Колдун

Tekst
38
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Колдун
Колдун
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 26,54  21,23 
Колдун
Audio
Колдун
Audiobook
Czyta Мария Файерштейн
15,55 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Я сначала и не поняла, что же вижу такое под слоем грязи. Да и темнело в парке стремительно. Но на это что-то как раз падал лунный свет. И в этом свете оно красиво мерцало. Так красиво, что невольно привлекло мое любопытство. Ради такого я даже решилась остановиться, хоть и неслась по парку как ненормальная. Ну сами посудите – в городке с не самой спокойной криминальной обстановкой, в вечернем парке, да еще и на окраине девушке опасно находится одной. Так и ждала окрика прокуренным голосом: «Девушка, куда же вы так спешите?» А я всего лишь торопилась домой после изнурительного трудового дня. И сегодня был понедельник, а не пятница, когда в парке хоть гуляющие есть. Впрочем, в такую погоду даже по пятницам не гуляют – с неба сегодня весь день моросил противный холодный дождь, и ветер дул шквальными порывами. А к вечеру он еще и завывать надумал, что не добавляло мне храбрости.

Как бы там ни было, любопытство оказалось сильнее страха, и я склонилась над тем, что привлекло мое внимание. А потом еще и полезла в грязь пальцами. Каково же было мое удивление, когда подняла с земли небольшой крестик. Не золотой и не платиновый. И даже не серебряный. А стеклянный (позже я выяснила, что это хрусталь). А разве бывают стеклянные крестики?.. Недолго думая, я сунула крестик в карман и еще быстрее побежала домой.

До дому добралась без происшествий. Так думала я тогда. А через какое-то время поняла, что оно – происшествие и случилось со мной тогда в парке. Я нашла крест. И с этого момента моя жизнь изменилась далеко не в лучшую сторону.

Глава 1

– Что, опять? – сочувственно посмотрела на меня Олеся, когда я доставала из сумки новую упаковку колготок, чтобы идти в туалет и переодеваться.

Другие, те что были на мне сейчас, я умудрилась варварски изодрать в автобусе. Как это получилось? Да я понятия не имела – дыру на коленке увидела, когда уже вышла из автобуса. И так со мной случалось каждый божий день. Колготки рвались, сумку резали, каблуки ломались, а сама я частенько приходила на работу, с головы до ног улитая из какой-нибудь лужи лихачом-водителем… Не все одновременно, конечно, но поочередно с разнообразными вариациями. Например, вчера я умудрилась вляпаться в жвачку. И не наступить на нее, а подцепить в волосы. Как?! Ну разве что, кто-то специально мне ее туда выплюнул. Ну или ветер в момент плевка подул в мою сторону.

– Что такое не везет и как с этим бороться, – как можно бодрее постаралась улыбнуться я подруге и бодро зашагала к туалету, молясь, чтобы не встретить на пути туда начальницу.

Не встретила. Зато, получила нагоняй на обратном пути. Мол, расхаживаю тут по коридорам в рабочее время… В кабинет вернулась в еще более паршивом настроении. Олеся лишь подарила мне сострадательный взгляд, а все разговоры мы с ней по молчаливому согласию оставили до обеденного перерыва. Ну нельзя нам было даже разговаривать на рабочих местах. В нашей бухгалтерии за шаг влево или вправо полагался расстрел, а за болтовню в рабочее время и вовсе четвертование.

– Потопали на волю! – приблизилась к моему столу Олеся и сунула мне под нос циферблат своих наручных часов. – За переработку нам не платят.

Тут я с ней полностью была согласна. Не платили, но регулярно заставляли задерживаться на работе. А все потому что работы этой на кадровую единицу было слишком много.

– Кать, с тобой творится что-то ненормальное, – заявила Олеся, когда мы с ней удобно устроились за столиком в небольшой столовой, отстояв перед этим приличную очередь у раздаточной.

– Как будто я не знаю, – вздохнула я.

– Да нет, не знаешь. Вернее, не отдаешь себе в том отчета.

– Да ладно!.. – с возмущением посмотрела я на подругу. – Еще как отдаю! Иногда даже руки на себя наложить хочется.

