Дневник неглавной героини

Tekst
29
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Дневник неглавной героини
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Посмотри-ка, кто идет?! Не побоялась даже со мной встретиться! – недовольно хмыкнула Ольга, выдыхая дым тонкой струйкой и косо глядя на идущую впереди меня Аню. – А это кто с ней, Ванечка?

Молодой, солидного вида, мужчина снял черные очки и всмотрелся в нашу с Аней пару. Мы шли неспешно по дорожке, мимо оградок и черных деревьев, слегка припорошенных снегом.

– Не знаю, – скривился сынок. – Может, просто сопровождает. В прошлый раз она такую истерику здесь устроила, может при подружке хотя бы не станет.

– Аркаша в своем репертуаре! – снова хмыкнула Оля и выбросила окурок рядом с машиной. – Не удивлюсь если и эта девка, сбоку, тоже его очередная жена!

Ветер хлестал прямо в лицо мелкие острые снежинки. Анюта крепилась, как только могла, и лишь плотнее прижимала к лицу черные очки, скрывающие заплаканные глаза.

Я шла рядом. Не люблю все эти скорбные мероприятия, но куда деваться. Отпустить подругу одну я никак не могла.

Телефон в кармане пальто зазвонил, вырвав Анну из ее теперешнего хмурого состояния. Она передала мне аккуратный букет белых роз и подняла трубку.

Это звонила наша «младшенькая». Так мы все с любовью называли третью подружку Свету.

– Аня, держись! Я просто с документами разбираюсь. Очень срочная поставка… Завал на работе, в общем. Но мысленно я с тобой, дорогая! – спешно оправдывалась Светка.

– Я понимаю, – проговорила Аня. – Вечером ждать тебя или нет?

– Ой, – выдохнула Света. – У Матвея сегодня карате. А мама укатила с новым поклонником на море. Поэтому я никак, девчонки. Может, на выходных посидим? Спроси Элю, она вообще будет?

– Ладно, спрошу. Созвонимся в пятницу, – ответила ей Аня и погрузилась в раздумья снова.

Мы приближались и видно, что возле дорогого, высокого памятника сегодня уже побывало немало народа. Еще издалека я заметила яркие пятна цветов: корзины, венки и просто россыпи темно-красных, почти черных, роз, украшенные редким ноябрьским снегом. Печальная красота.

– Вот, Аркаша. Я пришла, – тихо проговорила моя подруга.

Сердце разрывалось при виде Ани в эти минуты. Я знаю, каково это вот так стоять перед могилой любимого. Она стала что-то говорить, обращаясь к Аркаше, но спокойно и без плаксивости в голосе.

Я немного отошла, чтобы ей не мешать. Обернувшись, увидела неподалеку на широкой дорожке автомобиль сына Аркаши, Ивана. Красивый черный внедорожник. Подарок отца незадолго до его кончины.

Ольга, первая жена Аркадия, высунулась из окна авто и недовольно наблюдала за нами, что-то сквозь зубы говоря Ивану.

Я заметила их фигуры сразу, едва мы свернули с центральной аллеи кладбища на эту дорожку, ведущую к Аркаше. А Ольгин недовольный взгляд виден и сейчас, из-под темных очков с золотым логотипом.

К слову, неприязнь вдовы в дорогущем норковом манто была вполне обоснованной. Я не слышала их разговора с сыном Аркадия Святославовича, но по лицу Ольги Григорьевны было все прекрасно понятно.

Анна разбила их с Аркашей семью. Быстро, методично и бесцеремонно. Хотя, по его словам, семьи уже давно не было.

Возможно, это и так. Но мужчина жил с женщиной под одной крышей, а Аня сделала все, чтобы Аркаша остался с ней и развелся с Ольгой Григорьевной, лишив её и сына наследства.

Но деньги, на которые привыкла жить Ольга, она никому не собиралась отдавать без борьбы. После того, как Аркаша переехал к Аньке, последовал громкий развод и масса претензий и притязаний на совместно нажитое добро. А делить им было что!

Скандал за скандалом преследовал пару Аркадия и Ани. В один момент здоровье Аркаши, кажется, не выдержало разборок с Ольгой. Сказался постоянный стресс, и сердце мужчины не выдержало.

