3 książki za 35 oszczędź od 50%

Проклятие на троих

Tekst
68
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Проклятие на троих
Проклятие на троих
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 30,21  24,17 
Проклятие на троих
Audio
Проклятие на троих
Audiobook
Czyta Екатерина Бранд
18,90 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

11

Рафаэль хотел проститься с нею сразу у двери общежития. Их степенная прогулка перед окнами и без того дала уйму поводов для разговоров. Общественности хватит этого на ближайший месяц.

Но передумал и всё-таки провёл до комнаты. Так спокойнее.

С самой нежной улыбкой, на которую только был способен, пожелал доброй ночи и хороших снов. По привычке заглянул через плечо в комнату – проверить, нет ли там кого-то лишнего. И тут же увидел, как недобро сузились глаза Тины. С чего вдруг бы такая нелюбовь? Раньше они неплохо ладили…

Ладно, разберемся позже. А пока… Рафаэль улыбнулся и ей тоже, стараясь выглядеть как можно более безобидным. Ну наконец-то! Дверь за Джессикой закрылась. Или нужно называть ее иначе? Похоже, что так.

Но об этом тоже сейчас лучше не думать.

Как только Рафаэль остался один в коридоре, его лицо перекосило от ярости. Сейчас он им устроит! Он взлетел по лестнице, перескакивая через несколько ступенек, поднялся на этаж выше, нашёл нужную дверь и распахнул ее одним резким движением – без стука.

Мадлена была на месте. Ее безмозглая соседка, как там ее зовут?.. Кажется, Линда – тоже.

– Чернокнижный ритуал? Все равно подумают на меня? – прорычал он, и с удовольствием отметил, как побледнела сначала блеклая «шестерка», а потом и ее роскошная хозяйка.

– Ра-аф, – голос Мадлены низкий, с хрипотцой, взгляд – обволакивающий. Она что серьезно собралась глазки строить? – Ты все не так понял…

– Это ты, наверное, не поняла с первого раза. Так вот повторяю: не приближайся к ней!

Внутри все клокотало. Надо успокоиться. Надо. Еще не хватало самому заработать дисциплинарные штрафы… Да что штрафы! Еще чуть-чуть – и он разорвет этих глупых куриц в клочья, только перья полетят.

Почуяв угрозу, Линда заметалась по комнате, пару раз громко вскрикнула. Нашла время перекидываться! Но он не стал ей мешать.

– Давай, лети отсюда, чтобы я тебя не видел! – его голос больше похож на рык.

Так нельзя.

Здоровая чайка испуганно замахала крыльями и вылетела из окна.

Он сделал шаг к Мадлене:

– Не тронь новенькую, – ему почти удалось взять себя в руки. Во всяком случае, убийства точно не будет.

– Не то… что? – Мадлена не отступила испуганно, напротив, тоже сделала шаг к нему. С вызовом. Теперь она так близко, что почти касается его. Он чувствует жар ее тела, сладкий запах духов… Она окинула его похотливым взглядом и облизала губы.

– На меня это не действует, – с усмешкой произнес он, глядя прямо в ее нахальные глаза.

Он врал. Действовало ещё как! Подействовало бы даже на кусок железяки, слишком уж она хороша.

На какое-то мгновение он даже по-настоящему поплыл. Захотелось отбросить все заботы и окунуться в тот огонь, которым она могла бы его опалить. Схватить ее, сжать, позволить себе все. Отдать ей все… Сделать, что прикажет!

Ого! Да она еще сильнее, чем он думал.

Рафаэль быстро взял себя в руки, отогнал морок. Мадлена не впервые пытается его соблазнить, но так грубо и открыто еще не было. Иногда ему казалось – что он теряет? Почему бы и нет… Но всякий раз голос разума брал верх. Слишком уж хорошо Рафаэль представлял, что последует за этим.

Ничего хорошего. Это не для него.

Мадлена приблизилась еще. Теперь он чувствует ее дыханье на своей коже. Пьянящее, прерывистое…

Достаточно плясок на сегодня! Он оттолкнул ее. Пожалуй, чуть сильнее, чем стоило – девушка пошатнулась и неловко упала на кровать.