– Еще чего! – замахала на меня руками Олеся. – Этого нам только не хватало. Но делать что-то нужно. Тебя как сглазили, честное слово. Ты только сумку в этом месяце покупала трижды. И зарплату у тебя сперли всю и в первый же день. Ты, кстати, вчера в церковь сходила? С батюшкой говорила?

– Была, – еще горестней вздохнула я.

– И что? Что он сказал?

– Посоветовал читать сто раз «Отче наш» и какой-то девяностый псалом…

– А ты, конечно же, ничего из этого не сделала? – усмехнулась Олеся.

– Олесь, я атеистка и не верю во всю эту чушь! И молитв я не знаю. Зря только время потратила.

– Если бы проделала все, возможно, и не зря. А так… – Олеся призадумалась. Я же предпочла приступить к супу, пока тот совсем не остыл. – Слушай, у всего должна быть причина. И твоя полоса невезения, да еще и такого явного, началась не просто так. Сколько уже она у тебя длится?

– Месяца два, наверное, – пожала я плечами, а про себя подумала, что еще столько же, и я свихнусь окончательно.

– А теперь вспомни, не ссорилась ли ты с кем-то перед этим?

– Да, вроде нет…

– Точно? Не проклинал тебя никто?

– Олесь, ну ты чего? Какие проклятья?

– Ну, ладно, не проклятья. Но, может, ты кому не угодила, случайно навредила… Или парня у кого отбила?..

– Кто! Я?! Олесь, я уже полгода ни с кем не встречаюсь. И ты об этом отлично знаешь, – еле сдержала я нервный смех.

Парней, кажется, отбивают у меня, а не я у кого-то.

– Ладно… это тоже отпадает. А цыганку перед этим ты случайно не встречала?! – осенило подругу. – Они на такое способны…

– Не встречала, Олесь, – перебила ее я.

– Ну… может вещь ты какую чужую случайно взяла… или нашла?..

Стоп! И тут меня осенило. Крестик! Я нашла в парке крестик, про который благополучно забыла, налюбовавшись им вдоволь. А примерно… ну да, где-то через неделю моя жизнь и перевернулась с ног на голову. Так перевернулась, что я и жизнью-то это сейчас могу назвать с натяжкой. Вот об этой находке я и рассказала Олесе, и по мере рассказа глаза у моей подруги становились все больше.

– Ты рехнулась?! – выпалила она, да так громко, что на нас в столовой обратили внимания все.

– Не ори, Олесь, – зашипела я на нее. – И почему сразу рехнулась-то?

Олеся так возмущенно пыхтела, что даже не сразу смогла заговорить.

– Кто?! Поднимает?! Чужой?! Крест?! – отчеканила Олеся так, что мне ее шепот показался громче военной команды.

– В смысле?

Я никак не могла понять, в чем именно она меня обвиняет.

– Нельзя поднимать крест с земли, понимаешь? – склонилась Олеся над столом и зашептала теперь очень торопливо. – Это чужой крест, чужая карма. Подняв его, ты взяла на себя чужие грехи и их последствия. Да это еще хуже сглаза или проклятья, потому что мы даже примерно не знаем, чей это крест, и насколько он тяжел!

– О, господи! – простонала я. Как же я устала от всей этой суеверной чепухи. – Олесь, это просто крестик. Да я и не знала, что именно он, когда поднимала. Он был в грязи… И потом, не специально же его туда бросили. Кто-то обронил случайно, цепочка порвалась…

– Да, какая разница! Примета это плохая! Как можно не знать элементарного? Видишь крест – проходи мимо, ибо тебе и своего креста по жизни хватает. Ты же на себя еще и чужой навесила. Блин! Что же теперь делать? Теперь понятно, откуда растут ноги у твоего невезения?

Олеся подперла голову рукой и глубоко задумалась. Мне было немного стыдно, что лишила подругу аппетита, в то время как сама уплетаю за обе щеки. Но я по-прежнему не видела ничего плохого в том, что подняла тот крест. Куда я, вот только, его положила? Загадка… Надо будет сегодня поискать его.

– Ладно, есть у меня один человек на примете, – отмерла Олеся и посмотрела на меня несчастными глазами.

– Что за человек, – проглотила я кусок булочки, да так неудачно, что тот с трудом протиснулся по пищеводу.

– Князь.

– Кто?! – вытаращилась я на Олесю. Прикалывается она, что ли?

