Провинциалка для сноба. Меж двух огней

Tekst
8
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Провинциалка для сноба. Меж двух огней
Провинциалка для сноба. Меж двух огней
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 22,71  18,17 
Провинциалка для сноба. Меж двух огней
Audio
Провинциалка для сноба. Меж двух огней
Audiobook
Czyta Оксана Шокина
11,72 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Провинциалка для сноба. Меж двух огней
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Мам, мне надо с тобой поговорить, – Люда присела рядом с матерью на диван и тоже всмотрелась в экран телевизора.

Очередной сериал из разряда мыльных опер, до которых мама была очень охоча. У нее даже отдельно было выписано, когда и какой начинается. А в перерывах между просмотрами она еще умудрялась готовить, ну или просмотр плавно переезжал в кухню, на маленький телевизор.

Сегодня утром Люда вернулась из Питера. На работу не пошла, да и в поезде она еще раз все тщательно взвесила, посоветовалась со своими совестью и интуицией и окончательно решила уволиться. Но, конечно же, она отзвонилась Елене Сергеевне и предупредила о своем приезде. А вот об увольнении решила поведать при личной встрече. Ну и оставалось надеяться, что большой босс поставит свой вензель на ее заявлении. Вот уж о ком она точно сейчас думать не хотела, так это об Алексее.

Еще она сразу же по приезде позвонила Владу, как и обещала, и они договорились пообщаться вечером, когда он управится со всеми своими делами.

Ну и ей просто необходимо было хоть с кем-нибудь поделиться новостями, а кто лучше годился на роль исповедника, как не родная мать?

Мама зыркнула на Люду поверх очков и со вздохом огорчения выключила телевизор. И несмотря на стыд, что помешала любимому занятию, Люда не пошла на попятную.

– Что-то мне не нравится, какая ты, – нахмурилась мама. – Уставшая, расстроенная, какая-то задерганная. Что там с тобой делали, в этом Питере?

– Да просто выспаться не получилось, мам, – улыбнулась Люда и положила голову той на плечо. – Мысли мешали…

– И какие же это мысли?

– Мне предложили работу, мам, – выпрямилась Люда и заглянула в мудрые глаза. Мама хоть и ворчала почти всегда, но лучше нее никто не мог дать совет.

– А эта тебя уже, значит, не устраивает?

– Мне предложили работу в Питере, – решила уйти от прямого ответа Люда. И да – эта работа ее перестала устраивать со вчерашнего дня!

– Как в Питере?! – всплеснула руками мама. – А ты что же?

– А я вот с тобой советуюсь, – обняла и поцеловала ту Люда. Как же она любила своих несовременных, требовательных, но добрых и любящих родителей! И еще она знала, что если получится все маме объяснить, то та преподнесет новость не в меру переживательному папе в лучшем виде. – Мам, я же уже взрослая. И возможно, это именно то, о чем я мечтала.

– Не юли! – строго прикрикнула мама. – Рассказывай, что за работа?

– В одной очень крупной компании, с хозяином которой я веду переговоры о рекламе. Он мой клиент, – уже бывший, – добавила про себя. – Под меня там собираются открывать вакансию главного PR-менеджера. Оклад даже не приличный, а большой предлагают. А еще будут снимать корпоративное жилье в Питере.

– А что это за фрукт такой – PR-менеджер?

– Это человек, который занимается рекламой, мам.

– И что за жилье они предоставляют?

– Этого я пока не знаю, – пожала плечами Люда. Да и этот вопрос волновал ее меньше всего. С жильем в Питере было намного легче, чем в столице. Да и стоил съем там не таких бешеных денег. Если даже ей не предоставят квартиру, то снимет уж как-нибудь сама.

– Поди клоповник какой-нибудь, – проворчала мама.

– Не думаю, – философски произнесла Люда и мечтательно прикрыла глаза.

Что-то ей именно в этот момент подсказало, что жизнь ее изменится к лучшему. Ведь жить и работать она будет в Санкт-Петербурге – городе ее мечты. И не важно, что на носу декабрь, и время года не самое лучшее для переезда. Да и какой это переезд! Скарба она еще нажить не успела…

– Так-так… – донесся до нее насмешливый голос мамы. – Спрашиваешь совета, а сама уже все решила?