– Надеюсь, ты хорошо меня поняла? Оставь ее в покое!

– Почему она вдруг тебя так заинтересовала? – сладострастие во взгляде Мадлены быстро сменилось деловитым любопытством, – только не рассказывай о внезапно вспыхнувшей влюблённости, не поверю.

А вот это уже забавно!

– Я не собираюсь тебе ничего рассказывать…

– Ну же, Раф! Что с ней не так? Кто она вообще такая?

Неправильные вопросы!

Рафаэль тут же мысленно обозвал себя идиотом. Слишком уж явный интерес проявлять тоже нельзя…

Прости, Морис, кем-то придется жертвовать.

– Я не влюбляюсь, ты же знаешь, – бросил он небрежно, – в отличие от моего друга, – он постарался изобразить снисходительное улыбочку, – мне бы не хотелось, чтобы Морис огорчался.

Он увидел, как расслабилась Мадлена. Объяснение получено. Страшной тайны, которую нужно разгадать, нет. Все оказалось просто.

Нет. Нельзя чтобы было слишком просто. Надо сделать так, чтобы ей было жутко даже смотреть в сторону Джессики.

Рафаэль с трудом сдержал вздох. Не  хотелось. Ой как не хотелось. Но иначе до Мадлены не дойдет. На редкость упрямая и безбашенная девица. Будет лезть напролом.

Он сконцентрировался. Так сильно, что кулаки непроизвольно сжались. Холод. Лед. Мерзлота. Ледяная стрела страха. Заклинание чернокнижников. Оттуда, из прошлой жизни. Если кому-то придет в голову проверить эфир в комнате – эту черноту засекут. И сразу же подумают на Рафаэля. А оно ему надо?

Но делать нечего. Он пронзил Мадлену недобрым взглядом и метнул стрелу.

Девушка вздрогнула. Губы побелели.

– Не тронь Джессику. Ты себе даже не представляешь, насколько я сейчас серьёзно.

Все. Пора уходить. Ему даже не нужно было оборачиваться, чтобы убедиться – его жертва до смерти перепугана.

***

На свой этаж он поднимался медленно. Словно ноги стали свинцовыми. Словно за плечами – непосильная ноша.

Он медленно открывает дверь. Морис валяется на заправленной кровати и штудирует учебник.

И на Рафаэля накатывает новая волна злости. Какой смысл читать тысячи умных книг, если когда ты встречаешь самую большую проблему в своей жизни – ты ее не узнаёшь?

Но злиться на Мориса долго он не может. Во-первых, это непродуктивно. А во-вторых, просто не может.

– Мор! – окликнул он, и сосед по комнате вздрогнул. Как вздрагивал всякий раз, когда слышал этот вариант своего имени. Но сейчас  Рафаэль точно не будет с ним нянчиться, – расскажи мне все. Подробно. В мелочах. Что там случилось в этом клубе?

12

Люди, которые любят вставать рано, однозначно не люди. Скорее всего, инопланетяне. К тому же враждебно настроенные. Они пробираются на нашу планету, чтобы настоящие люди, ненавидящие подниматься до рассвета, умерли от комплекса неполноценности.

Маша была человеком. Самым обычным человеком. И вставать рано она терпеть не могла, а пять часов – это даже не рано, это просто какой-то кошмар! Но по сравнению с другим кошмаром – болтаться в водичке среди других купающихся, условно вымытых, – ранний подъём – ещё куда ни шло.

 Маша поднялась с кровати, побросала в сумку полотенце, гель для душа и купальник (спасибо Тине! если бы она вчера не напомнила, пришлось бы плавать голышом) и, сонно зевая, подошла к двери. Не открывая глаз, дернула дверь на себя. Заперто!

Это что еще за шутки! Неужели здесь запираются комнаты? Что-то об этом ее не предупредили. Маша окончательно проснулась и дернула дверь уже сильнее. А потом ещё сильнее. Дверь недовольно скрипела, но не поддавалась.

– Выпей воду! – раздался сонный голос из кровати Тины.

– Что? – не поняла Маша.

– Воду… В кулере, два стакана. Иначе из комнаты не выйдешь. Питьевой режим, – пробормотала она, повернулась на другой бок и засопела.

