BOSS на час

Tekst
12
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
BOSS на час
BOSS на час
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 35,18  28,14 
BOSS на час
Audio
BOSS на час
Audiobook
Czyta Валерия Савельева
20,61 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Вот оно – мое царство! Мои владения! Только здесь я чувствую себя как рыба в воде. Здесь все привычно и правильно. Каждая вещь на своем месте, повсюду порядок, пусть и немного творческий. Пахнет приятно – лаком, краской и еще много чем. Мой мир и ровно половина моей жизни – супермаркет «Стройгильдия»!

– Лен, скажи Оксанке, чтобы отстала от меня со своими кодами! – прокричал из-за стеллажей с обоями Валера Краснов. – Достала уже! Некогда мне заниматься этой ерундой!

– Что значит, ерундой, Валерочка? – раздался ласковый голов Оксаны Кравчук – моей близкой подруги, с которой мы и сдружились в нашей Гильдии. – Правильный код – это основа основ. И это у тебя в секции пересортица, а не у меня.

– А работать кто будет? Если я сейчас займусь твоими кодами, то вся работа встанет…

– Так она еще и не началась, Валерочка…

Даже не собираюсь вмешиваться – ребята у меня умные и сами во всем разберутся. А уж за кодами Оксана следит бдительно, молодец! Ее заслуга, что пересортица у нас выправляется моментально.

Давно это было, когда я вот так же, как Валера сейчас, работала на обоях. С них и начала. Более двухсот наименований! Первое время было безумно тяжело, но уже через месяц я знала наизусть не меньше пятидесяти шестизначных кодов и безошибочно ориентировалась в своем бумажном царстве. С тех пор прошло шесть лет, и уже четыре года я управляю нашей Гильдией – являюсь правой рукой Ильи Павловича. А Илья Павлович за годы совместной работы стал мне вторым отцом, хоть и побаиваюсь я его иногда, особенно когда он свирепствует по делу.

– Дим, надо бы пыль протереть, – заглянула я в оазис фаянса, как сама называла отдел сантехники.

Не просто сантехники, а самой лучшей, которую мы привозим из Испании. Нашим смесителям нет равных на российском рынке, и срок годности их исчитывается десятилетиями. Я и домой такие прикупила (со скидкой, конечно же), и мама на них не может нарадоваться. Когда убирается в квартире, всегда приговаривает:

– Ну что за чудо – прошелся по крану тряпочкой, и засверкал он как новенький!

А главное, что купленные в нашей Гильдии смесители никогда не протекают и не капают.

– Без проблем, Ленчик! – весело отозвался Дима Снатенков – самый молодой из наших продавцов-консультантов, но очень толковый. К нам он пришел сразу со школьной скамьи и схватывал все на лету. – Сейчас только ценники поменяю…

Оксана и сюда уже добралась, а ведь день рабочий только начался, – невольно усмехнулась я, восхищаясь подругой. И пересортицу учла, и новые ценники вывела. Она у нас молодец! Одна троих стоит.

Проходя мимо секции напольных покрытий, невольно вспомнила, насколько меньше был этот строймаркет шесть лет назад, когда я пришла сюда устраиваться на работу сразу же после техникума. Линолеум, ковролин, ламинат, таркет… все это раньше было в моем ведении, наряду с обоями. А сейчас вот мы так разрослись, что потребовался еще один продавец-консультант со знанием ассортимента.

– Лёш, чего прохлаждаемся? – остановилась я возле паркетного стенда. – Можно уже наводить порядок.

Вчера проводилась инвентаризация, и сегодня все вышли на работу за час до открытия маркета – специально, чтобы подготовиться к потоку покупателей. И все уже вовсю шуршали в своих секциях. Один вот Алексей Воеводов спокойно попивал кофе, сидя за своим рабочим столом, как большой босс – нога на ногу. Я не считала его плохим, но задатки бездельника в нем иногда проглядывали. Да и считал он себя почему-то на голову выше остальных продавцов, как и свой отдел элитным (с чего бы это?). Вот и случались у нас с ним на этой почве стычки иногда.

