3 książki za 35 oszczędź od 50%

Сводные

Tekst
78
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Сводные
Сводные
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 28,25  22,60 
Сводные
Audio
Сводные
Audiobook
Czyta Дина Бобылёва
18,61 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Ну что? – ехидно спросил Элвин, разваливаясь в кресле. Другого места в огромном особняке, чтобы пристроить свой зад, он, конечно, найти не смог. Только возле меня, в гостиной. – Опаздывает твой ботаник-очкарик?

Я бросила взгляд на огромные старинные часы. Разумеется, никто никуда не опаздывает. Просто сводный братец хочет в очередной раз меня поддеть. Я ничего не ответила на этот наезд и отвернулась к зеркалу.

Поправила платье, убрала тугой темно-русый локон, который так и норовил упасть на лицо. Волосы у меня непослушные, густые и длинные. Обычно я просто завязываю хвост. Но сегодня потратила кучу времени, чтобы уложить их в некое подобие прически. И получилось очень даже неплохо.

– Ну что ты, Изи, можешь так не прихорашиваться, – не унимался братец. – У него же паршивое зрение. Иначе бы он тебя не выбрал.

Внутри шевельнулось недовольство, грозящее превратиться в самую настоящую злость. Но не потому, что его подкол насчёт моей внешности достиг цели: я знала, что выгляжу отлично, так что Элвин мог сколько угодно пытаться. И не потому, что он гадко высказывается о Саймоне, который на самом деле отличный парень.

Это дурацкое сокращение «Изи»! Так меня называет только Элвин. Вообще-то меня зовут Изабель. А его «Изи» с явным намёком на то, что очень легко добиться моей благосклонности, просто вымораживает.

– На твоём месте я бы не задерживалась дома, – парировала я, не оборачиваясь. – Тебе ведь пора ехать за Молли. Смотри, опоздаешь немного – и она уже кому-нибудь даст.

Мои щёки загорелись. Вообще-то это было чересчур даже по отношению к Молли. Ну, то есть она, конечно, стерва. И заслуживает любых нелестных эпитетов. Но история, из-за которой сейчас о ней сплетничают, скорее всего, вранье от начала и до конца.

Но в целом мне плевать. На войне все средства хороши. А у нас с Элвином война.

Исподтишка посматривая на его отражение в зеркале, я злорадно наблюдала, как он бесится. Синие глаза метали молнии, черные волосы на загривке, казалось, встали дыбом. Словно у дикого зверя перед прыжком. Он даже не сразу нашёлся, что сказать. А когда нашёлся и уже открыл рот, в дверь очень удачно позвонили. Рот тут же захлопнулся. Правильно. Мало ли кто там стоит на крыльце. И хоть я была уверена, что сейчас Элвин точно не начнёт на меня орать, всё же торопилась. На всякий случай.

Я открыла дверь, и на пороге появился Тедди Джонсон.

Ох, как жаль, что в этот момент я стояла к Элвину спиной. Хотела бы я увидеть его физиономию… Да-да, драгоценный братец, я иду на выпускной не с Саймоном, которого ты презираешь и о котором не устаёшь говорить гадости, а с Тедди – самым популярным парнем у нас на параллели.

Тедди помахал рукой Элвину. Ну да, конечно – они ведь тусуются вместе. Спортсмены, красавцы, популярные ребята и всё такое.

– Ты с нами? – спросил Тедди.

– Нет, – ответил Элвин. И в этом «нет» было столько едва сдерживаемой злости, что я внутренне возликовала. – Мне ещё нужно заехать за Молли.

Я демонстративно глянула на часы и с почти искренней заботой в голосе сказала дорогому братцу:

– Да-да, нужно поторопиться. Тебе не стоит опаздывать.

Намек более чем прозрачный.

Элвин был в бешенстве. Но чёрта с два он что-нибудь скажет мне при Тедди. Ведь моя фраза выглядела абсолютно невинной.

Я поправила волосы, подхватила Тедди под руку и победно вышла из дома. Настроение было отличное. В основном, потому, что мне удалось испортить его Элвину.

В таких милых перебранках в последние полгода у нас проходил каждый день. С тех самых пор как мы оказались под одной крышей.

