3 książki za 35 oszczędź od 50%

Резус-фактор

Tekst
15
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Резус-фактор
Резус-фактор
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,26  25,81 
Резус-фактор
Audio
Резус-фактор
Audiobook
Czyta Екатерина Хлыстова
18,90 
Szczegóły
Резус-фактор
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

– Ты же понимаешь, что поступаешь подло?

Инга буравила меня недобрым взглядом, я же старательно его избегала. Все я понимала, как и то, что добилась желаемого. Радость была настолько велика, что больше меня не волновало ровным счетом ничего. Как и никто! Игорь переживет, уверена. Да, возможно, он в меня влюблен. И что из этого? Я-то не влюблена в него, и он об этом прекрасно знает. Отношения у нас с ним были чисто деловые, даже партнерские. А теперь я их порву, как и планировала.

– Это не подлость, а простой расчет, – отхлебнула я апельсинового сока.

Сегодня я пригласила свою лучшую подругу в кафе, чтобы отметить событие века. Ну моего века точно. Сама я уже две недели, как узнала, что беременная. Сначала выждала три дня задержки месячных. Потом сделала экспресс-тест. На две полоски смотрела и глазам своим не верила. Ну а еще через неделю я встала на учет в центре планирования семьи, и меня даже похвалили, что сделала это на ранних сроках беременности.

– Ну у меня на этот счет другое мнение, – не согласилась Инга. – Ты хоть про ребенка ему скажешь?

– Нет, конечно! И ты мне должна пообещать, что будешь молчать. Больше об этом никто не знает и знать не должен. И Игорю этот ребенок не нужен – он сам мне не раз говорил, что не планирует пока заводить детей.

– Понятно… – протянула подруга и отпила щедрую порцию пива прямо из бутылки. – А! Тебя все равно не переубедишь. Делай, как знаешь, – улыбнулась она. – И я за тебя очень и очень рада!

* * *

Я давно уже поглядывала на магазинчик «Моя красивая мама», но никогда до этого не заходила в него. Просто любовалась витринами и теми элегантными вещами, что предлагались там для беременных женщин. Но сегодня я решила войти в святую святых.

Пусть живота у меня пока не было заметно, но обычная одежда мне уже знатно давила в талии. И я боялась навредить этим ребенку. Гардероб нуждался в обновлении, а выглядеть я привыкла стильно и модно. Ну и этот магазинчик лучше всего удовлетворял моим вкусам.

– Какие у вас предпочтения? – поинтересовалась девушка-консультант в элегантном брючном костюме. – Брюки или платье свободного покроя?

– И то, и то, – ответила я после непродолжительного размышления. – Мне нужно несколько удобных и красивых вещей. Желательно на вырост, – погладила я свой едва округлившийся животик.

– Ну конечно, – улыбнулась Анна, как было указано на ее бейдже. – У нас вся одежда трансформеры. И еще я бы посоветовала вам приобрести бандаж. Скоро он вам тоже понадобится.

– А… для чего? – не поняла я.

– Специальный бандаж для беременных… Вы работаете? – уточнила продавщица.

– Конечно!

Не просто работаю, а руковожу бизнесом. И он мне за это платит вполне приличным доходом, позволяющим ни в чем не нуждаться.

– А еще вы водите машину, верно? – кивнула она на ключи в моей руке. – Тогда, тем более вам нужен бандаж, – тут же улыбнулась Анна. – Обычно врачи рекомендуют его будущим мамам, которые проводят больше трех часов в сутки на ногах…

Очень странно, что моя врач мне его не порекомендовала. Не стоит ли мне сменить поликлинику? Ну да ладно – не нужно пороть горячку. Гормоны, нервы… Все это не про меня.

– …Бандаж прежде всего поддерживает живот. Уменьшает нагрузку на позвоночник и внутренние органы по мере роста живота. Избавляет от болей в спине, опять же. Уменьшает риск развития варикозной болезни ног. Избавляет от стрий…

– А это что такое? – невольно перебила я. До этого же слушала консультанта почти что с открытым ртом.

– Растяжки, – с улыбкой пояснила она. – Если кожа недостаточно эластичная, то их трудно избежать.