Черт бы побрал этих магов-стриптизеров с их здоровым образом жизни!

Маша набрала воду в стакан, выпила, хоть и не хотелось. Второй стакан не хотелось еще больше. Когда оставалось на донышке, она решила: и так уже достаточно, скоро в животе булькать начнет – и вылила остатки в цветок на подоконнике.

Итак, очередной подход к двери. Выход один на один, рывок!

Бесполезно. Маша обреченно поплелась к кулеру.

***

Из-за всей этой возни с водой, а еще из-за того, что найти бассейн оказалось не так уж и просто, Маша опоздала. Она пришла не в шесть ровно, а пятью минутами позже. Ополоснулась в душе, наскоро натянула на себя купальник и побежала к воде. Но было поздно: по одной из дорожек, широко загребая воду, плавал кто-то из широкоплечих студентов. Не то чтобы это была уже «толпа народа, слегка разбавленная водой», но даже с одним человеком делить пространство ей не хотелось.

Она нерешительно остановилась у бортика. Пловец тоже остановил свое движение и помахал ей рукой.

Морис.

Почему-то она с облегчением выдохнула. Если он будет плавать в одной стороне бассейна, а она в другой, то не так уж и страшно. Куда хуже было бы, если бы на его месте оказался какой-нибудь незнакомец, а еще хуже – Рафаэль. Морис помахал ей рукой:

– Тоже любишь плавать по утрам? – с улыбкой спросил он.

– Да, обожаю, – кисло улыбнувшись, ответила Маша.

– Это хорошо, вместе веселее… – высказал неверное предположение он.

– Не сказала бы, – буркнула она себе под нос. – Ты оставайся здесь, ладно? На этой дорожке, – а это уже вслух, Морису.

И все равно входить в воду было страшновато, хоть та и сияла голубой чистотой.

Ладно! Не будешь плавать – останешься здесь до самой пенсии, работать каким-нибудь комендантом на этаже. Если, конечно, в магической академии для обслуживающего персонала пенсия предусмотрена.

Она осторожно вошла в воду, окунулась, сделала несколько движений руками.

Сколько же она не плавала? Хороших лет семь, наверное. В школе постоянно ходила в бассейн, занималась плаванием и даже соревнования выигрывала. Ну как – соревнования, между классами на параллели.

Но однажды, когда они с подружкой (сейчас уже и не вспомнит, как ее зовут) бултыхались в воде, сказала: «Погоди, мне в туалет надо», а та с непринужденной улыбкой ответила: «И зачем куда-то бегать? Мы же в бассейне, можно прямо здесь». Больше ни в одном бассейне Машиной ноги не было.

Это воспоминание, увы, не добавило ей настроения поплавать. Маша подозрительно покосилась на плавающего Мориса.

Тьфу, черт, о чем она только думает?

 

Маша сделала несколько сильных гребков и проскользила по воде. А ведь она уже и забыла, как это приятно – плавать, рассекая волны. А с «новым» телом, сильным и тренированным, вдвойне приятно. Она легко увеличила скорость, и через несколько минут уже, казалось, доплывает от одного бортика до другого практически мгновенно.

Двигаться так быстро и стремительно было невероятно приятно. И останавливаться совсем не хотелось. Уже через полчаса Маша с неудовольствием думала о том, что скоро сюда понабегут остальные студенты и из воды придется вылезать. И в тот самый момент, когда она чувствовала себя королевой морских глубин – не меньше, что-то пошло не так.

Будто холодная рука схватила ее за талию и потянула вниз, на глубину. Маша попыталась вырваться из этих ледяных объятий, но руки и ноги ослабли, не слушались ее. И все это как назло в глубокой части бассейна! Воздуха в легких не хватало, и девушка с ужасом поняла, что тонет.

Словно сквозь вату до нее донесся испуганный возглас:

– Джессика, ты где?

13

Не уследил! Рафаэль снимет с него голову! Да что там Рафаэль – он сам был готов биться лбом о стену. Но это позже. Сначала – спасение утопающих.