А ведь и правда, решила. Только что! Она решила, что согласится на предложение Олега Евгеньевича и переедет жить в Питер. На размышления ей дали неделю, но она не может и не должна столько ждать. Ну правда, если ее уволят без отработки. Но об этом она подумает не сейчас, а в воскресенье вечером, непосредственно перед тем, как сообщит новость в компании. А впереди выходные, и она намерена отдохнуть как следует.

– Мам, ну ты же меня поддерживаешь? – доверительно поинтересовалась Люда и снова прильнула к материнскому плечу.

– Ох, и лиса же ты! – рассмеялась женщина, и это показалось Люде хорошим признаком. – Конечно, поездку твою я считаю авантюрой чистой воды. Но в одном ты права – ты уже взрослая и держаться за мамкину юбку тебе негоже. Поезжай! Не попробовав, не поймешь, правильное ли решение приняла. В конце концов, тебе есть куда возвращаться.

Вечером позвонил Влад. А ведь ему она тоже должна будет сообщить новость. И пусть их ничего серьезнее шапочного знакомства, плавно перетекающего в дружбу, не связывает, по-своему он уже ей стал дорог. Но и с ним придется расстаться, как ни крути.

– Я у твоего подъезда. Выходи! – весело проговорил Влад.

– Пять минут. Только оденусь, – отозвалась она, испытав легкую грусть.

Люда думала, что он позвонит, и они немного поболтают по телефону. Ну или много… как карта ляжет, в общем. И никак не ожидала, что он приедет на ночь глядя в такую даль. Но она была рада. Влад – тот человек, которого она действительно с радостью сейчас увидит. И перед ним ей не нужно притворяться или скрывать свои чувства. С ним она может оставаться самой собой, а не стараться соответствовать. Да было бы еще чему! Каким-то бредовым стандартам, диктуемым тараканами в голове…

Люда замерла на пороге и потрясла головой. Снова ее потянуло не в ту степь. Все! Нет больше этого человека в ее жизни. Вот уволится в понедельник и вычеркнет его из жизни окончательно. А он пусть ищет свою ту самую, единственную, удовлетворяющую его по статусу и чему там еще он хочет. Все! Мыслями она уже в Питере!

Влад ждал Люду возле подъезда и повел себя непредсказуемо, чем немного шокировал. Не успела она распахнуть дверь, как сразу же очутилась в его объятьях и увидела очень рядом смеющееся лицо.

– Привет! Как съездила? – спросил он, не выпуская ее из рук, хоть Люда и намекнула на это легким елозиньем.

– Хорошо, – аккуратно отозвалась, не зная чего ждать и заранее готовясь оказать сопротивление. Его близость немного смущала. Самую малость, хоть и довольное лицо не внушало опасений.

– Я соскучился…

Наверное, у нее на лице было написано что-то такое, отчего Влад быстро чмокнул ее в губы и выпустил из объятий. Что ж, подобную вольность, наверное, она готова ему простить. Главное, чтоб он не практиковал это слишком часто. В конце концов, его поцелуй мало чем отличался от дружеского, разве что в губы.

– Слушай, – взял Влад Люду за руку и повел к своей машине. – На улице дубняк, в машине как-то скучно… Я тут по дороге заметил симпатичное кафе. Не откажешься посидеть со мной там и поболтать?

– Не откажусь, – обрадовалась Люда. В кафе ей будет легче сообщить ему новость. Отчего-то в голове рождались мысли, что Влад расстроится, узнав, что она переезжает.

Он привез ее в кафе, в котором, уже казалось что очень давно, ее класс отмечал выпускной вечер. Легкое чувство ностальгии испытала Люда, войдя в знакомый зал, который мало чем изменился за эти годы. А вот в ее жизни многое изменилось. Из восторженной девчонки она превратилась в молодую женщину, которую ждали большие перемены. А на промежуточном пути успела понабраться опыта в самых разных областях. Сейчас, в свои двадцать три года, Люда чувствовала себя очень взрослой. И именно сейчас осознала, что не может больше с былой легкостью относиться ни к чему в жизни, хоть и очень этого хотелось.