Вначале я была просто в ужасе от наездов Элвина. Он цеплялся к моей внешности, к каждому слову, к каждому жесту, постоянно выставляя меня тупицей… По ночам я плакала в подушку и мечтала как можно скорее выбраться из этого дома. Но шансы мои были невелики.

Папочка Элвина по уши влюбился в мою маму. «Детки, у нас для вас сюрприз – мы поженились!» Они были настолько счастливы, что даже не заметили, как перекосило нас обоих от такой новости.

Вообще-то особняк был огромным. На первом этаже гостиная размером со стадион, с лестницей, что вела наверх. Справа – кухня, столовая и подсобки, слева – библиотека, бильярдная, зал с тренажерами и куча каких-то еще помещений. На втором этаже бесчисленное количество спален и гостевых. Коридор такой, что можно гонять на скейте. Казалось бы, легко затеряться и годами не видеться с новообретенным братцем. Но нет же, мне пришлось жить буквально в соседних комнатах с этим придурком.

Где-то через пару недель счастливого соседства я перестала рыдать по ночам и принимать близко к сердцу идиотские шуточки. Более того, я начала отвечать Элвину в том же духе, не особо беспокоясь о том, как это будет воспринято.

С тех пор так и повелось: если за завтраком мне не удавалось взбесить Элвина – я шла в школу с испорченным настроением.

– Детка, ты просто супер-секси! – довольно ухмыльнулся Тедди, открывая мне дверцу машины.

Я подавила усталый вздох. На самом деле Тедди Джонсон – редкостный мудак.

Я знала подробности его скандального расставания с бывшей подружкой, так что словом «мудак» наградила его вполне заслуженно. И если бы он не был самым популярным парнем, мечтой всех дурочек нашей школы и приятелем Элвина – что немаловажно! – сейчас бы он вез на выпускной кого-нибудь другого.

Когда он меня пригласил, я настолько обалдела, что какое-то время просто молчала, глотая воздух. Неожиданно. Я уж точно не входила в число звезд школы, а ему ведь положена именно такая подружка.

О боже! Какая же самодовольная рожа у него при этом была. Видимо, он решил, что я от счастья потеряла дар речи.

На самом деле я хотела послать его к чёрту. Но потом представила, как Тедди заезжает за мной, а у Элвина нет ни малейшей возможности полить грязью моего очередного ухажёра, ведь это его друг… Ответ вырвался сам собой: «Да, конечно, Тедди, я с удовольствием пойду с тобой».

Другого ответа он и не ждал. И, конечно, не понял, чему я радуюсь. Наверняка приписал это собственному обаянию. Уж не знаю, что находят в нём девчонки. Да, пожалуй, у него смазливая рожа, широкие плечи и папик при деньгах. Но он же тупо-ой. Смазливый тупенький Тедди… Как он мог оказаться приятелем Элвина? О чём они говорят? Приходилось признать, что у моего сводного братца мозгов всё-таки побольше.

А Тедди…

С моей точки зрения, даже автомат, который торгует снэками у нас в фойе, куда более обаятельный, чем Тедди Джонсон. От него хотя бы есть польза.

И все же сцена, которая только что состоялась у нас в гостиной, стоила того, чтобы терпеть Тедди рядом с собой весь вечер. К тому же я собиралась смыться с выпускного пораньше. Тедди был не единственной причиной, по которой это мероприятие казалось мне не слишком привлекательным. Там ведь будут ещё и наши красотки: Аманда и её «фрейлины» Бонни и Дороти. Для них то, что я явлюсь с Тедди, тоже станет шоком. И, боюсь, за это придётся поплатиться.

Во всяком случае, если мне захочется что-нибудь выпить, я точно не стану оставлять бокал без присмотра. От этой троицы можно ожидать всего, чего угодно.

Такая она, школьная жизнь. На войне как на войне…

К счастью, сегодня всё закончится. Следующим этапом будет колледж. Уж там-то, надеюсь, всё сложится как-нибудь поприличнее. Но главное, главное – я уеду из нашего города. И, чёрт возьми, из этого дома!

И Элвин с его бесящими шуточками тоже останется где-нибудь в прошлом.

Глава 2

Выпускной шёл своим чередом. Пафосная часть быстро закончилась и началось безудержное веселье. Я пару раз потанцевала с Тедди. Со слухом ему явно не повезло, он просто таскал меня словно спортивный снаряд, то и дело врезаясь в другие парочки. В общем, с именем сына Джонсоны явно не промахнулись.

