3 książki za 35 oszczędź od 50%

Проклятие на троих

Tekst
68
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Проклятие на троих
Проклятие на троих
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 30,34  24,27 
Проклятие на троих
Audio
Проклятие на троих
Audiobook
Czyta Екатерина Бранд
18,98 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

4

Академия.

Магического.

Стриптиза.

Магического стриптиза!

Нет, они серьезно? Магического стриптиза?

Маша несколько раз повторила это про себя в надежде, что все-таки она ослышалась.

Магический стриптиз. Рядом с этим нелепым словосочетанием даже солидное слово «академия» смотрелось уже не так странно.

Ректор учтиво показал ей на дверь здания с колоннами. Маша, быстро рассудив, что выбора особенно не остается, вошла в эту дверь. Затем прошла вслед за мужчиной в мантии по коридору, пока наконец они не остановились перед дверью с огромной надписью «Кабинет ректора», а внизу помельче «Без веских причин не беспокоить».

Каким будет убранство кабинета ректора такого специфического заведения, Маша представляла с трудом. Неужели софиты, шесты и мягкие диваны? Однако она ошиблась. Кабинет оказался вполне консервативным: большой дубовый стол, полки с книгами, на столе – бумаги. Ничего экзотического, никаких стрингов на люстре.

Ректор уселся за тот самый стол, а ей предложил разместиться в кресле.

– Как тебя зовут? – начал он с вполне понятного вопроса.

– Маша, – ответила она. Вряд ли стоило врать по мелочам, тем более что этот дядечка, похоже, единственный, кто в состоянии ей помочь. И собирается помочь. Кажется.

Услышав ее имя, ректор поморщился:

– Маша? Ну нет, это никуда не годится. Будешь Мадлена, – он подумал мгновение. – Хотя нет, Мадлена у нас есть. Будешь Джессика.

Маша вспыхнула:

– Я не собираюсь быть никакой Джессикой или Мадленой. Я хочу отсюда уйти как можно быстрее. У меня, между прочим, дела.

О том, что единственным ее делом на данный момент было вручить подруге хэнд-мейд открытку, которая так и осталась валяться в сумочке, она говорить не стала. Лестар вздохнул:

– Вообще-то тебя здесь быть не должно. То, что ты тут оказалась, неправильно. И с этим мы разберемся, как следует, и накажем кого попало…

А дядя, оказывается, знаток бородатых шуточек, – недовольно отметила про себя Маша.

– Разбирайтесь как угодно, мне все равно, только верните меня домой.

– Хорошо, – серьезно кивнул дядечка и дал ей в руки предмет, похожий на теннисный мячик, только гладкий и холодный, будто бы он только что из холодильника.

– Постарайся его нагреть руками, – сказал он.

– И что, если получится, я попаду домой? – уточнила Маша.

– Ну как тебе сказать… Если убрать кое-какие промежуточные этапы, то да, – ответил хозяин кабинета.

Про промежуточные этапы Маше не понравилось, но выбора не было, и она начала согревать шарик руками.

Сначала пальцы занемели от холода, но потом она почувствовала, что эта штука в ее руках постепенно нагревается и даже начинает светиться желтым. Ректор смотрел на ее старания с любопытством. Когда шар засветился, он сказал:

– Достаточно. Дай сюда.

Маша с неохотой протянула ему сияющий мячик. Отдавать его почему-то не хотелось.

– Думаю, я понимаю, что получилось. Этот недотепа танцевал для тебя?

Маша кивнула, залившись краской. Почему-то это было очень стыдно.

– И вообще-то он тебе понравился… – продолжал высказывать предположения ректор.

Маша отрицательно замотала головой: вот ни капельки! Но этот ее жест был проигнорирован.

– Думаю, вы с ним даже поссорились. В общем, искрило там еще как! Морис начал собирать энергию, затем явление резонанса – и вот ты здесь.

Из этого объяснения Маша не поняла ничего. Да собственно она не очень-то и хотела знать, как она сюда попала и кого за это накажут.

Намного больше ее волновал другой вопрос:

– Как мне отсюда выбраться? – произнесла она почти с угрозой.