– Так его называют в узких кругах. На самом деле он не князь, конечно, хоть и довольно титулованный.

– Так кто же он?

– Экстрасенс.

– Час от часу не легче. Олесь, ни к какому экстрасенсу я не собираюсь…

– Еще как собираешься! – перебила она меня. – Как ты не понимаешь, что все это очень серьезно! С такими вещами не шутят, и сама ты с этим не справишься. Все! Разговор на сегодня окончен. Но ненадолго. Сегодня я обо всем договорюсь и сообщу тебе. И ты пойдешь к Князю, ясно? Никаких «не хочу», «не собираюсь» чтобы я не слышала от тебя. Пойдешь, если не хочешь пустить свою жизнь под откос. Нельзя нести чужой крест! Нельзя!

Последнее слово Олеся сказала так, что у меня мурашки побежали по коже. И смотрела она на меня сейчас как злая пророчица. Не иначе как у нее получилось заразить меня всей этой суеверной чепухой.

Глава 2

Я расплатилась с таксистом и замерла возле калитки в небольшой но ухоженный дворик перед двухэтажным коттеджем. Даже под толстым слоем снега и с голыми деревьями двор выглядел очень уютным, словно попал сюда из сказки про Снегурочку или Деда Мороза…

Что-то я размечталась, а впереди меня ждала не самая приятная встреча, чтобы решиться на которую мне пришлось себя долго уговаривать – весь вчерашний вечер после звонка Олеси, если быть точной. А теперь вот я уговаривала себя сделать последние шаги перед той самой встречей, ведь если верить Олеси, именно в этом доме и жил Князь.

Ну да, была-не была – я нажала на кнопку звонка на калитке. Какое-то время ничего не происходило, но совсем скоро я услышала щелчок замка, и калитка приоткрылась. Должно быть, так меня приглашают войти.

За калиткой начиналась прочищенная от снега тропинка, которая вела к небольшому резному крыльцу. Дом экстрасенса сейчас мне казался еще более сказочным, похожим на большую резную избушку. Только вот, я никак не ожидала, что навстречу мне выйдет толстый и приземистый дядька, с лысой макушкой, в длинной хламиде неопределенного цвета и с толстой золотой цепью на шее. Почему-то не сомневалась, что это и есть Князь. Однако… Я его представляла себе несколько иначе. Как именно, сказать затрудняюсь, но точно не таким. Ну и его фальцету я уже не удивилась.

 

– Вы, должно быть, Екатерина? – улыбнулся мне Князь малюсенькими губками.

– Здравствуйте! Она самая, – бодро отозвалась я.

Наверное, не самый солидный вид Князя настроил меня на немного игривый лад. Впрочем, улыбнулась я ему вполне искренне. И в этот момент мне даже интересно стало, чем закончится наша встреча.

– Здравствуйте, Екатерина! Пожалуйста, проходите, – распахнул он передо мной дверь и впустил в жарко натопленную прихожую. – Чувствуйте себя как дома.

Ну это вряд ли. Задерживаться я тут не собиралась. Да и мой дом был совсем не похож на этот.

Прихожая вывела нас в просторную комнату, обставленную довольно современно, что не очень вязалось в моем представлении с отделкой под дерево. Сюда бы и мебель подошла деревянная в старинном стиле. Ну я бы выбрала именно такую.

– Пройдемте, в мой кабинет, – обогнал меня экстрасенс и засеменил к двери слева от нас.

А вот кабинет меня поразил. И прежде всего, отделкой – довольно мрачной, в черных тонах. На черных стенах висели какие-то абстрактные картины в массивных золоченных рамах. Прямо напротив входной двери располагалось огромное зеркало, от потолка до пола.

– Это зеркало не простое, – заметил экстрасенс мой интерес. – Оно отражает душу. Я его заказал на Тибете. И в России больше ни у кого нет его аналога, – с гордостью закончил.

– Да? А я где-то читала, что нельзя зеркало вешать напротив двери, – вспомнила я одно из суеверий.

– Правильно вы читали, дорогуша! – разулыбался Князь, который совсем не был похож на оного. Меня же его улыбка и обращение «дорогуша» несколько покоробило. Впрочем, вида я постаралась не подать. – Обычное зеркало нельзя вешать напротив входа в комнату, ибо через него вся энергия из комнаты будет выходить. А без энергии человек зачахнет. Но, так то обычное зеркало! – многозначительно посмотрел он. – Это же зеркало волшебное, если вам так будет понятнее. Оно прогоняет только негативную энергию, которая нам и так не нужна, верно?