– Успею, – протянул Лёша и демонстративно отхлебнул из маленькой чашечки, держа ту за ручку длинными пальцами с аккуратными ногтями (мне почему-то всегда думалось, что он делает маникюр), оттопырив мизинец. – Куда торопиться?

– К открытию магазина, Лёша, куда же еще, – спокойно отозвалась я. – Не успеешь разложить все по местам и расставить ценники, лишу тебя премии, – развернулась и пошла дальше.

А слов на ветер я никогда не бросаю. И обязательно загляну сюда на обратном пути. Если картина не изменится, то не видать ему премии как своих ушей. Догадывалась, что Лёша меня недолюбливает, но любви я здесь и не искала, а вот уважения к себе требовала от всех.

– Петрович, ну зачем ты сам все тягаешь?! – возмутилась я, глядя, как уже немолодой продавец секции сыпучих стройматериалов стаскивает мешки с цементом в одну кучу. – Есть же грузчики…

Профессиональный строитель – дока в сыпучке. Он часами мог рассказывать, каким должен быть качественный асфальт или что использовали в древности для склеивания каменной кладки. Много лет проработал на стройке прорабом, пока не уволился по состоянию здоровья. Ну и мы, конечно же, сразу взяли его к себе. Да и продавец он был от бога – любого мог уболтать на что угодно. А еще он был просто классным мужиком, в любой момент готовый прийти на выручку. В коллективе нашем его очень уважали.

– Так не пришли они еще, Леночка, – вытер Петрович рукавом пот со лба.

– Тогда, я сейчас мальчишек пришлю к тебе на подмогу.

Обход своих владений я закончила как раз к открытию маркета. Не забыла снова заглянуть и к Лёше. Встретил он меня молча и с надменной улыбкой на губах, мол, полюбуйся, у меня идеальный порядок. Да – все было разложено и расставлено. Но похвалы он от меня не дождется, потому как выполняет свою работу, не больше.

– Фух, умоталась с утра пораньше, – нагнала меня Оксана на входе в хозблок. – Ненавижу ревизии и следующий день, – легко рассмеялась. – Пошли, что ли, кофейку жахнем?

– Пошли, – с радостью согласилась я, так как с утра во рту маковой росинки не было.

Из дома вылетела как пуля, а еще и проспала сегодня. Не то что позавтракать, ничего не успела. Ни прически, ни макияжа… ничего. А так я не любила – женщина везде должна оставаться женщиной, как и выглядеть соответствующе. Особенно, если женщина работает в обществе мужчин. А у нас было именно так – не считая главного бухгалтера и нас с Оксаной, все остальные работники маркета были мужчинами. И даже секретарь у Ильи Павловича тоже был парень. Ох и издевались наши мужики над ним порой, даже жалко становилось парнишку. Правда, мне тоже Игорь казался несколько жеманным и женоподобным (не мой тип), но зато дипломированный секретарь, что уже само по себе заслуживало уважения.

– Что-то ты сегодня какая-то задумчивая, – посмотрела на меня Оксана, когда мы с ней удобно устроились на нашей маленькой кухоньке. – Все хорошо?

– Да, все нормально, не считая того, что вчера вечером мне позвонил Илья Павлович и сказал, чтобы зашла к нему сегодня с утра – хочет со мной серьезно поговорить.

– А о чем? – шумно отхлебнула Оксана из большой чашки.

Кофе мы с ней пили растворимый и с молоком, в больших чашках. Валера не упускал возможность назвать наш кофе помоями и рассказать, что только крепкий заварной кофе можно считать настоящим. Как и «бочками его не пьют» – цитирую дословно.

– Так не знаю же! Но что-то заранее волнуюсь, – вздохнула я.

Наш главный босс еще не пришел на работу. Его рабочий день начинался на час позже открытия маркета, и все уже к этому привыкли. Да и на месте он бывал редко. Но как сам он говорил, в этом не было необходимости. Для того он и вырастил меня, назначил управляющей, чтобы решали все проблемы, как большие, так и маленькие.

– Еще и позвонил мне домой, когда я уже спать собиралась. Такое – вообще редкость, – задумчиво добавила.

