3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Что ты натворил

Tekst
18
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Что ты натворил
Что ты натворил
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 54,53  43,62 
Что ты натворил
Audio
Что ты натворил
Audiobook
Czyta Роман Волков
29,19 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 12

Было поздно. Почти два часа ночи. Дон торопливо вышел из машины и пересек пустую улицу. Луна пряталась за облаками, поэтому было темнее, чем обычно, но дождь прекратился и тротуары блестели. Дон быстро поднялся по ступеням трехэтажного дома и вошел в незапертую дверь.

«Полицейские дела» – эту фразу Дон часто говорил жене, когда Джойс хотела знать, почему он делает что-то необычное, а он не мог дать разумного объяснения или не имел права из-за текущего расследования. И в этот раз, встав посреди ночи, чтобы одеться и спуститься в кухню, он отделался кратким: «Полицейские дела». После десяти лет брака, да еще имея кучу родственников-копов, Джойс понимала, что все последующие расспросы будут напрасной тратой времени, так что со вздохом уступила, упала обратно на подушку и попросила его быть осторожнее. Он послал ей воздушный поцелуй и ушел.

Отношения Дона с женой были немного сложнее, чем у большинства людей. Его лейтенант приходился ему шурином. Дон познакомился с Джойс, сестрой Филлипса, на благотворительном мероприятии, которое устраивало управление, и после короткого ухаживания они поженились с общего благословения. Шон был шафером. Чаще всего родство с лейтенантом давало некоторые послабления, но иногда оборачивалось головной болью. Филлипс волновался, как бы кому не показалось, что в его управлении процветает фаворитизм. Кумовство и без того не приветствовалось. Временами он заходил слишком далеко. Он ни за что не одобрил бы то, что собирался сделать Дон. Но Шон и Лиам тоже были его семьей, и мальчики нуждались в нем. Он не мог отказать.

По скрипучей лестнице он поднимался к квартире Керри Миллер. Конечно, это не «полицейские дела». Дон сам не знал, как это называется, но понимал, что это идет вразрез со всеми протоколами. Если быть честным с самим собой, то надо признать факт проникновения со взломом.

Здание было старым, но чистым. На площадке второго этажа он свернул в узкий коридор. Из-за тусклого освещения над головой рассмотреть что-либо впереди было сложно. Его окружал запах нагретого масла из вентиляционных решеток. Дон достал из кармана листочек и сверился с номером квартиры, который Шон написал под адресом. Здесь. Он осмотрелся по сторонам и достал из куртки тонкий металлический стержень, чтобы отодвинуть ригель. Замок открылся, и Дон проскользнул внутрь.

Квартирка была маленькой. На первый взгляд все выглядело весьма просто. Слева, за узким коридором, спальня и ванная. Кухня, обеденная зона и гостиная объединены в одном помещении и разделяются по границе розового ковролина и белого линолеума. Диван, крохотная тумба с телевизором и стопками книг и журнальный столик с ноутбуком. Вот и все.

Дон снял ботинки, чтобы не оставить на полу мокрых следов, и надел перчатки, которые лежали в кармане. Он включил фонарик и прошел дальше. В раковине лежала грязная посуда. На столешнице стояли пачки перекусов и сухих завтраков. Ничего необычного. Он включил ноутбук и подождал, пока тот загрузится. На желтых стенах висели картины в рамках. Серебристые радиаторы обогревали помещение. На окнах с обеих сторон от тумбы с телевизором висели растения. Место выглядело безмятежным.

Через несколько минут ноутбук был готов к работе. Дон сел и достал из кармана флэшку. В тишине квартиры было слышно, как вращается вентилятор ноута. Он звучал громче, чем должен. Дон вставил флэшку в USB-порт и начал копировать все файлы. Закончив, он удалил файлы с жесткого диска, оставив базовые программы и аккаунты в соцсетях, затем выключил ноутбук. Когда Хекл и Кинан сдадут его на исследование, он будет работать как обычный компьютер, но уже без содержимого этих файлов. Он ставил на то, что криминалисты сосредоточатся на ее соцсетях, пробуя выяснить, с кем она контактировала, а не станут проводить доскональное сканирование. Это рискованно, но забрать ноутбук все равно что размахивать красной тряпкой, так что пусть остается на месте. Отсутствие компьютера в квартире будет выглядеть слишком подозрительным. А так, может, хозяйка была просто не слишком активным пользователем.

– Ладно, – прошептал Дон себе под нос. – Что дальше?

