встречала Николу, даже когда тот находился в поместье. Чаще правда он отсутствовал и если возвращался, то поздно вечером, а то и ночью. Все это Рона не раз слышала от Ерка. Да и сама она была так занята с утра и до самого вечера, что думать о чем-то помимо работы не получалось. Разве что перед сном она позволяла своим мыслям уноситься в свободный полет. И тогда нет-нет, да вспоминала их разговоры с волком, как тот смотрел на нее, его красивые и если не злые, то очень грустные глаза. Воспоминания неизменно печалили ее. Порой она даже плакала тайком. Но свидетелями ее грусти неизменно становились стены спальни и подушка. И всегда рядом с образом Николы находился еще один образ. Роун не позволял ей забыть о себе. Он больше не приходил во сне, не зажигал огонь в груди, но казалось, орел навечно поселился в ее голове.

Каждый вечер Рона старательно вносила в амбарную книгу все расходы за день. Деньги, что выделил ей Никола, еще не закончились. Но расходов оказалось гораздо больше, чем Рона предположила вначале, и сегодняшний вечер, когда она должна прийти к хозяину с отчетом, страшил не только самой встречей с ним.

– Чуть не забыл, – всполошился Ерк. – Никола просил передать, что завтра рано утром ожидает приезда гостей. Всего их будет не меньше десяти. Он просил подготовить для них комнаты и продумать праздничное меню. Гости пробудут тут все выходные.

Почему же он сам не сказал ей об этом? Рона даже расстроилась, хоть и прекрасно знала ответ на невысказанный вопрос. Никола избегал встреч с ней, так же, как она с ним.

– Тогда нам нужно сегодня съездить на рынок. Пойду, поговорю со Стефой… Определимся с продуктами. Ты поедешь со мной или мне найти кого-нибудь другого?

– Конечно, поеду, – кивнул Ерк, вновь надевая очки и возвращаясь к своим пробиркам. – Встретимся во дворе через час.

Рона еще сколько-то посидела возле друга молча, а потом вздохнула и поплелась на кухню. Что-то настроение ее покатилось с горки, и виной тому были безрадостные предчувствия, словно ей предстояло узнать что-то ну очень неприятное.

Переговорив со Стефой и обсудив меню на выходные, Рона поняла, что продуктов сегодня придется закупить больше, чем обычно. Она размышляла, не попросить ли еще кого поехать с ними на рынок, пока собиралась и выходила во двор, где уже вовсю кипела работа. Справятся ли они с Ерком вдвоем, унесут ли все? Обычно он ей не давал таскать ничего, обвешивался корзинами сам. Порой ей даже становилось жалко беднягу, но тот ни в какую не уступал ее просьбам помочь ему. А сегодня случай особый…

Все мысли разом вылетели из головы Роны, стоило той вместо верного друга возле телеги увидеть Николу. И дожидался он явно ее.

Она больше не собиралась прятать глаза от волка, зная точно, как сильно это злит его. Вот и сейчас Рона на негнущихся ногах приближалась к своему хозяину, но взгляда не отводила.

– Доброе утро! – заговорила она первая, потому что молчать и смотреть на него было еще тяжелее.

– Надеюсь, что оно доброе, Рона, – без тени улыбки ответил Никола, внимательно глядя на нее.

– А мы вот с Ерком на рынок собрались. Ожидаются же гости?.. – кинула она на волка вопросительный взгляд, который стразу же отвела. Как-то странно он смотрел на нее, не так как обычно.

– У Ерка важное и срочное задание. На рынок с тобой поеду я.

Уже занеся ногу на ступеньку приставленной к телеге лесенки, Рона замерла и повернулась к Николе.

– Но вы не можете!.. Нужен кто-то, кто поможет мне таскать корзины.

– И чем же я не гожусь на эту роль? – усмехнулся волк. – Вроде силой Творец не обделил.

– Нас неправильно поймут, – пробормотала Рона, невольно пряча глаза. Она просто представила, как они с Николой будут выглядеть со стороны. Он – несущий корзины за ней – выбирающей продукты и торгующейся с продавцами.

– Брось, Рона, – скривился он. – Ты слишком много внимания уделяешь условностям. Да и мне наплевать на то, что и кто может подумать. Советую тебе тоже пересмотреть свое отношение к данному вопросу.

Больше он не стал развивать эту тему. Вместо этого помог ей забраться в телегу, и сам сел на соседнее сидение, предварительно заботливо укутав ноги Роны.

– Ох, вот же я глупая! – спохватилась Рона, вскакивая с места. – Кто-то же должен править телегой. Простите, обычно этим занимается Ерк…

Наверное, она бы и дальше продолжала что-то там тараторить, если бы Никола не схватил ее за руку и не заставил опуститься обратно. Затем он вернул плед на место и только потом заговорил:

– Ни ты ни я править не будем. Этим займется кучер.

– Кучер?