– Ты сегодня какая-то задумчивая, – проговорил Влад, усаживая ее на стул и придвигая ей меню.

– Сама не знаю, что со мной, – с грустной улыбкой отозвалась Люда. – Как-то вдруг почувствовала себя взрослой.

– Тогда я старик, – рассмеялся Влад. – Скажешь тоже… – покачал он головой и раскрыл меню. – Ты еще девчонка, – следом посмотрел на нее так ласково, что сердце снова защемило. – И тебя хочется оберегать, – быстро и тихо добавил. – А еще баловать, – продолжил уже веселее. – Чего бы ты хотела? – кивнул на меню, лукаво поблескивая глазами.

Голода Люда не испытывала – аккурат перед его звонком поужинала. А вот от десерта не отказалась бы.

– Может, мороженое?

– А еще чизкейк, штрудель, во-о-он те пирожные, – указал Влад на крутящуюся витрину возле барной стойки, – профитроли с заварным кремом…

– Стоп-стоп-стоп!.. – рассмеялась Люда. – Ты хочешь, чтоб я лопнула? А от такого я точно лопну… – смех мешал говорить, до того потешно Влад сейчас выглядел. Волосы растрепались, вернее, он сам их растрепал, специально. Глаза таращил, стараясь делать это страшно, а получалось и умильно, и как-то по-детски. И ноздри дул, как свирепый дракон. Разве что пар из ушей не валил. И Люда ему была благодарна. Насмешил так, что даже живот заболел.

В итоге, им удалось сговориться на порции шоколадного пломбира и кофе-латте. Тут уже Люде пришлось дуть ноздри, чтоб угомонить кавалера. Ну и насмеялись они знатно. После такой уморной паузы, и когда официантка принесла заказ (себе Влад заказал говяжью отбивную со сложным гарниром, извинившись, что голодный как волк), даже неловко как-то было заводить серьезный разговор. Но и откладывать на потом Люда тоже не хотела. Это было бы не честно по отношению к Владу.

– Влад, я уезжаю, – перешла она сразу к сути, не став ходить вокруг да около.

– Опять командировка? На этот раз куда и насколько? – довольно спокойно отреагировал Влад, но Люда заметила, что все же он слегка расстроился. И это было плохим признаком. – Надо поговорить с Лехой… Что-то он злоупотребляет трудолюбием своего сотрудника…

– Это не командировка, – невольно перебила Люда, когда речь зашла о запретном. – Из компании я увольняюсь. Мне предложили работу в другом городе, – скороговоркой закончила, пока он еще чего-нибудь не сказал такого, о чем она слышать не желала.

За столом повисла пауза, в течение которой Влад разглядывал ее лицо, наверное, прикидывая, может ли все сказанное ей оказаться шуткой. И постепенно в его глазах проступало осознание, что Люда не шутит.

 

– В каком городе? – уточнил, и голос его прозвучал хрипло.

– В Питере…

– Ничего себе, новости! – расстроенно протянул, запуская пятерню в волосы и лохматя те еще сильнее. Этот жест невольно вызвал грустную улыбку у Люды. Ей нравился его этот жест, и лохматость ему шла. – Питер значительно дальше… Но это не значит, что я не найду способ видеться с тобой, – тут же улыбнулся, став тем Владом, с которым ей было легко. – Это дальше, но не край света. А когда ты уезжаешь?

– В понедельник постараюсь уволиться одним днем. И, наверное, через пару дней…

– Ну и новость ты мне сообщила! А что за работу тебе предлагают и где?

И это Люда ему тоже рассказала со всеми возможными подробностями. Об одном она умолчала – о причине принятого ею такого решения. Да и это уже даже для нее было не важно.

Больше они не разговаривали об ее отъезде, чему она была рада. Постепенно вернулось игривое настроение, и они почти все время смеялись, что находились в кафе. Засиделись допоздна. Торопиться Люде было некуда, завтра суббота. У Влада, по всей видимости, тоже выходной.

После кафе он еще долго не выпускал ее из машины. И самое странное было то, что Люде тоже не хотелось идти домой. Они не обсуждали ничего серьезного, просто болтали. Но до чего же с ним ей было легко! На многие вещи они смотрели одинаково, а иногда Люде даже казалось, что понимают они с Владом друг друга с полуслова. Оттого становилось временами грустно, что скоро они уже не смогут вот так вот общаться.