Он прокрался из гостиной в сторону спальни, освещая дорогу фонариком. Повсюду в разных рамках висели фотографии Керри с друзьями и семьей. С них на него смотрела полная жизни улыбчивая молодая женщина с горящими глазами. А теперь она мертва, и он задался вопросом, известно ли уже об этом кому-нибудь с фотографий.

В спальне стояли кровать, комод и зеркало в полный рост. Почти все. Он подошел к комоду и начал перебирать одежду, доставая и внимательно осматривая каждую вещь. Впрочем, он понятия не имел, что именно ищет, и искал быстро, переходя к следующему ящику и дальше, пока не перерыл весь комод, но так ничего и не нашел. Затем перешел к стенному шкафу. Тот был маленьким. Одежда висела без промежутков, плотной массой вешалок и тканей. Он посветил фонариком за одежду. Снова ничего. То же и с верхней полкой. Нагнувшись проверить полочки, он обнаружил только обувь. Шкаф был просто шкафом.

– За чем ты отправил меня охотиться, Шон?

Он подошел к кровати. С матраса свешивались сбитые простыни и одеяла. Он откинул их обратно и заглянул под кровать. На пыльном полу стояли коробки. Взгляд зацепился за что-то золотое, и Дон достал одну из коробок. Она оказалась квадратной и неглубокой, с золотистой крышкой и черными стенками. Он встал и открыл ее.

Внутри лежал фотоальбом в кожаном переплете с вышитыми в углу инициалами «К.М.» и надписью «Воспоминания» по центру. Дон открыл альбом и заметил дарственную надпись: «Керри, заполни этот альбом памятными моментами нашей жизни. Я люблю тебя и всегда буду любить. С днем рождения. Лиам».

Дон пролистал страницы, на каждом снимке была одна и та же пара. Они улыбались в объятиях друг друга. Улыбались на пляже под зонтиком в Атлантик-Сити. Улыбались на диване, мимо которого он только что проходил в гостиной. На каждой странице. Керри и Лиам. Жертва и Лиам Двайер.

– Есть.

Он закрыл альбом, взял пустую золотистую коробку и аккуратно поставил ее обратно под кровать, чтобы на пыли не осталось пустых следов. Все будет выглядеть так, как раньше. В этом весь фокус.

Встав на четвереньки, Дон проверил все коробки, подсвечивая себе только фонариком. Ушел он только через два часа.

Глава 13

Криминалисты располагались на третьем этаже здания участка на Маркет-стрит. Лиам сидел в своем кабинете и рассматривал отпечатки пальцев, снятые на месте преступления в отеле, хотя мысли его были далеко. День только начался, а бессонная ночь уже сказывалась. Сердце разрывалось от боли, когда он читал отчеты и печатал заметки на компьютере. Каждое фото или описание резало без ножа, напоминая о том, как он любил Керри и каким живым чувствовал себя рядом с ней. В голове до сих пор не укладывалось, что ее больше нет.

Отпечатки пальцев нашли на комоде и неполный отпечаток на стекле часов Керри. Странно, что больше в номере не оказалось ничего. В помещении с такой проходимостью просто обязано быть больше отпечатков, поэтому они решили, что убийца, должно быть, вытер все, а те оставшиеся, что нашли криминалисты, не относятся к делу.

Лиам взял отпечатки и отсканировал карточку на своем компьютере. На мониторе появились увеличенные изображения. Похоже на указательный палец и мизинец, оба целые и четкие. Неполный отпечаток с часов был от большого пальца, немного смазанный, но все равно различимый. Лиам расположил обе картинки рядом на экране и заметил похожие островки, точки, развилки и борозды. Стопроцентной уверенности нет, но похоже, что отпечатки принадлежат одному человеку.

В дверь постучали. На пороге кабинета стоял детектив Кинан, занимая почти весь дверной проем.

– Есть минутка? – спросил он.

Лиам взмахом руки пригласил его войти.

– Да. Что такое?

– Просто хотел обсудить с тобой пару вопросов, основываясь на том, что мы на данный момент имеем по убийству в «Тигре». Убедиться, что двигаюсь в правильном направлении.

– Конечно.

– В чем, по-твоему, смысл того, что жертву обрили налысо?

Лиам откинулся на спинку кресла. Перед мысленным взором промелькнула мама, наклонившаяся над ванной и пытавшаяся утопить его, когда он был маленьким.