– Понимаешь ли, Джессика…

Маша хотела возразить, но ректор не оставил паузы, для того чтобы она успела это сделать и продолжил рассказывать:

– Тебе, конечно, преподаватели будут говорить, что учиться в Академии магического стриптиза почетно, что волшебство – в танце и прочую, прочую чушь. Они должны это говорить: работа такая. На самом деле наша академия – далеко не самое престижное учебное заведение. Это что-то в роде вашего ПТУ, худшего ПТУ в городе, а может, и во всей республике. Сюда поступают либо совершеннейшие бездари и лентяи, у которых магических способностей кот наплакал, либо шалопаи, которых пристраивают родители, либо те, у кого нет денег на учебу в нормальном вузе, а чтобы поступить на бюджет, не хватило баллов. В общем, раньше студенты бежали отсюда пачками. Ужасно неудобно, в начале года набираешь курс, а в конце из него никого не остается… И теперь это заведение закрытого типа.

– Что значит «закрытого»? – спросила Маша, хотя все еще не могла понять, какое к ней все это имеет отношение.

– Под академию создали отдельный мир, такой вот кусочек параллельного пространства, и уйти отсюда, не сдав танцевальный и магический минимум, невозможно, как бы мы этого ни хотели. Я понимаю, тебе это не нравится, мне это не нравится тоже. Но тебе придется здесь учиться и сдавать экзамены.

– А если я откажусь? Я же имею право отказаться, – вовсе не собиралась она учиться какому-то там стриптизу, – и вы меня не заставите!

– Конечно-конечно, – согласился ректор, – кто же может тебя заставить. На самом деле я совершенно не настаиваю на том, чтобы ты становилась студенткой. Здесь есть немало тех, кто не смог сдать минимум и вернуться в большой мир. Кто-то же должен убирать аудитории, готовить еду, стирать опять же. Здесь можно неплохо устроиться. Конечно, скучновато, но сытно и безопасно, – он поворошил бумаги на столе и достал из них какую-то карточку. – Вот сейчас как раз требуется этажный комендант в общежитие. Ты можешь попробовать получить эту должность.

– И остаться тут навсегда? – Маша с ужасом начала понимать, во что она влипла.

– Уверяю тебя: пройти обучение и сдать экзамены – это лучший вариант.

– Учиться магическому стриптизу? Что это вообще за чушь такая?

– О, это вовсе не чушь. На самом деле магический стриптиз – невероятно полезная профессия, по крайней мере, в мире магии. Как бы это тебе объяснить… Любое магическое волшебство требует энергии. И где эту энергию брать? – он сделал паузу.

– Вы у меня спрашиваете?

– Нет, задаю риторический вопрос для установления контакта с аудиторией.

– Ну и где? – послушно повторила Маша, не желая, чтобы эта беседа затягивалась бесконечно.

– В главном хранилище энергии.

– Вот хорошо, что вы это сказали. Теперь все стало ясно. Главное хранилище, как же!

– Не ерничай, – строго приказал ректор. – Энергию в хранилище нужно как-то пополнять. Этим и занимаются труженики-стриптизеры.

– То есть они вроде как энергетические вампиры, – с прищуром глядя на ректора, спросила Маша.

Ректор замахал руками:

– Нет-нет, ты что. Энергетические вампиры – это паразиты, клопы, можно сказать прыщ на теле магического сообщества. Никто и никогда не разрешит использовать полученную таким образом энергию в магических целях. Это противозаконно.

– Я не понимаю разницы.

– Ну как же. Вот представь, что делается с энергией клиентов такого рода заведений, если для них танцуют не магические, а обычные стриптизеры.

– Мне-то откуда знать? – этот разговор уже начал утомлять Машу. Много слов и никаких ответов.

– Она рассеется, просто растворится в пространстве без какой-либо пользы. Только наши ребята, как трудолюбивые пчелки, собирают эту энергию и перекачивают ее в хранилище.

Маша недолго помолчала, а потом кое-что вспомнила.

– А этот парень, который меня сюда притащил, он уже сдал все эти ваши минимумы?

– Нет, конечно. Эти ребята новички, у них еще первая практика.

– Но он же отсюда ушел! Мы с ним познакомились не здесь, а там, в моем мире. Значит, я тоже могу уйти.

– Можешь, – легко согласился ректор. – Достаточно сдать зачет по магическому сбору и подготовить танцевальный номер, ну и костюм, конечно. Правда, уйти ты сможешь не больше чем на четыре часа и находиться можно будет исключительно в пределах того клуба, куда тебя направят на практику… Джессика, поверь, чем скорее ты поймешь, что единственный способ для тебя – это учиться, тем больше шансов, что ты отсюда выберешься.