– Какие у тебя планы на выходные? – спросил Влад, когда время уже приближалось к двум ночи, и Люда собралась-таки домой.

– Никаких. Отдыхать, – с улыбкой пожала она плечами.

– Не составишь мне завтра компанию?

– А поконкретнее? – рассмеялась она его загадочности.

– Да, пригласили тут на день рождения. А там все будут парами. Ну а поскольку я… – он замялся. – В общем, не согласишься завтра побыть моей девушкой?

Люда засомневалась лишь на мгновение, а потом согласилась. Надеть ей было что. И это лучше, чем просидеть весь выходной дома.

– Тогда в пять я за тобой заеду.

***

– Петр Сергеевич, зайдите! И прихватите с собой черную кассу, – бросил Алексей в трубку.

– Всю? – раздалось даже не удивленное, а изумленное сверх меры на том проводе.

– Нет, вы меня не поняли, – скривился Алексей. – Документы по черной кассе… И по скидкам.

– Уже бегу!..

И голова трещала нещадно, и от улыбки он не сдержался, представив, как его бывший преподаватель, который по универу всегда передвигался чинно и степенно, бежит к нему сломя голову с папкой подмышкой.

Утро рабочего дня началось с распоряжений. И отданное главному бухгалтеру – лишь очередное из них. Сначала он позвонил Елене Сергеевне и попросил найти ему секретаря. При этом, четко обозначил требования: грамотный; исполнительный; мужчина или женщина, неважно, как и возраст соискателя, исключая пенсионный, конечно; и с московской пропиской.

Потом он собрал замов и объявил о вакантной должности первого заместителя. Назначил срок проведения испытаний на эту должность и объявил старт приема заявок.

Дальше ему нужно было разобраться с проблемой, которая не давала покоя со вчерашнего дня, а вернее, ночи, когда он добрался до дому. Он и не спал практически из-за этого, и сейчас страдал от головной боли.

Нет! Не спал он не из-за этого, черт побери! Алексей в сердцах шарахнул по столешнице и запоздало порадовался, что секретаря у него пока еще нет. Не спал он из-за этой пигалицы, что посмела хлопнуть дверцей его машины, да еще и пригрозила увольнением. Так и стояло перед глазами ее улыбающееся лицо. Запугать его решила?

Алексей схватил трубку и набрал номер отдела продаж.

– Мальцеву ко мне! – рявкнул в телефон.

– Так… Алексей Витальевич, нет ее, – ответил кто-то, неважно кто.

– А где она?

– В командировке, вообще-то…

Он даже не дослушал, отключился и набрал начальницу эйчаров.

– Елена Сергеевна, а почему Мальцева сегодня не на работе? – постарался взять себя в руки, хоть и хотелось прорычать в трубку.

– Потому что сегодня она еще в командировке.

– Она же с утра уже должна была вернуться.

– Так и есть, Алексей Витальевич, вернулась и отзвонилась как примерная девочка. На работу выйдет только в понедельник.

На этот раз он не стал грохотать и разбивать телефонный аппарат. Напротив, трубку опустил очень даже аккуратно и задумался.

О чем это говорит? О том, что ее слова были лишь угрозой? И увольняться она не собирается? Несмотря на продолжавшую бушевать в душе бурю, Алексей испытал облегчение. И даже смог встретить Петра Сергеевича почти с нормальным выражением на лице. А вечером он к ней съездит, чтобы услышать объяснения всему из ее уст. И даже себе он не хотел признаваться, что банально хочет увидеть эту нахальную девчонку.

Петр Сергеевич, по всей видимости, и правда передвигался непозволительно быстро – выглядел главбух запыхавшимся, когда зашел в кабинет начальника. Вот же черт! Даже этому заслуженному человеку досталось на орехи. Совсем озверел.

– Извините, Петр Сергеевич, что дергаю вас, – продолжая ругать себя в душе, произнес Алексей, – просто хочу срочно кое в чем разобраться.

– Проблемы, Алеша?