– Я бы предположил трофей. Что-то в этом плане. Я читал про дела, когда убийца делал парики из волос своих жертв на память об убийствах. Определенно, во время подобных преступлений они испытывают такой кайф, что им необходимо иметь что-то, чтобы вспоминать их, вспоминать этот кайф. Не редкость, когда убийца хочет оставить что-нибудь от жертвы в качестве сувенира.

– Да, я тоже так думал. И живот. Думается мне, что он сделал это в приступе ярости. Я имею в виду, что она и так умерла бы от удушения. Зачем еще и вспарывать живот?

– Возможно, – ответил Лиам. – Но может быть и наоборот. Может быть, он разрезал ее живот, чтобы способствовать ее смерти, ускорить ее. Что-то вроде убийства из милосердия.

– Да, может быть. Хотя странный способ проявить милосердие.

– Я хочу позвонить Герри Кейн и проконсультироваться с ней. Узнать, что она думает. Потом поделюсь с тобой информацией.

– Хорошо, – согласно кивнул Кинан, прислонился к двери и постучал ручкой по рукоятке висевшего на бедре пистолета. – Еще кое-что.

– Да.

– Я просто хотел сказать: мне не нравится, что вчера твой брат заявился на место преступления без предупреждения. Я не хотел устраивать разборки между полицейскими там, но, чтобы внести ясность, это отстой. Еще раз выкинете что-нибудь в таком духе, и у нас будут проблемы.

Лиам кивнул, но ничего не сказал. Кинан подождал еще немного, затем повернулся и вышел.

Когда дверь в лабораторию закрылась и в кабинете снова стало тихо, Лиам взял телефон и заметил, что руки слегка дрожат. Он пролистал список контактов на компьютере и набрал номер.

– Больница Джефферсона, психиатрическое отделение, – объявил приятный голос.

 

– Доктора Кейн, пожалуйста.

– Кто ее спрашивает?

– Лиам Двайер, полиция Филадельфии. Она знает, кто я.

– Минуточку, пожалуйста.

Заиграла музыка. Ожидая ответа, Лиам запустил Автоматизированную систему идентификации отпечатков с базами данных ФБР и загрузил в нее отпечатки со своего экрана. АСИО хранит миллионы отпечатков, взятых и отсканированных у огромного количества подозреваемых, осужденных преступников, сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и работников финансового сектора. Компьютер начал искать возможные совпадения, а Лиам встал с кресла. Обработка займет несколько минут.

– Лиам Двайер. Давненько тебя не слышала.

При звуке ласкового голоса Герри Кейн Лиам моментально расслабился.

– Привет, Герри.

– Как дела?

– Хорошо, – соврал он. – А у тебя?

– Не жалуюсь. Знаешь, пытаюсь помочь как можно большему количеству людей за минимально положенное время. Вечная история.

– Смотрю, у Митчелла по-прежнему честолюбивые планы.

– Я при всем желании не смогу стащить своего мужа с трибуны. Его устроит только Белый дом.

– Что ж, передавай ему привет.

– Обязательно.

Лиам крепче сжал телефон:

– Я надеялся, что ты сможешь помочь с одним делом.

– Мы снова будем работать вместе? – с предвкушением в голосе спросила доктор.

– Мне нужны ответы на некоторые вопросы, но только если ты сможешь уделить мне время. Не хочу быть обузой.

– Никакая ты не обуза. Я люблю это дело.

– Мне нужно около получаса твоего времени.

Шуршание ежедневника. Пауза.

– Как насчет встречи у меня в кабинете сегодня утром около одиннадцати? Если это не подходит, придется подождать до конца недели.

– Одиннадцать годится. Спасибо, что втиснула меня.

– Мне позвать Нэнси Дрю или братьев Харди? Я слышала, им нравится такое.

Лиам улыбнулся:

– Думаю, в этом нет необходимости. С братьями Харди нам будет тесновато, а Нэнси захочет сделать все по-своему, а потом написать откровения. Я слышал, что она любит все контролировать. Меня устроишь ты и твоя чудесная голова, забитая нужными мне сведениями.

Доктор рассмеялась.

– Звучит здорово. До встречи.

– Хорошо, тогда до встречи. Пока.

Лиам отключился и занес встречу в ежедневник. Герри и раньше помогала ему с расследованиями, составляя психологические портреты, чтобы определить круг подозреваемых. Может быть, у нее получится помочь снова. По крайней мере она сможет пролить свет на окружающие этот случай вопросы.

Зазвонил телефон.

– Криминалисты. Двайер.

– Лиам, это Джейн. У нас есть предварительные результаты вскрытия. Я только что их записала, но подумала, что ты захочешь услышать.

