Свой замок

Tekst
7
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Эледриэль. Светлая эльфийка

Приближался к середине еще один самый обычный день. Их таких уже было много, и каждый следующий непременно становился самым долгим, пока не наступал следующий, чтобы отвоевать у него этот совсем не почетный титул. Шли по пустыне, которую Дим почему-то упорно называл степью. Ничего не предвещало неприятностей, и вдруг человек провалился сквозь землю. На его крик от падения ответил звериный вой снизу. Я была гораздо ближе, в то время как Ларинэ шла немного впереди, но в образовавшуюся дыру в земле она прыгнула первой, головой вниз. При этом и заплечную корзину сбросить успела.

Не смогла бы я так!

Но зато, замешкавшись, увидела, как из небольшого холмика, чуть в стороне, выскочил довольно крупный пещерный лев. Сначала с рыком рванул на меня, потом остановился – на эльфов звери, какими бы дикими и злыми они ни были, не нападают. Через минуту из провала вылезли человек с темной. Увидев их, зверь злобно зарычал, одинокий лев без прайда всегда самый опасный, но на нас все равно не станет нападать. Еще раз рыкнул и сделал попытку обойти меня и Ларинэ, чтобы достать человека, понял, что это у него не получится, и гордо, не торопясь, убежал в пустыню.

– Значит, не врали, ушастые: звери, кроме моего Дрейка, действительно на вас не нападают, – прокомментировал увиденное Дим.

– У тебя просто неправильный пес, – тут же ответила я.

– Самый неправильный, – подтвердила темная.

– Ничего вы в собаках не понимаете, – ответил человек, – они должны быть большими и лохматыми и, разумеется, злобными, а вы привыкли к карманным комнатным собачкам и думаете, что все такие. Но вместо того чтобы спорить, давайте лучше проверим, куда это я провалился.

– В львиное логово, – констатировала очевидный факт я, – это и так ясно.

– Нет, – сказала в ответ темная, – там какое-то искусственное помещение.

Вниз спустились все вместе.

– Сильно же ты льва испугался, – завела разговор Ларинэ, – так кричал, что и мы с Эледриэль перепугались.

– Чтобы я испугался какой-то лошади, в смысле, льва?! Требую опровержения! – заявил Дим.

Это была явно какая-то шутка, понятная только ему одному. Мы с темной давно на такие внимания не обращаем. Мало того, что не смешно, так нужно еще знать какую-то никому не известную историю, с которой шутка связана.

– И вообще, – продолжил тем временем мой человек, – это лев меня испугался, а не я его. Вот! Когда я на него упал, в смысле, отважно прыгнул, он заорал от страха и трусливо сбежал. Видели, как деру дал? Потом на вас напасть хотел, но увидел, что вы под моей защитой, и решил не связываться.

Мы с темной тоже решили не связываться и замолчали. Ждали продолжения, нетрудно было угадать, что оно обязательно последует.

– Во всяком случае, когда будем писать летопись княжества, то я не сомневаюсь, что туда попадет именно эта, официальная версия событий.

– Ладно, – согласилась я, – но только в публичном варианте.

– А в настоящем, том, что для своих, напишем, как все было на самом деле, – продолжила мою мысль Ларинэ.

– Но ведь так и было, – с самым невинным и искренним видом сказал наш муж.

Cлушая его болтовню, осмотрели помещение, в которое спустились. Предположение, что это склеп, оказалось самым верным. Освещаемые магическими шариками, в нишах вдоль стен стояли каменные саркофаги. Рядом с некоторыми – статуи, по всей видимости, изображавшие тех, кто там покоится. В основном люди, но также эльфы, гномы и даже орки.

– Странно все это. Представителей разных рас никогда не хоронили в общих склепах, – похоже, вслух произнесла я.

– Есть легенды, что до эпохи Великих Войн такое случалось, – вставила темная.

– Но большинство историков придерживаются мнения, что это послевоенная пропаганда, запущенная религиозными фанатиками из секты объединения и возрождения старых традиций. И никто никогда всерьез такие сказки не воспринимал, особенно эльфы – уж мы-то запомнили бы.

Все это я сказала скорее для мужа, чем для Ларинэ. Она и сама прекрасно знала, чего стоят такого рода легенды.