– Да кажется, кто-то хорошо приворовывает в компании, – протянул он руку и взял толстую папку. – Тут все скидки за год?

– Текущая подшивка. Прошлый год уже в архиве. Но если нужно, велю принести.

– Не нужно. Думаю, и этого хватит.

Он принялся внимательно просматривать документы, периодически уточняя, в чьем сегменте тот или иной клиент, что получал скидки, находится. После изучения всей папки картинка по скидкам вырисовывалась довольно отчетливая. Чаще всего и самые приличные скидки предоставлялись компаниям, курируемым Веселовским.

– Артем, зайди, – распорядился вновь по внутренней связи.

Пока ждали супервайзера, изучили с Петром Сергеевичем документы по черной кассе, куда попадали все те же скидки, но сделанные условно. У Веселовского все скидки оказались реальными.

– Приветствую, Алексей Витальевич! – открылась с размаха дверь в кабинет и вошел Веселовский. И выглядел тот испуганным, хоть и всячески храбрился. – Перт Сергеевич…

– До меня дошли сведения, что ты берешь откаты за скидки, – не церемонясь, сразу же вывалил на голову супервайзера Алексей. И принялся внимательно изучать лицо того. Еще раньше, чем Веселовский заговорил, он знал, что именно так дело и обстоит. Достаточно было посмотреть на мечущийся по кабинету затравленный взгляд.

– А откуда такие слухи? – а голос-то дрогнул…

– Да вот, сорока на хвосте принесла, – откинулся Алексей на спинку кресла. – Курбатов сообщил по секрету.

– Так это новенькая!..

– А ты откуда знаешь?! – тут же подался вперед, повышая голос, так что зазвенел он где-то под потолком. – Вот ты и выдал себя сам! Да и Курбатов сказал, что договаривался он с мужчиной… а не с новенькой, – презрительно закончил.

– Алексей Витальевич…

Больше Алексей не хотел ни смотреть на супервайзера, ни, тем более, выслушивать оправдания того. Для него картина была ясна.

– Петр Сергеевич, организуйте служебное расследование. Сколько откатов всплывет, все он обязан компенсировать. Не захочет в добровольном порядке, подадим документы в суд.

– Можно подумать, я один…

– Подумай! – вновь перебил супервайзера, уничтожая того взглядом. Веселовский аж съежился и казался меньше. – А вообще, думать надо было раньше, пока я тебя не уволил.

– Увольняем с отработкой? – деловито поинтересовался главбух. – Зарплату удерживаем?

– Вам лучше знать всю процедуру, – ответил ему Алексей. – Две недели, и чтоб ноги твоей в моей компании не было, понял?! – бросил он последний взгляд на Артема и указал тому на дверь

Вечером, после работы Алексей отправился к Людмиле. Всю дорогу мысленно репетировал речь, что скажет ей при встрече. Главное, не перегнуть палку и не деликатничать слишком уж. Наверное, он должен извиниться за свои подозрения. И пусть не любил он этого дела, но готов был переступить через себя, потому что и правда чувствовал за собой вину. В принципе, он и не верил, что она могла брать откаты, но факты – вещь упрямая, а доказательств тогда у него никаких не было. И она не пожелала хоть что-то объяснить. Как ни крути, виновата сама. Еще и эти слова об увольнении, которые до сих пор звучали у него в ушах! Глупышка, думает его так легко запугать.

Едва свернув во двор ее дома, он заметил знакомую машину. А потом и увидел их, обнимающихся на крыльце. В первый момент показалось, что получил удар по голове. Аж в ушах загудело, а глаза заволокло пеленой.

Алексей резко затормозил, не показываясь из тени. Что ж, кажется он со своими разборками и извинениями будет тут третьим лишним. Не знал он, что друг его закадычный зря времени не теряет. Хотя, мог бы уже тогда догадаться, что они видятся, когда Влад примчался разъяренный после приставаний к ней Павлова.

Очень аккуратно, словно проходил сложную дистанцию, Алексей сдал назад и вернулся на проезжую часть. Он приткнул машину у тротуара и устремил взгляд в пространство. Что он чувствует? Злость! Она пока перекрывала все остальные чувства. А еще руки чесались задать Владу трепку. Да хотя бы просто оттащить того от нее, чтоб даже не смел больше прикасаться.