Ну уж с этим у меня должен быть полный порядок. Не зря же пять лет уже регулярно посещаю тренажерный зал и бассейн. Правда, на время беременности пришлось от этого отказаться.

– Ну и самое главное – бандаж фиксирует правильное положение плода в матке и не дает ему опускаться раньше времени.

– Боже мой! – я аж вспотела, хоть в небольшом зале и было довольно прохладно. – Вы столько знаете! – с уважением посмотрела на консультанта.

Вот это работник, вот это я понимаю! Моим до нее, как до луны. Но зато, есть к чему стремиться.

Через полчаса я выходила их магазина, нагруженная пакетами и солидно пополнившая запас специфических знаний.

* * *

– Ты меня бросаешь? Но почему?

Игорь выглядел удивленным, разве что, но точно не расстроенным.

Для финишного разговора я выбрала ресторан, куда мы часто ходили ужинать за последние три месяца, сколь длилась наша связь. Здесь все началось на дне рождения Инги, здесь все и должно закончиться.

– Я встретила другого мужчину.

Такой ответ я посчитала самым правильным. Ведь начни я говорить Игорю что-то в стиле «наши отношения исчерпали свой резерв; я поняла, что мы не подходим друг другу; так сошлись звезды…», пришлось бы тогда отвечать на бесконечные вопросы, которые он обязательно бы стал задавать. А так все яснее ясного, любовь – злая штукенция. И пусть это было ложью, но Игорь-то об этом не знал.

– Вот так новость, – озадаченно почесал Игорь затылок.

Хороший он мужик – что есть, то есть. И я не жалею о потраченном на него времени. И у ребенка моего будет отличный генофонд, как ни крути. Но в дальнейшие мои планы Игорь точно не вписывается. И чем раньше он это поймет, тем лучше.

– Надеюсь, ты на меня не в обиде, – посмотрела я на Игоря предельно честными глазами.

– Нет, ну что ты!.. Просто я буду скучать по тебе.

– Я тоже, – кивнула я и встала из-за стола. – Мне пора. Может быть, еще увидимся как-нибудь.

Вот так. Лучше рвать сразу. Да и рвать нам было нечего – я никогда не принадлежала Игорю, мы никогда не строили совместных планов, у нас был только секс после встреч два раза в неделю. А теперь и это осталось в прошлом.

* * *

– Зачем мне туда ложиться?

– Затем, что только так вы сможете сохранить беременность, милочка. Иначе, вас ждет выкидыш или преждевременные роды. В худшем случае – ребенок родиться с патологией.

– Как вы можете знать это? Мы с малышом чувствуем себя прекрасно! – прижала руку я к животу.

Врач-гинеколог отложила ручку и посмотрела на меня поверх очков. До этого она что-то строчила в моей карточке, что невероятно бесило.

– Дело в том, милочка, что резус-конфликт не вызывает никаких специфических симптомов. До поры до времени… И вся беда в том, что время это обычно наступает поздно. Понимаете вы меня?

– Не очень.

Еще меня бесило ее обращение. Какая я ей милочка? И слишком снисходительно звучало это слово на мой вкус.

– Ну что же тут непонятного? Прошлый анализ показал незначительное количество антител в вашей крови. А в этот раз титр значительно вырос, превысив допустимый порог. К сожалению, это говорит о том, что количество антител нарастает и наступает резус-конфликт. Кроме того, УЗИ показало, что у вас незначительное многоводие и утолщение плаценты, что само по себе является тревожным сигналом. Если вы хотите попытаться выносить ребеночка, то вам требуется постоянное наблюдение в стационаре, – улыбнулась врач, а мое сердце словно кто-то сжал в кулаке.

– И поэтому мне придется лечь в больницу?

– Да. Другого выхода нет, – сокрушенно ответила врач.

– Тогда, я бы хотела самый лучший.

– Это не проблема. Вы даже можете сами выбрать перинатальный центр. Но я бы вам посоветовала клинику Даниила Шевцова. Там работают очень сильные специалисты. Кроме того, находится клиника за городом, в живописнейшем месте. И там вы будете чувствовать себя как дома.