Ректор посмотрел на нее таким взглядом, что она поверила.

5

В кабинет вошла девушка. Судя по одежде и папке в руках, секретарь. Хотя судя по внешности, вполне могла бы оказаться и моделью. Или стриптизершей, что в этом месте куда более вероятно. Когда ректор успел ее вызвать, Маша  так и не поняла.

Взгляд, которым одарила ее вошедшая, был весьма недружелюбный. Мягко говоря.

– Покажите Джессике ее комнату, – кратко отдал распоряжение ректор и углубился в бумаги, давая понять, что с ней он уже закончил.

Ректору красавица ослепительно улыбнулась.

Маша покорно пошла за секретарем.

Раз уж она физически не может отсюда выбраться, оставаться спать на мраморных ступеньках было бы глупо. В животе заурчало. А ведь действительно, с тех пор как она ужинала, времени прошло уже достаточно.

Интересно, студентов тут кормят? И вообще в этот мир она явилась в джинсах и маечке, даже без расчески. А без зубной щетки, шампуня и сменного белья своего дальнейшего существования она здесь не представляла.

Однако вряд ли неприветливая секретарь – именно тот человек, который ответит на все эти вопросы. Почему-то Маше казалось, что от нее скорее стоит ждать неприятностей, чем помощи.

Они обошли белокаменное здание, зашли в другое, поскоромнее – общежитие. Комендант на входе остановил их, но буквально на минуту.

– Джессика, комната 202, – громко объявил он – Комната на двоих. Твоя соседка сейчас дома. В общежитии запрещено курить и распивать спиртные напитки, – почему-то заметил он.

Ага, так и мечтала, только заехать в общежитие и начать распивать спиртные напитки.

– Комнату сама найдешь? – недовольно спросила секретарша.

 

Такая ничем не объяснимая неприязнь Машу раздражала, как и любое другое непонятное явление.

– Найду, – резче чем следовало сказала она.

– Вот и хорошо, – красотка развернулась и ушла. От этого Маше стало легче дышать.

Комнату 202 она нашла быстро, как выяснилось, на это ее умственных способностей вполне хватило.

Всякий, кто когда-нибудь видел комнату в студенческом общежитии, приблизительно знает, где оказалась Маша. Ничего особенного: обшарпанные обои, шкаф, две кровати, стол, стулья. Одна кровать – заправленная, наверняка ждет ее.

А другая – разворошенная, с грудой вещей, сумочек, журналов… На кровати посреди всего этого бедлама, а также подушек и одеял сидела длинноногая девушка в коротеньких шортах и гетрах и хлопала огромными голубыми глазами с длинными ресницами. Длинные светлые волосы собраны в два хвоста. Минимум одежды легко позволяет рассмотреть: фигура у девушки совершенно безупречная. Ни тебе лишней жиринки, ни пятнышка, ни точечки – просто картинка с обложки журнала!

– О, Джесс, привет, – эта девушка говорила вполне дружелюбно. И очень быстро. – Будем жить вместе, это здорово. А ты у нас знаменитость. Скоро все начнут собираться посмотреть на новую подружку Мориса. Так что не пугайся.

– Я ему вовсе не подружка, – возразила она.

Но девушка только отмахнулась:

– Это ты уже никому не докажешь. Он тебя притащил с большой земли – это круче, чем предложение руки и сердца.

– Как тебя зовут? – кажется, знакомиться начинают с этого.

– Тина.

Для Маши это имя ассоциировалось исключительно с голливудскими звездами.

– Что, на самом деле?

– На самом деле Валя. Но где ты видела, чтобы стриптизершу звали Валя? Это же крушение всех эротических фантазий, – она улыбалась так заразительно, что Маша не смогла не улыбнуться в ответ.

– Ладно, все это ерунда. Ты лучше вот что скажи. Каким цветом светился?

Где светился, кто светился? Маша поняла не сразу. А потом вспомнила о холодном шарике. Явно речь шла о нем.

– Желтым.

Девушка заметно напряглась:

– Ближе к лимонному? Оранжевому? – спросила она.

– Ну… золотистый такой, – ответила Маша.

