Бунтари на передержке

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Бунтари на передержке
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Часть I
Американский бульдозер

Год Обезьяны хлопнул дверью

Один из моих знакомых пару дней назад сказал: «Похоже, это первый в моей жизни год, до ухода которого я буду считать не дни и часы, а минуты». Образно, конечно, но как в воду Потомака смотрел.

Самый экспериментальный президент Соединённых Штатов Америки решил уйти не с тихим шуршанием, а с оглушительным грохотом, звук которого раскатился по всему миру. Объявить о высылке тридцати пяти дипломатов и их семей, дав на сборы 72 часа, мог только человек обиженный, неуверенный и плохо воспитанный.

Я неслучайно назвал господина Обаму экспериментальным президентом. Штаты в очередной раз устроили эксперимент с играми в демократию, не погнушавшись приобрести для Обамы лауреата Нобелевской премии, которую кровожадный и амбициозный миротворец окончательно дискредитировал.

Увы, но эксперимент пожелал провалиться с не менее мощными звуковыми эффектами, чем упомянутые выше.

Высылают российских дипломатов из-за атаки мифических российских хакеров на серверы избирательных систем США. Доказательная база данного скандального дела столь же ущербна, сколь ущербна доказательная база последних допинговых разоблачений. Особенно если учесть тот факт, что расследование хакерских атак вывело на американские IP- адреса.

Но это не остановило господина Обаму от мер, которые способны нанести вред не только двусторонним отношениям, но и будущему президенту Дональду Трампу. Ведь доживающий последние президентские дни Барак Обама человек ещё и злопамятный, и мстительный. Отсюда и желание в последние дни своего правления создать как можно больше трудностей для ожидающего инаугурации Трампа и как можно сильнее испортить отношения с нашей страной.

Хотя, куда уж портить их дальше? Демарш с высылкой дипломатов – мера беспрецедентная, доказывающая, что отношения двух сверхдержав находятся на ещё более ужасающем уровне, чем в годы холодной войны. И ничто не предвещает того, что скоро мы с американцами посадим дерево новой политической культуры, которое моментально зацветёт.

Сейчас придёт черёд ответных мер, зашкалит градус дискуссий на телевизионных шоу, возмутится нависшее над праздничными столами народонаселение.

Но, знаете, что-то мне подсказывает, что на последних распоряжениях Обамы эпопея с ухудшением отношений в формате Россия – Запад не закончится. И, скорее всего, в ближайшее время нас будут ждать новые «сюрпризы» от людей, напрочь забывших, что такое игра по правилам.

Хочется надеяться, что этого не случится. А ещё хочется надеяться на то, что больше не придётся писать про самого слабого президента в истории США. Ведь Штаты не заслуживали такого правителя, как Обама.

Да, что там Штаты… Ему и Румынию доверить было бы боязно.

Шпроты нон грата

На исходе весны в Юрмале состоялось открытие курортного сезона. Зрелище получилось достаточно своеобразным и больше напоминало процессии, заставляющие размышлять о вечном.

Капли дождя лениво катились по меди марширующего оркестра. Провожали шествие грустными взглядами редкие зрители. Задумчивые люди в национальных костюмах несли букеты из дубовых веток, а во главе колонны шел мэр уютного городка.

Казалось, вот-вот – и эти люди бережно опустят молодую зелень на плиты пешеходной улицы Йомас, приложат ладони к груди, и, склонов головы, произнесут: «Прощайте, золотые времена. Но мы обещаем делать то, что получается у нас лучше всего. Страдая, помнить и страдать, вспоминая».

Благо закончилось всё не столь печально. Были самодеятельность, пиво и даже салют.

То, что усилиями главы латвийского МИДа Эдгарса Ринкевича Юрмала превратится в прибрежное захолустье, стало ясно давно. И то, что больше всех в результате антироссийских санкций пострадают именно прибалтийские республики, было тоже очевидно. Но унылое дефиле, открывающее столь же унылый курортный сезон, стало предвестником более печальных событий.

Почти одновременно по кочкам информационного поля понеслись сразу две новости. Россель-хознадзор заявил о скором запрете на ввоз рыбной продукции из Латвии и Эстонии, а также стали известны имена людей, попавших в черный список российского МИДа.

К евродепутату Сандре Калниете, безуспешно пытавшейся попасть на похороны Бориса Немцова, добавились фамилии четырех человек. Это еще три депутата Европарламента от Латвии и председатель комиссии по национальной безопасности.

