3 książki za 35 oszczędź od 50%

Я тебе не нянька!

Tekst
30
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Я тебе не нянька!
Я тебе не нянька!
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 17,09  13,68 
Я тебе не нянька!
Audio
Я тебе не нянька!
Audiobook
Czyta Алиса Тверская
11,12 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 5

В такси Егора усадили в детское кресло и крепко накрепко пристегнули ремнем. В таком виде он мне нравился гораздо больше. По крайней мере, не вызывал опасений. Я даже осмелилась получше рассмотреть его. Ну до чего же похож на отца! Особенно эти его фирменные глаза, ярко-зеленые с окантовкой черных, как смоль длиннющих ресниц.

– Все няни – зануды. Но ты ведь не такая, да? Мы же с тобой можем как следует повеселиться?

Информации к размышлению в этом вопросе для меня было очень много. Во-первых, я точно не знала, что такое быть занудой с точки зрения шестилетнего мальчика. Во-вторых, мне было крайне интересно, что он вкладывает в понятие «повеселиться». Но больше всего меня интересовало, что же в действительности случилось с его няней. Возможно, это и эгоистично, но я проигнорировала все вопросы и задала свой:

– А где сейчас твоя няня?

Все же убедиться, что с этой женщиной действительно все в порядке, было нелишним.

– Наверное, купается в море, – пожал плечами мальчишка.

Я облегченно выдохнула. Судя по всему, не такая уж тяжелая у нее судьба.

– Она сказала папе, что еще пара дней в таком режиме, и случится полное профессиональное выгорание. Так что меня быстренько отправили в летний лагерь, а ее – на море. Нечестно, да?

Но мне уже было не до рассуждений о несправедливости бытия. Признаюсь, сердце мое в тот момент так и рухнуло в пятки. Было, знаете ли, от чего. Если уж у профессиональная няня после общения с этим малышом была на волоске от срыва, то что ждет меня?

– А что, смена в летнем лагере уже закончилась? – осторожно поинтересовалась я.

– Да вы что, – он посмотрел на меня осуждающе. – Только начинается. Это просто меня выгнали. Хорошо хоть вещи не успел разобрать.

– Тебя что, выгнали в первый день? – спросила я, ощущая, как начинают шевелиться волосы у меня на голове.

– Ага, – уныло протянул ребенок. – Была там одна история… Ну две… В общем, после третьей они позвонили папе и попросили меня забрать как можно быстрее.

В этот момент я поняла, что не хочу знать, что это были за истории. Вот как двоечник после экзамена не хочет заглядывать в зачетку, и без того зная, что ничего хорошего он там точно не увидит.

Гораздо больше меня интересовало, сможет ли кто-то прийти мне на помощь, если что. Папа и няня исключаются. А как насчет мамы? Нет, про нее спрашивать мне было еще страшнее, чем оставаться с Егором наедине.

– А бабушки и дедушки у тебя сейчас где? – нашла я компромиссный вариант.

– Да далеко, – ответил мальчик, махнув рукой.

Насколько далеко уехали родственники от любимого внука и не горят ли они желанием пригласить его погостить у себя, я не успела узнать.

– Приехали! – возвестил водитель, и Егор, издав звук, похожий на победный клич индейцев, ловко отстегнулся и выпрыгнул из машины. Достав из выданной мне пачки пару купюр, я поспешила за ним. Что-то мне стало страшно за монстров, которым предстоит встреча с этим мальчишкой.

– Стой! – я догнала его уже на входе на выставку. Умеют же бегать эти мальчишки! Мне, одетой в узкую юбку и пиджак угнаться за ним было не под силу. Еще и каблуки жалобно поскрипывали на каждом повороте. Да уж, собираясь сегодня на работу, я и не предлагала, что мне предстоит участие в таком забеге.

Отдышаться как следует мне не дали. Егорка сразу потянул меня к кассам и, пока я покупала билеты, нетерпеливо подпрыгивал то на одной, то на другой ноге.

И как только заветные бумажки оказались у меня в руках, мы пошли задавать жару. Честно говоря, видя его пыл, я даже немного воодушевилась. Все-таки эти дети хоть и несносные, но такие забавные. Я даже слегка улыбнулась.