Конечно, можно было обойтись и без танцев, но время от времени я ловила на себе взгляд Элвина. Надо же, как его зацепило!

Пришлось демонстрировать сводному братцу, что эта моя вылазка с его другом Тедди – не просто так.

К счастью, потом моего кавалера окружили приятели из спортивной команды и уволокли куда-то вглубь зала. Я выдохнула с облегчением: намёки, которые делал Тедди, пока мы «танцевали», совсем мне не нравились. И ещё меньше нравились его попытки или расплющить меня о свой торс, или пристроить огромные лапищи на моей заднице.

В зале было душно, музыка гремела так, что тело буквально сотрясалось, лазерные и светодиодные вспышки резали глаза. Короче, сплошная головная боль, а не праздник… Я отошла к столу с напитками, плеснула себе минеральной воды и уже подумывала незаметно свинтить, пока Тедди не видно, как внезапно рядом нарисовалась Аманда.

Следом материализовались Бонни и Дороти, и теперь стояли у нее за спиной, переглядывались и мерзко хихикали. Я насторожилась. Крепче сжала бокал.

– Красивое платье, Изабель, – противно растягивая слова, заговорила Аманда.

– Платье? – отозвалась я, не выпуская из глаз всю троицу. – Ну да, ничего…

Еще б ему быть некрасивым. Чёрт побери, да за те деньги, что мама выложила за дизайнерскую тряпку, я могла бы съездить в Европу, как уже давно мечтала! Не шикуя, конечно, останавливаясь в хостелах – но всё-таки могла бы.

Уж не знаю, как моя мамочка договорилась с приёмным отцом, но на время подготовки к выпускному его кредитка оказалась в полном нашем распоряжении.

Стоило это платье столько, что у меня зубы сводило, когда мы его покупали. И ради чего? Ради того, чтобы Аманда злилась на меня чуть больше обычного? Вот уж точно оно того не стоило.

Кстати, с чего ее вдруг на комплименты потянуло? По идее она должна была фыркнуть что-то вроде «миленькое платьице, да не на ту надето» или «лучше не стало». Подозрительно…

Краем глаза я заметила, что бокал с рубиново-красным соком в её руке понемногу наклоняется. Ну конечно! Не просто же так она подошла ко мне. Я быстро сделала шаг назад и предостерегающе выставила перед собой свободную руку:

 

– Стоять!

Ещё не хватало, чтобы эта стерва испортила платье. У меня на него большие планы: попытаюсь вернуть в магазин.

– Надеюсь, ты видела, что я пришла сюда с Тедди? – заговорила я громко и отчётливо, глядя ей прямо в глаза. – Сделаешь что-нибудь с моим платьем – я ему нажалуюсь.

Аманда замерла в нерешительности.

– И что будет? – фыркнула она, однако бокал наклонять перестала.

– Ты же знаешь эту их игру: уходят куда-то с девушкой, а потом возвращаются с её трусиками? Так вот, это можешь быть ты.

Конечно же, я блефовала. На самом деле я не имела ни малейшего понятия, есть ли у Тедди с его идиотами-дружками такая игра. Но, судя по тому, как быстро Аманда скисла и отвалила от меня, я многого не знала о своём кавалере.

Ладно. Я с нарочитым спокойствием сделала ещё один глоток минералки и решительно поставила бокал на стол. Пора уходить отсюда. Как по мне, весёлой сегодняшнюю вечеринку точно не назовёшь.

Осторожно лавируя между пьющими, танцующими, болтающими группками и одиночками, я вышла из зала. Миновала небольшой коридор, забитый обнимающимися парочками, остановилась на широком крыльце и с наслаждением вдохнула свежий вечерний воздух. После духоты зала это было чертовски приятно: просто подышать. Сбоку слышалась какая-то возня. Я обернулась, ожидая увидеть еще одну влюблённую парочку, и, разумеется, увидела её. Элвин прижимал к стенке свою раскрасневшуюся Молли, и они целовались так яростно, словно ни до, ни после выпускного им этого делать нельзя и теперь необходимо нацеловаться за все упущенное время и на годы вперёд.