Я не вдавалась в подробности: тогда у меня тоже был непростой период. Все вертелось перед глазами, как в тумане. Аня рассказывала, что они были на отдыхе, и Аркаше внезапно стало плохо. Вот и все, что я помню. Мое дело – поддерживать Аню и быть рядом с подругой.

Случилась эта трагедия ровно год назад. А сейчас, Аня пришла с цветами почтить память любимого Аркаши.

Она закончила беседу и обратилась ко мне, взяв за руку.

– Вот, Эля. Тогда я тебя приводила, а теперь ты меня.

Я чудом сдержалась, чтобы не разрыдаться.

Именно поэтому я сейчас здесь, рядом с Аней. Она также помогла мне, когда не стало моего Саши.

Ольга Григорьевна, видимо, ждала, появится ли Анька на годовщину бывшего мужа. Убедившись и вдоволь налюбовавшись на Анькину скорбь, они с Иваном погрузились в машину и укатили.

Аня видела первую жену Аркадия Святославовича и старательно отыгрывала роль любящей вдовы. Когда машина исчезла в конце улицы, ей стало даже легче.

Обратно мы возвращались, уже болтая о ее планах продолжать воевать с бывшей Аркашиной семьей. Хотя, изменения в настроении подруги я увидела еще тогда, как она закончила свой монолог там, возле могилы Аркаши.

– Ты видела эту жабу? – уже очень живо высказалась Аня о первой жене её любимого Аркаши. – Манто в такую жару она надела! Уже не знает, куда свои деньги потратить и, главное, как это продемонстрировать миру!

– Какой по счету суд у вас будет? – спросила я, размышляя над тем, как долго длится ее противостояние с Ольгой.

– Шестой или пятый… Я не помню уже! Она подала заявление сразу, как только Аркаше исполнилось полгода. Знала, что завещание не в их пользу. Но теперь все закончилось. И я свободна!

Аня выдохнула и расправила плечи так, как будто сбросила в эту минуту тяжёлый груз. Она сняла темные очки и даже черную траурную косынку убрала в сумочку, ознаменовав окончание томительного траура.

– Все?! – спросила я.

Анька подмигнула мне. Так легко ей это все далось! На глазах подруги ни следа от слез. Актриса, ничего не скажешь!

Она достала из сумочки помаду и подвела губы. Ярко, особенно по сравнению со мной, совсем без макияжа.

Кстати, тут я вспомнила, как она сразу сказала, что страдать по Аркаше будет не больше года. И то «исключительно из-за судов».

– Аркаша хотел бы, чтобы я была счастлива и улыбалась. Год прошел и мой траур окончен. Хватит уже этого всего с меня.

Она поправила причёску и стряхнула снежинки с пальто.

– Света звонила и сказала, что не сможет прийти. Матвея нужно куда-то вести. Может, все-таки в ресторан без нее?

– Я лучше домой, – проговорила я, съеживаясь под порывами холодного ноябрьского ветра.

– Ты как обычно! Эль, тебе не надоело себя закапывать? Сашу уже не вернешь, – с укором смотрела на меня Аня, стоя возле своей машины.

– Мне нужно еще время, – твердо отрезала я.

– Ты как хочешь, но сегодня мы едем в ресторан! Ты мне обещала поддержку во всем! И, не хочу напоминать, но я-то тебя поддерживала тогда. Прости меня, конечно!

Аня поправила свои блондинистые, кучерявые волосы и открыла дверь маленькой дамской машинки. Для гарантии она еще раз оглядела себя в зеркало заднего вида.

– Чего стоишь? Или ты пешком собралась идти при таком ветрище?

Я нехотя согласилась на ее предложение и присела в машину. Давно не была в кафе, а в ресторанах еще дольше. Ладно. Может, действительно уже нужно выходить из этого состояния.

И Аня, к сожалению, права. Сашу не вернуть…

До ресторана мы добрались быстро, и пока Аня листала меню, я безучастно рассматривала пары за соседними столиками.