На полу, кроме пыли и мусора от обвалившегося потолка, имелись многочисленные следы долгого проживания в этом помещении пещерного льва. Состояли они в основном из старых, давно обглоданных костей и свалявшейся шерсти. Дополнял картину очень специфический запах, который трудно было назвать приятным.

– Ушастые, я вам говорил, что с детства мечтал стать археологом? Нет? Тогда сейчас говорю, – намекнул о своих намерениях Дим.

Тревожить могилы не хотелось, но вместе с тем имелось желание узнать, действительно ли в саркофагах лежат представители разных рас. На лице у темной я увидела похожее стремление. В общем, мы согласились.

– Начнем с этого, – сказал человек, пройдя вдоль стены и почему-то выбрав одну из ниш, ничем примечательным не отличающуюся от многих других.

Но стоило нам с Ларинэ подойти, как мы сразу поняли причину выбора. Крышка была выполнена как единое целое со скульптурой, и на поверхности саркофага возлежала молодая, очень красивая мраморная эльфийка. Даже толстый слой пыли не мог помешать ее рассмотреть. Это люди не могут определить по внешности возраст эльфов, мы-то делаем это не задумываясь. Белый мрамор и мастерство скульптора не давали понять только одного, светлая перед нами или темная.

Ларинэ пустила воздушную волну, объединенную с бытовым заклинанием, убирающим пыль. Зря она это сделала. Как любит говорить наш муж: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Именно такой случай. Вместо того чтоб ускорить процесс, волна только подняла пыль, и нам пришлось выйти из ниши и дожидаться, пока второе заклинание сделает свое дело. Когда пыль развеялась, мы с темной подошли к саркофагу с разных сторон, взяли крышку, приподняли и быстро положили на пол рядом. Не человеку же это делать, хотя он явно намеревался помочь, тем более что крышка оказалась очень тяжелой.

Первое, что мы увидели, подняв головы, – удивление на лице мужа. Потом стала понятна причина. Эльфийка в саркофаге была еще красивее, чем ее изображение в мраморе. Сохранилась она так, как будто умерла даже не вчера, а всего пару минут назад. Одежда – военная форма образца Первой Великой Войны, самого ее начала, тоже не истлела от времени. Надписи на саркофагах были как раз из тех далеких времен, но это единственное, что я смогла определить, а о прочтении не могло быть и речи, не сохранили мы язык предков. Но все это несущественные мелочи, потому что главным был цвет ее волос. Он не был ни таким, как у темных, ни таким, как у светлых.

Он был рыжим!!!

Так не бывает!!!

Мы с Ларинэ посмотрели друг на друга, потом на неизвестную эльфийку, потом опять друг на друга и не поверили своим глазам. Человек, завороженный не меньше нашего, начал наклоняться к самому лицу рыжеволосой с явным намерением ее поцеловать, но в самый последний момент стряхнул с себя непонятные чары.

– Не будем играть в спящую красавицу, – пробормотал он еле слышно себе под нос, – все равно не проснется. И вообще не понимаю, что на меня нашло?

– Ты хотел нам изменить! – обвинила его темная.

– Ладно бы с живой женщиной, – добавила я. – Так ведь с покойницей!

– Совсем нас не любишь!

Однако муж не поддался на провокацию и сразу спросил в ответ:

– Так, значит, с живой можно?

– Нельзя!!! – ответили мы хором.

Наваждение спало с нас всех, и мы, не сговариваясь, перешли к другому саркофагу. Там оказался гном, вернее, его истлевшие останки, а по остаткам одежды можно было определить, что когда-то и она была военной формой, похожей на ту, что была на эльфийке. Потом человек, еще человек, эльф, орк… Все в той же самой форме, и ото всех остались только кости. Почему так хорошо, буквально идеально, сохранилась первая странная эльфийка, было совершенно непонятно. А ведь я успела проверить ее магией жизни – точно мертвая.

Однако подходить к тому саркофагу и проверять еще раз, но более тщательно, не было ни малейшего желания. И вообще, дальше вскрывать саркофаги – тоже. И так все уже выяснили. В конце концов, мы с Ларинэ взбунтовались и отказались поднимать крышки, пусть Дим сам их таскает, если ему так нужно. Но оказалось, что и ему совсем не нужно.