Не люблю неопределенность. И чувствую, что до прихода Ильи Павловича не найду себе места. А еще ждать час.

– Наш ИП порой слишком загадочный и любит потрепать людям нервы. Не бери в голову, Лен. Тебя он точно вызывает не для того, чтобы уволить, – хохотнула она. – И нагоняй устроил бы еще по телефону, не стал бы ждать утра. Да не за что – вот незадача, – развела она руки в стороны. – Ревизия-то прошла отлично! Никогда еще таких результатов не было. Так что… пора работать, – посмотрела она на часы и вздохнула.

– Пора, – кивнула я.

Из кухоньки мы с Оксаной разошлись по своим рабочим кабинетам.

Глава 2

– Галюш, я ненадолго к Дёмке! – крикнул Илья от двери и поскорее выскочил за ту, пока его не успели остановить домочадцы.

Иногда он даже любил сбегать в соседний и бессовестно холостяцкий коттедж брата, чтобы отдохнуть от домашней суеты. А Мила – его одиннадцатилетняя дочь и всеобщая любимица частенько увязывалась за отцом. И обычно Илья не был против, но сегодня ему предстоял серьезный разговор с Демидом, дети на котором присутствовать не должны.

– Дома? – прокричал уже с порога дома брата.

Пока преодолевал тридцать метров между домами, успел взопреть – жара стояла настоящая июльская, и даже в девять вечера было душновато. Но в доме Демида царила приятная прохлада, в отличие от собственного, где Галя – жена заставляла выключать периодически сплисистему, разглагольствуя на тему, какая та вредная зараза.

– Так дверь же открыта, – донесся из гостиной голос брата. – Проходи уже, раз пришел.

Демид полулежал в кресле с бокалом виски в руке.

– Угостишь? – кивнул на виски Илья.

– Ты ж у нас непьющий за редким исключением, – усмехнулся Демид.

– Сегодня и есть исключение, – кивнул Илья.

– Ну наливай. Бар знаешь, где, – подался вперед брат. – Случилось что? – нахмурился.

– Не то чтобы… но есть к тебе разговор, – подошел Илья к бару и плеснул себе на два пальца виски. А потом занял соседнее с Демидом кресло.

Брат был младше его на десять лет, и большую часть жизни Илья относился к нему даже больше как к сыну, пока тот не стал самостоятельным. Так случилось, что родителей они потеряли довольно рано – ушли отец с матерью один за другой с разницей в год. Илье тогда было двадцать шесть, ну а Демид только вошел с пору юности. Вот и получилось, что стал Илья на время брату и отцом, и матерью. Помучиться с ним пришлось, пока не миновал переходный возраст. Все было, и даже с курением травки пришлось сразиться чуть ли не до первой крови. Но, кажется, у него получилось вырастить из Демида достойного члена общества. Разве что, умудрился тот дожить до сорока пяти и не обзавестись семьей. Вернее, жена у него была, но развелся с той он уже лет пять как. Детей родить не успели. Ну а потом Демид заявил, что хватит с него жен, решил пожить в свое удовольствие. Это в списке проблем Ильи и числилось на первом месте – волновался он за этого уже взрослого и даже с легкой проседью лба, что порой вел довольно разгульный образ жизни.

 

– Ну говори уже, не томи, – посмотрел на Илью брат, едва тот отхлебнул из бокала.

Виски приятно прошло по пищеводу, согревая желудок. Давненько он не пил – возраст. А сейчас вот прямо получал удовольствие.

– Да ту такое дело… – начал Илья, подмечая как брат напрягся. Ничего, пусть немного поволнуется – на пользу пойдет. – Устал я что-то в последнее время.

– Ты болен? – еще сильнее нахмурился Демид.

– Типун тебе на язык! – сердито махнул рукой Илья. Сам виноват – нагнал таинственности на себя, вот брату и мерещится то, чего и в помине нет. – Просто, не помню, когда отдыхал в последний раз. Устал до чертиков! Уже видеть не могу свой кабинет и все эти стройматериалы… Решил отдохнуть, – посмотрел он в глаза Демиду, изучая реакцию того.