Лиам проверил компьютер. Базы данных все еще искали отпечатки.

– Что вы нашли?

– Жертва была беременна. Около двух месяцев.

Так буднично выложенная новость ошеломила его. Прижимая телефон к уху, он смотрел в пустоту. Горло сжималось, не давая дышать.

– Мы нашли у нее под ногтями следы крови и сдали их на анализ. Похоже, кровь двух групп из двух различных источников. Полученные результаты это подтвердили: первая положительная, самая распространенная группа, и редкая четвертая отрицательная. У жертвы была первая положительная, так что если четвертая отрицательная принадлежит убийце, а вероятность этого велика, то такая редкая группа крови может очень помочь с обвинением. Еще мы отправили ДНК из обоих образцов крови и образцы ткани плода, чтобы проверить, был ли убийца отцом ребенка.

– Отлично, – тихо ответил Лиам. Глаза внезапно остановились на экране компьютера перед ним. – Я дам вам знать, что выяснится про отпечатки. Еще не закончил проверять.

– Хорошо. Мы с Тедди скоро приедем. Сначала заглянем в отдел убийств.

– Я буду здесь. До встречи.

Лиам завершил звонок и подался вперед. На экране плясали цветные пятна, дразня его и насмехаясь над его замешательством. Система ФБР выдала трех возможных подозреваемых, у всех троих имелись десять пунктов Гальтона, требуемых для положительного результата. Первый – мужчина по имени Джордж Макферсон. Склонность к насилию и многократные аресты за различные нападения. Лиам сразу же исключил его, поскольку тот уже отбывал срок в Южной Дакоте, пятнадцать лет за вооруженное нападение. Второй кандидат не сидел в тюрьме, но Эрик Лэндон жил на другом конце страны, в Сан-Диего, и, судя по короткой истории его правонарушений, был наркоманом, а не убийцей. Мелкая кража, домогательства, кража в крупном размере и проституция, но никаких оснований считать его хуже, чем он есть. Самым странным было третье совпадение. Это совпадение имело все десять пунктов Гальтона и выпало не из-за предыдущего ареста, а потому что человек работал в правоохранительных органах. И был местным. На самом деле жил сразу за рекой Делавэр. Лиам уставился на собственное фото, под которым красными буквами высветилось его имя: «Лиам Двайер».

Он подходит. Его отпечатки остались на месте преступления: на комоде и часах Керри. Он попытался вспомнить, когда виделся с ней в последний раз и дотрагивался ли до ее запястья или часов. Может быть, его отпечаток просто не стерся? Нет, это невозможно. Нет причин, объясняющих, как его отпечатки попали на комод в номере отеля. Он закрыл базу данных и открыл фотографии с места преступления, которые уже загрузил в систему. Он нажимал на каждую, надеясь заметить себя без перчаток, но на всех фотографиях все были в перчатках, как того требовал протокол. И он, конечно, тоже. Он же профессионал. Они все сделали по инструкции. Как всегда.

Лиам взял телефон и набрал Шона. Через два гудка его перекинуло на голосовую почту. Он нажал отбой и попробовал еще раз. И снова голосовая почта.

– Черт.

Лиам выключил компьютер и оттолкнулся от стола. Должно быть объяснение. Ему надо подумать. Как его отпечатки оказались на месте преступления? И хуже того, как такая редкая группа крови оказалась под ногтями у Керри?

«Где ты был прошлой ночью? Почему не помнишь?»

Лиам оттянул футболку и провел по царапине, идущей от плеча к груди.

Четвертая отрицательная.

У Лиама Двайера четвертая отрицательная.

Глава 14

После душа в ванной висел пар, легкая дымка качалась в воздухе. Шон попробовал вытереть конденсат с зеркала над раковиной, но туман возвращался, смазывая черты его наполовину побритого лица, и оно быстро снова исчезло под тонкой пленкой. Он хотел поскорее закончить, чтобы крем для бритья не засыхал на коже, вызывая раздражение. Размышляя о Керри, он чаще обычного постукивал бритвой по раковине, очищая лезвие от лишней пены.

Он плохо спал и чувствовал себя уставшим. Он приехал из гавани в полночь и не мог уснуть до четырех утра. Чтобы проветрить голову, он отправился на пробежку по району. Вокруг было темно и пусто, и Шон успокоился. Он наслаждался тишиной, лишь уличные фонари видели, как он бежал по дорогам и тупикам. Когда ноги больше не держали его, он остановился у придорожного лотка и купил сэндвич с беконом, яйцом и сыром и апельсиновый сок, потом вернулся домой до начала утреннего часа-пик.

