3 książki za 35 oszczędź od 50%

Одна глава. Один день Нового тебя…

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Одна глава. Один день Нового тебя…
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

vk.com/qigod


Спонтанный экспромт

Одна глава. Один день. Нового тебя…

Материалы, использованные в данной книге, являются частью пережитого опыта. Читая, вы изменяете лишь своё представление о неизменном. Важен ракурс, ритм, с которого вы смотрите. Каждая глава не является частью или продолжением другой. Каждая глава – новый день, порой и месяц переживаний, содействующая обретению того самого чувства свободы.

Относись с уважением всегда ко всему некогда произошедшему. Люби каждый миг, потому как именно ОН, невзирая на слабость и неведение, всегда старается научить тебя чему-то новому. Эта возможность…Она всегда и во всём. Ты мог её не замечать, потому как был ещё не готов. Потому как твой взгляд на мир недостаточно экспансивен, чтобы присутствие в том или ином обстоятельстве было угодно самому мирозданию.

Во имя более глубокого понимания, как следствие экспансии внимания, советую прочитать следующие книги:

Мириада. Книга жизни. В 8 напутственных томах.

888. Царство Вечного внутри Вас

Парадокс кучи. Непреодолимой силы, зла…

Abracadabra или руководство к действию

Glory of Eternity / Слава вечности. О жизни, чувстве, неудачах

Вопросы от читателей. QIGOD.

Живущие в любви и свете осознания не ведают о чем-то ином, как не том, что за всем стоит единый Бог. ОТЕЦ. Все остальные его дети. Человек не его ребенок. Но то, что внутри человека да. И если вы считаете, что дух мог быть злым, то смею заверить, что злым мог быть лишь глупый злосчастный нрав человека, который гасит исток Божественной любви: истинную связь ребенка с отцом мироздания. Любовь к Богу, это когда ты есть он и он есть ты. Это когда безмолвно освещается путь идущего внутренним чувством ни с чем несравнимой теплоты…

0

Не стремитесь понять умом истины, о чьих провещает «Я» моего голоса. Ибо единственное, что здесь от меня, так это обретённый навык, позволяющий предавать доподлинно невыразимое, осязаемое чувством, – Вам, обществу, имеющему в этом потребность. Просто любите. Себя. Мир. Людей. Животных. Природу. Каждый жест. Ветер, холод, жару, дождь. ПЕРЕМЕНЫ. Погоду. Любите всё. Возможно, эта жизнь конечная цель метаморфоза перед грядущим, неизбежным, иной формы, не конгениально-вообразимой человеческому восприятию. Возможность этого, как и противоположного события равна вероятности не проснуться. Тому, о чём я говорю – не научиться. Это возможно лишь обрести. Победой над собой. Возможно, Вас это не коснётся, потому как ваше предназначение в другом. Более масштабном, колоссальном, массовом для общества, являющимся неотъемлемым к его развитию. То, о чём провещает «Я» моего голоса не сыскать на просторах блудного, порабощённого мыслью, ума. Вы будете формировать образ от увиденного, исходя из апостериорного знания, и априорное, безмолвное понимание, огнём необъятной величины, вследствие неосознанной, неконтролируемой доминации ума (или сомнения), Вам увы пока будет недоступно.

"Вкуси, чего не признал, не возбраняя того, чему не стремился…" Поэтому любите. Любовь хоть и пагубна, с чарой, кующей разрушительный хаос, ничего не привносящей, кроме раздора, – но чертовски прекрасна. И это лучшее, что может происходить с человеком ума. Моя любовь – Вечность. Вечного. Звёзды. Грация. Шелест. Взмах. Полёт. Порхание. Миг. Одиссея, подходящая к концу. Приключение. Практический смысл постигнут. Остаётся малое. Недосягаемое воображением обыденному, но не признавшему правило игры одного бесконечного дня…

1

Ибо истинная цель существования человека – обрести непоколебимую взором, чувством, мыслью и обстоятельством свободу. Свободу не только действий, – ибо раб до конца жизни мог считать себя раскрепощённой, вольной «птицей», а свободу, независящую от обстоятельств абсолютно любого плана. Внутреннее не внушённое убеждение, пронятое от апостериорного знания, приведшего к эон состоянию восприятия реальности: неколебимое беспристрастное единство с материей вечности.

…не дозволяющее темнеть глазах, даже когда ты резко встал (!). В иных случаях ты по-прежнему раб…

Осудивший вновь остаётся с ничем; подумавший иначе, но разделивший правду на неправду, – помни, ты далеко не ушёл. И был не близок, не далёк, а где-то там, с чего только всё начинается. Распутье сомнительно, удручающе особенно если ты выбрал верный путь. Но знай! Цена грядущей победы, несопоставимо-несоизмерима ни к чему. Ибо то не купить, не отнять, не утратить и более не обрести.

Ибо то царство нерушимое, в ком ты его дитя. Так стань же им, отринув ум, дозволив чувству искреннему жить…

2

Театр – жизни. Роль – твоя. Вследствие первичности жизни над всем остальным, сформированным благодаря её закону, созидающему реальность обывателя. Театр принадлежит жизни. Ибо жизнь – не что-то конкретное, имеющее четкое определение и форму, а субстанциональное, невесомое, непостижимое, являющееся апогеем или верхушкой мироздания. Абсолют или материя, зарождающая удар сердца, предопределяющая судьбоносное течение в том числе обстоятельства нахождения каждого, пребывающего в её миге или сцене-кадре неспроста.