Я отвернулась, достала из сумочки телефон, чтобы вызвать такси. Почему-то эта сцена испортила мне настроение. Почему? Вряд ли бы я смогла легко ответить на этот вопрос. Может быть, потому, что Элвин меня изрядно бесил и мне не хотелось видеть, что ему хорошо.

– Эй, детка, ты куда собралась? – раздался самодовольный голос за спиной.

О нет, только не это… Тедди. Вообще-то я собиралась уйти по-английски, не прощаясь.

– Еду домой, – сказала я безо всяких эмоций.

Свою роль Тедди Джонсон уже отыграл, так что притворяться, будто он для меня хоть что-то значит, не было никакой необходимости.

– Я подвезу тебя, – заявил Тедди.

– Иди к чёрту, Тед, – отмахнулась я. – Я предпочитаю, чтобы меня отвёз кто-нибудь трезвый, и таксист отлично для этого подойдёт.

– А я трезвый, – обиженно протянул он. – У меня соревнования через неделю, так что никакого алкоголя.

Я досадливо поморщилась. Конечно, я отшила бы Тедди и максимум, чего бы он добился, – посадил бы меня в такси. Но тут, в паре метров от меня, зажимался со своей подружкой Элвин, и он явно слышал разговор. Я с улыбкой повернулась к Тедди:

– Ну, тогда поехали быстрее.

Уцепилась за его лапу и решительно направилась к машине, стараясь сделать вид, что нежно прижимаюсь к мускулисто-спортивному плечу. Не знаю, смотрит на меня сейчас Элвин или изучает языком гланды Молли. Но если смотрит, пусть увидит то, что для него предназначено.

Усевшись на сиденье, я захлопнула дверцу и перевела дух. Всё, цирк окончен. Моя учёба в школе тоже. Надеюсь, теперь, наконец-то, начнется новая жизнь.

Не обращая внимания на Тедди, я сбросила тесные туфли и уставилась в окно, раздумывая, как проведу это лето, последнее лето перед колледжем. Может быть, мне даже удастся уломать маму проспонсировать поездку в Европу. А если и нет, у меня оставался план «Б» – платье. Задумавшись, я не сразу сообразила, что Тедди пропустил поворот к нашему дому и теперь везёт меня чёрт знает куда.

– Эй, а куда мы едем?! – нахмурилась я, вглядываясь в темноту за окном.

Видно было лишь полотно магистрали и пролетающие мимо фонари.

Тедди не ответил. Промчался ещё немного вперед, крутанул руль, съехал на узкую дорогу, прошуршал по гравию и затормозил посреди зарослей каких-то лысых кустов. Впереди поблескивала в лунном свете гладь то ли озера, то ли реки. На романтику потянуло? О боже! Только этого мне не хватало…

– Тедди, не будь идиотом. Отвези меня домой! – я старалась говорить твёрдо и уверенно, но медленно. Так, чтобы дошло даже до такого тупицы, как он.

– Да ладно, детка, брось. Веселье ещё даже не началось, а ты уже хочешь свалить.

Я похолодела. Веселье? Что именно он называет весельем?

И тут мне в голову пришла запоздалая мысль: а ведь как ни крути, Тедди – приятель Элвина. Почему, чёрт возьми, я решила, что это я обыграла Элвина, согласившись пойти на выпускной с одним из его дружков? Может быть, как раз дорогой братец организовал внезапное приглашение от «самого популярного и крутого»?! Может, именно у него был какой-то другой план?

Верить в это не хотелось. Элвин, конечно, придурок, но не до такой же степени…

Тедди заглушил двигатель, развернулся ко мне, схватил в охапку и запечатал рот омерзительным слюнявым поцелуем. Обдало запахом то ли дезодоранта, то ли туалетной воды, чересчур сладким, перемешанным с запахом пота. Горячий мокрый язык скользил по губам, напирал, стараясь пролезть сквозь крепко стиснутые зубы.

– Ну же, детка… – хрипло дышал Тедди, не прекращая орудовать своим языком.

Меня сейчас точно стошнит…

– Пусти! – прошипела я.

Пыталась оттолкнуть его, но какое там! Сто килограммов сплошных мышц. Он спортсмен, а я – всего лишь слабая девчонка. Мне не удалось даже пошевелить эту тушу.