– Это вряд ли, – вздохнула я. – Ну давайте, тогда, пишите направление в эту вашу клинику.

Глава 1

Инга настояла отвезти меня в клинику, которую сама называла не иначе как санаторием.

– Ты туда не лечиться едешь, а наблюдаться и отдыхать, – деловито поясняла мне подруга.

Мне же было смешно, что она носится со мной как курица с яйцом. Впрочем, мне была приятна такая забота. Сама я тоже волновалась, только виду не подавала. Но если с ребенком что случится, то я уже точно не выкарабкаюсь.

– И правда, живописьненько тут, – присвистнула Инга, когда остановилась возле витого забора, за которым начинался ухоженный парк. И где-то вдалеке просматривался двухэтажный дом, больше похожий на зажиточную усадьбу, нежели на клинику.

– Да уж… – остановилась я рядом с подругой, и мы вместе какое-то время рассматривали открывшуюся перед нами картинку.

– Потопали? – взглянула на меня Инга.

– Да, сейчас только чемодан достану, – метнулась я к багажнику.

– А ну стоять! – гаркнула Инга так, что я замерла на месте. – Куда лезешь, рахитичная? Без тебя справлюсь.

Рахитичной она меня стала называть, когда живот округлился настолько, что стал заметен под одеждой. Да и я же теперь ходила с специальных, симпатичных и модных вещах для беременных. А в них живот и вовсе выгодно подчеркивался.

Инга достала мой чемодан, куда я упаковала вещей по максимуму. Откуда же я знаю, что мне может понадобиться? В клинике планирую провести много времени – до самых родов, а привыкла я, чтобы все и всегда было под рукой. Вот и насобирался целый чемодан.

Через стеклянные двери мы с Ингой и моим огромным чемоданом вошли в просторный холл с высоченным потолком и ковровыми дорожками. Новомодный ремонт тут сочетался с мебелью в стиле ретро – столики на изогнутых позолоченных ножках, обитая плюшем мягкая мебель… Довольно изысканно, хоть и необычно.

– Добрый день! – поприветствовала нас девушка за стойкой, тоже больше напоминающей гостиничную. – Чем могу помочь?

– Мы к вам по направлению, – выхватила у меня Инга бумаги и покатилась с чемоданом к стойке. – Вот, – сунула она бумаги под нос девушки.

Та аж растерялась от такой напористости, но быстро взяла себя в руки.

 

– Пройдите, пожалуйста к терапевту. Кабинет номер три, – улыбнулась девушка, но почему-то только Инге. Про меня она, как будто, и вовсе забыла.

– Пошли, – скомандовал мой командир и покатил мой чемодан по коридору, на который указала ресепшионистка.

Кабинет под номером три мы увидели почти сразу же. Я даже сообразить ничего не успела, как Инга распахнула дверь и первым вкатила туда чемодан, будь он неладен! Потом вошла сама. Ну а последней втиснулась в кабинет я.

За столом сидела миловидная женщина в халатике цвета сочной травы и смотрела на нас с улыбкой.

– Здравствуйте, дамы! Вы ко мне? – проговорила она не менее интересным и приятным голосом.

– Да мы к вам, – ответила ей уже привычно Инга.

К тому времени я уже себя чувствовала несколько ущербной и практически немой. Кажется, Инга и отлеживаться в клинике решила вместо меня, ну или в крайнем случае, со мной вместе.

– По какому вопросу? – снова поинтересовалась врач.

Все это время она не переставала улыбаться. Я же задалась вопросом, сколько странностей эта женщина повидала на своем веку?

– По направлению, – бодро прошагала Инга к ее столу.

Я же на этот раз осталась стоять рядом с чемоданом.

Врач пробежала глазами направление и обратилась к Инге:

– Присаживайтесь, Анастасия Владимировна, – кивнула она на стул рядом со столом.

– Кто?.. Ой, нет, беременная не я, а вот она, – засмеялась Инга и указала на меня.

Ура! Я снова стала видимой на фоне подруги!

– А вы кто? – с неизменной улыбкой рассматривала Ингу врач.

– Я… я провожающая!

