Игрушка для чёрного мага

Tekst
6
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Игрушка для чёрного мага
Игрушка для чёрного мага
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,96  25,57 
Игрушка для чёрного мага
Audio
Игрушка для чёрного мага
Audiobook
Czyta Альфия Т.
18,42 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 7

Вот так в один прекрасный день человек просыпается утром самим собой, а уже после завтрака понимает, что жизнь его поменялась и сделала это самым коренным образом.

После чудесного внешнего преображения Лина проснулась в приподнятом настроении. И грела ее мысль, что Люка не будет целую неделю, что она сможет найти свободное между занятиями время и улизнуть в город, навестить семью, пообщаться с Катей не по телефону. Понятно, что разрешения на это она не получала, но ведь и запрета тоже не поступало. Да если уж на то пошло, то Люк даже не посчитал нужным предупредить ее о своем отъезде, передал новость через служанку. А она как раз то и планировала сделать, что поговорить с ним о выходном дне. Как он, так и она, все по-честному.

Первое разочарование ее постигло в лице все такой же улыбчивой Оксаны, которая ждала Лину в холле, пока та завтракала, ни о чем не догадываясь. Не то чтобы она не рада была ее видеть, но как-то не рассчитывала на столь скорую встречу. Оказывается, обзаведением новой одеждой и посещением салона красоты их общение не ограничивалось, а только начиналось. Не достаточно иметь красивые вещи, нужно еще уметь их носить, знать, какая именно подходит тому или иному случаю. Все это Оксана объяснила ей на первом уроке, которых отныне у нее планировалось два в неделю.

Урок проходил в спальне Лины, и присутствовала на нем Вероника тоже. Доставая каждую вещь из пакетов, Оксана объясняла, почему выбрала именно эту, такой расцветки и фасона, давала краткую характеристику ткани и передавала вещь Веронике, чтобы та ее торжественно повесила на отведенное в шкафу место.

До этого урока Лина и понятия не имела, что наука красиво и правильно одеваться тоже существует и включает в себя целый свод правил, что одежда делится не только на повседневную и выходную, но даже по времени суток нужно выбирать именно подходящую этому времени. Белье бывает повседневное, вечернее и спортивного образца. И стоит его строго разграничивать. Можно подумать, что если вдруг на каком-нибудь приеме на Лине обнаружится лифчик не подобающий случаю, то она станет предметом всеобщей насмешки. Оксана довольно спокойно отреагировала на скептицизм Лины и объяснила, что все эти знания облегчат жизнь прежде всего ей, что гораздо удобнее под вечернее платье надевать кружевное боди, нежели спортивный топ.

Первый урок по имиджу закончился одновременно с тем, как Вероника разложила и развесила все обновки. К тому моменту Лина чувствовала себя загруженной информацией сверх всякой меры, и эту информацию ей еще нужно было переварить.

А уже через полчаса все та же Вероника доложила о приходе учителя этики и эстетики – Аристарха Ивановича, как сам представился высокий худощавый мужчина довольно преклонного возраста и показавшийся Лине чересчур манерным.

Полтора часа Аристарх Иванович пространно и со вкусом рассказывал Лине об этикете, вернее о той его части, что на сегодняшний день канула в Лету. Он так восхищался нравами, царящими когда-то раньше и описанными в классической литературе, что Лине даже в какой-то момент показалось, что он не из нашей эпохи, а явился из прошлого – времен галантных кавалеров и очаровательных прежде всего в своей скромности дам. И весь его рассказ сводился к одному, что основой этикета является уважение к человеку, независимо от его социального статуса, что на этом построены все его каноны. А она размышляла на тему, что уроки у Аристарха Ивановича нужны не ей, а Люку, которому понятие уважения, судя по всему, вообще не свойственно.

После двух насыщенных уроков Лина и не заметила, как наступило время обеда. А вкусив сытной пищи, еще за столом начала клевать носом. Два часа, что оставались до урока танцев она решила посвятить сну, в который даже не заметила, как провалилась, едва голова коснулась подушки. И разбудила ее Вероника словами:

– Ангелина Сергеевна, внизу вас ждет учитель танцев.

Интересно, отчего эта девушка такая довольная и раскрасневшаяся, что Лина даже спросонья это заметила? Но следовало поторопиться, чтобы не заставлять человека ждать. Первый урок этики и эстетики поведения она усвоила, кажется, на отлично.

И этот мужчина будет учить ее танцевать вальс? Лина затормозила на лестнице, разглядывая типичного представителя брутальных самцов. Высокий, накаченный как бодибилдер, в потертых джинсах и тенниске, учитель танцев производил неизгладимое впечатление. Добавьте к этому бритый череп и стильную бородку, и становилось понятно, отчего так разволновалась Вероника. Лина теперь даже не сомневалась, что именно этот субъект привел служанку в подобное состояние.

– Ангелина, я Тимур, – направился к ней через холл он, едва она спустилась с лестницы.