– Не выделывайся, детка. Я ведь знаю, что ты об этом мечтала. – Чужие губы проехались по шее, оставляя отвратительно мокрый след. – Иначе зачем бы ты вообще пошла на выпускной со мной? Хотела заполучить крутого парня? Ну так расслабься и заполучи уже.

– Пусти, придурок! – завизжала я сквозь слёзы. – Я Элвину расскажу… Знаешь, что он с тобой сделает?

Тедди хохотнул.

– Знаю. Ничего…

Его огромная лапища шарила по моей груди в попытках нащупать вырез. Я извивалась, не давая ему это сделать, и, чертыхнувшись, Тедди рванул платье. Тонкая ткань с треском разошлась, кожи коснулся холодный воздух.

Прощай, дорогая тряпка, которую я надеялась выгодно продать. И потеря платья – не единственная на сегодняшний день. Кажется, сейчас придётся проститься с кое-чем ещё. Слёзы текли из глаз, не переставая.

– Пожалуйста, Тедди, не надо! – шептала я в отчаянии, понимая, что вряд ли этот урод прислушается ко мне.

А в следующий момент Тедди словно волной смело с меня.

– Отвали от моей сестры! – услышала я голос, который сейчас показался мне самым прекрасным на свете.

Звуки ударов, и вот уже Тедди сидит на водительском сиденье, смотрит осоловелыми глазами и вытирает кровь с лица.

– Ты чего? Ей же нравилось? Скажи ему, детка, ты же сама хотела!

– Ничего я не хотела! – выкрикнула я в истерике, открыла дверцу машины и выпрыгнула наружу, готовая бежать на все четыре стороны.

– Стой, идиотка, – Элвин поймал меня, набросил мне на плечи куртку. – Всё забрала? Где твоя сумочка?

Я всхлипнула. И мой клатч, и туфли остались в заложниках у Тедди. Но в этот момент я готова была бросить все, лишь бы не возвращаться туда.

Кажется, Элвин понял, в чём дело, отошёл ненадолго и вернулся с моим имуществом.

– Пойдём, – он приобнял меня за плечи и буквально потащил куда-то.

Только теперь я заметила его машину. Она стояла неподалёку. Тусклый свет фар выхватывал из темноты пучки травы, голую черную землю, кривые плоские ветки кустов. Двигатель урчал, дверца была распахнута. Я представила, как он приехал сюда и выскочил, не позаботившись о том, чтобы её закрыть… Бросился меня спасать.

Я юркнула на переднее сидение, быстро захлопнула дверцу, словно Тедди мог ворваться следом, и сжалась в комок, кутаясь в куртку. В машине было тепло, но меня колотила крупная дрожь, даже зубы стучали.

– Ты как? – спросил Элвин, выруливая на дорогу.

– П-п-платье порвал, уб-б-блюдок, – только и смогла выговорить я. Зубы стучали, щеки горели так, что можно было костер от них разжечь.

Элвин нервно рассмеялся.

– Ты уверена, что тебе следовало беспокоиться именно о платье?

Да уж, это действительно было смешно. Очень смешно. Я горько усмехнулась.

– Какого чёрта ты поехала с ним в этот лес? – искоса глянул на меня Элвин.

Хороший вопрос.

– Вообще-то я хотела домой. Это он свернул сюда.

– Ну конечно, – кивнул Элвин. – Зачем ты вообще попёрлась на выпускной с ним? Чем был плох твой очкарик? Все знают, что Тедди – отбитый наглухо…

– Он же твой д-д-руг, – буркнула я.

Сейчас точно не лучшее время, чтобы рассказывать, какие именно причины побудили меня принять приглашение Тедди. Думаю, подходящее время для этого вообще никогда не настанет.

– К черту таких друзей… – отрезал он.

– А как ты там оказался? И куда дел Молли?

– Увидел, что вы уезжаете вместе. Вот и решил убедиться, что все нормально.

– А Молли?

Он поморщился.

– Ждет меня там. Я заброшу тебя и вернусь к ней.

Ясно… Интересно, почему милая Молли меня жутко раздражает? Это ведь не она испортила мне выпускной, а я ей.