Надо было пойти домой и выспаться, как следует. Последние дни меня мучили кошмары, и нормальный сон приходил только под утро.

– Выбирай себе коктейль. Я сегодня за рулем, так что тебе можно смело снять с себя этот груз. Ты уже на себя перестаешь быть похожей, – сказала Аня, косо глядя на мою унылую мину.

Мои подруги всегда поддерживали меня в трудных ситуациях. Хотя, сама история нашего знакомства не предвещала, что из этой дружбы получится что-то по-настоящему долговечное и надежное.

Я познакомилась с Аней прямо на собеседовании в фирму «АИД и Ко». И она почти сразу стала мне говорить, что фирма ненадежная, много плохих отзывов и вообще здесь какое-то «кидалово».

– А почему тогда ты пришла сюда и спокойно ждешь своей очереди? – спросила я в лоб Аню, и та раскололась как орешек.

Оказалось, она специально стращала других претенденток, чтобы те ушли с кастинга, и у нее было больше шансов быть принятой. В этом вся Анька.

Но со мной это оказалось лишним: специальности у меня и Ани разные и шли мы на разные должности. Вот так, шутя, нас приняли и вместе мы проработали четыре года. За это время многое изменилось в моей жизни. Я встретила Сашу, безумно влюбилась в него и вышла замуж. Еще была неудачная беременность. А после – затяжная депрессия, из которой меня и вытащили тоже мои подруги Светка и Аня.

Жизнь Ани тоже круто изменилась. Златовласую нимфу в неизменном мини заметил тот самый Аркадий Святославович, тогда еще директор нашей фирмы. Вот так из простого менеджера она стала его правой рукой и любовницей. На виду у властной жены Ольги и сына Ивана, кстати, трудившегося тут же, вместе с нами.

Ваню я знала очень хорошо. Как только пришла в фирму Аркадия, сынок оказывал мне недвусмысленные знаки внимания. Как говорила Анька, я сильно ему нравилась, и он был готов на многое. Невзирая на запрет отца заводить интрижки на работе.

Странно, что сам Аркаша этому принципу никогда не следовал.

До сих пор остается загадкой, сколько именно у него наследников. По иронии судьбы, суды по разделу его имущества все время откладываются или переносятся из-за всех новых требований дам, родивших когда-то от своего любвеобильного босса.

А вот Светка прибилась к нашей банде уже, когда мы с Аней дружили довольно долго и пережили вместе многие невзгоды. Она немного моложе и сильно отличается от нас, старых клуш, своей бесшабашностью.

Мы со Светой были беременны в одно время и познакомились в женской консультации.

 

Спустя всего пять месяцев после рождения Матвея, она уже вовсю искала работу. Когда она пришла на должность секретаря Аркаши вот тут-то я вспомнила Светку – уверенную девушку с большими, как у куклы, бесцветными глазами и самодовольным личиком, которая держала за меня кулачки на УЗИ. Не помогло, к сожалению.

Анька ее раньше не очень любила, говоря, что Светка претендовала на Аркашу. Хотя, я ничего такого не замечала. Да и поработала наша юркая подруга всего ничего.

Как объяснила сама Света, вдруг нарисовался отец Матвея с приличными алиментами, и в деньгах она больше не нуждается.

Это не было простым трепом, ведь и сейчас Света не работает, а помогает кому-то вести бизнес. Как говорит, чисто для своего удовольствия и чтобы не выпасть из обоймы. Она со своими тараканами, но добрая. Как-то незаметно приклеилась к нам и стала частью женской компании.

– Ты совсем ничего не заказала, – недовольно прокомментировала Анька пустую чашку кофе с моей стороны стола.

– Я вспомнила, как мы все познакомились, – с улыбкой ответила ей.

– Да… – протянула Аня. – Хорошие были времена. Я помню, как я выдавала тебя замуж за Сашу. Ты была такая красивая, просто сияла от счастья.

– А сейчас? – спросила я прямо, внутренне даже желая услышать от Ани упрек в том, что забила на себя после смерти мужа.

– Эля, ты меня, конечно, прости, – приложила Аня руку к груди и подкатила глаза. – И Саша пусть меня простит. Но зачем ты себя заживо хоронишь? Живи и радуйся! Он тебе фирму оставил, квартиру и дом! Есть, конечно, один минус.