Но улыбка исчезла с моего лица, стоило нам шагнуть в зал. Там царил полумрак, из которого выглядывали громоздкие кособокие фигуры. Я робко переступила порог и тут же фигура справа от меня пришла в движение. Какой-то монстр с головой, напоминающей огромное ржавое ведро, резко повернулся ко мне, его глаза засветились красными огнями, и откуда-то из его нутра раздалось зловещее:

– А-ха-ха-ха-ха.

От неожиданности я взвизгнула и отступила назад. Руки предательски затряслись, ноги стали ватными, глаза сами по себе зажмурились.

– А ты забавная, – услышала я знакомый голос, как только жуткий смех умолк.

Приподняв веки, я встретилась взглядом с Егоркой. Он с интересом рассматривал меня, словно какую-то неведомую зверушку.

– Это ты еще Бешеного Дика не видела. Его даже я немного испугался. Совсем чуть-чуть, – сказал мальчик и, взяв меня за руку, потащил в сторону. Видимо, на встречу с тем самым Бешеным Диком.

Удивительно, но маленькая ладошка, сжавшая мою руку, подействовала успокаивающе. Я почти уверенно прошла мимо двухметрового скелета, при нашем появлении распахнувшем плащ, выставив на обозрение все свои ребра, миновала огромного человека с хоботом, как у слона и только вздрогнула, когда он издал трубный звук.

«Это всего лишь роботы, – повторяла я про себя. – Они действуют по заложенной в них программе и не причинят нам вреда».

Когда вдалеке замаячил исполин с зеленой головой и огромными когтями, я еще раз повторила свою мантру. Но на этот раз она не сработала. Корчась, как от ужасных мук и издавая раздирающий душу рык, он продолжал идти нам навстречу.

«Он не причинит нам вреда», – повторила я уже совсем неуверенно. При этом мне показалось, что даже мой внутренний голос как-то уж слишком сильно задрожал.

– Эй, пустоголовый, иди сюда! – закричал ему Егорка. – Сейчас врежу тебе промеж глаз!

И монстр тут же повернулся на его голос и, с силой стукнув себя по груди, пошел прямо на нас. Это уже было совсем не похоже на робота. Все эти электронные штуки ведь не способны вот так реагировать на слова, верно?

Я сильнее сжала руку Егора и потянула его к выходу. Нужно было немедленно делать ноги из этого сумасшедшего заведения. Больше оставаться здесь я не хотела ни минуты. Но сдвинуть с места мальчика, предвкушающего сражение с монстром, задача не для хрупких девушек. По крайней мере, мне это не удалось. И я с ужасом смотрела, как чудовище приближается к нам, явно намереваясь сожрать.

Когда до него оставалось каких-то пару шагов, я не выдержала. Всхлипнув, я отчаянно рванула мальчика на себя, и тут его рука вырвалась из моей, и я шлепнулась на пол.

– Р-рых-х-х, – раздалось где-то прямо над моей головой, и я, будучи не в силах больше выносить это, закрыла лицо ладонями.

Это помогло. Пару мгновений я ничего не видела и даже почему-то не слышала. А потом мне на плечо опустилась чья-то рука.

– Что с вами? – услышала я вполне себе человеческий голос. – Вам плохо?

Я убрала ладони, приоткрыв один глаз. Чудовище возвышалось надо мной. Только вместо огромной зеленой башки у него была другая. Гораздо более скромного размера, обрамленная рыжими волосами. Оно озадаченно смотрело на меня большими карими глазами.

– Это вы были чудовищем? – задала я, пожалуй, самый глупый вопрос в своей жизни.

– Я, – кивнуло чудовище. – Работаю здесь аниматором. Вот в этом костюме.

Он поднял вверху руку, в которой держал жуткую голову. Она безжизненно свисала и теперь вовсе не казалась такой ужасной.

– Ну и сценки вы тут разыгрываете, – сказала я, приходя в себя. – Так ведь и до смерти перепугаться можно!

– Ну вообще-то сюда за этим и приходят! – обиженно ответил аниматор.

Я поднялась с пола, поправила юбку и огляделась. И тут действительно перепугалась до смерти. Пока я разбиралась с фальшивым чудищем, Егор исчез. Я бросилась искать его в полумраке между монстров, но – все бесполезно. Пропал. Испарился, словно его здесь никогда и не было.