Подъехав к дому, Элвин припарковал машину. Я выскочила наружу и, хлопнув дверцей, направилась к широкому крыльцу. Двигатель смолк, фары погасли, сзади раздались быстрые шаги и на плечи опустились теплые руки.

– Стоп. Давай через задний вход. Родители наверняка нас дожидаются. Поднимешься к себе, переоденешься, а потом спустишься в гостиную.

– Зачем? – вяло спросила я.

Дрожь стихла, накатила такая усталость, что даже думать не получалось.

– Затем, чтобы твоя мать увидела, что с тобой всё в порядке.

Я вздохнула. Сегодня Элвин точно соображает лучше, чем я. А ещё он меня спас. И я, вроде как, теперь я ему обязана. А это последний человек на Земле, которому я хотела бы быть обязанной.

Глава 3

После того памятного вечера мы с Элвином уже так откровенно не враждовали. Я даже попыталась однажды приготовить ему кофе. Уж не знаю, почему. Наверное, временное помутнение рассудка.

– Не утруждай себя, – процедил тогда Элвин сквозь зубы. – То, что я не дал тебе по глупости опозорить нашу семью, вовсе не значит, что мы теперь друзья.

Я вспыхнула. Так вот, значит, почему он меня спас. Я, видите ли, могла опозорить семью! Ну и гад же!

И все же я перестала его доставать как раньше. С моей стороны это было бы чёрной неблагодарностью, поэтому я просто старалась его избегать…

У меня были неприятности и посерьезней.

Поездка в Европу накрылась медным тазом. И дело было вовсе не в том, что разорванное платье уже не продашь. Неприятный сюрприз подготовили мне родители, хотя уж с их-то стороны я не ожидала подвоха. Они были так увлечены друг другом и собственным счастьем, что, казалось, до нас им нет никакого дела. Во всяком случае, они весь этот год умудрялись не замечать, что мы с Элвином ненавидим друг друга.

Через пару дней после выпускного родители позвали нас в гостиную, чтобы объявить «отличную» новость.

Мы с Элвином переглянулись. В прошлый раз, когда у них были такие воодушевлённые и радостные лица, выяснилось, что они уже успели обвенчаться и теперь мы все вчетвером будем жить в одном доме. Каких неприятностей нужно было ждать теперь?..

– Мы сняли отличный домик у моря, – объявила мама. – Решили, что перед колледжем вам не помешает хорошенечко отдохнуть.

О боже, нет… Только не это…

– Выезжаем в конце недели, – так же радостно добавил папа Кевин.

Эта новость была из числа тех, которые одинаково не радовали ни меня, ни Элвина. Но, разумеется, общее несчастье вовсе не сблизило нас. Наоборот, возникшая на горизонте перспектива проторчать пол-лета в пляжном домике, где скрыться друг от друга никак не возможно, заставила нас ненавидеть друг друга еще сильнее.

Дни шли с пугающей быстротой, отвратительная поездка приближалась с каждым днем.

Срочно нужно было что-то делать.

Я поймала маму на веранде, когда она уже собиралась отправиться за покупками. Последние дни она была занята исключительно шопингом, словно все ее прежние наряды и всякие милые вещицы совершенно не годились для того, чтобы везти их к морю. А поэтому все нужно было срочно заменить.

– Что ты хотела, милая? – спросила она, мечтательно улыбаясь.

Уж не знаю, что она себе в тот момент представляла. Теплые морские волны и вечера в кругу семьи, или новые брендовые купальники, которые заждались ее в каком-нибудь дорогущем бутике.

– Мам, я не поеду к морю, – пробормотала я, виновато пряча взгляд. – Ты прости, но я никак не могу…

– Вздор, что значит ты не можешь! – вознегодовала мама. – Школу ты уже окончила, а к занятиям в колледже не приступила. Так что ты совершенно, абсолютно свободна.

 

Я подавила волну раздражения, которая уже поднималась из глубины души. Мама всегда лучше, чем я, знает, что мне нужно.

Она махнула рукой, картинно отметая мои неубедительные попытки отстоять свою независимость.

– Ну не совсем так… – начала я осторожно.

Спорить с мамой – плохая идея. Сейчас нужно склонить ее на свою сторону, иначе пара месяцев ада на морском побережье мне обеспечена.