Все пустое… Зачем он вообще сюда приехал? Ведь не извиниться же, на самом деле! Чтоб увидеть ее. Увидел – в компании лучшего друга. Нет, в обнимку с лучшим другом. И им явно хорошо вместе. А ему… ему так паршиво, как никогда еще не было. Хочется разогнать машину со всей дури и втемяшиться в какую-нибудь железобетонную стену, чтобы сразу и наверняка. Но ничего подобного он делать не будет, потому что получал он сейчас то, к чему подспудно стремился. И боль эту он переживет, найдет силы справиться с ней, не маленький.

Алексей тряхнул головой и достал телефон из внутреннего кармана куртки. Номер Лоры теперь почти всегда высвечивался первым. Вот и сегодня она звонила, когда он ехал сюда.

– Привет! Не передумала еще оторваться? – спросил, как только она ответила. – Заеду через час. С тебя программа на вечер.

– Со спиртным? – деловито поинтересовалась Лариса.

– И в большом количестве, – кивну он опять же больше своим мыслям, нежели ей.

– А не боишься, что потеряешь бдительность, – зазвенел колокольчиком ее смех на том проводе.

– На месте разберемся, – и отключился.

Глава 2

– У кого, хоть, день рождения? – запоздало поинтересовалась Люда, когда запыхавшаяся плюхнулась на переднее сидения автомобиля, который Влад подогнал к самому подъезду.

С утра валил мокрый снег. Влад как понял, до какой степени Люде не хочется портить прическу. Она вытягивала волосы час, наверное. А попади под снег, и они моментально вновь принялись бы волниться. И все труды насмарку.

Отчего-то сегодня Люде хотелось быть красивой. Именно красивой! А еще ухоженной. Для достижения последнего она больше часа провела в ванной, сначала отмокая, а потом умащивая кожу всем, что имелось в домашнем арсенале. Потом она еще долго выбирала, что бы такое надеть. Комната Люды превратилась в примерочную, а в зрители и оценщики были призваны родители. Отец под конец примерок не выдержал и уткнулся в газету со словами: «Мне ты нравишься любая, даже в пижаме». Мама вела себя стойко до конца и помогла-таки дочери определиться с нарядом. Обоюдный выбор пал на темно-синее платье облегающего фасона, которое Люда приобрела не так давно по случаю свадьбы двоюродной сестры. Ну и она сама себе в этом платье очень нравилась. А на ноги прихватит с собой черные лакированные лодочки без каблука. Танцевать в них очень удобно и к платью подходят.

Оставалась прическа и макияж. Этим она и занималась вплоть до приезда Влада, когда он позвонил и традиционно сообщил, что возле ее подъезда. Выходила Люда с опаской, помня его вчерашние объятья, но на этот раз Влад остался сидеть за рулем.

А вот о подарке она вспомнила только что и испугалась. Как идти на день рождения без подарка-то?

– У друга тридцати пяти летний юбилей, ну или почти юбилей. Подарок я уже давно ему приготовил, – успокоил ее Влад, кивнув на заднее сидение, где Люда разглядела два солидных по размеру и красиво упакованных свертка. – Он очень давно и серьезно увлекается нумизматикой, а еще любит элитные сорта виски. Вот я и раздобыл для него какой-то редкий профессиональный прибор, сам не знаю для чего, и виски.

– А где он отмечает день рождения?

– В ресторане, – и далее последовало название, которое Люде не сказало ровным счетом ни о чем.

 

– Понятно, – протянула она, отчего-то разволновавшись.

Вновь накрыла запоздалая паника, что там, куда они едут, она не знает никого, что, возможно, на нее все будут смотреть как на девушку Влада, а это ведь не так. Да и об обществе, в которое он ее ведет, она ничего не знает.

– Не паникуй, – рука Влада накрыла ее и слегка пожала. По телу прокатилась теплая волна от его ласковой улыбки. – Ты там будешь самая красивая. И я буду ревновать.

– Скажешь тоже, – рассмеялась Люда. Это он ее так успокаивает? Или на что-то сейчас намекает? Задумываться об этом глубже Люда не решилась. А то еще начнет себя накручивать почем зря.