Брат заметно удивился, а потом развеселился.

– Ты и отдохнуть? Да скорее рак на горе свистнет, чем ты пойдешь в отпуск.

– Раньше да, а сейчас я изменился, постарел, наверное, – усмехнулся Илья. – В санатории хочу спрятаться.

– В каком? – хмыкнул Демид. – Слабо представляю тебя в кресле-качалке.

– Почему сразу в качалке? Я же не в дом для престарелых собрался, – рассмеялся Илья, снова отхлебывая виски. – Но в какой санаторий собираюсь, не скажу. Это секрет. Хочу отдохнуть от всех.

– Даже от Галины своей?

– От нее больше всех!

Нет, в жене своей он души не чаял, но даже самые любимые порой напрягают. От них тоже нужно иногда отдыхать.

– А как же бизнес? Не собираешься же ты бросить его? – перешел Демид сам, собственно, к тому, о чем и хотел поговорить с ним Илья.

Но паузу он все же выдержал, а потом задумчиво так протянул:

– Да нет…

– Так за месяц тебе его развалят! – тут же возмутился брат.

– У меня отличный заместитель. Я ей доверяю, – спокойно отозвался Илья, в душе ликуя, что добился именно той реакции от брата, на какую и рассчитывал.

– Ей??? Ты вообще соображаешь? Оставить дело всей своей жизни на какую-то бабу…

– Она не баба! – перебил Илья Демида и строго посмотрел на брата.

– Ну пусть женщина, – кивнул тот. – Но женщины… Она же тебе все похерит! У тебя все разворуют.

– Ну до этого же не воровали, – пожал плечами Илья.

– Не воровали, потому что ты за всем следил лично. Поверь мне, брат, и не такое за месяц может рухнуть. Нет, так не пойдет. Вот у меня бизнес как часы. И месяц моего отсутствия на нем не скажется. Квартиры не украдешь, объекты тоже. А у тебя… Слушай, ну поставь у руля Славку! – осенило Демида.

Вячеслав – двадцатитрехлетний сын Ильи. Он им гордился, конечно же, но ставки на него пока было рано делать. Да и работает сын в «Стройгильдии» всего-ничего, полтора месяца.

– Слава только с институтской скамьи. Он жизни-то не знает, а уж тем более мой бизнес. И Лена частенько им бывает недовольна. Ветер у Славки пока еще в голове и девочки, – усмехнулся Илья.

– А Лена у нас кто? – ехидно поинтересовался Демид.

– Мой управляющий.

– И, надо думать, профессор в области строительства.

– Ну почему сразу профессор, – посмотрел на брата Илья. – Просто толковая девушка, которая на ходу подметки рвет. Ни один мужик не умеет так быстро соображать и все просчитывать.

– Просчитывать, значит? Угу, – кивнул своим мыслям Демид. – И твой уход она, должно быть, тоже просчитала?

– Ошибаешься, Лену ждет сюрприз.

Ей Илья собирался завтра сообщить о своем долгосрочном отпуске. И даже позвонил ей не так давно, чтобы предупредить о серьезном разговоре.

– Слушай, ну что мне, по-твоему, делать? Умереть на этой работе в угоду бизнесу? – спросил Илья, когда пауза затянулась, и нарушать ее Демид не торопился. – Да и черт с ними, с этими деньгами!

– Это ты сейчас так говоришь… В общем, так! – хлопнул себя Демид по коленям. – Езжай в свой санаторий. Отдыхай, раз уж так хочешь. За твоим бизнесом я присмотрю, – решительно заявил.

– Ты? Да ты даже специфику нашу не знаешь. Можешь наломать мне там дров.

– Я тебя умоляю!.. Купил за два рубля – продал за четыре. Вспомни, как мы начинали – торговали на рынке всем подряд. Твой бизнес почти то же самое.

– Ну не знаю… – с сомнением в голосе протянул Илья. Но складывалось все просто отлично! Именно на такой исход разговора он и рассчитывал.