Он прекрасно понимал: как ни пытайся сохранить все в тайне, но его дружба с Керри и роман Керри с Лиамом скоро перестанут быть секретом. Расследование ведут криминалисты и отдел убийств. Рано или поздно кто-нибудь что-нибудь обнаружит, и как только они выяснят, что Лиам и Керри были любовниками, новость быстро разойдется. Он знает, как это работает. Сначала информация распространится по управлению. В дело вмешается отдел внутренних расследований, и начальство постарается скрыть это, но подобные новости слишком горячи, чтобы долго оставаться в тайне. Они, без сомнения, просочатся за стены полицейского участка. Дойдут до средств массовой информации, а те поведают их обществу. К тому моменту его брат станет главным подозреваемым в деле об убийстве, а Шона осудят за то, что скрывал интрижку брата. Но пока что никто ничего не знает. Он очень постарается, чтобы так и было как можно дольше.

Шон стряхнул с лезвия оставшиеся волоски, плеснул в лицо холодной водой и вытерся. Из спальни он слышал, как варится кофе. Он натянул штаны и, возясь с пуговицами рубашки, вышел на кухню.

В дверь легонько постучали. Шон пересек гостиную и открыл дверь. Перед ним стоял его напарник.

– Господи, – буркнул Дон. – Выглядишь хреново.

– Длинная ночь. Думал о Керри и все такое. Поверить не могу, что все это случилось.

– Да, знаю. Безумие какое-то. Искренне сочувствую твоей потере. Я не знал ее так, как вы. Сочувствую.

Шон отошел в сторону, давая Дону пройти и снять куртку.

– Нашел что-нибудь?

– Достаточно.

– Я думал, что после расставания Керри избавилась от всего, связанного с Лиамом.

– Не избавилась.

– Что ты нашел?

Дон прошел следом за Шоном в кухню.

– Под кроватью я нашел обувные коробки с кучей писем и фотоальбомы с общими снимками. Письма подписаны просто «Лиам», без фамилии, но он на всех фотографиях. Судя по тому, что я прочитал на записках и открытках, невозможно подумать, что они были просто друзьями. Много снимков, на которых они обнимаются, держатся за руки или мило целуются. Вся эта сентиментальная хрень.

– А фото со мной? Или с тобой, если уж на то пошло? Ты не раз проводил время с нами.

– Нет. Только Лиам.

– И на всех фотографиях они вместе?

– Да.

– Значит, про их отношения знал кто-то еще. Должен быть кто-то третий, кто их фотографировал, верно?

– Возможно, – ответил Дон. – Но на самом деле фотографировать мог кто угодно. Туристы постоянно просят меня сфотографировать их. И многие фото выглядят как селфи.

– Что еще?

– Еще я нашел зубную щетку, щетку для волос, несколько рубашек и пару штанов. Не знаю, принадлежат ли они Лиаму, но это мужские вещи, так что я забрал их на всякий случай.

Потом Дон достал из кармана флэшку.

– Также я скачал все файлы с ноутбука Керри и почистил его. Сомневаюсь, что Хекл или Кинан обратятся к техникам, чтобы восстановить жесткий диск, но если обратятся, то найдут то, что я удалил. У меня не было нужного оборудования для полной чистки. – Он бросил флэшку напарнику. – Не было времени проверять все досконально, но я заметил на жестком диске зашифрованный файл. Не знаю, насколько сложное там шифрование, но, если хочешь, можем попросить Рокко взглянуть.

– Нет необходимости.

– Уверен?

Рокко был местным хакером, которого несколько лет назад арестовали за незаконный оборот наркотиков. В обмен на условное освобождение он согласился помогать управлению с компьютерами подозреваемых и зашифрованными файлами известных членов банд. Соглашение было неофициальным и тайным. В курсе были только самые доверенные полицейские.

Шон взял флэшку двумя пальцами, мгновение рассматривал ее, а затем бросил в измельчитель отходов. Нажал кнопку под окном и слушал, как флэшку размололо в пыль.

– Не хочу видеть, что в том файле, – сказал он. – Боюсь того, что могу там найти, а мы и так уже слишком много знаем.

– Что, если там доказательство того, что Лиам невиновен?

– Лиам невиновен.

Шон уставился в раковину, где крошечные обломки пластмассы вылетели из измельчителя.