Дим. Попаданец

Это я удачно упал на что-то мягкое. Как в той поговорке сказано? Поймать в темной комнате тигра за хвост. Ты сам еще не знаешь, кто это тебе попался, но и тигр пока не знает, кто там его поймал. Первые секунды хрупкого равновесия, а затем кого-то ждет большой сюрприз. Хотя понятно, что, упади я сам по себе, без приличного куска потолка в придачу, неприятный сюрприз ждал бы меня, а не льва. На самом деле я и так успел довольно сильно испугаться – сначала само падение, потом понимание того, куда упал и чего избежал.

Когда отходил от стресса, ворчал на своих ушастых. Они оказались идеальными женами, все поняли и вели себя прилично, а вообще могли и ответить. Странное все-таки дело: когда чудом избегал смерти, столкнувшись с орками или, например, вампирами, так не пугался, а вот от обыкновенного льва проняло.

Затем начали обследовать саркофаги. Не знаю, какая сила чуть не заставила меня поцеловать мертвую эльфийку, но археологические исследования после этого были каким-то странным образом скомканы. Быстро посмотрели несколько саркофагов, убедились, что содержимое соответствует выставленным скульптурам, и все. Ушли через львиный лаз, даже не попытавшись ничего взять.

Вся моя тонкая душевная организация требовала компенсации, и не только моральной. У самого выхода, на каменном столбике или тумбе, стояла коробка со щелкой сверху, как для монет, такие обычно бывают в церквях и супермаркетах для сбора пожертвований. Вот я ее и схватил, тем более что оказалась никак не закрепленной. Внутри при каждом движении звенело, что наводило на приятные мысли.

Выйдя на поверхность, вернулись к вещам, оставленным рядом с провалом.

 

– Ну что, красавицы, раз о добыче никто, кроме меня, не позаботился, то и делить тоже буду я.

Эльфийки не возражали. Осмотрев коробку со всех сторон, не обнаружил на ней никаких замков – как выяснилось, их и не было, потому как ларчик просто открывался. Внутри нашлись только деньги, немного, сантиметра два, притом что коробка представляла собой куб со стороной примерно в тридцать сантиметров. Все монеты были исключительно из мифрила. Не алюминия, а именно из оружейного варианта металла. Качество чеканки сравнимо своей технологичностью с монетами моего мира (я Землю имел в виду, хотя и этот мир уже давно считал своим). Надписи на непонятном языке, явно том же, что и на саркофагах.

Мы втроем уселись на землю прямо там, где были, и стали разглядывать диковинные монеты. Орел, в смысле, герб был на всех один и тот же – звездное небо, перечеркнутое зигзагом в виде стилизованной молнии, и с надписью по кругу. Зато решки различались. На большинстве находились профили то ли правителей, то ли просто известных в свое время персон. Эльфы, люди, гномы, орки. Некоторые в мундирах, явно похожих на тот, что был на рыжей эльфийке из склепа.

Зато на некоторых изображались явно космические корабли, какими они бывают в фантастических фильмах. Или что-то очень на них похожее, тут трудно судить, вон, всякие египтяне с майями на своих пирамидах тоже ракеты с вертолетами изображать не стеснялись и неважно, что их тогда еще не изобрели. Но меня все равно больше всего впечатлили именно эти монеты, наверное, потому, что только я и знал, на что такие изображения похожи, а вот моих ушастых жен – те, на которых были орки.

– На древних мифриловых монетах и орки, уму непостижимо! – сказала Лара.

– И сколько сейчас такие могут стоить? – задал я более актуальный вопрос, чем древняя история.

– Очень дорого, причем дороже мифрила, из которого отчеканены, так как являются огромной нумизматической ценностью, – пояснила Лара.

– С чего бы им быть такими редкими, если в прошлом явно чеканились в немалых количествах? – спросил я, представляя технологию и масштабы производства денег в моем мире. – Это, в конце концов, не медь и даже не золото, а мифрил, над которым время как бы бессильно.

– Время, может, и бессильно, а вот маги нет, – ответила темная. – Можно снять заклинание, дающее мифрилу его прочность, перековать в оружие и опять наложить. Процесс очень длительный, трудоемкий и затратный, но большинство древних вещей из этого металла постигла именно такая участь. Думаешь, откуда у нас, эльфов, столько мифрилового оружия? Мы дольше живем и лучше других умеем копить сокровища, а источник все тот же – древние клады.