– А у тебя нет выбора, брателло! – радостно протянул Демид. В такие моменты и с таким выражением лица брат становился похож на того вихрастого мальчишку, которого помнил Илья, на себя в юности. – У руля должен остаться кто-то близкий тебе. На сколько уезжаешь?

– Месяца на полтора. Хорошо, я согласен, но с условием.

– Ну и? Каким же?

– За время моего отсутствия ты никого не уволишь и не будешь делать вообще никаких кадровых перестановок.

Характер брата Илья знал лучше всех, как и то, каким он порой бывает взрывоопасным и даже неуправляемым. Любил Демид рубить с плеча, и в его агентстве недвижимости порой творилась несправедливость и наблюдалась текучка кадров. В своем детище Илья такого не хотел, конечно же.

– Вообще никаких? – прищурился брат. – А если кто-то захочет мне на голову сесть или нас…ть?

– Даже в этом случае, – кивнул Илья. – Никаких перестановок и репрессий.

– Увольнений, то есть? – уточнил Демид.

– Ну да… и ты можешь передумать.

– Не дождешься. В отличие от тебя, мне жалко дело всей твоей жизни.

– Ну хорошо, будь по-твоему, все равно же не отстанешь. А если сделаю по-своему, и не дай бог ты окажешься прав – съешь меня с потрохами. Завтра можешь подъехать ко мне в офис в первой половине дня?

– Смогу, раз уж мне теперь придется там проводить какое-то время, – снова откинулся на спинку кресла Демид и заметно расслабился.

– Отлично! Там введу тебя в курс дела, ну и сразу же возьмешь бразды правления в свои руки.

Глава 3

– Стоять! – гаркнула я так, что Петрович выронил мешок со шпаклевкой. Тот радостно лопнул от удара о бетонный пол, а я смущенно проговорила: – Извини, Петрович, я сама все соберу.

А все Слава виноват, которого я мельком увидела, когда вышла из хозблока. Не успел он спрятаться за стеллажами с плиткой.

– Слава! Выходи, я тебя вижу, – прокричала я.

И тогда он появился с видом нашкодившего школьника. Я же решила больше не кричать на весь маркет и не привлекать к нам внимание пока еще немногочисленных покупателей. Вместо этого сбавила шаг и чинно пошла на своего заместителя, всем своим видом показывая, как тому сейчас влетит.

– Ты на часы смотрел?! – грозно прошипела я, чувствуя себя сейчас Горгоной.

– Лен, извини…

– Что извини! – еще сильнее разъярилась я. – Думаешь, если твой папа большой босс, то и тебе можно опаздывать на работу?

– Да ничего подобного я не думаю! – тут же возмутился Слава. – Просто я проспал, – тут же смутился.

– Ну-ка! Чем это тут пахнет? – приблизила я свой нос к его лицу. – Стойким перегарчиком? Которому часов эдак так пять. Ты сегодня спал вообще?

– Пару часов, – покаянно признался парень. – Из клуба вернулся под утро. У друга вчера была днюха.

– Слав, ну я все понимаю, но так нельзя, – сменила я гнев не на милость, конечно, но на некое снисхождение. – Ты уже не студент, и тут тебе не пары, которые можно запросто прогулять. Работа есть работа!

Он всего-то младше меня на три года, но отчего-то сейчас рядом с ним я чувствую себя старухой. И на него смотрю, как на ребенка. Или мужчинам свойственно такое – взрослеть и умнеть гораздо труднее и позднее, чем женщинам?

– Если пообещаю, что это в последний раз, поверишь?

– Нет, конечно! – невольно рассмеялась я. – Ладно, потом поговорим. А сейчас дуй на склад и развороши гнездо сонных грузчиков. Самой мне некогда… Кстати, отец еще не приехал?

– Звонил. Сказал, что уже подъезжает.

– Ну и хорошо.

На самом деле, ничего хорошего, и волновалась я все сильнее. О чем же таком хочет поговорить со мной шеф, что аж полночи заставил меня мучиться мыслями всякими?