Вытащить ее из воды оказалось совсем не просто. Вроде бы совсем худенькая девушка, а такое чувство, что в руках чугунная статуя. Или (и это было бы куда хуже) что какая-то незнакомая сила тянет ее ко дну.

Морис изо всех сил старался плыть вверх, но ничего не выходило. Воздух заканчивался. Все инстинкты кричали: брось, выплывай сам, ничего не выйдет! Пора сдаться!

Но разве мог он сдаться? Сколько она уже не дышит? Есть ли еще шанс ее спасти?

Морис из последних сил рванул вверх, странная тяга будто отпустила свою пленницу и они оба пробкой вылетели на поверхность.

Как скоро он заметил, что девушки нет на дорожке? Сколько она уже пробыла под водой? Этого он не знал, лишь надеялся, что еще не поздно, и ритмично надавливал на грудную клетку.

Закашлялась. Дышит. Уже хорошо.

И дрожит так, что зуб на зуб не попадает. Нужно ее согреть.

Пледы быстро нашлись в каморке тренера. Самого тренера в такую рань, разумеется, поблизости  не нашлось. Это, может, и к лучшему. Морису еще предстояло объясняться с администрацией, рассказывать,  как и зачем он взломал замок. Рафаэль бы им гордился! Ага, сразу после того как пристукнул бы за бестолковость – и начал гордиться.

Но всё это сущая ерунда. Главное – чтобы все было в порядке с девушкой.

Джессика открыла глаза. Он быстро обернул ее пледом, а затем и вторым. Нет, так не годится. На холодном и мокром полу не согреешься!

Он подхватил ее на руки и отнес подальше от воды – там, в углу стояли несколько деревянных лежаков. Кому они тут могли бы понадобиться – большой вопрос. А вот и пригодились.

Он осторожно усадил ее на тот, что стоял ближе. Поправил пледы на плечах. Девушка все еще дрожала. Она выглядела трогательной и беззащитной. Хотелось сжать ее в объятиях. Крепко. Куда крепче, чем позволяют приличия. Хотелось оградить ее от любых невзгод. Хотелось…

Морису с трудом удалось подавить все эти порывы и заставить себя вспомнить: перед ним вовсе не слабая девушка. Пусть пока она об этом и не знает.

– Что случилось? Мне показалось, ты хорошо плаваешь. Почему начала тонуть?

– К-кажется… ногу суддорогой с-свело, – неуверенно ответила она.

Врет. Значит, боится и не доверяет.

Но и это не самое плохое. Плохо, что, кажется, Раф не ошибся…

В памяти тут же стали всплывать обрывки вчерашнего разговора.

***

– А может, это случайность? Мы тут… И вдруг она…

– Ты сам веришь, что случайность?

– Кто-нибудь еще понял?

– Скоро выясним. Если все будет спокойно, значит, пока никто.  Но в любом случае за ней нужно присматривать. Одну не оставлять.

– И как ты себе это представляешь? Ходить за нею следом?

– Или рядом. Рано утром она будет плавать в бассейне… Одна.

– Откуда ты знаешь?

Раф пожимает плечами. Он не будет отвечать. Но Морис уже догадывается, каким был бы ответ, и неодобрительно качает головой.

– Полагаю, тебе тоже следует полюбить рано вставать, – он будто и не замечает этого неодобрения. Впрочем, как всегда.

– Точно мне?

– Точно. Это же ты у нас рыцарь без страха и упрека. Если я начну крутиться поблизости – это будет подозрительно. К тому же завтра подняться рано мне будет трудно.

Морис смотрит на приятеля. Тот выглядит даже не уставшим. Изможденным.

– Опять магичил на собственном ресурсе!

Рафаэль молчит. И это уже ответ.

– Что творил?

– Стрелу страха.

Морис снова неодобрительно качает головой…

***

– Скоро придут остальные, нужно идти отсюда, – из раздумий его вывел голос девушки. А ведь она права!

Она повела плечами и высвободилась из его объятий. Ну надо же! Он так и держал ее, обняв за плечи, – задумался. Или просто не хотел отпускать?

– Ты как, сможешь сама дойти до раздевалки?

Джессика неуверенно кивнула.