Глава 6

Казалось, страх удесятерил мои силы. Как реактивный самолет я носилась по всему залу, заглядывая за каждого монстра. Теперь они мне не казались ужасными, скорее, просто противными. Так что могли сколько угодно вращать глазами, издавать утробные звуки и тянуть ко мне корявые ручки, мне было все равно. В голове сидела только одна мысль: во что бы то ни стало найти Егорку.

– Не беспокойтесь, мамочка, ваш сын не сможет выйти незамеченным, – пытался успокоить меня аниматор. – Он где-то здесь.

– Я ему не мама, – отмахнулась я. – Я секретарь.

– Секретарь у такого мелкого пацана? – парень от неожиданности даже присвистнул. – Ничего себе, живут же люди.

Но я только сердито посмотрела на него и отправилась обыскивать чудовище в маске и с бензопилой в руках. Она отчаянно визжала, но мне было все равно. Быть разрезанной на тысячу кусочков казалось не таким страшным, как признаться Марку Эдуардовичу в том, что я потеряла его сына.

– Вы к мумии в гробницу еще не заглядывали? – рыжеволосый аниматор старался поспевать за мной, но постоянно путался в своем костюме. – А то тут среди детей слух прошел, что там сокровища спрятаны, так у нас на прошлой неделе мальчик так старательно их искал, что даже свалился прямо в саркофаг. Ну а он захлопнулся и…

Я на миг представила несчастного Егорку, лежащего в гробу рядом с мумией, и меня прошиб холодный пот. Это же, наверное, психологическая травма на всю жизнь останется!

– Немедленно ведите меня к гробнице! – велела я откуда-то вдруг взявшимся командирским тоном. Кажется, все остальное я уже проверила.

Мы вдвоем подошли к саркофагу, украшенному многочисленными иероглифами. При нашем появлении его крышка откинулась, и нечто, запутанное в кучу бинтов, приняло сидячее положение. Голова монстра повернулась в нашу сторону, а глаза загорелись красными огнями.

Не обращая внимания на все эти спецэффекты, я заглянула внутрь и даже пошарила рукой. Под кучей бинтов обнаружилась связка проводов, но ничего, хотя бы отдаленно похожего на мальчика, там не было.

Внезапно на меня нахлынуло отчаяние. Ну где может быть этот маленький сорванец? А вдруг эти глупые роботы покалечили ребенка? Или он вообще сбежал? Или его похитили? И сейчас, связанного по рукам и ногам, везут… Ну, не знаю куда, но уж точно в крайне неприятное место.

 

– Нет, мы его не найдем, – всхлипнула я. – Вызывайте полицию! А я пока позвоню его отцу. Он имеет право знать, что с его сыном…

– Не-ет! Не надо отцу-у-у-у-у, – раздалось завывание где-то совсем рядом.

Прозвучало она так неожиданно, что я подпрыгнула на месте. Этот голос я узнала бы из миллиона других.

– Егор, выходи! – закричала я. – Или я набираю номер твоего папы!

Кажется, я нащупала тот рычажок, которым можно было управлять этим ребенком. И точно, в этот же момент зашуршала пышная юбка какого-то средневекового монаха, и из-под нее показалась Егоркина голова.

– Спорим, вы бы меня здесь до вечера не нашли? – довольно улыбнулся мальчишка. -

Тут же на меня обрушилась целая гамма эмоций. Хотелось одновременно петь от счастья, прочитать пару содержательных нотаций, крепко обнять ребенка и устроить ему взбучку вселенского масштаба. Но вместо этого всего я только сказала:

– Мы немедленно отсюда уходим.

И взяв за руку хулигана, важно пошагала к выходу мимо всех этих охающих и хохочущих монстров. Да куда им всем до того, что семенил за мной следом! Я намеревалась немедленно сдать его на руки отцу. Хватит с меня этих мучений. В конце концов, не для того я нанималась в крупную серьезную организацию, чтобы выуживать мелких сорванцов из-под юбок чудовищных монахов.