Аня говорила о моей свекрови, назвать которую «бывшей» я никак не могу. И хотя Саша уже давно не с нами, отказываться от Арины Николаевны я не стала бы в дань памяти любимому мужу.

Арина же этим пользуется и вьет веревки.

– Посадила эту бабку себе на шею! Возишься с ней, как с малым ребенком, – нервно высказывала Аня, поднимая очерченные брови домиком. – А жизнь проходит мимо, Элина!

– Что мне делать? Щелкнуть пальцами и мне явится Саша или тот, кто его заменит? – спросила я как-то слишком дерзко, хотя Аня и не виновата.

– Я, лично, сидеть и киснуть не буду. Хватит! Я итак год ждала, да простит меня Аркаша, – снова театрально вознесла она глаза к небу. – А ты… Эля, ты ведь даже его тело не видела! А если он просто сбежал от тебя?

– Ты перегибаешь, Аня, – кратко отрезала я.

– Прости, – ретировалась та. – Я просто хочу, чтобы ты была счастлива. На нем свет клином не сошелся. И три года это многовато уже для страданий.

Вечер был скучным. Мы обсуждали в основном планы Ани и ее мысли о том, как быстрее продать те кусочки богатства, что достались ей от Аркаши без претензий бывшей жены.

Она была полна энергии. Я улыбалась глядя на мою дорогую актрису. Ведь еще утром она еде передвигала ногами по холодной аллее к последнему приюту Аркаши.

– А ты чего молчишь, кстати? – вдруг сказала она, доедая аппетитную пасту.

Я, не понимая, посмотрела на нее. Ах, она сейчас снова начнет читать мне нотации насчет Сашиной фирмы! Никак не успокоится!

– Ты же говорила, что этот Глеб там совсем не бывает. Так что ты решила?

Глеб – это младший брат Саши и мы владеем фирмой с ним в равных долях. Почти в равных. А моя вездесущая подруга хочет, чтобы я реально руководила фирмой бывшего мужа и выгнала к чертям братца-лодыря.

– Я завтра поеду в офис. Сразу же от Арины. У нее новая сиделка, мне нужно заплатить ей за пару месяцев, чтобы не сбежала, как все остальные.

Мой ответ не очень-то ее удовлетворил. Аня доела, взяла папочку со счетом со стола и положила туда пару купюр.

– Вот пусть сыночек Глеб и занимается своей мамашей! А ты начинай уже жить своей жизнью. Ты у меня одна такая лучшая подруга! И давай-ка забывай ты про эту семейку! Они тебя никогда особо не ценили.

Глава 2

Встречаться с Глебом я не хотела и, вопреки жесткому контролю со стороны Ани, находила кучу причин не являться на фирму.

Не то что бы я совсем ушла в тень. Мне было по-прежнему интересно, как живет дело моего мужа. Я изучала отчеты, которые по итогу квартала скидывал Глеб или его помощница. А вот приезжать в офис все эти годы было крайней мерой, но все равно приходилось, ради участия в совете директоров.

Мне было тяжело находиться в кабинете, где все осталось на тех же местах, как при жизни Саши. И даже его «запасной» пиджак преданно ждал своего хозяина на вешалке и даже благоухал любимыми его духами, стоило пройти рядом с вещью.

Хотя, конечно, мне только казалось. Три года прошло…

Хозяин уже не вернется. И я это прекрасно понимаю. Стоит подумать о себе и начать новую жизнь. Аня, безусловно, права.

Опыта «начинать новую жизнь» у меня за тридцать пять лет накопилось маловато.

В какой-то период Саша стал моим центром, и я всецело полагалась на него. Сейчас, я как маленький ребенок, училась самостоятельности. Но все эти горькие годы без него закалили меня. И вот я решила начать жить.

А значит, мне нужно вернуться к работе, в первую очередь.

Еще одним звоночком обратить внимание на фирму моего мужа стало странное чувство недоверия по отношению не к кому иному, как к его брату Глебу. Оно вдруг возникло у меня после разговора с младшим Зотовым, да и отчет по итогу квартала был с очень вялыми показателями.