– Да, Рона, кучер, – рассмеялся Никола, и она даже незаметно, но очень счастливо выдохнула. Давно она не видела волка таким довольным. – Представь себе, таковой имеется и у меня в поместье.

Тут подошел и сам кучер, которым оказался один из работников, занятых на стройке. Рона его, конечно, уже знала в лицо, но считала, что он наемный и приходящий, как все остальные. Толстенький мужичок забрался на облучок и плавно тронул телегу, дождавшись приказа хозяина.

– А ты очень красивая, когда спишь, – внезапно проговорил Никола, ласково улыбнувшись.

– Так это был ты? – сразу же вспыхнула Рона. И хоть она и догадывалась, но услышать подобное от него почему-то было стыдно.

– И часто ты засыпаешь за книгой? – сейчас в его глазах зажглось лукавство, и Рона в который раз подумала, как кощунственно запрещать кому-то смотреть в подобную красоту! Глаза Николы говорили гораздо больше, чем он позволял себе сам. В них сейчас плескалась вся нежность мира, и Рона точно знала, что предназначается она сейчас ей одной.

– Не очень, – улыбнулась она в ответ, чувствуя, как в душе зарождается что-то теплое, разгоняя недавнюю тревогу. – Точнее, в первый раз уснула настолько крепко.

– И ты такая легкая, как пушинка. Я боялся тебя сломать, пока нес…

Ну да, с выносливыми и крепкими волчицами ее даже рядом не поставишь. Мама Рону так и называла – тростиночкой. Сама же она немало комплексовала по поводу своей тощей фигуры. Но тут уж ничего не попишешь, Творец решил, что быть ей именно такой. И сейчас Роне было очень приятно, что Никола говорил о ней, как о какой-то красавице.

– Надо мне почаще наведываться ночью в библиотеку. Вдруг снова обнаружу там спящую принцессу. Замерзла?

Рука Николы легла на ее, согревая озябшие пальцы. Она так торопилась или думала совсем не о том, что забыла дома рукавицы. Жар его ладони моментально передался Роне, и даже показалось, что в крытой только брезентом телеге стало гораздо уютнее и теплее. И она решила не забирать руки, хоть и должна была сделать именно это.

– Ерк сказал, что завтра в поместье ожидаются гости, – деловито заговорила Рона, решив, что ситуация снова плавно перерастает в пикантную. Кажется, с этим волком у нее никогда не получится нормально общаться, как служащей с хозяином.

– Да, ожидаются.

При упоминании о гостях Никола как-то резко переменился в лице. В выражении его появилась упрямство и даже суровость.

– Почему-то мне кажется, что планируемый приезд гостей вас не радует.

Рона удивлялась собственной смелости, но очень захотелось докопаться до правды.

– Правильно тебе кажется. Не радует, – Никола не смотрел на нее, а делал вид, что разглядывает проплывающий мимо пейзаж. При этом, брови его были нахмурены и думал он явно о чем-то о своем. – Идея пригласить гостей в поместье принадлежит не мне, а жене брата.

– Госпоже Ульге? – удивилась она.

– Именно! Сам я тоже узнал об этом только сегодня утром. И кажется, мне предстоят смотрины.

 

– В каком смысле?

Почему она так настойчиво хочет услышать правду? И отчего все внутри холодеет от того, какой эта правда может оказаться?

– В том смысле, Рона, что завтра приедут несколько невест, из которых я должен буду выбрать одну.

Этого оказалось достаточно, чтобы она больше не хотела задавать вопросы, как и разговаривать вообще. Все время, что они с Николой бродили по рынку, пока Рона выбирала продукты и наполняла ими корзины, что носил Никола, ни о чем другом, кроме как о предстоящих смотринах, она думать не могла. Значит, Николу собираются женить? Что ж, рациональное зерно в этом есть. Трудно жить одному, не имея рядом того, кого можно назвать самым близким и преданным, кому можно рассказать все, поделиться и радостями и горестями. И Никола заслужил счастья как никто другой, пройдя через такие муки и испытания, что другим даже во сне не могут привидеться. Но кажется, сам он относиться к предстоящему браку не очень хорошо. Несколько раз украдкой она бросала на волка взгляды и понимала, что тот выглядит расстроенным. И переменился он тоже после недавнего разговора. Что же его так сильно смущает? Боится потерять свободу, которую он ценит превыше всего?

Из Николы вышел отличный помощник – выносливый и безропотный. Роне казалось, что скупили они пол рынка, когда все эти корзины он сгружал в телегу. На обратном пути ей уже некогда было думать о грустном. Нужно было решить, какие комнаты приготовить для гостей, и кто этим займется. Все же, ей пришлось задать волку еще несколько вопросов. Выяснилось, что брат с женой оставаться в поместье с ночевкой не будут. Кроме них еще планировалось пять женщин и четверо мужчин. Вот теперь она владела всей информацией и могла считать себя во всеоружии. Только даже занятая мыслями о работе, не могла отвлечься от мыслей о Николе.