Тем временем они выехали на трассу, и Влад втопил в пол педаль газа. Люда аж вжалась в сидение и невольно вспомнила манеру вождения Алексея. Бережную, хоть и быструю. Отчего-то, у него в машине ей всегда было спокойно. А вот у Влада она сейчас не на шутку перепугалась, особенно когда он начал обгонять все движущиеся по шоссе машины, как стоячие. Сдается ей, что уснуть у него в машине не получилось бы.

Воспоминания породили грусть, как это неизменно с ней случалось. Но сейчас она не гнала их от себя, а напротив, восстанавливала в памяти фрагмент за фрагментом. И подпитывала грусть мысль, что совсем скоро она уедет еще дальше, и даже призрачной возможности видеть его у нее не будет. И не надо этого, и не хотела она, а все равно, на душе становилось тоскливо.

На такой скорости они очень быстро добрались до Москвы. То ли раньше ей было не до этого, то ли уставала на работе так сильно, но Люда только сейчас заметила, что город уже потихоньку надевает праздничное убранство, готовится к новому году, хоть декабрь еще и наступит только через несколько дней. В витринах многих магазинов уже красовались нарядные елочки. А те, что росли снаружи, тоже местами светились разноцветными огоньками. Эта красота как-то особенным образом сочеталась с грустью в ее душе, и даже глаза защипало слезами, но то были слезы облегчения, словно именно сейчас она прощалась с прошлым. Ведь когда наступит декабрь, она уже будет в Питере. И скорее всего, в следующий раз получится вырваться в родные места только на новогодние праздники.

– Почти приехали, – прервал ее сентиментальные думы Влад. – Хорошо, что ресторан не в центре, не нужно объезжать пробки…

И действительно, вскоре они припарковались на небольшой площадке, возле украшенного новогодними гирляндами широкого крыльца и парадного входа в ресторан. Надо же, возле входа, правда за дверью, Люда даже разглядела швейцара. Дорогой, должно быть, ресторан.

А едва они ступили внутрь, и Люда проследила за рукой швейцара, указавшему им на гардероб, как первые, кого увидела выходящими под ручку, стали Алексей и Лариса.

***

Утро субботы ворвалось на пару с головной болью. Едва разлепил глаза, как сразу аж застонал, так прострелило виски.

Следующее, что заметил, – то что он спит в одежде, прямо поверх покрывала и поперек кровати. А куртка валяется рядом на пыльном полу. Ботинок вообще попал в поле зрения один. Где находился второй – история об этом умалчивала.

Алексей сел в кровати и попытался восстановить события вчерашнего дня. Но как добрался до дому, в упор не помнил. Это ж надо было так надраться! Кажется, так он не напивался со студенческих времен.

Босиком он проковылял в ванную и первым делом отыскал в аптечке аспирин. Заглотив таблетку и жадно хлебая ледяную воду прямо из-под крана, он отправился на кухню, вспомнив, что в холодильнике есть вроде как томатный сок. А что может быть лучше с похмелья?

Разобранный диван и спящую на нем Ларису Алексей заметил не сразу. А лишь когда та недовольно зашевелилась, стоило ему хлопнуть дверцей холодильника.

А она что тут делает?!

– Нельзя потише? Ты всегда встаешь с петухами или только когда напиваешься в стельку? – сонно пробормотала девушка и перевернулась на другой бок.

Но Алексей успел заметить следы размазавшейся косметики на лице и невольно скривился.

– Что ты здесь делаешь? – спросил, собираясь выяснить все до конца.

– Сплю, не видишь что ли? – откуда-то из-под подушки раздался ее голос. В отличие от него, Лора была раздета. Из-под одеяла выглядывало ее обнаженное плечо.

– А почему здесь?

Раздался тяжкий вздох, и она повернулась к нему лицом, снова пугая боевой раскраской.

– Потому что я вчера надорвала все внутренности, пока тащила тебя сюда. Извини, сил тащиться еще и домой не осталось. Что у тебя там? – кивнула она на бокал.

– Томатный сок. Хочешь?

– О да! – восторженно протянула она и прикрыла глаза.