Сегодня с утра я выбрала маршрут через дом свекрови и только потом в автосалон мужа.

Можно сказать, что за время жизни без Саши я уже привыкла к этим пятничным поездкам. Да и Арина Николаевна стала покладистее с годами, а наши отношения можно было с натяжкой назвать дружескими.

Аня была права, и Глеб мог бы уделять своей пожилой матери больше внимания, а не сваливать все заботы на меня и нетерпеливых сиделок. Кстати, Арину Николаевну нельзя было назвать ангельской старушкой и, несмотря на высокую оплату, молоденькие сиделки бежали от нее, как от огня.

Свекровь эта суета вокруг ее персоны забавила. Саша всегда с ней возился, старался баловать и, как мог, заменял умершего когда-то давно мужа. Овдовев, Арина замуж так и не вышла, а Саша чувствовал свою вину, что мать не устроила личную жизнь и посвятила всю себя сыновьям.

Глеб же ничего подобного не чувствовал и предпочитал жить для себя. Он даже сейчас наслаждался тем богатством, что оставил брат.

– Зачем пришла? Карина все сделала уже, – с улыбкой прохрипела Арина, встречая меня на пороге.

– Пришла вас проведать, – сказала я, стараясь быть как можно доброжелательнее. – Как вы? Как Карина? Она вам понравилась?

– Лентяйка, как и все предыдущие! – хрипло смеялась Арина. – Но ты не гони ее пока. Она меня забавляет. Все рассматривает мои антикварные вещи: стащить что-то хочет. А я ее пугаю, говорю, что каждая чашка с тайной сигнализацией. В общем, развлекаюсь, как могу, Элина.

Она расхохоталась и покачала головой. Здоровье подвело Арину, и после гибели Саши она сильно сдала. Моя мама говорит, что свекровь привыкла к постоянным нянькам вокруг и вполне хорошо выглядит в свои годы.

Я прошла в ее комнату и открыла форточку. От едкого запаха трубочного табака коликами сводило горло. Как только она курит эту гадость?!

– Вы снова курили? – спросила я у невозможно громко кашляющей Арины.

– Оставь, Элина! Я уже не брошу! Если только сама знаешь, по какой причине, – она улыбнулась уголком рта.

Такой своеобразный юмор у нее.

На полках все также были расставлены черно-белые фотографии Арины в молодости. Я каждый раз отмечала, что мы с ней даже чем-то похожи.

В центре – большое фото, где Арина на руках с маленьким Глебом, а Саша стоит возле нее, улыбаясь. Я отвела взгляд, чтобы слезы не пронзили меня вновь. Решила же, что буду меньше думать о нем!

– Я все размышляю, – завела старую шарманку свекровь. – Могла ли я спасти его? А если бы он не поехал в эту командировку, остался бы Сашенька жив?

– Я не знаю, – тихо проговорила ей в ответ. – Меня многое смущает в обстоятельствах его пропажи.

– Ох, Элина! Я ведь тоже думаю, что он не погиб, а просто уехал далеко…

Она предложила мне присесть. Налила немного чаю, приготовленного неумелой девушкой Кариной. Нужно было дождаться ее возвращения и оплатить услуги. Теперь я четко решила, что дам оплату только за месяц вперед. История с антиквариатом, который так обожала и берегла Арина, меня смутила. Я наблюдала в окно и вот, наконец, появилась та самая Карина.

Она явно не ожидала меня увидеть.

– Добрый день, Элина Андреевна! А вы чего тут? С проверкой к нам?

Ее нервный смех выдавал не очень-то радушное расположение.

– Нет, я всегда навещаю Арину Николаевну по пятницам. Это наша традиция. Так всегда делал мой муж.

– Простите, я забыла. У меня же не так давно была другая подопечная, еще никак не перестроюсь! – звонко рассмеялась она.

– Я принесла вам оплату на следующий месяц. Сегодня уже тридцатое число, пора вам заплатить. Сейчас…

Я полезла в сумку и достала кошелек, но Карина запротестовала и отмахнулась от денег.