– Наверное, – отозвалась я, борясь с желанием попросить его не разговаривать со мной как с умственно отсталой. Я уже пожалела, что заговорила о зеркале и приметах. Благо, он решил не развивать и дальше эту тему.

– Располагайтесь на диване. Думаю, там нам будет удобнее, нежели за столом.

Я тоже так думала, тем более что его огромный круглый и черный стол в центре комнаты мне совершенно не нравился, как и черная плетеная лампа над столом. Диван же на фоне всего остального выглядел более или менее нейтрально.

– Слушаю вас, дорогуша. Что вас ко мне привело? – еще более елейным голосом заговорил со мной Князь, когда устроился рядышком на диване и сложил на коленках руки, как прилежный ученик. – Дайте угадаю, дела амурные? – слащаво улыбнулся он.

– Почему амурные? – удивилась я. Получается, Олеся ему ничего не сказала. – Я пришла из-за этого вот, – покопалась я в сумке и достала оттуда крестик.

В который раз подивилась тому, какой же он красивенький. А вот реакция экстрасенса меня озадачила. На крест он внимательно воззрился, но в руки брать его отказался. И хмуриться вдруг начал так грозно, что я даже струхнула.

– Что-то не так? – уточнила я и поднесла руку с крестом поближе к экстрасенсу. Он же вдруг дернулся и отодвинулся от меня.

– Это я у вас должен спросить, дорогуша! – возмущенно засопел и принялся обмахиваться веером, который вытащил из складок хламиды. – Зачем вы принесли сюда кармический крест?!

– Что? Какой крест?

– Кармический! Такой нужно хранить дома, в надежном месте и самой пореже трогать. Этот крест – довольно опасная штука. Но все мы в праве выбирать, расплачиваться ли нам за грехи прошлого, или же жить как велит нам судьба. Вы, как я погляжу, не ищете легких путей.

– Я? Но крест не мой.

– А чей же? – глаза Князя отчего-то стали неестественно большими, и удивление в них больше походило на испуг.

– Я нашла его…

Что-то мне даже признаваться в этом после такой реакции было стыдно. А что стало с экстрасенсом! Он вдруг соскочил с дивана и отпрыгнул от меня как от прокаженной. При этом так покраснел, что мне уже страшно стало за него самого. Вдруг удар хватит!

– Что??? Этот крест вы нашли? Он не ваш? Но как же так!..

Веер заработал еще активнее – теперь за его трепыханием я и лица-то Князя не видела почти.

– Вам не ко мне… Не ко мне, точно!

– Но вы даже не выслушали меня! – возмутилась я.

– А я и не должен, ибо не по этой части, – еще дальше попятился от меня он. – Крест не ваш, а проблемы теперь ваши. Какие, меня не интересует. Но догадываюсь, что теперь их у вас очень много.

– Значит, вы мне ничего не можете посоветовать, – кивнула я и спрятала крест обратно в сумку.

Чего и следовало ожидать. Жаль денег, что потратила на такси. Надеюсь, мне не придется платить еще и этому шарлатану. Пусть только заикнется!

– Могу!

– Что?

Я уже находилась на середине пути из этой мрачной комнаты.

– Посоветовать я вам могу. И совет мой вы получите совершенно бесплатно.

Он словно прочитал мои мысли. Это я об оплате… Ну и он заметно успокоился, когда я спрятала крест. Кто бы мог подумать, что экстрасенсы бывают такими впечатлительными. Впрочем, раньше я их видела разве что по телевизору.

– Есть только один человек, который в состоянии вам помочь, – таинственным голосом произнес Князь. – Он настолько силен, что вынужден был спрятаться от людей. Чтобы не навредить…

О господи! А таинственности-то в голос напустил. Мне прямо сейчас начинать бояться?

– И кто он?

– Колдун!

– А имя есть у этого колдуна? – усмехнулась я.

– Колдун – это и есть его имя, даденное ему с рождения, насколько я знаю.

– А так бывает? – с сомнением уточнила я.

– Для рожденного в лесной глуши возможно все, – важно изрек Князь.