Думаете, горевать стали? Ни в коей мере. Даже наоборот! Нахождение в каталоге лиц, которым запрещен въезд на территорию России, вызвало реакцию в стиле культурных традиций Евросоюза. Это я вспомнил дружественную оплеуху, которую глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер отвесил президенту Венгрии Виктору Орбану. Но забудем, забудем. Тем более что речь не о ней, не о пощечине.

Депутат Европарламента Инессе Вайдере дословно заявила: «Появление российского черного списка – это смешно». По словам бывшего члена КПСС (с 1977 года), говорить европейцам с российскими политиками не о чем. Поэтому в Москву никто из них не собирался. Российские же демократы посещают Европу сами. Это понятно. Им без руководящей длани никак, а должность инструктора имелась не только в КПСС. Да и благодарить российских демократов за проделанную работу легче, когда они в гостях, а не дома.

Следующий пассаж госпожи евродепутата заслуживает особого внимания. Всё же не зря многие коммунисты гордились человеколюбием. Вот и госпожа Вайдере как раз из тех, чья душа и кузнечным мехам даст фору. Как оказалось, ей в ситуации с рыбным шлагбаумом жалко не российских политиков, лишенных удовольствия пообщаться с выдающимися государственными деятелями новой Европы. Госпоже Вайдере жаль российский народ. Ведь отныне он напрочь лишен возможности украсить свой стол рижскими шпротами, аккуратно проложенными веточками укропа. Это госпожа депутат заявила уже на полном серьезе.

Тяжело себе представить последствия столь опрометчивого шага со стороны Россельхознадзо-ра. Остается надеяться, что шпротного бунта, как, впрочем, устричного и хамонного, стране удастся избежать.

А вот латвийский народ жалеть в этой ситуации женщина-депутат не стала. Ну, закроются все рыбоперерабатывающие предприятия, встанут на прикол многие корабли. Ну, походят люди некоторое время без работы. Зато потом устремятся с семьями в развитые страны, которые помогли их родине оказаться в незавидном положении.

Единственное, с наполнением латвийского бюджета станет еще тяжелее. В год рыбозаводы республики выпускали продукции на €200 млн. Больше половины этого объема уходило на экспорт именно в Россию. Но уже сейчас слышны разговоры о том, что вслед за запретом рыбной продукции могут последовать и другие шаги, далеко не способствующие налаживанию отношений между странами. В особенности отношений экономических.

Но есть в Латвии и хорошие новости, подтверждающие стремление страны быть как можно ближе к шкале европейских ценностей. Возможно, что совсем скоро сейм республики рассмотрит законопроект о декриминализации выращивания, хранения, переноски и употребления марихуаны для личных нужд. Если «траву» разрешат, то жить станет, может, и не лучше, но явно веселее.

Ведь это хорошо, когда всё рядом и всюду веселье. И депутаты дома, и шпроты никуда не уезжают, и смеяться можно круглый год, невзирая на обстоятельства.

Крымский рикошет

Можно пугать мир, угрожая ему кузькиной матерью и башмаком, охаживающим трибуну ООН. Можно, туманно изъясняясь, в угоду некоторым угробить некогда великую державу, сорвав овации западных политиков. Можно, не рассчитав дозу горячительного, играть на ложках или дирижировать военным оркестром, попутно раздавая и продавая то, что тебе не принадлежит.

Еще можно грамотно и четко дать понять, что времена той России, с которой не особо хотели считаться, ушли в прошлое и уже никогда не вернутся.

Ровно год назад произошло не просто историческое событие. Присоединение Крыма стало актом гуманизма. Людям, чьи силуэты стали одним из символов новой России, удалось спасти сотни, а может, и тысячи жизней.

Не это ли покоробило «распылителей демократии» в лице Штатов и, как оказалось, до умиления ручных европейских государств? Ведь демократические завоевания, согласно штатовским сценариям, обязаны быть хорошо сдобрены человеческой кровью. И куски плоти должны разлетаться не хуже, чем в сценах боевиков. Это чтобы потом с пафосом заявить о скорби по невинно убиенным жертвам демократии, а вместо памятников понаставить нефтедобывающие вышки или военные базы, подтвердив репутацию страны, беспредельно преданной идеалам построения нового порядка.