– Не нужно. Глеб Александрович уже все оплатил, – сказала она, улыбаясь.

– А разве Глеб приходил? – спросила я у Арины Николаевны.

– Глебушка звонил. Говорит много работы, никак не успевает заехать.

– Он перевел деньги на карту, – пояснила Карина и тоже подсела рядом.

Она спрашивала меня абсолютно обо всем, что любит или может любить Арина Николаевна. Такая щепетильность сначала меня порадовала, а потом я в конец утомилась от беседы с назойливой сиделкой.

– До свидания, Арина Николаевна, – сказала я, стараясь скорее сбежать от болтливой Карины. – Берегите себя.

– Я прогоню тебя, если в следующий раз ты будешь без макияжа и похожая на мою ровесницу. Ты поняла меня, Элина?

Она шутливо пригрозила мне сухим, жилистым кулаком и снова попросила Карину забить ей трубку. Я попрощалась и ушла.

Признаться, Глеб совсем меня удивил. Неужели, он, наконец, решил заботиться о матери или просто, как обычно, откупился и опять пропадет на пару месяцев?

Я все же решила быть паинькой и прекратить войну с младшим Зотовым. Хватит. Мы родственники и он, похоже, стал исправляться. Может, Глеб теперь не будет так критично настроен против моего вмешательства в руководство делами фирмы? Я же не враг и мне тоже дорого дело Саши!

Но когда я набрала Зотова и после слов благодарности за сиделку для Арины, стала говорить о нашей встрече в офисе, Глеб принял мои слова в штыки.

– А зачем тебе туда ехать? Меня все равно еще неделю в городе не будет!

– Я переживаю, что продажи совсем упали. Саша столько сил вложил в эту фирму, жалко будет, если придется закрыться.

– Элина, ну не бабское это дело в машинах разбираться! Ты же ничего не понимаешь, и начинаешь сразу думать о плохом! – скомкано смеялся Глеб над моими словами. – Мы не одни в городе! Это обычный спад в продажах, так бывает. Выдыхай, невестушка! Сходи с подружками куда-нибудь или в салон красоты запишись. Отдохни, в общем. А если деньги нужны – скажи, не стесняйся! Я подкину! Для моей любимой родственницы – все, что угодно! Я же теперь вместо Сашки за тобой присматриваю…

И снова меня поразила неожиданная щедрость Глеба. И это при том, что прибыли в этом квартале ничтожно мало! Но больше мое внимание привлекло то, что он снова не пускает меня в офис!

– Я все же хотела бы приехать. Даже если тебя там нет, – решительно сказала я.

– Ну, если тебе станет легче, поезжай! Там есть Альберт и Наташа, они в курсе. Я позвоню сейчас. Если нужно, могу выдернуть бухгалтера из отпуска. Она уже объяснит по выручке. Так что?

– Я сориентируюсь сама на месте и наберу тебя, если понадобится. Еще раз спасибо за то, что заплатил сиделке.

– Без проблем, – сухо бросил Глеб, явно недовольный моей самостоятельностью.

Глеб мог конкурировать со мной по частоте посещения фирмы. Я знала, что ему плевать на Сашино детище. Если бы не регулярные доходы от прибыли, он с легкостью уступил свою долю.

Сразу после похорон Саши я хотела выкупить фирму полностью. Думала, смогу управлять этой империей и даже как-то забудусь работой.

Но вскрылся один маленький нюанс – у нас с Глебом был еще третий компаньон, которого ни он, ни я никогда раньше не видели.

Дела всегда вел Саша. Только он. После того, как он исчез, а позже нам с Ариной предоставили закрытый ящик с его якобы телом, через положенных пол года обнародовалось и завещание.

В завещании все совместное имущество, дом за городом и квартира, отходило мне, квартира свекрови – Глебу, а вот фирму мы делили на троих: я, брат мужа и тот самый третий неизвестный.

Душеприказчик не озвучил имя наследника по желанию самого Саши. Или того, кто помог ему составить этот документ.

К слову, Аня тогда решила всерьез, что у меня развилась паранойя на фоне невроза после исчезновения мужа. Я наотрез отказывалась верить, что его больше нет.