И лишь идущему под стать примерив роль, в итоге осознать, бессмысленность мнимых ценностей её обывателей. И лишь идущий мог, сорвав оковы рабства стать тем, кем захотел, созидая свою волю в соответствии желания жизни. Ибо он и есть жизнь. А жизнь есть он. Для всех остальных театральный спектакль осязаем как бесконечное явление, с промежуточным "на упокой" антрактом, выступающим в лице перерождения.

3

И ежели ты считаешь, что Вселенная слепа вследствие того, что она безответна, то знай, что в преддверии торжества ты стерпишь крах несопоставимый текущей готовности силой удручающего воздействия. И ежели ты считаешь, что был прав, то знай, что каждое бедствие, обрушенное на твою голову, несёт куда всеобъемлющий смысл, чем ты мог себе вообразить. И ежели ты добровольно не идёшь к тому, с чего всё началось, отрёкшись от думы благосостояния, продолжая, вместо искоренения, питать несбыточное чувство “эгоцентризма” или эмоции мнимого благоденствия, то уверяю, рано или поздно, твоё внутреннее буйство будет укрощено неконтролируемым волнением, страхом, или сомнением, возникнувшим беспричинно из ниоткуда. Но лишь одной целью прозрения.

Или думал ты господин реальности, о идущий в никуда? Ищущий правды, где поди не стоило, но не в самом себе?..

4

Это всё метафоры. Дабы мозг, визуализируя понимал, что конкретика, когда речь касается творчества, призванного изменить взгляд на жизнь – ни к чему. Поэт вкладывает в своё творение текущее переживание. И правда-истина всегда за Творцом. Ибо лишь одному ему известно о том «благодатном» послевкусии особого следствия, не предающегося слову. Ибо лишь ему одному ведомо то переживание, чьё побуждающим образом призывает вновь и вновь высвобождать внутреннее неутомимое явление, именуемое вдохновением. Ибо лишь ему, сквозь слог дано выражать то, что не каждому оратору «от Бога». Ибо поэт – искусство. Ибо поэт – есть Бог. Все остальные, сопричастные – его дети. Ибо творят, что велит их суть, отличием от повелевающего сутью поэта.

Мир Вам судья, господа и дамы. И ежели юное поколение когда-то воспрянувши, превозмогая над слабостью, страхом и ленью решит, восседая занять почтенное место рядом с ныне непостижимым, но постигаемым исключительно сквозь поэтический слог, – я буду несметно рад. Из всех наград, что мог получить – улыбка в лице, Вашем дворце, чьи двери открыты в мир Атлантиды…

Ибо поэт – Бог, и он – на века. Ибо он Вечность, ибо вещал в нём глас первичного. И единственно-возможное, ограничивающее его безгранично-созидательное, – нынешняя некомпетентность ума к передаче, осязаемого в слово-слог. Ибо поэт – прежде не человек, а чувство. И ему, как и любому музыканту нужно осознавать, что значит каждая мелодия струны его созидательной души. Ибо душа его более распростёрта к опознаванию истинности, нежели чем иная другая, склонная к искусству.

5

В особенности тогда, когда дела пошли в гору, но близкие вдруг стали «чужды», аккурат «ноше, тянущей вниз»; вследствие иного видения к их мировоззрению. Да ты превозмог, стал сильнее, возможно мудрее, богаче, опытнее… но никогда не обижай (!) круг ближнего своего, пускай и прежнего окружения. Ты можешь оставить их, ступая своей тропою дальше. Но не упрекай их ни в чем. Не порицай. Они должны сами всё понять. Их нынешнее – поделом.

Созидая негатив, порождая хаос, объясняя то, что они должны пережить на своей шкуре – прежде биться о стену, доказывая то, что в сути бессмысленно. Ибо их Психея иного, больше положенного, не проймёт. Даже если ты и хотел помочь, не питай мнимую надежду в то, что они действительно что-то поймут. Твоя победа – их угнетение. Ибо жизнь не набор строгих правил, и каждое «прозрение» или познание своего «Я» происходит по-разному, но в конечном счёте «одинаково». Ты через «чёрное», они «белое», но в конечном счёте победа над собой – свобода осязается всеми однородно одинаково. Ибо все прежде равны

И посему притча об утопающих воочию демонстрирует мораль, как и про идущего, чьему под стать любая дорога. Их жизненный урок ещё не усвоен, а твой давно позади. Но то не означает, что пришедший успех о чём-то повествует, как не о том, что ты преуспел в чём-то одном. Ты можешь остановиться, довольствуясь благами мирского, но знай, духовные прежде куда изобилующее-проницательны, чем все вместе взятые иллюзорные мирские, созданные лишь целью: увести недостойного, искусившегося от их глаза нежащих прикрас, забывшего прежде про первичное, истинное, поддерживающее жизненную, в том числе и сердце. Бога.

 

Будь прежде достойным примером для подражания. Мудрость в молчании. Всесокрушающим, от стоящего за спиной, воочию доказывающего о праве прибегать к столь разрушительному поделом.

Путь к свободе лежит в долгосрочном, аскетичном образе жизни. Не разгульном, эмоционально-раскрепощающем. А подконтрольно-удручающем, дисциплинированном распорядке дня. Не тот свободен, кто парил, бездомным будучи на век, себя не отыскав, забот мирских отринув вон…То, что он мог делать, что хотел не значило, что он свободный. Да возможно он от этого зависел настолько, насколько растение от солнца! А солнце от кого зависит? Зависел от свободы, понимаете?

Свободен тот, кто прежде страх искоренил, суть обуздав, – пустил во жизнь свою иной впредь смысл. Отныне им руководящий, повелевая-побуждающий творить особой мудрости дела. Ибо то неколебимое чувство от свободы исконной любую всевозможную вспышку забвения от эмоции гасит на корню, ещё до момента, где мозг удумал ту раскрасить ощущением.