– Сейчас такие монеты действительно очень дороги, – сказала уже Эль, – но я читала, что до Великих Войн, когда маги с легкостью превращали свинец в золото, а обыкновенную глину в мифрил, из этого металла чеканили в основном самую мелкую монету, а крупные суммы хранились в амулетах, похожих на те, что сейчас выдают в гномьих банках. И денег самих по себе там вообще не было, просто при расчетах нужная сумма переводилась с одного амулета на другой. Но сама я в эти сказки не верю. Чтоб из мифрила чеканить монеты, по цене сопоставимые с теперешними медяками, – такого просто не может быть.

– А я верю. Глины много, на всех хватит, – выдал я аргумент, на который она не нашла что ответить.

И действительно, почему бы не поверить? У нас на Земле тоже из алюминия только самую мелкую монету и штампуют.

Налюбовавшись на монеты, собрались и пошли дальше своей дорогой. Если бы не прохудившийся потолок в львином логове, мы вообще бы тут не задержались. Идея остаться ночевать в склепе никому даже в голову не пришла, хотя уже близился вечер, а место, в принципе, удобное. Казалось, после находки такого богатства логичнее всего было бы задержаться и перерыть все, что можно и чего нельзя, а нет, стоило об этом подумать, как каждый раз вспоминалась рыжая красавица и возникало иррациональное желание оказаться отсюда как можно дальше. Эль с Ларой признались, что ощущают то же самое.

– Сама удивляюсь, – пробормотала, как бы размышляя, светлая, – там ведь столько ценностей, а мне о них даже думать не хочется.

– Что-то тут нечисто, – сделал единственный правильный вывод я.

– Да, – согласилась со мной темная (Эль кивнула, подтверждая, что и она так думает), – и лучше туда не возвращаться.

Мы, собственно, и не собирались. Разговоры – одно, а рискованные действия – совсем другое. Неизвестно, какие там еще заклинания могут быть наложены.

С деньгами же у нас по-прежнему имелись некоторые проблемы. Нет, как только доберемся до ближайшего гномьего банка, все будет в полном порядке. Но вся неприятность состояла в том, что на границах покинутых земель вряд ли можно отыскать такой. А в мелких поселениях на несколько серебрушек ничего толком не купишь, на лошадь точно рассчитывать не стоит. От приличного мешочка мифриловых монет тоже толку никакого, такие и в столицах мало кто сумеет разменять, а ненужное внимание привлечь можно очень даже запросто.

Глава 8

Лирмилиэль. Кадет-капитан. Эльфийка

Очнулась, совершенно ничего не помня и не понимая, где я. На всякий случай сначала осмотрелась магическим зрением. Обнаружила, что лежу на камне в явно древнем, но защищенном помещении. Недалеко чем-то заняты две эльфийки и непонятный человек. Странные какие-то эльфийки, неполноценные, что ли. Да и маги они очень слабенькие, каменные плиты и те руками поднимают, даже боевым пехотным роботом управлять ни одна из них не сможет, просто сил не хватит. Человек, тот вообще без капли магии и при этом жив – непонятно, как вообще такое возможно. Вражеская раса тоже магией не обладает, но он явно не из них.

Вот стоило мне о нем подумать, как возникла уверенность, что это он меня и разбудил. Совершенно непонятно как, но точно он. И еще между ним и этими странными эльфийками чувствовалась какая-то непонятная связь, а за ней притаившаяся сила. Грозная сила – пару звездных линкоров с орбиты стряхнут и не заметят. Что крайне странно, при их слабых магических способностях оперировать такими силами опасно, как для окружающих, так и для себя.

Откуда у меня такие ассоциации? Пехотные роботы, звездные линкоры? Только стоило задать себе этот вопрос, как сразу нахлынули воспоминания. Я – капитан-кадет. Еще не закончила академию, но война требует все новых офицеров. Первый мой самостоятельный боевой вылет на звездном линкоре стал и заключительным. А из воспоминаний последнее – это как пытаюсь посадить сбитый неуправляемый корабль. И то, что врагу мой линкор стоил восьми, – слабое утешение. Они построят новые и, главное, обучат капитанов намного быстрее, чем мы.

Пока предавалась воспоминаниям, человек с эльфийками успели уйти. Развернула более дальний поиск: метки их аур удалялись от меня в сторону горизонта, которого уже почти достигли.

Что ж, пора было и мне вставать. Оказывается, я находилась в склепе, в каких обычно хоронят героев войны, и, судя по его состоянию, за ним уже давно никто не присматривает. Очень давно, даже звери завелись: всюду кости, да и запашок характерный присутствует. Без труда обнаружила, что в ближайшем овраге пещерный лев прячется – наверняка его работа.