– Хорошо, я подожду тебя у входа и проведу в столовую.

Она снова кивнула.

– Если ты кому-нибудь расскажешь, что я тонула, мне запретят плавать одной?

– Скорее всего, да. Вообще-то это опасно. Вода все-таки, и тренера нет.

– Ерунда. Просто ногу свело… – а вот врать она не умеет. – Пожалуйста, не говори никому. Я не смогу плавать со всеми. А если не буду заниматься, не сдам экзамен и не выберусь отсюда. Пожалуйста, – повторила она, глядя ему в глаза.

Морис отвел взгляд. Тут надо было бы сказать: «А если ты будешь плавать как сегодня, то до экзамена можешь и вовсе не дожить», но так говорить было нельзя. Надо будет обсудить это с Рафаэлем.

– Я не знаю, Джесс, обещать не буду.

***

Вот же!.. Маша не могла подобрать нужного слова, чтобы назвать Мориса. Если он нажалуется, что она тонула, – все! Прощай экзамен или здравствуй толпа народа на соседних дорожках! Этого она точно не перенесет.

И хватает же наглости, после того как чуть не разрушил ее жизнь, предлагать провести ее! Вот уже точно с ним она в столовую не пойдет.

Маша быстро переоделась, выскользнула из раздевалки. В фойе спорткомплекса было уже многолюдно. «Ранние пташки» шли заниматься. Не такие ранние, как Маша, но все же.  Вот и прекрасно! Ей удалось затеряться в толпе и обойти за спиной поджидавшего ее Мориса. Пусть стоит там сколько угодно, а столовую она найдет и сама.

Ритуальный круг, счетчик калорий, вспышка. Ничего особенного. Просто нужно привыкнуть.

Несколько человек в очереди перед нею, и вот уже ей выдают поднос. На подносе – овсяная каша с сухофруктами, хлебцы, довольно увесистый кусок сливочного масла. И порцию нельзя назвать микроскопической!

Маша отнесла свой поднос за ближайший пустой столик, и уже через минуту напротив плюхнулась Тина.

На ее подносе тоже было что-то разноцветное и привлекательное. Маша попробовала свою кашу и удивленно посмотрела на Тину.

– Слушай, вкусно!

– Конечно, здесь вполне прилично кормят. Голодать не будешь, но на излишества можешь не рассчитывать.

– А зачем тогда было сыр таскать?

– Я не сыр тащила, а булку. Вот ее тут точно не дождешься. Зачем-зачем? Хочется.

– Вы же маги, взяла бы и наколдовала себе какую-нибудь еду.

Тина засмеялась:

– Отличная шутка. Закон сохранения вещества проходила в школе? Нельзя наколдовать то, чего нет. Магия – это всего лишь трансформация. Да и вообще любые магические воздействия требуют энергии. А на использование энергии нужно разрешение. В общем, все сложно.

– И что невозможно вот так вот самому что-то наколдовать?

– Ну, те, у кого цвет красный и выше, могут что-то сделать на собственном ресурсе. Но это, – Тина покачала головой, – плохая мысль. Потом дня два будешь в себя приходить и выглядеть неважно, а чувствовать себя и того хуже. В общем, советую магией заниматься только под присмотром и только на уроках.

Маша мало что поняла из этого объяснения, но на всякий случай кивнула.

– А когда у нас уроки магии?

Тина глянула на часы:

– Через тридцать пять минут начнутся. Сто вторая аудитория. Так что ты тут не засиживайся.

Соседка, кажется, уже справилась со своей порцией и, судя по всему, торопилась покинуть столовую пораньше.

– Кстати, чай и кофе можешь брать сколько угодно. Но имей в виду и то, и другое выводит воду из организма. Так что на каждую чашечку кофе готовься пить дополнительный стакан воды.

Маша вздохнула:

– А пиццу точно нельзя?

Тина улыбнулась, давая понять, что оценила ее шутку.

Как только девушка ушла, ее место тут же занял Морис. Неужели решил не ждать в бассейне до самого вечера? Удивительная сообразительность.

– Я же сказал, что проведу тебя.

– А я подумала, что доберусь сама, – буркнула Маша. – Ну что уже решил, будешь ябедничать или нет?