– Он еще и в лесу родился?

Я отчего-то представила себе женщину на сносях, что заблудилась в лесу. И вот у нее начались роды, которые она сама у себя и приняла под какой-нибудь сосной. В моем личном «кино» случилось это летом, слава богу.

– В самой глуши! Появился на свет от потомственных колдуна и колдуньи. И назвали его Колдуном.

– Ну ладно… Значит, помочь мне может этот Колдун Колдунович, – тут я не выдержала и рассмеялась, чем сильно оскорбила экстрасенса, судя по его мрачному виду.

– Не вам радоваться, дорогуша. А дальше будет только хуже, с таким-то крестом на шее… И помочь вам в силах только Колдун!

– Ну хорошо, – уговорила я себя успокоиться. – И где же мне его искать?

– Далеко… В Сибири, – и он назвал какое-то село под Красноярском. Я только и смогла, что прикрыть рот, который сам открылся от изумления. – Там его все знают. Но, повторюсь, живет он не там, а в тайге. И путь к Колдуну не близок.

– Ну, все понятно! Спасибо вам большое за все советы! До свидания!

Я бодро направилась к выходу из кабинета, потом просторной и милой комнаты, а потом и прихожей. В дверях Князь меня все же догнал.

– Послушайте! – схватил он меня за руку. И как только рискнул? – Мой вам совет, отнеситесь ко всему очень серьезно. Если пока еще ваша жизнь не сильно изменилась, то дальше будет только хуже. Мелкие неприятности перерастут в крупные, пока чужая карма вас не погубит. Езжайте к Колдуну, и да пребудет с вами бог!

Больше он ничего не сказал и отпустил меня с миром. Я же ехала домой с твердым намерением убить Олесю. Из-за нее я потеряла половину выходного, тогда как могла наслаждаться отдыхом перед телевизором. Вместо этого я с лихвой наслушалась всякой бредятины!

Глава 3

В тот день, вернувшись от экстрасенса, я позвонила Олесе и все ей высказала. Здорово мы с ней поссорились. Это было в субботу. Все воскресенье я сидела дома, расслабляясь и отдыхая. А в понедельник меня едва не сбила машина. Откуда она взялась, понятия не имею. Я специально посмотрела по сторонам, как учили меня с детства. Дорога была пустая. А потом вдруг раздался визг тормозов, и прямо перед собой я увидела ярко-голубой капот. Не буду повторять, кем и как называл меня водитель, скажу только, что ноги мои нещадно дрожали, когда входила в рабочий кабинет. А в мозгу свербела мысль: «Началось!» Что именно началось, я плохо понимала, но отчего-то не сомневалась в этом.

– Олесь, дуешься? – первая пошла я на примирение. Да и слишком я резка была с ней в субботу.

– А ты как думаешь? – буркнула она.

– Ну прости. Что-то на меня нашло…

– Проехали, – махнула рукой подруга.

– Обедать вместе пойдем?

– А то!

Какая же она хорошая, отходчивая!

– Хорошо. Надо поговорить.

– Что-то случилось? – посмотрела на меня Олеся.

– Да, случилось.

За обедом я ей все рассказала. И она повела себя очень похоже на Князя.

– Кать, тебе надо ехать к этому Колдуну!

– Олесь, ну это же у черта на куличках, – приуныла я.

Далеко. Дорого. А у меня и так каждая копейка на счету. Ну не у родителей же занимать! Да и им еще как-то нужно объяснить мой отъезд… И тут я сообразила, что рассуждаю так, словно уже решилась на эту поездку.

В общем, как-то так само собой получилось, что уходила я с работы в двухнедельный отпуск за свой счет. Отправились мы с Олесей прямиком ко мне домой, чтобы заказать билет на самолет до Красноярска. Я-то думала, что в запасе у меня есть еще пара дней, но так получилось, что билет мы купили на завтрашнее утро и даже прошли электронную регистрацию. Сразу же Олеся заставила меня позвонить родителям и соврать, что уезжаю я в командировку. Ну а потом она же помогла мне собрать вещи. Чемодан получился внушительным – упаковала мне туда Олеся мой пуховик, который я уже не носила года три, потому что зимы выдавались теплыми, уги, что тоже пару лет пылились в шкафу, пуховый платок, про который я вообще забыла (его год назад принесла мне мама, когда я слегла со спиной – продуло мне ту где-то знатно), и варежки, что связала мне бабушка.