Но стоило нам выйти на улицу, как пыл мой исчез. Солнце светило по-прежнему ярко, нещадно нагревая асфальт, по которому деловито сновали люди. Жизнь продолжалась. Я бросила взгляд на экран мобильного телефона и пришла в ужас. С тех пор, как мы с Егором вышли из офисного центра, прошло только два часа! А мне-то показалось, что минула целая вечность. Ну, или рабочий день, как минимум.

– И куда мы сейчас? – проныл Егорка.

– Не знаю, – вздохнула я. Идея возвратить его отцу уже казалась мне не такой хорошей. Представляю, как он на меня посмотрит, узнав, что я не продержалась и половины дня в компании его отпрыска.

– Я есть хочу, – он нетерпеливо дернул меня за руку.

Что ж, это была неплохая мысль. Наверное, ни одному, даже самому отчаянному хулигану не придет в голову сбежать от тарелки, полной… Чего? Что вообще дают есть этим детям? Манную кашу? Морковную запеканку? И где все это берут?

Память тут же подкинула сюжет из какой-то рекламы: довольные дети с аппетитом уписывают гамбургеры и картошку фри, а мамы и папы с умилением смотрят, как их чада работают челюстями. Наверное, в этом есть какой-то смысл.

– Что ж, давай поищем, где нам сделают отличный бургер, – предложила я.

– Ты очень плохая нянька, – тут же констатировал мальчик. – Папа бы не одобрил. От фастфуда только толстеют и язву зарабатывают. Пойдем в приличный ресторан. Ты какую кухню предпочитаешь? Я люблю итальянскую! Ну на худой конец французскую. А вот китайская – полный кошмар.

Ну ничего себе, маленький гурман! В его возрасте я и слов таких не знала. Да и сейчас, честно говоря, не очень-то во всем этом разбиралась. Единственное заведение, которое я регулярно посещала, называлось «столовая», и там можно было заказать неплохой бизнес-ланч по приемлемой цене.

– Итальянская – значит итальянская, – сказала я, стараясь не выдать свое невежество по данному вопросу. Тем более прямо напротив нас виднелась вывеска «Ресторан «Пиноккио». Наверняка это то, что надо.

Мы разместились в почти пустом зале, и принялись изучать меню.

– Салат «Цезарь»? Ризотто с морепродуктами? Спагетти в сливочном соусе? – предлагала я мальчишке, но он каждый раз морщил нос.

Наконец он дошел до строчки, которая ему явно понравилась.

– Я буду это! – довольно воскликнул он и зачитал: – Пицца!

Вот ведь мелкий негодяй! Гамбургеры ему нехороши! Но спорить с мальчишкой совершенно не хотелось. Пусть ест, что хочет, мне-то какое дело? Главное, чтобы он был при деле и никуда не убегал. Может, после еды у него настроение станет лучше, и мы даже сможем поговорить.

Честно говоря, у меня к нему была целая куча вопросов. Все-таки Егор – кладезь информации о своем отце. А мне хотелось знать про него все. Вот какой он дома? Такой же строгий и собранный, как на работе? Или, наоборот, по вечерам надевает смешные мохнатые тапочки и травит интересные истории? А какие фильмы смотрит? Что за книги читает?

Зачем мне всё это? Вряд ли я могла бы сказать. Но очень хотелось.

Я внимательно посмотрела на Егора, но спрашивать его ни о чем не торопилась. Еще не хватало, чтобы он доложил Марку Эдуардовичу, что его секретарша сует нос, куда не надо. Нет, действовать нужно было аккуратно.

Глава 7

Дождавшись, когда нам принесут только что приготовленную, аппетитно пахнущую пиццу, я осторожно закинула удочку:

– Давай договоримся провести этот день так, чтобы мне не пришлось звонить твоему папе и отрывать его от дел, – сказала я, перекладывая кусочек на его тарелку. – От него у нас все зависит.

Егор кивнул и накинулся на еду так, словно его до этого несколько дней морили голодом. Я даже была не уверена, что до него дошел смысл моих слов, но все же продолжила:

– А иначе фирма разорится… И мы все останемся без работы. И он в том числе.

Я надеялась, что выбрала правильную тактику. Остаться без работы – это ведь ужасно! Каждый должен понимать.

– Без работы? Это было бы круто! – немедленно отозвался мой собеседник. – Он бы больше времени проводил дома!