На этот раз ни с базами, ни с вышками не выгорело. Зато появился отличный повод для введения санкций в отношении «страны-агрессора». Да-да, именно так начали именовать Россию участники «миротворческой» коалиции, на счету которой сотни тысяч смертей.

А какие эпитеты срывались с уст западных политиков? Одна Дженнифер Исаки наговорила на несколько серий «Южного парка».

Какие статьи выдавали электронные «перья» моих коллег! Самосвалы пафоса, вагоны штампов, раскаленные копья обвинений. Было по-настоящему любопытно наблюдать сплочение Запада в лучших традициях кинематографа времен социалистического реализма. Разве что «Смело мы в бой пойдем» не спели.

Не спели даже лидеры прибалтийских республик и бывших стран соцблока, вылупившиеся как политики из скорлупы, украшенной серпом и молотом. Причем последние на ниве введения антироссийских санкций действуют с просто-таки с фантастическим рвением. Правда дальше подстрекательств дело не идет и идти не может. Потому как других инструментов для давления на Россию эти страны не имеют, а о неминуемом рикошете не думают.

Безусловно, револьверное введение санкционных пакетов не могло не сказаться на российской экономике. Да и нет в мире страны, которая бы не ощутила на себе результаты столь мощного прессинга. Вот только откровенно подставленной американцами Европе понадобился всего лишь год, чтобы почувствовать, как больно даже на время терять столь большого, надежного и привлекательного экономического партнера, как Россия. Так разговоры о возможном расколе и разногласиях между странами ЕС в вопросе санкций перестали быть разговорами. Раскол произошел. И грозит стать еще шире.

 

Касательно же громкого гласа Великобритании и упомянутых выше прибалтийских республик о необходимости продления ограничений, то здесь всё объяснимо. Туманный Альбион или Германия могут позволить себе такую роскошь, как экономические войны. Прибалтам же попросту нечего терять. С Россией отношения безнадежно испорчены. Зато есть очередная возможность выслужиться перед хозяевами. Зря, конечно. И недальновидно. С появлением на шее Евросоюза Порошенко на дивиденды от таких стараний рассчитывать не стоит.

Мы тоже многое поняли после присоединения Крыма и проведенного там референдума. Вернее даже не так. Мы знали, но лишний раз убедились в том, сколько цинизма и лжи кроется за дверьми лавочки под вывеской «Европейские ценности». И как опасно даже становиться на рельсы аттракциона «Демократия по-американски». Это об отказе глав некоторых государств приехать на празднование 70-летия великой Победы. Слишком много для вас побед, подумали мастера синтетической улыбки.

Впрочем, удивительного в данном демарше мало, если принять во внимание хроники современной Европы. 16 марта по улицам столицы Латвии, председательствующей в ЕС, вновь прошли легионеры «Ваффен-СС». То есть в самом центре донельзя цивилизованной Европы который год подряд чествовали тех, кто 70 лет назад уничтожал мирное население. Через день в России воздали почести тем, кто мирное население год назад защищал.

В таких случаях о разнице говорить не пристало. А вот о позоре тех, кто пытается переписать историю самой кровавой войны за всю историю человечества, говорить нужно обязательно.

Да и немного мы потеряем от желания некоторых политиков продемонстрировать воспитание, далекое от идеального. Да, президент США и его европейские коллеги являются главами государств. Но между главой государства и национальным лидером есть разница. Главу порой терпят, за лидером идут. Не все, конечно.

Есть и в России люди, воспринявшие присоединение Крыма как личное оскорбление. Это они смешат нас попытками монополизировать право на возможность иметь светлые лица, слушать шедевры мировой музыки и быть умнее и культурнее других. Правда, этих людей немного. Да и не должно нас особо волновать мнение единиц.

Главное, что солнце в Крыму светит ярко. И светит оно для нас.

Прощайте, русские сезоны

Голосящая птица КиВиН отпела свои трели в Светлогорске; конкурсанты «Новой волны» отныне будут соревноваться в Сочи параллельно с пилотами «Формулы-1»; резиденты и нерезиденты Comedy Club шутят вдали от берегов Балтийского моря. А жители Латвии соревнуются в споре: одни доказывают, что приморский городок от ухода фестивалей ничего не потерял, другие уверяют, что курортное место делает первые шаги к превращению в захолустье.

Ближе к истине те, кто глаголет о захолустье. В основном это представители бизнеса, через слово вспоминающие министра иностранных дел Латвии Эдгарса Ринкевича, составленный им черный список артистов и его ориентацию. Причем такого единения в оценках и пожеланиях отдельно взятому человеку встречать не доводилось давно.