– Тогда, будьте добры, подождите с чемоданом в коридорчике. Там есть удобные диваны. Обещаю, поезд оправится не скоро, – даже не проговорила, а пропела врач.

Когда Инга покидала кабинет, я вовсю боролась с приступом смеха. Надо было видеть лицо моей подруги в этот момент – на нем был даже не букет чувств и эмоций, а букетище.

– Бойкая у вас подруга, – указала мне доктор на стул.

– Еще какая, – отмерла, наконец-то, я.

Прием у врача был по большей части формальностью. Она задала мне несколько вопросов о моем самочувствии, поставила в известность, что завтра у меня возьмут все необходимые анализы, и отправила к сестре-хозяйке.

– Сестра покажет вам ваши апартаменты и познакомит с распорядком дня клиники.

Сестру-хозяйку мы нашли без труда. Она нам тоже обрадовалась как родным. И еще через десять минут мы с Ингой переступили порог двухкомнатной палаты, по размерам и обстановке больше напоминающей гостиничный люкс. А еще через минуту Инга в ванной обнаружила джакузи. Радость ее по этому поводу была такой бурной, что мне пришлось призвать подругу к спокойствию, пока меня не выгнали из клиники.

– Теперь я спокойна, – Инга полулежала в кресле, закинув ноги на журнальный столик.

Я же занималась тем, что неспешно доставала свои вещи из чемодана и раскладывала по полочкам симпатичного белого шкафчика, инкрустированного позолотой с сохранением общего стиля клиники.

– И почему же? – повесила я сарафан для беременных на плечики и отправила в шкаф.

– Тут ты точно будешь, как на курорте. Наверняка, кормиться будешь сплошь деликатесами. Всякие процедуры, прогулки, кислородные ванны… Опять же, под постоянным наблюдением. В общем, с местом ты точно не ошиблась!

Ну да, и отвалила за этот курорт крупную сумму. Ну да ладно, когда речь идет о здоровье будущего ребенка, о деньгах как-то и не думается. Кроме того, они у меня есть.

– И, Настен, постарайся выглядеть всегда хорошо, – достала Инга из сумки шоколадку и принялась шелестеть фольгой.

– А это еще зачем? – усмехнулась я.

– Как зачем? Может, тебя здесь ждет твоя судьба.

– Конечно, ждет, – откинулась я на кровать и погладила себя по животу. – Ориентировочно через восемнадцать недель.

– Насть, я не про это…

– А вот про ТО не нужно! – строго посмотрела я на подругу, жующую шоколадку. – С ТЕМ я завязала и уже давно!

– Зря ты так, – тихо проговорила Инга. – Прошлое уже давно пора забыть.

Я и забыла, а она вот мне нет-нет, да напоминала.

– Все, хватит об этом. Что у нас там с распорядком дня? – я взяла ламинированную карточку, которую вручила мне сестра-хозяйка, и принялась читать. – Подъем в 8.00…

– И почему так рано?! – тут же возмутилась Инга. – Как в пионерском лагере, честное слово! Хорошенький курорт.

– Да не беда. Я же жаворонок, – рассмеялась я.

А вот Инга была известной совой и на работу из-за этого частенько опаздывала.

– В 8.30 сбор анализов, по предписанию…

– Пытки, значит, ага, – снова встряла Инга. – Терпеть не могу шприцы и иглы!

– Да? А как же ты Соню вынашивала и рожала? – новый приступ смеха напал на меня от ее слов.

– Этого я уже не помню. Память моя блокировала все те пытки, что были связаны с беременностью.

У Инги росла дочурка – златокудрая Сонечка. Пятилетний херувимчик. И вообще, Инга была давно и счастливо замужем. Наверное, поэтому все десять лет, что мы с ней дружим, пытается меня сосватать за кого-нибудь. Не понимает она, что не всем так везет в жизни с мужиками. Ее мужа я считала образцово-показательным.

– Завтрак в 9.00. Фуршетный, что радует, – продолжала зачитывать я. – Дальше процедуры, прогулки на свежем воздухе… Обед в 14.00. Ой, а отбой-то чего так рано? – даже меня возмутил сей факт. – В 9.30. Точно, как в пионерском лагере.