– Не буду, – было видно, что этот ответ дался ему нелегко, – но при одном условии: мы плаваем вместе. И не в разных концах бассейна, а на соседних дорожках.

Она задумалась. Нет, конечно, соседние дорожки – это не очень приятно, но все же лучше, чем бултыхаться посреди человеческого моря. Именно таким ей представлялся бассейн в час пик.

– Хорошо, договорились, – после небольшой заминки ответила она.

Ну что ж, раз с этим покончено, можно выпить кофе. Маша собиралась пойти к кофе-машине. В конце концов, дополнительный стакан воды – это уже не так и страшно, как-нибудь она справится.

Только  Морис остановил ее:

– Раз уж мы решили, что будем плавать вместе, может, ты расскажешь, почему на самом деле начала тонуть? Если что, спасать тебя придется мне. Так что хотелось бы знать, с чем я имею дело.

14

Маша сначала растерялась. Если честно, требование Мориса было вполне резонным. Он и так рискует, так что рассказать ему о том, что случилось в бассейне, было бы правильно. С другой стороны, она и сама не знает, что там случилось. Просто вдруг начала тонуть. А что ей казалось, будто кто-то тянет на дно… так это только казалось. Как говорится, к делу не пришьешь.

– Расскажу-расскажу, только давай не сейчас. Время. Я не хочу опаздывать на занятия по магии.

Морис помрачнел, и Маша так и не смогла понять отчего: то ли оттого, что она не желает рассказывать о своем потоплении, то ли оттого, что она рвется изучать магию, и тем самым посягает на вожделенную вакансию.

Хотя, что это она! Не обязательно ведь все его мрачные мысли связаны с ней. Нужно быть оптимисткой: может, у человека какие-то свои неприятности есть.

Они вышли из столовой. А потом Морис проводил ее до здания университета, довел до аудитории.

Нет, это уже чересчур!

– Ты так и будешь за мной ходить?

– Буду, – буркнул он.

– Зачем? – она начинала злиться.

– Затем, – ответил Морис.

Маша подождала, что он что-нибудь добавит, но он не добавлял.

– Очень информативно!

– Ты здесь ни в чем не разбираешься и постоянно попадаешь в неприятности. В том, что ты тут оказалась, вроде как я виноват, поэтому я буду за тобой присматривать, – как маленькой, разъяснил ей он.

– Ну конечно, ведь твое присутствие так здорово помогает мне не попадать в неприятности, – язвительно заявила Маша.

Но Морис словно и не заметил сарказма, он лишь кивнул и открыл перед ней дверь той самой сто второй.

Полная аудитория студентов. Они сидят плотно плечо к плечу, а перед ними у кафедры ректор Лестар. Маша сделала несколько шагов и замерла: все взгляды устремились на нее и взгляд Лестара тоже. А вот Морис так и остался у двери. Неужели они все-таки опоздали? Не может быть. Она никогда не опаздывала. И сейчас рассчитала время. Но почему?..

– Вы хотите нам что-то сказать? – недобро поинтересовался ректор. – Или все-таки пройдете, сядете и позволите мне продолжить?

– Извините, – наконец нашлась Маша, недобро зыркнула на Мориса, поискала глазами свободное место в аудитории и, стараясь не смотреть на студентов, добралась до него и села.

Она чувствовала, что все взгляды сейчас прикованы к ней. Ну еще бы. Она  и без опоздания она была здесь главной новостью, а теперь влетела в класс чуть ли не посреди занятия.

– …Поэтому вы все должны знать: соблюдение техники безопасности при работе с магией совершенно необходимо. Самостоятельное использование магии запрещается. Кроме того, – он окинул взглядом аудиторию, – подвал университета по-прежнему является неисследованной зоной, посещать которую без сопровождения дипломированных магов запрещено. Все усвоили то, что я вам сказал?

По аудитории пронесся гул, означавший, видимо, «да, усвоили».

– В таком случае я передаю слово вашему преподавателю. Приступайте к занятиям.

В этот момент в коридоре раздался звонок.

 

Значит, она не опоздала! Во всем виноват Лестар, который пришел сделать студентам внушение до начала пары!