– Я просто не представляю, чтобы мой брат совершил нечто, подобное тому, что я видел в том номере. Ты бы ее видел. Это просто ужасно. Я имею в виду истязания. Не знаю, как еще это описать. Это было… зло.

– Я тоже не представляю, – ответил Дон. – Только не Лиам. Но за столько лет мы видели слишком много похожих случаев, и все они заканчивались одинаково. Обычно виновен тот человек, на кого больше думаешь. Ты и я, мы оба это знаем. Все, что я видел на этой работе, доказывает: любой человек способен на что угодно. Тебе надо на секунду посмотреть на это с точки зрения полицейского, а не брата Лиама. Спроси себя, на кого сейчас показывает это преступление.

– Не могу.

– Тебе надо посмотреть на это так, как будут смотреть Хекл и Кинан. Они хорошие копы. Они выяснят про отношения Лиама с их жертвой.

Шон развернулся к Дону:

– Почему ты так рвешься повесить это на Лиама?

– Я не рвусь. Я просто говорю, что мы не можем закрывать глаза на то, что лежит перед нами. Если он пытался восстановить свой брак, а Керри ему мешала, то это мотив. Ты это знаешь.

– Керри рассталась с ним.

– Что, если она передумала и пыталась снова сойтись с ним? Что, если она стала навязчива и ему пришлось ее убрать?

– Это все домыслы, – сказал Шон. – Мы ничего не знаем. Керри могла встречаться с шестью другими парнями. Вот почему мы должны молчать и дать Хеклу и Кинану делать свое дело. Ты прав. Они хорошие копы. Они что-нибудь найдут, потому что я знаю: мой брат этого не делал. Лиам не виделся с Керри несколько месяцев. Зачем ему убивать ее сейчас?

 

– Потому что она была беременна. Может поэтому?

– Что?

– Срок два месяца. Это выяснилось при вскрытии. По дороге я позвонил Джейн насчет баллистической экспертизы по Тесаку и невзначай поинтересовался убийством в отеле «Тигр». Мы разговорились, и она рассказала про беременность, а еще они выяснили, что убийца вспарывал ей живот каким-то чрезвычайно острым инструментом. По мнению судмедэксперта, это могло быть что-то вроде скальпеля. Ванесса держит такие инструменты в своей сумке, верно? Лиам легко мог их взять?

Шон закрыл лицо ладонями.

– И Лиам виделся с Керри две недели назад. Это не несколько месяцев. – Дон сунул руку в карман пальто и достал блокнот. Перелистнул несколько страниц и подтолкнул его по столу. – После квартиры Керри я вернулся домой, выписал все даты из найденных писем и фотографий и расположил их в хронологическом порядке. Последнее совместное фото сделано две недели назад. Не сегодня завтра Хекл и Кинан получат детализацию звонков. Так что может оказаться даже меньше двух недель. Я сужу только по фотографиям. Брат соврал тебе. Почему он это сделал?

Шон пересек кухню и взял у напарника блокнот. Прочитал список. Там были три даты после той, когда Лиам, по его словам, в последний раз виделся с Керри.

– Она звонила ему в ночь убийства, – сказал он. – Оставила голосовое сообщение.

– Шон, это будет в детализации звонков.

– Почему она ему звонила?

– Не знаю.

Над головами мужчин лениво крутился потолочный вентилятор. Шон следил за лопастями.

– Может быть, тянуть время все же было плохой идеей? – произнес он. – Может быть, нам придется избавиться от этого?

– Ты уверен?

– Он мой брат. Семья. Моя единственная семья.

– И ты спокойно закроешь глаза на убийство?

– Я не закрываю глаза на убийство. Я защищаю Лиама. Это то, что я всегда делал, – горячо заверил он, поднимая взгляд на напарника. – Ты со мной?

Дон кивнул:

– Всегда. Ты это знаешь.

Шон вышел из кухни в гостиную.

– Где вещи, которые ты забрал из квартиры Керри?

– У меня в багажнике.

– Давай посмотрим.

Двое мужчин подошли к входной двери, и Шон остановился, положив ладонь на ручку.

– Мы дадим Хеклу и Кинану расследовать. Надеюсь, они найдут того, кто действительно это сделал. Это не Лиам. Он не мог. Но в то же время сами будем по-тихому копать. Тебя устроит?

– Да.

– Уверен? Я не знаю, к чему это приведет, и не хочу, чтобы ты сомневался, если что-то пойдет не так.

– Этого не будет.

– Извини, что втянул тебя.

– Не извиняйся. Все нормально.

Шон открыл дверь и вышел на утренний воздух. Все было сказано.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?