– Да уж… Ладно у тебя хоть балкон есть с шикарным видом. Будешь на нем коротать вечера, пересчитывая звезды. Ну или я тебе буду звонить и болтать с тобой до ночи.

– Не уж! Ты же знаешь, какой из меня собеседник.

Чего я не любила, так это телефонные разговоры. Ну если те были не по существу, не по работе.

– Знаю-знаю… Я к тебе лучше буду приезжать в выходные, и выгуливать тебя по округе.

– Да, это лучше!

– И, Настен, ты главное про работу не думай. Не названивай, не переживай за клиентов… Мы справимся, обещаю, – торжественно пообещала Инга, что вот уже четыре года была моим заместителем.

Дело в том, что я владела довольно крупной в нашем городе клининговой компанией, с огромной и постоянной клиентской базой. Бизнес мой считался приносящим доход выше среднего. Именно он позволял мне не заботиться о хлебе насущном. Но и я как-то привыкла всем руководить сама. А сейчас вот вынуждена была удалиться от дел и на довольно продолжительное время. Успокаивало только, что Инге я могла доверять как самой себе. И она за эти годы зарекомендовала себя, как отличный и исполнительный работник, да и талантливый и требовательный руководитель. В общем, она права, и на этот счет я тоже могу не париться.

Приближалось время обеда, и Инга засобиралась домой. Я вышла ее проводить до машины. Пока медленно брели по парку, в душе моей зарождалась легкая тоска. Сдается мне, что сегодняшний день – последний спокойный в моей жизни.

Глава 2

Несколько минут я стояла за воротами и смотрела на то место, где скрылась с глаз машина Инги, оставив после себя облачко пыли. Грусть накатывала волнами, и я рисковала захлебнуться в ней.

– Ну, может хватит! – неожиданно зло проговорила я вслух.

Обращалась я к самой себе, разве что злость заставила заговорить в голос. Нет, ну правда – куда это дело годится?! Чего я строю трагедию на пустом месте? Все же замечательно! Наконец-то, я получу то, о чем желала столько лет. Ну да, не без трудностей, и чтобы получить желаемое, мне придется довольно длительное время провести в этой клинике. Но все же ради блага и здоровья моего малыша. Так чего я жалею себя на чем свет стоит, и глаза на мокром месте вот уже который день. Не иначе как гормональный уровень дошел у меня до критической отметки.

Раз мне предстоит застрять в этом загородном условно-райском уголке на какое-то время, то пора обживаться, создавать вокруг себя привычный, приближенный к домашнему, уют. С этой мыслью я и отправилась обратно в «белый особняк», как невольно назвала про себя клинику. Дом был, действительно, весь белый, и я во второй раз залюбовалась им на подходах.

– Наши правила не разрешают пациентам клиники покидать ее территорию без спроса, – остановилась я от голоса девушки с ресепшина.

Говорила она это точно мне, потому что кроме меня и нее в огромном холле в это предобеденное время никого больше не было.

Да здравствует тюрьма и строгий режим! – зародилась в голове ироничная мысль.

– А что еще запрещают правила? – повернулась я к девушке, которая продолжала мило улыбаться, как будто не она только что сделала мне замечание.

Да – улыбаться у них тут все приучены. Тоже нужно взять на заметку, все же, моя «Чистюля» тоже из сферы услуг, как ни крути.

– Пропускать завтрак, обед и ужин. Отказываться от кислородных коктейлей, – охотно принялась перечислять коротко стриженная блондинка (только сейчас обратила внимание на ее внешность, пригляделась как следует – стильная девуля, должна сказать). – Нарушать распорядок дня и предписание процедур, распивать спиртные напитки…

– Ну, я поняла, спасибо! – вежливо прервала я поток ее речи. – Тогда, мне следует поторопиться, чтобы не пропустить обед.

Я практически сбежала из холла – взлетела по лестнице, только пятки сверкали.

Пока еще я не успела осмотреться в белом особняке как следует, но уже поняла, что все кабинеты и процедурные находились на первом этаже. Второй же отводился под апартаменты, которые шли по периметру здания. С внутреннего балкона отлично проглядывался холл первого этажа. И в каждом номере имелось по удобному и просторному балкону тоже. При всей строгости режима тут было очень уютно, должна была признать.