– Я, конечно, набрала необходимые баллы и все такое… – продолжила я, тщательно подбирая слова. – Но они не настолько хороши. Понимаешь, я не хочу приехать в колледж и оказаться там главной тупицей. В общем, я нашла девочку, которая окончила первый курс, и она согласилась со мной позаниматься… Ну и заодно рассказать, что к чему…

На лице мамы появилась тень сомнения. И, воодушевленная, я заговорила с еще большим напором:

– Для меня это очень важно. Сама понимаешь, как себя покажешь в первые дни, так потом и будут относиться.

Мама понимала. Она сама училась в колледже. И, полагаю, была там не самой популярной девочкой. Думаю, непоколебимая уверенность в себе пришла к ней значительно позже.

– С кем же ты останешься? Мы ведь все уедем…

– Мам, ты смеешься? Через несколько недель я отправлюсь в колледж и буду жить там совсем одна, в общежитии, с чужими людьми. Неужели ты думаешь, что дома я не справлюсь?

– Не знаю, не знаю… – мама все еще не была уверена, но уже явно сдавала позиции.

– К тому же за домом будет присматривать Агнес. Так что одна я точно не останусь! – припечатала я ее последним аргументом.

И она уступила.

Наверное, я очень плохой человек. Во всяком случае, насколько мне известно, хорошие люди не обманывают своих родителей вот так легко, даже не моргнув глазом. Но у меня была веская причина. Провести последнее лето перед колледжем со своим омерзительным сводным братцем? Вот уж нет. И тут все средства хороши.

В день отъезда я встала очень рано, попрощалась с мамой и исчезла из дому еще до того, как Кевин с Элвином проснулись.

– Я с удовольствием проводила бы вас, но первая встреча с моим репетитором назначена как раз на это утро… Так что… – Я с сожалением развела руками. – Передавай всем привет. И счастливого вам пути.

Я пробкой вылетела из дому, словно опасалась, что задержись я хоть на секунду, как мама передумает.

Весь день я гуляла по городу или сидела в кафешках, предусмотрительно не возвращаясь домой.

Когда Элвин узнает, что я смогла продинамить летние каникулы с семьей, он будет в бешенстве от того, что ему такая чудесная идея не пришла в голову. Не хотелось бы столкнуться с драгоценным братцем, когда он в таком настроении.

Под вечер я весело подошла к особняку, предвкушая совершенно одинокий, и поэтому невыразимо заманчивый ужин. И уже открывая ворота, внезапно застыла, не веря своим глазам. Нехорошее предчувствие колкими мурашками пробежалось по спине.

В доме горел свет. Слишком много света, если учитывать, что там должна была остаться одна лишь экономка. А из приоткрытого окна доносилась музыка. И это было окно Элвина.

Что случилось? Родители решили отложить отъезд на завтра? А может, кто-то заболел и теперь вообще отпуск отменяется? Я осторожно вошла в дом.

– Мам, – позвала я тихонько.

Но никто не откликнулся. Я прошла на кухню, плеснула в стакан сока и, соорудив бутерброд, с удовольствием вгрызлась в него. Все-таки я изрядно проголодалась за этот день. А со всеми странностями разберусь позже. Но только я зажмурилась, отправив в рот еще немного вкуснятины, как за моей спиной раздался голос:

– А ты что здесь делаешь? Почему не уехала?

Бутерброд выпал из рук.

Элвин! Вот это неожиданность… Крайне неприятная неожиданность!

С трудом проглотив непрожеванный кусок, я просипела:

– Я… я отпросилась у мамы. А ты? Черт возьми, почему не уехал ты?!

– Делать мне больше нечего! Хотя если бы знал, что ты останешься, уехал бы.

Я вздохнула. Тут я была с ним абсолютно согласна. На море без Элвина было бы лучше, чем в городе с ним.

– Значит так, сестренка, – он приблизился и почти навис надо мной. – Завтра у меня вечеринка. И если ты что-нибудь испортишь, я устрою тебе такую веселую жизнь, ты даже не можешь представить. Так что сиди в своей комнате и не высовывайся. Поняла?

– Я что, на голову больная? – я оттолкнула его и проскользнула мимо. – Твоя компания меня совершенно не интересует.

Бутерброд остался сиротливо лежать на столе. Есть совершенно расхотелось.