 

Это конечно можно было объяснить тем, что я не видела тела. Но остальные пазлы этой ужасной картины я просто не могла сложить в голове.

Командировка, исчезновение, смерь, завещание и, на десерт, появляется кто-то неизвестный в нашем семейном бизнесе!

О многом из-за горя я тогда не думала, а вот сейчас этот незримый третий все больше напрягал. И вот именно из-за этого третьего Неизвестного фирму я не купила. Потом и Глеб передумал продавать долю.

С молчаливого согласия нашего Инкогнито, всем стал рулить Глебушка. Он занимался салоном вместе с Сашей и знал его, как свои пять пальцев.

Я упивалась горем и ждала Сашу каждый день, не думая больше ни о чем. Ну а Неизвестный никогда не показывался и только получал доход, в разы меньший чем я или Глеб.

И сейчас некогда цветущий автосалон стал почти убыточным…

С этой кашей в голове я пыталась добраться до офиса. Такси быстро поймать не удалось. Все-таки, конец рабочей недели.

Моя машина была уже месяц в ремонте, и я даже не торопилась ее забирать. Все равно выходила я только к Ане либо к Арине Николаевне.

Остановка находилась неподалеку от дома свекрови. Автобус как раз уже отходил и я, махая ему рукой, едва успела заскочить в заднюю дверь.

Я присела на свободное место. В автобусе было всего несколько человек. Пару бабулек, привычно трещащих о чем-то своем, школьник, девушка лет двадцати трех и странный мужчина.

Мужчину я рассматривала от скуки и любопытства. Глупая привычка изучать пассажиров, едущих рядом, видимо, и была проявлением моей «паранойи». Анька сказала бы именно так об этом.

Попутчик походил на какого-то туриста: такой уж огромный был у него рюкзак за спиной. Но когда я всмотрелась в его лицо, ощущения у меня стали совсем смешанные.

Я бы не хотела оказаться в турпоходе с этим незнакомцем. Уж слишком жестким было его лицо. Да еще и большой шрам, рассекавший широкую правую бровь напополам. А вот по одежде, походившей больше на форменную, можно было сделать вывод, что он где-то служит или работает охранником.

И, что странно, профиль его показался мне немного знакомым. Может, я уже забыла, как выглядит Саша… Бред, но этот незнакомец чем-то на него похож! Мимолетно, но я могла бы сказать даже, что это мой муж…

Я засмотрелась, а мужчина повернулся и поглядел прямо на меня. Без злости, немного растянув пухлые губы в улыбке. В анфас его лицо было куда более дружелюбным, чем мне привиделось ранее.

Я смутила и хорошо, что на следующей остановке мне нужно было уже выходить. По пути к выходу, привычно, я полезла в сумку и шарила в поисках своего кошелька.

– Черт, да где же он?! – бормотала я под нос, а две добрые бабульки недобро подпихивали меня прямиком к выходу.

– Чего встала! Выходишь или нет? – говорила одна где-то сбоку.

– Подождите. Я, кажется, кошелек потеряла! – повернулась я к ним и продолжила рыться в сумке.

– Глядите-ка! Аферистка! А еще одета хорошо! Знаем, как вы кошельки забываете и бесплатно катаетесь туда-сюда! – поддакивала ей вторая.

Бабульки подняли такой сильный гул, что водитель остановился и уже почти весь высунулся из кабины в салон.

– Что происходит женщины? – строго рявкнул он на бабулек.

– Да вот, эта красотка «зайцем» решила прокатиться!

– Простите, я кошелек потеряла… – попыталась объяснить водителю.

– Я заплачу за девушку! Пусть выходит, – сказал вдруг позади нас незнакомец с рюкзаком.

Он пошел следом за нами и, когда бабульки вытеснили меня на улицу, протянул водителю купюру за мой проезд. Я даже не смогла поблагодарить его за это мое «спасение». Жаль.

Бабульки пошли дальше, обсуждая это происшествие. Автобус тронулся, а я так и осталась стоять на остановке, глядя через большие окна на незнакомца с рюкзаком, который также смотрел на меня.