Славу Илья Павлович привел к нам в маркет не так давно. Сразу сообщил, что назначает сына на должность моего заместителя. Попросил обучить парня всему, что знаю сама. Восприняла я это нормально, только вот учиться Слава пока еще не был готов. Никак не может избавиться от настроения студента, все еще ветер гуляет в его голове. Но он мне нравился и чем-то напоминал своего отца. Когда-нибудь из него выйдет толк, ну а моя задача помочь ему в этом. Отношения у нас с ним складывались отличные. И больше всего радовало то, что сын Ильи Павловича не обижается на меня за справедливую критику, а сыпалась та на его голову частенько.

По пути к боссу я еще завернула в секцию плитки.

– Кирилл, привет! Как дела? – поинтересовалась я у нашего продавца-консультанта настоящей модельной внешности.

Платиновый блондин, с голубыми и ясными как небо глазами, атлетической фигурой и исполинским ростом… Самый красивый из всех продавцов по отзывам покупательниц-женщин. И пусть такие к нам заглядывают реже мужчин, но в мнении своем были единогласны. Илья Павлович как-то даже пошутил, что надо бы нам выдвинуть Кирилла на какой-нибудь конкурс мужской красоты, чтобы не растрачивать такие данные в пустую. Как бы там ни было, но продажи плитки у нас неуклонно росли – быстро полнится слухами земля, и сарафанное радио работает отлично, многие приходили посмотреть на Кирилла. Ну а я же, как начальник, была просто довольна его работой. Да и по характеру он был покладистый, необидчивый.

– Все спокойно, как в Багдаде, – с улыбкой отозвался Кирилл.

– Звонил Любомир. Сказал, что приедет за плиткой сегодня во второй половине дня, – сообщила я.

– Пусть едет, у меня все готово уже, – кивнул Кирилл на три поллета с югославской плиткой, которую мы заказывали специально для Любомира. Сам он тоже югослав и считал отечественную плитку самой лучшей. У него была бригада отделочников и постоянные, пусть и некрупные, строительные объекты.

– Отлично!

Оттягивать и дальше визит к руководителю не могла. Перед дверью заветного кабинета набрала в легкие побольше воздуха и решительно нажала на ручку.

– Доброе утро, Илья Павлович! Вызывали? – торжественно отрапортовала.

– Не вызывал, а приглашал, Леночка, – по-отечески улыбнулся мне шеф. – Жду тебя с нетерпением, присаживайся. Хочешь кофейку?

– Нет, спасибо! Я уже пила.

– Ну тогда перейду сразу к теме разговора.

На миг мне стало совсем плохо, пока Илья Павлович не продолжил. Благо, сделал он это довольно быстро, разве что, отхлебнул из чашки.

– Лен, что-то я устал. Ты, наверное, и сама это заметила?

Ничего подобного я за ним не замечала, но сейчас пригляделась повнимательнее. Действительно, что-то под глазами у Ильи Павловича залегли тени, и складки окологубные несколько углубились. А в остальном выглядел он как обычно, и глаза привычно улыбались. Любила я его глаза – теплые и мягкие. Даже когда он злился, глаза оставались добрыми.

– Выглядите вы хорошо, Илья Павлович, – честно ответила. – Так что, нет, не заметила, – тут же рассмеялась.

– Это я просто виду не подаю, а морально выдохся. Нужен отдых… – не развеселился он вместе со мной.

– Ну… может, стоит съездить на недельку куда-нибудь, развеяться? – предложила я.

– Недели мало, Лена. Не успею восстановиться. Планирую я уехать месяца на полтора.

– Все так плохо? – невольно удивилась я. – У вас точно ничего не случилось? – тут же испугалась. Вдруг, дома чего, просто говорить не хочет.

– Да не переживай, все хорошо, просто устал, – наконец-то улыбнулся мне любимый начальник. – Здоров как бык, но нервы шалят. Хочу отдохнуть даже от семьи.

– Ну ладно… – пробормотала. А что еще я могла сказать?

– Забавно, да? Вот я от своей семьи устал, а тебе пора подумать о семье, – усмехнулся Илья Павлович.