До обеда оставалось полчаса, и я решила ополоснуться по-быстрому. Не зря Инга так вопила – на меня ванная тоже произвела впечатление. Просторная, вычищенная до блеска, пахнущая ненавязчиво освежителем воздуха… Помимо джакузи здесь имелась и душевая кабина, которой я и воспользовалась. Джакузи – это для вечера, когда можно расслабиться по полной программе. Да и мне еще предстоит выяснить, можно ли вообще принимать ванну. Моя врач говорила мне, что это опасно, что от этого что-то происходит с плацентой. Что именно, я не запомнила, но ванну на всякий случай исключила на время.

Закутанная в пушистый банный халат я замерла перед распахнутыми дверцами шкафа, выбирая, что надеть на обед. Вспомнилось пророчество Инги о возможной судьбе… Аж прыснула непроизвольно. Ну какая судьба? И где – в месте, где царят пузатые богини? Какая же она все-таки фантазерка – Инга, но я ее нежно люблю. А еще я скучаю по своей работе. С каким бы удовольствием я сейчас оказалась в своем свеже-отремонтированным и стильном офисе, устроила бы профилактический нагоняй служащим, провела бы пару важных встреч… Эх. Но я должна быть сильной – у меня есть цель.

Конец мая выдался очень теплым, даже жарким. Но это буквально последние дня три. До этого было промозгло и холодно, почти все время лил дождь. Но сегодня я могу позволить себе надеть симпатичный брючный костюмчик из какой-то очень легкой ткани. И цвет у него приятный бежевый. И сидит он на мне отлично. И сама себе в нем я нравилась, наверное, потому и вертелась перед зеркалом дольше положенного. Обратила внимание, что волосы отрасли, и надо бы их подкрасить. Но соседка мне сказала, что «негоже беременным стричься и краситься», что плохая это якобы примета. Не то чтобы я ей поверила, но в последнее время замечала за собой некую суеверность, что раньше мне вообще не было свойственно.

А вот про духи мне на время беременности пришлось забыть. В первом триместре меня нещадно тошнило от любого запаха. А от запаха духов, даже любимых французских, выворачивало наизнанку сразу! Сейчас уже реакция не была такой острой, но я продолжала осторожничать.

Не успела я выйти за дверь, как замерла с широко распахнутыми глазами – на меня надвигалось чудо! Иначе как чудом предположительно женщину с пышной рыжей шевелюрой назвать затруднялась. Цвет волос был настолько рыжим, что казалось будто голова ее полыхает огнем. Усиливали эффект еще и кудри, причудливо сплетающиеся между собой, как языки пламени в точности.

Половину женского лица закрывали солнцезащитные очки. И как она в них только видит что-то, кругом же полумрак? – невольно задалась я вопросом.

Роста женщина была поистине исполинского – не каждому мужчине даже такой даден. И при этом, платье на ней было надето цвета жилета дорожного работника – ярко-оранжевое. А по форме оно напоминало мешок. Впрочем, под этим мешком я все же разглядела животик – чудо было беременное.

– Ты моя соседка? – тут же поинтересовалась рыжая, вовремя затормозив и все же не растоптав меня.

– Наверное…

Если честно, то я и не заметила, откуда она вышла – все произошло слишком стремительно.

 

– Ну ты из одиннадцатого?

– Да, – посмотрела я на табличку с таким номером на своей двери.

– Ну! А я из двенадцатого! – радостно ткнула пальцем рыжая в соседнюю дверь. – Лариса – будем знакомы! – протянула она мне руку.

Довольно большую руку, должна вам сказать – моя в ней просто утонула. И рукопожатие было не по-женски крепким.

– Настя, – представилась я в свою очередь.

– Ты в столовую? – поинтересовалась Лариса.

– Да, – спохватилась я, что уже, наверное, опаздываю.

– Я тоже. Потопали, – подхватила меня Лариса под руку и потащила к лестнице.