– Представляешь, кто-то вчера пробрался в подвал и даже пытался там магичить, – раздался знакомый голос возле ее уха.

Маша подняла глаза. Рафаэль!

Как вообще это могло получиться? Аудитория рассчитана больше чем на сотню человек. Она могла усесться возле кого угодно. И из всех вариантов выбрала именно этот. Не глядя.

Что это – невезение, или он это нарочно подстроил? Интересно, есть тут колдовство, которое заставляет оказываться в том же месте? Она бросила на соседа по парте подозрительный взгляд.  А выглядит Рафаэль и впрямь неважно. Что там говорила Тина про колдовство? Может, и правда что-то магичил на «собственном ресурсе»?

– Интересно, кто бы это мог быть? – в тон ему спросила она.

Он с улыбкой пожал плечами.

– Не болтай, старик этого не любит.

Что еще за старик? За кафедрой было трудно разглядеть невысокого дядечку, который уже с минуту бубнил что-то совершенно невероятное:

– Сила магии высчитывается по формуле, известной как уравнение Мерлина. Чтобы найти силу магии нужно… – преподаватель подошел к доске и начал писать на ней замысловатые формулы.

– Записывай, – шепнул ей на ухо Рафаэль.

Легко сказать, записывай. А если у тебя в сумке только мокрый купальник и полотенце? Как-то она не подумала, что после бассейна зайти домой переодеться не успеет. Даже волосы так и остались мокрыми. Маша скрутила их в тугой узел. И если пары здесь такие же, как и в обычных учебных заведениях, к вечеру у нее на голове будет чудная прическа: взрыв на макаронной фабрике.

Но все это ерунда по сравнению с тем, что теперь все занятия она будет сидеть как двоечник, которому и записать лекции нечем и некуда.

На стол перед ней легла полуобщая тетрадка и ручка.

– Так и думал, что ты все забудешь!

Так и думал? А откуда он вообще знал, что она сядет возле него? Или собирался передавать ей тетрадку через всю аудиторию? Нет, точно с этим парнем что-то не так. Она хотела что-то ему сказать, но Рафаэль уже сосредоточенно записывал в тетрадку.

– Коэффициент преломления магического излучения зависит от характера и класса используемого заклинания и высчитывается по формуле…

Ничего себе, занятия для стриптизеров!

Маша едва успевала записывать за преподавателем. Как-то не так она представляла себе обучение магии. Где волшебная палочка? Где «эспекто патронум»? Где обучение левитации и дрессировка магических зверушек?

– Сила воздействия может равняться силе противодействия при условии, что коэффициент преломления больше или равен квадратному корню из…

Больше Маша не отвлекалась на посторонние мысли и даже не косила краем глаза в сторону Рафаэля. Она быстро записывала все, что говорил преподаватель в надежде, что когда она прочитает первые главы неведомого учебника, по которому здесь все учатся, вся эта абракадабра станет хоть немного понятней.

Через полтора часа рука болела, глаза щипало, а голова гудела.

Подайте сюда всех, кто мечтал попасть в магические академии, и она за пять минут объяснит им, какие они были непроходимые тупицы. Диета, тренажерный зал и формулы – что еще надо для счастья? Ах, да, конечно, чтобы тебя заперли в подвале, а потом попытались утопить!

Лекция наконец окончилась и невысокий толстячок вышел из аудитории, а студенты стали подниматься со своих мест. Маша так и продолжала сидеть.

– Джесс, – шепнул на ухо мягкий глубокий голос.

Она подняла глаза: Рафаэль выглядел еще более уставшим, чем она. А то, что звучало в его голосе, было очень похоже на сочувствие. Неужели здесь есть хоть один человек, способный ее понять? Она смотрела на соседа по аудитории почти с благодарностью.

– Ты мешаешь мне пройти, – так же проникновенно сказал он. – И да, хороша ложка к обеду. Так что с тебя две тетрадки, – он помолчал и добавил: – ну и, конечно, две ручки.

Посочувствовал… Помог… Как же!

– Конечно, я все отдам, – ледяным голосом ответила Маша и поднялась со стула.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?