А переговорщик из меня так себе. Кажется, сейчас, воодушевлённый внезапно открывшимися перспективами, мой подопечный начнет шалить с утроенным энтузиазмом.

– Что же хорошего в том, чтобы сидеть дома… – пробормотала я, чувствуя, что приближаюсь к педагогическому фиаско.

– Зачем – дома? Если бы у папы не было работы, мы бы в футбол играли каждый день! Как только вернулись бы из похода.

– Из похода? – удивилась я.

– Ага, сплав на байдарках. Это лодки такие. Мы еще прошлым летом собирались, но папа не смог, – мальчик заметно погрустнел. – Все из-за работы. А я так готовился, даже научился в бассейне бомбочкой нырять и дыхание под водой задерживать. Это ведь очень пригодиться может… Если в походе, конечно…

Он уставился в окно и продолжил:

– А еще мы могли бы кататься на лошадях, полетать в аэротрубе, полазить на скалодроме и прыгнуть с парашютом… А еще…

Зеленые глаза маленького сорванца потухли, веки стали тяжелыми и даже покраснели. Казалось, еще чуть-чуть, и он заплачет. В первый раз за этот день мне стало его невыносимо жаль, и даже захотелось погладить по макушке с торчащим непокорным вихром. Но, наверное, няни такое делать не должны? Как и секретари, они обязаны держать дистанцию. Поэтому вместо того, чтобы прижать мальчишку к себе, я лишь нарочито бодро произнесла:

– Ну, в поход вы еще сходите. Когда-нибудь. А пока у нас есть время, можем двинуть куда-нибудь из этого списка! Куда бы ты хотел сходить сейчас?

Мой маневр сработал. Слезы не появились. Егор весело улыбнулся и заявил:

– К парашютам! – он оценивающе посмотрел на меня и подозрительно быстро добавил: – Папа мне уже разрешает с парашютом прыгать, честно-честно.

Глаза его при этом были такие хитрые-хитрые, что я не выдержала и рассмеялась.

– Даже не сомневаюсь! Как такому взрослому парню что-то запрещать! – Я покопалась в телефоне: – Боюсь до парашютной станции отсюда очень далеко. А вот аэротруба – рядом!

Я тоже хитрить умею. Не хуже некоторых. Егорка, не заметив моей хитрости, обрадовался невероятно, выскочил из-за стола и изобразил что-то похожее на танец дикаря, только что поймавшего огромного мамонта. Опасаясь, что он перевернет пару столиков, разобьет кучу посуды ну или просто привлечет к нам слишком много внимания, я поспешила расплатиться и ретироваться из заведения.

Аэротруба… Это ведь совсем не опасно, правда? И недолго. А ребенку – радость. Летай себе в воздушных потоках! Себе я отводила роль пассивного наблюдателя. Какой же наивной я была в тот момент!

– Дети допускаются к аттракциону только в сопровождении взрослых! – огорошил нас инструктор, стоило подойти к стеклянной трубе, внутри которой каждый желающий может почувствовать себя птицей.

Я заметно скисла. То есть папа в такого рода развлечениях все-таки нужен. А я – на высоких каблуках и с укладкой – совсем не подхожу. Жаль. Очень.

– Что ж, значит, придется это отложить, – я потянула Егора за руку. Но тот не пошевелился. Он словно превратился в каменную статую, сдвинуть которую с места было бы не под силу даже цирковому силачу.

Я посмотрела ему в лицо, и растерялась. Губы ребенка искривились, в глазах блеснули слезы. Даже учитывая, что мой педагогический опыт составлял несколько часов, я поняла: сейчас будет буря, истерика, великий плач обиженного дитяти.

– Так нечестно, – произнес Егор и громко всхлипнул, словно подтверждая мои догадки.

Этого только мне еще не хватало! Как его успокоить я понятия не имела. На своем рабочем месте мне доводилось укрощать разве что принтер, который как-то завис и был готов перевести весь запас бумаги в офисе, распечатывая один и тот же договор. Но вот боюсь, что у Егорки кнопки «выкл» не предусмотрено. И что мне делать, звонить его папочке? Нет, уж лучше в трубу.

– Ну хорошо! – согласилась я. – Придется мне идти с тобой.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?