Столовая находилась на первом этаже, но не в самом здании, а в пристройке к нему. И больше всего меня поразил куполообразный прозрачный потолок, разрисованный причудливыми узорами. Почему-то мне подумалось, что узоры эти имеют отношение к востоку.

– Вижу свободный столик, – снова потянула меня Лариса за собой.

Зал был небольшой, но весь уставленный круглыми столиками. За каждым сидело по две женщины. Ну а мы с Ларисой заняли единственный свободный.

Я прикинула на глаз, и по моим очень приблизительным подсчетам в клинике этой лежало не больше тридцати пациенток.

– Витаминчики! – довольно потерла руки Лариса и взяла из вазы в центре стола яблоко. – Жуй, давай. Нам это сейчас нужно, – кивнула она на вазу.

– Что-то не хочется, – отказалась я.

Яблоки я не особо любила, разве что, в охотку. И я с интересом рассматривала ее глаза, когда она сняла очки. Удивительные – голубые как чистое небо, а еще какие-то наивные и детские.

– Так, что у нас тут сегодня? – в который раз потерла руки Лариса и заглянула под крышку кастрюльки.

Не считая вазочки с фруктами, на столе еще стояли три маленькие кастрюльки, графин с чем-то розовым внутри и корзиночка с ломтиками ржаного и белого хлеба.

– Зеленые щи… Ладно, пойдет, – закрыла Лариса кастрюлю. – А тут что? Фу! Цветная капуста… – скривилась она. – О! Фрикадельки! Ладно с ними и капуста пойдет.

А вот я любила тушеную цветную капусту и была сейчас приятно удивлена – не думала, что питание тут будет, действительно, даже изысканным, как пророчила Инга.

Лариса взяла на себя роль гостеприимной хозяйки и разлила щи по тарелкам. И вкус их мне понравился – повар тут явно знал свое дело. Даже вареное яйцо не забыл покрошить в щи.

– У тебя какой срок? – поинтересовалась Лариса, когда с первым было покончено, и она разложила по тарелкам цветную капусту и фрикадельки.

– Двадцать две недели, – ответила я.

М-м-м! Как же вкусно! Хочу посмотреть на повара, который готовит такие деликатесы. А еще пожать ему или ей руку и от души поблагодарить. Никакая ресторанная еда не сравнится с этой, а уж в ней-то я знала толк.

– А у меня двадцать три. Значит, рожать будем вместе, – радостно заявила Лариса. – А ты с чем тут?

– Резус-конфликт.

– Вот же дерьмо! – сочувственно смотрела она на меня. – Вторая беременность, да?..

А вот в подробности я бы предпочла не вдаваться. Как-то не очень хотелось рассказывать о себе случайным знакомым. Благо, меня, кажется, и слушать не собирались.

– У меня у соседки отрицательный резус. Так она как захотела второго ребеночка завести, через три выкидыша прошла из-за этого чертова конфликта. Уже отчаялась баба, пока бог не сжалился над ней…

Ну и ну! Первый раз встретила настолько противоречивого человека. Вульгарность странным образом сочеталась в Ларисе с набожностью. Вот ведь ругается, как сапожник, а речь зашла о Боге, так даже перекрестилась, да со знанием дела. Только вот, выбранная ею тема мне совершенно не нравилась. И видимо, недовольство она прочитала на моем лице.

– Прости! Язык мой – враг мой, – виновато посмотрела на меня Лариса. – Бабуля называла его чертовым помелом, царство ей небесное. И правильно!

– Да ладно… – даже как-то неудобно стало от подобного самобичевания. – А ты с чем тут?

– ИЦН, – уткнулась Лариса в тарелку и принялась поглощать капусту с не меньшим аппетитом, что и суп до этого.

Глядя на то, как она ест, я сомневалась, что цветную капусту Лариса не любит. Да у нее же за ушами хлюпает! Я же уже вовсю боролась с улыбкой. И аппетит Ларисы невольно заражал и меня. Кроме того, капуста была очень вкусной, а фрикадельки таяли во рту.

– А что это?

Следовало признать, что в области гинекологии я была совершенно не подкована. Разве что о своей проблеме прочитала в интернете все, что удалось найти. Но лучше бы я этого не делала, а то только заработала себе панические атаки на почве необоснованных страхов.