– Чтобы потом как вы уставать от нее? – легко рассмеялась я. – Нет уж! Да и где я найду такого, чтобы мне с ним было комфортно?

– Смотря что ты под этим подразумеваешь, – оперся он на стол, внимательно глядя на меня.

– Да все просто, Илья Павлович! Мне нужно, чтобы муж обеспечивал меня и наших детей. А еще не препятствовал мне работать, самовыражаться. Работать для души, а не ради денег. Деньги тоже, конечно, важны, но если их зарабатывает достаточно муж… – я не договорила, но и так понятно было, что хотела сказать.

 

– А детей ты, значит, хочешь?

– Конечно хочу, как и любая нормальная женщина. Но не пятерых или четверых. И даже не троих. Мне парочки хватит – мальчика и девочку, как у вас, вот. Не хочу превращаться в домохозяйку. Это точно не мое.

Интересный разговор у нас получался, какой-то совсем не деловой. Мы и раньше с начальником говорили о личном, но о моей воображаемой семье – впервые.

– Чтобы найти такого мужчину, надо искать его для начала, – неожиданно заявил шеф.

– Ну да – кто ищет, тот всегда найдет, но не то что надо, – парировала я тут же. – Мне нужен муж, с которым я буду совмещать приятное с полезным – работу и семейную жизнь. И, заметьте, приятное – это не муж, – лукаво уточнила. – Так что, если выбирать между замужеством и работой, я выбираю второе. И куда вы поедете? – тут же сменила тему. Кажется, достаточно говорить обо мне.

– Это будет знать только моя жена. Остальным не обязательно. Хочу отдохнуть от всех.

– И от меня?

– Нет, ты что! Ты же знаешь, как я к тебе отношусь.

Знала. Иногда даже незаслуженно хорошо. Не могла вспомнить, ругал ли меня Илья Павлович хоть раз. Впрочем, как говорится, отношение к нам – это зеркальное отражение нашего отношения к человеку. Значит, у нас с начальником все было взаимно. Я его тоже безмерно уважала и ценила превыше всех моих знакомых. А за годы совместной работы так и вовсе считала своим другом.

– Езжайте, мы справимся, – заверила я. – Главное, разрешите мне звонить вам в самом крайнем прикрайнем случае.

– Тут такое дело… – замялся шеф, и я снова напряглась. – Вчера у нас состоялся семейный совет, и мы решили, что пока я буду в отъезде, меня заменит брат. Только не подумай, что я тебе не доверяю… – замолчал Илья Павлович и выжидательно посмотрел на меня.

– Я так и не думаю. Хорошо, – кивнула я, хоть и почувствовала в душе укол легкой обиды.

Я знала, что у начальника есть брат, но никогда того не видела. И именно этот факт наталкивал на мысль, что тот сноб, каких еще поискать. Ну а иначе, как объяснить, что за шесть лет моей работы в маркете тот не соизволил ни разу даже заглянуть сюда.

– А вот и он… – вывел меня из задумчивости голос Ильи Павловича.

Обернулась я к двери как раз в тот момент, когда в кабинет входил высокий и щегольски одетый мужчина, со стильной короткой стрижкой в волосах с легкой проседью и модельно подбритой бородкой.

Ни за что бы не подумала, что эти два мужчины родные братья. Да у них общего столько же, сколько у самолета и подводной лодки. Разве что, обе служат средством передвижения. Но насколько один был по-домашнему уютным и понятным, настолько второй настораживал с первого взгляда. Брат Ильи Павловича выглядел даже не загадочным, а закрытым со всех сторон и очень отстраненным от всего мирского, если можно так сказать. А вот глаза у них были похожи, только у брата начальника те взирали на мир со снисходительным превосходством и холодностью. Неприятный тип – сразу для себя определила я.

– Познакомься, это Демид, – представил мне Илья Павлович. – А это Лена – я тебе о ней рассказывал.

– Демид Павлович, – прозвучал баритон, которым можно было бы заморозить даже солнце.

– Елена Николаевна, – не осталась я в долгу, вставая со стула. – Илья Павлович, извините, но мне пора работать, – и гордо удалилась из кабинета.