Ее новая приятельница покачала головой.

– Ладно, тебе же вакансия не нужна. Может быть, как-нибудь доживешь до выпуска.

– А что могу и не дожить?

Маша не очень понимала: шутит ее соседка или говорит серьезно. Та вздохнула:

– Слушай сюда. Важная информация, которую тебе здесь никто не скажет. Наша академия – самое отстойное место в магическом мире. Для ее выпускников перспективы практически нулевые. Впрочем, у кого богатые папики – тому без разницы. Если честно, тут почти всем без разницы. Но не всем. Есть тут и те, кто поступил с прицелом на будущее. Дело в том, что каждый год трем лучшим ученикам академии дают возможность без экзаменов перевестись в Академию настоящей магии. И вот за эти места тут идет серьезная войнушка, почти такая же, как за ректора. Но если ректора скорее всего никто не получит, то места кому-нибудь да достанутся. И как только наши зубрилки поймут, что ты на одно из этих мест претендуешь, твоя жизнь сильно осложнится.

«Ага, – подумала про себя Маша, – а сейчас она совсем простая».

– А за ректора-то что воевать? – спросила она.

Ей этот дядечка не показался слишком привлекательным. С чего бы таким красоткам из-за него беспокоиться.

– О, наш ректор – личность загадочная и примечательная. Начнем с того, что это маг четвертой категории, – Тина посмотрела на нее многозначительно, но для Маши заявление о категориях было пустым звуком.

– А всего категорий сколько?

– Всего пять, но пятая за всю историю магии хорошо если у десятка человек была. Недостижима.

Ого! Да он и правда крут!

– И что такой серьезный дядечка делает в этой богом забытой дыре?

– Никто не знает. Может, в немилость впал у Старших. Может, какое родовое проклятие. Этого тебе никто не скажет. Но вот что могу сказать: если не хочешь, чтобы тебе в туфли сыпали стекла, а в волосы заливали клей, не задерживайся надолго в его кабинете.

Теперь ясно, почему секретарь ее невзлюбила.

– Не очень-то и хотелось, – буркнула Маша.

– Ну да, у тебя же Морис.

– Нет у меня никакого… – раздраженно начала открещиваться от кавалера она, но договорить не смогла.

В комнату заглянула симпатичная брюнетка. Выглядела она не хуже Тины и наверняка имела такое же экзотическое имя.

– Джесс, ты уже здесь. Отлично! Через час явишься в главный корпус, в двухсотый кабинет. Виола тебя будет ждать.

Виола… Что-то в этом имени показалось Маше знакомым. Впрочем, имена тут у всех те еще!

Брюнетка исчезла так же быстро, как и появилась. Оставшись наедине с Тиной, Маша решила задать главный вопрос. Пока что соседка – единственный человек, который, возможно, чем-то поможет.

– Послушай, тут такое дело… меня сюда занесло вот как есть, даже без зубной щетки…

– Бедняжечка, – подхватила Тина, – и без косметики, и без туфелек, и без вороха белья, вообще без всего! Так жить нельзя!

Она достала из кармана пластиковую карточку и протянула Маше:

– Купишь себе все, что надо. Правда, выбор тут, – она поморщилась, – очень даже так себе. Магазинчики в фойе университета…

– Ну это как-то неудобно…

Маша, конечно, ожидала от нее помощи, ну там совета какого-нибудь хорошего. А вот так, чтобы ей дали карточку и сказали: покупай все, что хочешь, – это обескураживало

Тина замахала руками:

– Вот за это точно не переживай. После первой практики отдашь. Тут этих денег столько – хоть все с карты снимай и комнату ими обклеивай, а тратить не на что. Ну да сама увидишь ассортиментик в наших магазинах…

– Хорошо, я сейчас как раз…

Тина  озабоченно посмотрела на часы:

– Нет, вот сейчас – не как раз. Значит так, Джесс, давай-ка ноги в руки и вперед. К Виоле лучше не опаздывать и злить ее тоже не советую. Себе дороже. Даже лучше явиться чуть пораньше, чтобы она видела: ты беспокоишься.

– А о чем я беспокоюсь? – спросила Маша.

– Ни о чем. Всё, беги. Все равно, пока у Виолы не побываешь, одежду покупать бесполезно.