– ИЦН-то? Истмико-цервикальная недостаточность, – посмотрела на меня Лариса своими детскими и наивными глазами.

Понятнее мне не стало, и она это сразу просекла.

– Не знаешь?

Я покачала головой. Название мне показалось каким-то страшным, что ли.

– Если по-простому и своими словами, то у меня слабая шейка матки, не держит плод. Ну вот мне ее и зашили в двенадцать недель. А диагноз уже поставили давно… Это моя шестая попытка выносить ребеночка. До этого было пять выкидышей. Мне тридцать пять, если не рожу сейчас, потом уже вряд ли даже решусь на такое.

Лариса говорила обо всем этом легко, но по глазам ее я видела, как сильно она хочет этого ребенка, как боится и его потерять. И мне было жалко ее. Самой уже под тридцать. Даже мне уже рожать поздновато, если уж на то пошло. Как-то в центре, где я стояла на учете, разговорилась с женщиной в очереди. Так она рассказала, что первенца рожала в двадцать пять лет, и в карточке ее было написано, что она старородящая. Это ж во сколько сейчас нормально рожать – в восемнадцать что ли?

А Лариса все рассказывал и рассказывала… Через какое-то время я узнала, что ИЦН у нее из-за переизбытка мужских гормонов в организме, что муж ее ниже на голову и весит в два раза меньше нее, что она владеет турфирмой и обожает путешествовать, что объездила уже полмира и не собирается на этом останавливаться.

– Знаешь, как я хочу этого ребенка? – легла Лариса своей пышной грудью на стол и пристально посмотрела на меня. – Больше всего в жизни! И я обязательно выношу его!

– Я тоже очень хочу ребенка. И тоже обязательно выношу и рожу его! – заразилась я ее оптимизмом и силой духа.

– Иначе и быть не может. И я рада, что мы с тобой познакомились. Родственную душу чую за версту, – улыбнулась Лариса. – Зови меня Лорой – так делают все мои друзья.

– Договорились, – невольно улыбнулась я.

Почему-то все Лоры в моем представлении были субтильными блондинками, но никак не рыжими и большими. Но эта Лора мне с каждой минутой нравилась все больше. И еще мне уже не казалось, что нахожусь в тюрьме.

– Слушай, а ты Даню видела уже? – спросила Лариса, когда мы медленно брели из столовой на второй этаж, чтобы предаться послеобеденной дреме.

Да и согласно распорядку сейчас следовал сончас, во время которого пациентам запрещалось покидать свои апартаменты и бродить по клинике или парку.

– А кто это?

Что еще за Даня в чисто женском царстве? Или это не производная от мужского имени Данил?

– Как?! Ты не знаешь?! – округлила на меня Лора и без того огромные глаза. – А как называется эта клиника, дорогая? – хитро поинтересовалась.

Я напрягла память и все-таки вспомнила.

– Клиника Даниила Шевцова.

– Во-о-от! Это и есть наш Даня, как мы все его тут называем. Даниил Щевцов собственной персоной.

– Да?..

А я думала, что он существует только в названии. Да я вообще об этом не думала, если уж на то пошло.

– Да, – с чувством кивнула Лора. – Он, знаешь, какой!.. Все наши бабы в него втюрились. И даже я, хоть и обожаю своего Петечку!

Петечка – это муж Ларисы, совсем забыла вам рассказать.

– Даня – красавчик! Говорят, к нему на прием записываются чуть ли не за полгода. И еще он классный доктор, несмотря на то что красавчик.

Как эти две вещи были связаны между собой, и почему красавчик не может быть классным доктором, я уточнять у Ларисы не стала.

– Да что я тебе рассказываю! Сегодня сама его увидишь. Сегодня же вторник, а по вторникам вечером Даня собирает всех нас в комнате отдыха на задушевную беседу. Спрашивает, все ли у нас хорошо, ни в чем ли мы не нуждаемся… Бабы жалуются ему кто на что, а я же просто им любуюсь. Ну и тебе еще предстоит сходить к нему на первичный прием, которые он всегда проводит сам. А потом уже назначает лечащего врача.