Те, кто считает, что Юрмала от ухода российских денег ничего не потеряла, лукавят. По их мнению, лучше рассказать о преувеличенных слухах, с пафосом порассуждать о том, как нужно бороться, нежели откровенно заявить: «Страну доканывали 24 года, а Юрмалу умудрились угробить за год».

Иногда последним аргументом в споре звучит с презрением брошенное: «Не нравится в Латвии, так и вали отсюда!» Именно «вали», а не «уезжай». Валят уже давно. Потому как валят обычно толпами, а толпу трудно не заметить. Даже мои израильские коллеги обратили внимание на процессы прибалтийской миграции и экономического краха, посвятив этим проблемам большую статью в одном из ведущих изданий страны.

Больнее всего уход фестивалей и снижение туристического потока из России ударил по гостиницам и общепиту. Владелец одного из старейших ресторанов Юрмалы сетует: «У меня официантов недобор. Мне ведь опытные нужны и с хорошим знанием русского. Так они по Германиям и ирландиям разъехались. С клиентами тоже не ахти, если с прошлыми годами сравнивать. И знаешь… вот нет того праздника, как ни крути». Закончил мой приятель страстно, непечатно, и по новой юрмальской традиции с чувством помянул главу МИДа. Сказал, что если в следующем году ничего не изменится, увезет семью в Испанию. Не на отдых – на ПМЖ.

У хозяев гостиниц тоже настроения из ностальгических: «Как раньше было весело и интересно! В этот номер приводил проституток известный музыкант N… На этом диванчике уютного лобби как-то заснула пьяная певица В… Этот номер стоил€500, а сейчас он никому не нужен… Не знаю, к чему тянуть руку – к пистолету или к калькулятору… Мы ходили к астрологу, и он не стал скрывать, что скоро нас ждет полный…»

На астрологе можно было сэкономить. Но во времена экономических спадов шарлатанский бизнес востребован как никогда. В лобби теперь пустынно, а на диванчике спит рыжий кот. Хочется надеяться, что примета сработает и мохнатый всё же дрыхнет к деньгам.

Но хуже всего дела у риелторов. Здесь хоть стаи рыжих котов в пустующие дома и квартиры загоняй, хоть привлекай фэншуйскую энергию «ци» – результата не будет. Рынок недвижимости в Юрмале встал. Похоже, встал надолго. Глупо сравнивать покупку жилья с походом в ресторан или остановкой на постой в гостинице. Покупая приморские метры, человек мысленно прикидывает возможность их продажи в будущем. С будущим же Юрмалы – полное неведение.

В городе много объектов, готовых принять жильцов сию минуту, но желающих заключить сделку единицы. Некоторые дома, не успев обрести хозяев, пошли трещинами, теряя товарный вид. Немало пейзажей с поросшими бурьяном фундаментами и так и не подведенными под крыши голыми стенами. Цены пока не рухнули, но заметно просели. Держатся только благодаря надеждам.

Дело в том, что некоторые представители латышской бизнес-элиты и интеллигенции верят в десант богатых российских оппозиционеров. Дескать, приземлятся толпы гонимых режимом да и скупят разом все пустующие комнаты. Но российские оппозиционеры не спешат рыхлить пески балтийских дюн. Их сердцу ближе берега Днепра и Черного моря.

Жаль, что всё складывается столь грустно. Складывается – словно деревянные, обугленные домики, которых в Юрмале до прихода вышеупомянутых фестивалей порушили в избытке. Но это скорее как символ. Деревяшки вывезли, пепел рассеялся, родилось что-то новое. Да, была громкая гульба до рассвета, играли краски ярмарки тщеславия, били по глазам и ушам парады понтов. Но ведь никто не оставался внакладе. Да и видел каждый то, что он видеть хотел. Главное, что не было споров на тему – выживет или умрет Юрмала. Ведь Юрмала была не только городом-курортом, но и уголком, связывавшим нас долгие годы.

Жаль, что есть люди, которым такая связь не по нраву. У этих людей свои, извращенные понятия о нормальной, человеческой жизни. Они искренне радовались закрытию фестивалей, восклицая: «Русские ушли!» Но, как известно, свято место пусто не бывает. На смену русским уже скоро прибудут голодные до еды и цивилизованной жизни ребята из Африки. Осваиваются они быстро. А как фестивалят! Так, что даже видавшие виды полисмены иногда в шоке.