***

Двухсотый кабинет Маша нашла очень быстро, даже непонятно было, почему Тина так об этом беспокоилась. Кабинет оказался закрытым.

Какое-то время ей пришлось ждать, пока появится обещанная Виола. Особых развлечений тут не было, так что Маша смотрела в окно. Окна выходили на живописный сад. Интересно, насколько маленький этот кусочек пространства, который выделили под это странное учебное заведение? Не может быть, чтобы совсем миниатюрный… Где-то же живут преподаватели, обслуживающий персонал! Она вглядывалась в окно, стараясь проникнуть взглядом как можно дальше. Есть ли что-то там, за горизонтом?

– Джессика, – из задумчивости ее вывел голос, который почему-то казался знакомым.

Она оглянулась и чуть не вскрикнула от неожиданности. Виола! Виолетта! Вита! Сестра Раи – дружелюбная, как лабрадор в хорошем настроении! Это она выбрала для нее идеального стриптизера, это она отправила ее в приватный кабинет, это она отправила ее в этот мир, это она отправила ее в эту академию.

Но сейчас она смотрит на нее так, будто видит впервые. Маша уже хотела наброситься на гадкую дамочку с расспросами и обвинениями, но быстро прикусила язычок.

Тина почему-то не советовала с нею ссориться, и Маша была склонна ей верить.

6

– Меня зовут Виола, я ваш куратор. Если будут возникать проблемы, обращайтесь ко мне, но лучше бы их не возникало.

Она выглядела слишком невозмутимой. Невозможно быть такой хорошей актрисой! Маша начинала верить, что преподавательница и вправду видит ее в первый раз. Хорошо, что не поддалась первому порыву и не устроила скандальчик.

Ее студенческий опыт был невелик – всего-то один курс позади. Но зависимость между тем, какие у тебя отношения с преподами, и тем, насколько удачно ты сдаешь экзамены, она обнаружить успела.

А этот экзамен ей просто необходимо сдать!

– Пройдемте, – вежливо, но холодно сказала Виола и открыла дверь.

Они оказались в огромной аудитории. Интересно, сколько же тут студентов, если понадобилось столько места!

– Класс стриптизера, – без предисловий начала говорить Виола, – определяется двумя вещами: фактурой и харизмой. Все остальное можно подшлифовать освещением или костюмом. Если тебе будут говорить, что требуются какие-то особенные хореографические способности и умения, не слушай. Держи в уме только то, что я сейчас сказала. Фактура и харизма. Это для обычных людей. В нашем случае харизма легко заменяется магией. А вот с фактурой мы сейчас будем работать. – Виола окинула ее оценивающим взглядом. – Тут в принципе работать есть с чем.

Несколько неуловимых движений пальцами – куратор легко пробежалась по ее волосам, лицу, затем по спине, и присев, по бедрам и по лодыжкам. Ощущение от этих прикосновений было странное. Что-то с Машей происходило, но что – она понять не могла.

– Понимаешь, дорогуша, у нас нет времени загонять вас в тренажерные залы, заниматься вашей формой и в течение нескольких месяцев приводить вас в порядок. Поэтому форма выдается вам в подарок. Но не думай, что так будет всегда. Ежедневный бассейн, полтора часа в тренажерном зале – и это все, не считая занятий по специальности. Пропускать категорически не советую. Потеряешь форму – танцевальный минимум не сдашь ни за что. А второй раз тебе форму никто возвращать не будет. Так что посмотри в зеркало, восхитись, попрыгай от радости и приготовься пахать.

Из всего этого монолога Маша уловила только слово «бассейн».

– Я не смогу в бассейн, – пролепетала она, – там плавают другие люди. Они там… Пожалуйста, можно что-то другое, только не бассейн?

Виола посмотрела на нее строго:

– Если бы было можно, я бы тебе так и сказала. Поблажек не будет!

Маша тяжело вздохнула. Кажется, они уже не подружатся. Ну тогда она ничего не теряет.

– А Рая и правда ваша сестра? – ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы выговорить эти простые в общем-то слова.

– Какая еще Рая? – недовольно спросила Виола.

– Моя подруга, мы вчера были в стриптиз-клубе. И вы… или не вы… но как вы… и тоже Вита… Там… И это все из-за вас…

– Так, стоп, – остановила ее преподавательница. – Сейчас ты выдыхаешь и внятно пересказываешь мне все, что хотела сказать. Внятно и по порядку!