Взглянула, что там написано на моем саркофаге? «Лирмилиэль, капитан-кадет звездного флота, герой галактической империи, погибла в неравном бою, спасая экипаж линкора. Причина смерти – полное магическое истощение. Она умерла, чтобы жили вы». Герой галактики, значит? Есть чем гордиться. Но после полного магического истощения не просыпаются. Прописная истина, которую знают даже дети.

Посмотрела на следующий саркофаг, вскрытый недавними гостями. «Торин, офицер-инженер, герой галактической империи, погиб, спасая экипаж, ценой своей жизни не дав взорваться реактору. Он умер, чтобы жили вы». И еще семьдесят один саркофаг со стандартным окончанием эпитафии для героев. Семьдесят два члена моего экипажа из двух тысяч семисот восемнадцати. Значит, остальных нам удалось спасти. Иначе и они бы лежали рядом. Даже если бы ничего не осталось, плиты все равно поставили бы.

Человек с эльфийками вскрыли несколько саркофагов, а крышки назад потом положить не посчитали нужным. Хорошо хоть ничего не взяли, хотя и не могли взять, магическая система, отпугивающая расхитителей гробниц, еще работала. Над могилами героев войны всегда ставили самую лучшую. Телекинетик из меня довольно слабый, без подключения к системе управления едва приподнимаю десантный бот, рассчитанный на половину сотни пехотных мехов, в то время как по нормативам положено подымать свой корабль, но при нехватке капитанов на такие вещи уже начали смотреть сквозь пальцы.

Впрочем, крышки назад положить мне нетрудно. Все, в том числе и свою. Восстановить крышу тоже. Странно, у выхода охранные заклинания тоже действовали, но гостям каким-то образом удалось унести шкатулку для пожертвований, собираемых на поддержание склепа в порядке. Буду считать это платой за мое невероятное пробуждение. Чтобы больше никто сюда не лез, вырастила из-под земли каменную плиту. Льву теперь придется искать себе новое логово.

Ну вот, я снова в мире живых. Что тут произошло за время моего отсутствия? Когда закончилась война? И вообще, сколько времени прошло? В любом случае мне сильно переживать нечего – маги-капитаны звездных линкоров всегда нужны, а герои галактики тем более.

А мир сильно изменился. Во-первых, отсутствовала какая бы то ни было связь с инфосетью. Вообще! Такого просто не могло быть, но факт оставался фактом. Во-вторых, эта пустыня. Возможно, на планете такие и имелись, не знаю, но ставить в ее центре склеп героям войны – точно никому не пришло бы в голову. Значит, это новое образование, но по внутренним ощущениям она тут была всегда. Осуществила более тщательную проверку, в том числе и на глубину. Да, дела. Прошлись тут когда-то мощным энергетическим оружием, но следов уже почти не осталось, а это значит, что прошло не менее десяти тысяч лет. Невероятно!

Уже из этой минимальной информации напрашивались простейшие выводы. Кто бы ни победил в войне, мне афишировать свое происхождение раньше времени не стоит. Сначала сбор и анализ информации, потом решение на основе выводов.

Взять тех же неполноценных эльфиек – у каждой как будто вырван целый кусок естества, причем противоположный, недаром они держатся вместе, инстинктивно или как-то еще чувствуя недостающее. Что они собой представляют? Случайную ошибку природы или норму для современного мира? Если второе, то это плохо. Гибель расы в результате проигранной войны была бы понятна, а вот такое вырождение нет. В любом случае нужно будет замаскировать свою внешнюю ауру под одну из них, чтоб не выделяться. Думаю, это будет просто, так как моего внимания в склепе, когда я их обследовала, эта троица не обнаружила.

Только остается вопрос, может ли эльф с такими недостатками в теперешнем обществе жить сам по себе или обязательно должен иметь пару из своей противоположности, как эти две эльфийки? Если нет, то отсутствие напарника, возможно, вызовет подозрения, что в моем положении может стать проблемой. Надеюсь, удастся решить этот вопрос до того, как из-за незнания возникнут серьезные недоразумения или, что еще хуже, конфликты.

Вот и первая задача: выяснить этот аспект современного мира. Решила для начала последовать за человеком и эльфийками на безопасном расстоянии, а там видно будет. Тем более что пока мне все равно, куда идти.