Но знаете, что самое интересное?

Те, кто с радостью провожал русских, теперь выходят к кабинету министров с плакатами против приема африканских беженцев. Это безмерно удивляет и тревожит. Неужели на смену волнам веселых фестивалей в цивилизованную Латвию придет тяжелая волна расизма?

Наше право на память

«Россию не пригласили на 75-летие празднования высадки союзнических войск в Нормандии! От нас отвернулся весь мир!» – кричали глашатаи до безобразия несистемной, но чересчур громкой оппозиции. «Нельзя забывать такое неуважение к нам и нашей истории!» – резюмировали некоторые из патриотично настроенных граждан. Ну первые – ладно: они не утихают круглогодично. А зачем не забывать и не прощать?

Особенно запоминающимся оказался «подвиг» Германии тех лет, напрочь заполированный выборочным склерозом. Иначе я никак не могу объяснить приглашение на праздничные мероприятия канцлера ФРГ Ангелы Меркель. А ведь могла бы ради приличия отказаться, дабы не множить этот театр абсурда, на сцене которого присутствовал потомок проигравших, но отсутствовали те, чьи предки спасли мир.

Наверняка была на празднике и французский историк госпожа Сесиль Весье, отличившаяся в интервью изданию Sud Ouest. Госпожа Весье является специалистом по истории России и хорошо известна своими неоднократными выпадами в адрес нашей страны. Так вот, по утверждениям мадам Весье, именно высадка союзнических войск в Нормандии стала ключевым, переломным моментом в истории Второй мировой войны.

Вот это тот самый момент, когда современное желаемое выдаётся за историческое действительное.

Командование вермахта и предположить не могло, что блицкриг обернётся фиаско и боевые действия перейдут на территорию Европы. Операция по вторжению готовилась тщательно, в обстановке запредельной секретности. И это несмотря на то, что задействованы в ней были доселе невиданные по мощи силы. И если раньше эти цифры произносились, чтобы показать, насколько масштабно было превосходство сил противника над нашими войсками, то сейчас приходится выводить их, чтобы доказать неправдоподобность заявлений современных европейских историков.

Итак, обратимся к цифрам. На момент начала боевых действий немцы выставили против наших войск 127 дивизий. Это 74 % от общего числа дивизий всего вермахта. И это были отборные части, способные и готовые решать сверхзадачи, что они и доказывали, пока не потерпели первое поражение в битве под Москвой. Плюс в союзниках у Германии были венгры, итальянцы, словаки, румыны и финны. Превосходство в живой силе составляло порядка одного миллиона человек. Эти знания мы получали из школьных учебников, и сейчас их найти проще простого. Было бы желание.

Да, безусловно, операция «Оверлорд» принесла огромную пользу. Но давайте будем объективны: высадка десанта происходила в тот период, когда войска немцев были уже изрядно потрёпаны.

Нет, это нисколько не умаляет подвига союзнических войск. Но здесь я не могу не привести слова академика РАН Георгия Куманёва: «Из 1418 дней и ночей существования советско-германского фронта активные действия продолжались здесь 1320 суток, тогда как на западноевропейском – 293. Протяжённость советско-германского фронта составляла от 3000 до 6200 км, тогда как протяжённость западного – 800 км». И 73 % потерь в живой силе немецкая армия понесла именно на Восточном фронте. Такая вот тяжёлая, но правдивая арифметика войны.

Но знаете, что самое интересное? На Западе всерьёз применяют к войне сослагательное наклонение: «А вот если бы высадки не произошло, то тогда…» Что тогда? Тогда бы вы напрочь забыли о том, что мы в этой войне вообще участвовали? Или ещё один упрёк: «А вот если бы не было ленд-лиза? И почему вы о нём не помните?» Да всё мы прекрасно помним! И в отличие от вас не стремимся отнять у кого-то право на память. Потому как это сделать невозможно. Потому как дети, воспитанные на ложной истории, рано или поздно поймут, как их обманывали. Безусловно, не все. Но многие. И тогда господам, праздновавшим 75-летие высадки союзников в Нормандии, может стать стыдно. Хотя… Нет, это вряд ли.

А нам нужно привыкнуть к тому, что отныне в мире две истории Второй мировой войны. Одна правдивая и вечная, а вторую постоянно переписывают. Но у этой истории ещё будет шанс вернуться к оригиналу.