Кажется, строгая преподавательница не собиралась злиться.

И это придало Маше храбрости. Она довольно связно пересказала события вчерашнего вечера, и ту ее часть, которая касалась близнеца и тезки Виолетты.

Когда рассказ закончился, куратор какое-то время раздумывала.

– Ты хочешь сказать, что кто-то, похожий на меня, назвался моим именем и фактически подстроил то, что ты оказалась здесь, – строго спросила Виола.

Маша напряглась. Теперь получалось, что она обвинила строгую даму непонятно в чем… Плохо! Но менять что-то уже поздно.

 И она обреченно кивнула.

– Это очень неприятная история, – сказала преподавательница. – Но не думаю, что ею стоит с кем-нибудь делиться. Давай оставим это между нами, а я обещаю разобраться с тем, как такое могло случиться.

Маша с облегчением вздохнула. Значит, репрессий не будет.

– Конечно, я никому… – затараторила она и начала потихонечку отступать к выходу.

– Стой! – снова окрик преподавательницы.

Маша вздрогнула и остановилась. Или все-таки будут репрессии?

– В шесть утра в бассейне меняют воду. Студенты подтягиваются только к семи. Так что если научишься вставать пораньше…

– Спасибо, спасибо вам огромное! – заулыбалась Маша.

Теперь она готова была расцеловать преподавательницу. Но наткнувшись на строгий взгляд, решила, что все-таки это не нужно делать, и скрылась за дверью.

***

Она вышла из класса и облегченно вздохнула. Вроде бы все идет не так уж и плохо.

Хотя, конечно, предстоящий бассейн плюс полтора часа тренажерки, плюс занятия по специальности (а это наверняка и вовсе полный кошмар!) вряд ли можно назвать хорошей новостью. Но чувствовала она себя хорошо, так хорошо, как никогда. Даже голод, который совсем недавно ее мучил, ощущался уже не так сильно. Интересно, в чем тут дело?

Маша проходила возле большого зеркала. Зеркала тут были везде – словно нет для студентов занятия важнее, чем себя рассматривать. Она бросила в него короткий взгляд и вскрикнула, не поверив своим глазам.

Остановилась. Всмотрелась в свое отражение и поняла, что поверить все-таки придется. Девушка в зеркале выглядела потрясающе. Она была ничем не хуже всех этих моделей, которые населяли ее общежитие, а может, даже и лучше.

Так вот что Виола имела в виду, когда говорила про идеальную форму! Трудно сказать, что там с харизмой, но форма была просто потрясающей!

 

 Маша отошла от зеркала. Сделала несколько шагов. Прислушалась к себе. Невероятно! Новое тело она и ощущает иначе, и ведет себя в нем по-другому.

Спина у нее прямая – и это так естественно идти, расправив печи. И походка легкая, шаг пружинит… Да все тело словно поет и вибрирует, и хочет двигаться. Двигаться как никогда? Интересно, а сможет она?..

Маша подошла к подоконнику, уцепилась за него и легко разъехалась в поперечный шпагат. И это в туфлях на каблуках!

Если бы ей сказали, что такое возможно, она ни за что бы не поверила. Но она это делает. Маша перенесла тяжесть тела на руку и легко встала со шпагата.

Обалдеть!

Теперь понятно, почему не надо сориться с Виолой. Подарки, которые она выдает, действительно круты.

А еще понятно, почему нужно пахать, чтобы сохранить такую форму. Маша еще раз подошла к зеркалу и улыбнулась своему отражению. Она себя нравилась: огненно-рыжие волосы и чертики в глазах. Невозможно быть занудой, если во всем теле ощущаешь такую жажду жизни, такую жажду движения. Ну и кто там что говорил, что сознание определяет бытие?

Вот оно бытие – определяет все!

Легкой походкой она летела по коридору, радуясь каждому шагу, каждому движению, каждому повороту головы. Она была совершенна!

И вдруг все изменилось. Чья-то тяжелая рука легла ей на плечо.

Рывок – и она уже прижата к стене. А над ней нависает тот самый брюнет, что советовал Морису от нее избавиться…

– Ты что?..

– Я знал, что от тебя будут только неприятности, – его красивое лицо искажено злостью, и уже не выглядит таким красивым. – Так вот послушай, золотая наша. Очень не советую тебе усердствовать в учебе, особенно в том, что касается магии.