– Теперь я за тебя спокойна. Ну то есть, замерзнуть не должна, – поправилась Олеся.

На самом деле, она переживала даже больше меня, что еду я не известно куда и к кому. Я же пока и вовсе не отдавала себе отчета, в какую авантюру ввязалась. Но больше мне не хотелось попадать под машину или что похуже. Я хотела жить и ничего не бояться. А с недавних пор я стала бояться всего.

* * *

Так! От Олеси я получила строгие инструкции, как вести себя, чтобы люди не приняли меня за лохушку-путешественницу и не захотели облапошить. Выглядеть уверенно, даже если валишься с ног от усталости. Приглядеться сперва, а уже потом задавать вопросы. «Абы к кому с вопросами не лезь, поняла? Сначала прикинь, нормальный ли с виду тот, к кому будешь обращаться. Ну и не мямли, спрашивай по существу!» Вот так напутствовала меня подруга. Я же себя в тот момент чувствовала ребенком.

Обо всем этом я вспоминала, стоя на привокзальной площади автовокзала в Красноярске, куда приехала из аэропорта.

На улице свирепствовал мороз, и даже в той одежде, что взяла с собой, и в которую переоделась в аэропорту, я нещадно мерзла. И куда мне двигаться дальше, понятия не имела. Олеся со знанием дела заверила меня, что обращаться за помощью нужно к пожилым людям, которые не могут не знать о Колдуне. Осталось понять, кто из всех этих снующих мимо меня людей местный, а кто такой же приезжий как и я. Ну и краем ума я понимала, что решилась на что-то несусветное, что грозит мне не известно чем. И если бы не все те сто несчастий, что свалились на меня, разве стояла бы я здесь и сейчас?

– Извините, вы мне не поможете? – обратилась я к проходящему мимо пожилому мужчине.

– Нет, это ты извини меня, девушка. Уж больно тороплюсь, – пробормотал тот и поспешил дальше.

Ничего, бывает. Первый блин комом, как говорится, – решила я и сделала несколько шагов в сторону, утаскивая за собой тяжеленный чемодан. От колесиков на утрамбованном снегу толку было мало.

– Можно побеспокоить вас? – обратилась на этот раз я к женщине, что стояла возле входа в здание вокзала и вроде бы никуда не торопилась.

– Тебе чего? – неожиданно зло зыркнула она на меня.

– Вы местная?

– А тебе какое дело? – насторожилась женщина, я же уже была не рада, что обратилась к ней.

Ну и ответить она не успела – откуда ни возьмись выскочил мужик и проорал:

– Чего застыла?! Бежим, наш автобус отходит через пять минут…

И они побежали. Я же благоразумно решила зайти погреться в вокзал. К тому моменту ног своих я уже не чувствовала. Кто бы знал, что эти уги такие холодные.

В здании вокзала было разве что чуточку теплее и безветренно. Я отыскала глазами батарею и направилась к ней. Каково же было мое разочарование, когда поняла, что та еле теплая. Даже на обогрев рук ее тепла не хватало. Да уж…

 

Стоя возле батареи, я рассматривала народ. Не так уж его и много тут было, но почти все куда-то спешили и суетились. А потом мой взгляд наткнулся на небольшую кафешку. Тогда я и решила совместить приятное с полезным – выпить кофе и расспросить продавщицу. Она же должна быть местная, не из другого же города она добирается на работу.

– Один кофе, пожалуйста, – начала я издалека.

Лицо продавщицы хоть и казалось мне усталым, но вполне себе дружелюбным.

– Вам какой?

– А давайте капучино, – приветливо улыбнулась я ей.

На самом деле, было мне не до улыбок. Уже вовсю вечерело, а я даже примерно не знала, насколько далеко нахожусь от нужного места. Кроме того, даже если у меня получится добраться сегодня до Колдуна, то он же может меня запросто не принять или вовсе прогнать. Оставалось надеяться, что хотя бы переночевать он меня пустит, не погонит ночью в тайгу. А то ведь его даже предупредить заранее никак нельзя было. Жил он в какой-то глуши без намека на цивилизацию. И телефона у него не было. Князь мне на прощание радостно сообщил, что Колдун никого не принимает, но мужик, вроде, с понятиями. Вот на эти понятия я и рассчитывала.