Алексей налил и ей стакан и не выдержал, подавая напиток:

– Ты бы хоть умылась…

– Ну знаешь! На себя посмотри! Тоже не первой свежести, – фыркнула она и откинула одеяло.

А под ним-то у нее ничего не было. Алексей хоть и отвернулся довольно быстро, но отлично все успел разглядеть. Что ж, из голенастой девчонки Лора превратилась в аппетитную женщину. Только вот ее прелести ничего в нем не затронули. А воспоминания о другой девушке, спавшей дважды на этом диване, всколыхнули душу.

– Оденься хоть, – бросил он через плечо, замечая краем глаза, как она берет стакан с соком с журнального столика.

– Если стесняешься, не смотри, – послужило ему ответом.

Это уже было слишком и как-то совсем уж не уместно. Больше всего Алексею хотелось, чтобы она поскорее убралась из его дома. Но хамить сестре друга было как-то неудобно.

– Я в ванную, – и поспешил сам убраться из гостиной, пока не наговорил лишнего.

Стоя под горячими струями, Алексей пошагово восстанавливал в памяти вчерашний вечер, с момента прибытия в ночной клуб, куда его затащила Лариса. Не любил он эти все шумные тусовки, вот и принялся опрокидывать в себя текилу, шот за шотом. Дальше уже помнил смутно. Кажется, он танцевал… Черт! Лорка раскрутила его даже на ритмичные танцы. Чего тоже не делал со студенческих времен. Потом они еще пили, закусывали чем-то, но убей, не помнит чем. А вот момент, как уходили из клуба уже был похоронен под литрами алкоголя.

Выходя из ванной Алексей уловил запах жареных яиц. Надежды, что Лора убралась по-тихому, быстро испарились. Она была занята хлопотами возле плиты, на кухне. Чертыхалась так, что любой сапожник позавидует. И запах уже не казался таким аппетитным. Пахло явно чем-то пригоревшим.

– Яйца сгорели! – в сердцах сняла она сковородку с огня и подставила ту под холодную воду. – Хотела тебя завтраком накормить.

Делать нечего – пришлось заказывать еду из японского ресторана. Доставили заказ быстро, и вскоре они уплетали роллы, как будто не ели пару суток точно.

Лора, кстати, привела себя в порядок и оделась к вящей радости Алексея. Да и вообще, не в пример вчерашнему вечеру, когда она буквально липла к нему и приходилось ее все время осаждать, сегодня она вела себя скромнее. Наверное, сказывалось похмелье. Пила она вчера разве что чуть меньше него.

– Во сколько сегодня выдвигаемся? – вытерла Лора рот салфеткой и посмотрела на Алексея слегка покрасневшими от недосыпа глазами.

Странное дело. Сейчас он снова вспомнил Людмилу – такую же ненакрашенную, с утра. Почему же ее глаза словно светились, а эти, что видит напротив, хочется самому прикрыть и не видеть. И дело тут не в алкоголе.

– Куда выдвигаемся?

– Здрасти хрясти! – всплеснула руками Лариса. – На юбилей, куда же еще! Забыл, как звал меня с собой вчера?

Черт! Он и про юбилей-то забыл. Чернышев ему точно не простит, если не придет. Но Лорку-то зачем с собой потащил? Алексей едва не застонал от разочарования в себе. Но внешне постарался остаться спокойным. Раз позвал, придется брать с собой. В ресторане нужно быть в половине седьмого…

– В шесть заеду, – прикинул в уме, что за полчаса они успеют добраться. И он возьмет машину, чтоб снова не дай бог не напиться.

– Подарок?

– Днем куплю что-нибудь.

– Помощь нужна?

– Сам справлюсь, – что она может понимать во вкусах закоренелого холостяка и бабника по совместительству, какими только хобби не увлекающимся.

– Вот и ладненько. Я тогда высплюсь перед новой гулянкой!

Ровно в половине шестого Алексей подъезжал к дому Ларисы, но еще десять минут ему пришлось ждать, когда та соизволит выйти. А потом – гнать как угорелому, чтоб не опоздать. Опаздывать он не любил, как и привлекать к себе лишнее внимание, заявляясь на день рождения позже всех.