Его лицо близко – слишком близко. Он смотрит прямо ей в глаза. И что-то в этом взгляде меняется. Гнев уступает место чему-то другому. Удивлению?

Брюнет продолжает выбрасывать слова, но, кажется, он уже не так в них уверен:

– Танцульками занимайся – хоть сто порций, но если увижу, что ты… – договорить он не успел.

Словно вихрь налетел откуда-то со стороны и оттолкнул его от Маши.

– Совсем с ума сошел, отставь девчонку!

Это не вихрь. Это Морис – тот самый парень, что приволок ее сюда.

– А я и не пристаю, – зло огрызнулся тот, – я предупреждаю. Или ты альтруистом резко заделался? Так вот напомню тебе, что вакансий всего три и претендентов на них тоже три. Но если ты готов уступить свое место ей, то пожалуйста, а я не готов. Не для того я торчу в этой дыре, чтобы ничего за это не получить!

– Не ты один торчишь тут не для того… Но борьба должна быть честной.

Чернявый взвился:

– Ты что, совсем с катушек съехал? Не будет честной борьбы! Ты слышал, у нее золото. Золото! Если она захочет, она всех нас уделает одной левой.

Да что он привязался к этому золоту?

Морис невозмутимо ответил:

– Она хочет только вернуться домой, оставь ее в покое.

– А я хочу, чтобы и через год она хотела того же самого, – зло бросил брюнет.

Он сделал шаг в сторону Маши. Девушка в ужасе зажмурилась и вжалась в стену.

 Но Морис тоже сделал шаг вперед и заслонил ее собой.

– Ну-ну, – хмыкнул ее обидчик, – рыцарь значит! Сделай себе костюм с доспехами. Он тебе пригодится, когда до пенсии плясать будешь.

Он последний раз зло глянул на Машу и ушел.

– Ты в порядке, Джессика? – спросил Морис.

Джессика…. Так бы и стукнула защитничка.

– Не очень вообще-то. Теперь ко мне все так здесь будут относиться? Что еще за золото?

– Золотое свечение… Это очень высокий уровень магических способностей, – стал объяснять парень, – бывает очень редко. Будь у меня золото, – он улыбнулся, – не я бы пытался поступить в вуз, а вузы бы за меня дрались.

– А что способности даются раз и навсегда?

– Нет, конечно, их развить можно. Можно профукать, если не развивать. Как с любыми человеческими способностями. Здесь их измеряют в начале года и в конце, чтобы видеть динамику. Но так, чтобы сразу золото!.. Это редкость.

– Так что все здесь будут меня ненавидеть, – сделала неутешительный вывод Маша.

– Не все. На самом деле большинству все равно. Они здесь так, пережидают… Но, конечно, есть кое-кто, кому совсем не все равно.

– Ты, например… – усмехнулась Маша. Со слов брюнета выходило, что Морису очень не все равно. И лишние соперники не нужны.

– От меня неприятностей можешь не ждать. Вакансию получит достойнейший, если это будешь ты, так тому и быть.

– А от него ждать?

– И от него не ждать. Понимаю, тебе трудно в это поверить, но он нормальный парень. Просто эта вакансия для него очень важна. Вот он и боится, что ты… Хотя это его не оправдывает.

– Не нужна мне эта ваша вакансия, я домой хочу.

– Тогда тем более говорить не о чем.

За этой беседой Маша не заметила, как они дошли до общежития. Зато очень хорошо заметила любопытные взгляды из окон. И подумала, что теперь она точно для всех девушка Мориса, и избавиться от этого звания уже не получится.

Они остановились у двери. Нужно было что-то сказать. Например, поблагодарить за помощь. Если бы не Морис, никто не знает, чем бы закончилась ее милая беседа с агрессивным брюнетом.

Почему-то воспоминание об обидчике не вызывало страха. Скорее, интерес. Что-то произошло, когда тот пытался урезонить невесть откуда взявшуюся соперницу. Что же?

Но с этим она разберется позже. Или не станет разбираться вообще. Сейчас у нее есть и более серьезные проблемы:

– Три вакансии. Три претендента. Ты, он. А кто третий?

– Третья, – поправил ее Морис. – Мадлена. И вот ее тебе действительно стоит опасаться.