Пока продавщица делала мой капучино, я все прикидывала, как лучше заговорить с ней на интересующую меня тему. Так ничего и не придумав, сказала первое, что пришло в голову:

– Вы случайно не знаете, как мне попасть к Колдуну?

Женщина так и замерла с моей чашкой в руках. Я же, глядя на то, как дымится кофе, мечтала сделать хоть пару глоточков, чтобы согреться.

– А зачем вам к нему? – отмерла, наконец-то, продавщица и протянула мне чашку. Сразу же обхватила ту руками, чувствуя как по телу заструилось долгожданное тепло.

– Очень надо. По делу, – серьезно отозвалась я. – По очень срочному делу. Вопрос касается жизни и смерти.

– Понятно, – кивнула женщина. – К нему за другим и не идут, – и зачем-то посмотрела на часы. – Вы же приезжая? – уточнила.

– Да, я прилетела издалека.

И ужасно устала, просто вымотана. А еще замерзла, да и проголодалась. Но тут, кроме шоколадок, которые я терпеть не могла, ничего больше и не было. Хорошо, хоть кофе наливают. Довольно вкусный кофе, – поняла я, когда отхлебнула из чашки.

– Через полчаса у меня заканчивается смена. Если подождете меня, то, думаю, смогу вам помочь.

– Конечно, подожду, – с радостью согласилась я.

– Тогда, присядьте где-нибудь. И возьмите хоть конфетку к кофе, – протянула она мне конфету в нарядном фантике.

Больше женщина ничего не добавила. Мне же ничего не оставалось, как устроиться на скамейке неподалеку от ларька и у батареи, от которой было мало толку. И все же, можно считать, что мне повезло, ведь продавщица обещала помочь.

Время пролетело быстро, и я умудрилась не замерзнуть и не заснуть, хоть в сон и клонило от ничегонеделанья.

– Пойдемте, – приблизилась ко мне продавщица, сменившая униформу на дутое пальто с меховым капюшоном.

– Куда? – она что, лично решила меня проводить к Колдуну?

– Отведу вас к тому, кто сможет помочь, – с недоумением посмотрела она на меня. – Или вы передумали? Что для вас же лучше… – чуть тише проговорила, словно вовсе не для меня.

– Нет. Не передумала, – твердо заявила я. В подробности посвящать ее точно не стану, да и не касаются те никого, кроме меня.

– Как скажете, – пожала женщина плечами.

Я тащила за собой чемодан, понимая, что мои бедные руки уже отваливаются. Продавщица сказала, что идти совсем ничего, что дольше прождем автобуса, но шли мы уже минут сорок, и я просто околела на все крепчающем морозе. Ей же хоть бы хны – должно быть, привыкла тут жить и мерзнуть зимами напролет. А может, она и не мерзла вовсе. Я же мечтала о тепле, как о чем-то несбыточном. Иногда мне казалось, что приехала в этот суровый край, чтобы умереть от обморожения.

– Нам сюда, – свернула женщина во двор старенькой пятиэтажки. Я же боялась пока испытывать облегчение. А чемодан свой уже ненавидела всей душой.

Мы зашли в подъезд и остановились перед дверью на первом этаже. Слава богу! – затащить чемодан по лестнице я бы уже не смогла. Женщина позвонила в звонок, и почти сразу же дверь отворилась. На пороге вырос огромный мужик и смотрел он на нас подозрительно.

– Здравствуй, Семен! Как хорошо, что ты не уехал. Возьмешь попутчицу? – указала на меня продавщица.

– Тебе зачем в тайгу? – хмуро посмотрел на меня Семен.

– К Колдуну мне, по делу надо, – путанно произнесла я, вдруг разволновавшись.

– Тебе какая разница, зачем ей! – прикрикнула на него женщина. – Место свободное у тебя есть, а остальное не наше дело. Так возьмешь?

– Да пусть едет, мне-то что, – пожал Семен плечами, впуская меня в коридор. Женщина за мной не последовала.

– Прощай, девушка. И береги себя, – напутствовала меня продавщица перед уходом.

От растерянности и быстроты смены событий я только и успела крикнуть ей в спину «Спасибо!»