– Приятно познакомиться, – пожала Лина протянутую руку, подмечая симпатичную татуировку шипастой розы.

– Вот уж не думал, что доведется обниматься с такой очаровательной особой, – расплылся он в улыбке, удерживая руку Лины. – Шучу, – тут же рассмеялся, видя ее растерянность и выпуская руку. – В этих вопросах я предпочитаю взаимность и не смешивать работу с личной жизнью. Да и что-то мне подсказывает, что вы принадлежите другому, – подмигнул он ей, совершенно сбивая с толку.

Ну вот почему этот Тимур кажется ей настолько очаровательным, даже несмотря на столь экстравагантный внешний вид и фривольное поведение? Или с момента появления в этом доме она впервые столкнулась с естественностью, не завуалированной хорошими манерами или сдержанностью? Как бы там ни было, Тимур Лине понравился и бороться с этим чувством она не собиралась. А потому лишь мило ему улыбнулась.

– Расположимся здесь? – окинул взглядом Тимур холл. – Наверное, это помещение самое просторное в доме. А нам, как вы понимаете, нужно место, – снова подмигнул он. – Как вы относитесь к Венскому вальсу? – тут же спросил, отходя к небольшому музыкальному центру, которого раньше тут не было. По всей видимости, его Тимур привез с собой.

– Не такой уж я ценитель музыки, чтобы как-то к нему относиться, – улыбнулась Лина.

– А я люблю Штрауса. Не зря его называют королем вальса.

Звуки музыки наполнили комнату.

– Прислушайтесь. Почувствуйте музыку, ее такт…

Тимур враз преобразился. Вытянулся, постройнел еще сильнее, подбородок поднял вверх и прислушался словно к чему-то, доносившемуся только до него. Лицо его стало таким одухотворенным, что даже несмотря на грубые черты показалось Лине красивым. Вот теперь она поверила, что он действительно танцор. Весь его вид кричал об этом. Сама она не почувствовала ничего особенного, разве что была согласна с ним – музыка на самом деле красивая, даже где-то чарующая. Под нее так и хочется заскользить по залу.

– Это не самый старинный вальс, как и не самый классический. Ему всего-то два века, – открыл Тимур глаза, вновь улыбнувшись во весь рот. Сдается Лине, что это самый улыбчивый мужчина из всех, с которыми она знакома. И улыбка его тоже располагает к себе. Вот у кого Люку нужно поучиться. – А еще он довольно прост, в нем нет сложных элементов. Идите сюда, – поманил он ее.

Как только Лина приблизилась, Тимур обхватил ее за талию и прижал к себе, чем ужасно смутил. Она даже невольно покраснела.

– Это важно, Лина, – произнес Тимур ей на ухо, прижимая к себе еще крепче. – Касание партнера в районе талии. Чувствуете? Вот так, – обозначил он свою руку на ее талии легким похлопыванием. – Прежде всего, вы должны чувствовать партнера. Но танцевать с вами я сегодня не буду, – выпустил он ее из объятий, и Лина невольно перевела дух, чувствуя, как охлаждается лицо. – Сегодня мы разучим элементы разминки, с которых и будут начинаться все наши последующие занятия.

Разминка Лине понравилась. Выполнялось все медленно, даже немного томно, но в то же время, в такт не самой плавной мелодии. Подъем на носки, фиксирование рук на расстоянии плеч, пальцы должны быть выпрямлены, носочек оттянут… Тимур считал «Раз, два, тир, раз…», а Лина выполняла упражнения, и выглядело это так естественно, словно она уже давно берет у него уроки танцев.

– Следующее занятие в пятницу, в это же время, – сообщил Тимур, когда первый урок подошел к концу. – Вы очень гибкая и талантливая ученица, Лина. Думаю, совсем скоро, на каком-нибудь балу вы затмите всех, – подмигнул он и был таков.

Все последующие дни Лина была настолько занята, что освобождалась только к вечеру и такая уставшая! Сил хватало разве что на расслабляющий душ и добраться потом распаренной до кровати. А ночью все начинало прокручиваться по новой. Правила, правила, правила… Столовые приборы и их назначение. Грамотные обороты речи и канцеляризмы. И танцы! Если наяву она еще не умела толком танцевать, то во сне вальсировала только так. А на утро просыпалась далекая от бодрости, словно и не спала вовсе.

К пятнице, на которую был назначен урок риторики и танцы, Лина уже проклинала все на свете. Дошло до того, что даже мелькнула шальная мысль прикинуться больной и вовсе не вставать с кровати. Но поразмыслив немного, она придумала кое-что получше. Как-нибудь она выдержит и этот день, а после урока танцев отправится к маме. Та уже обижалась и нешуточно, за то, что дочь свела общение с ней к телефонным разговорам. Да и сама Лина ужасно соскучилась по всем.

Принятое решение придало Лине бодрости. Она даже позавтракала с аппетитом, а не поковыряла вилкой в тарелке, как в последние дни. И нудному учителю риторики нашла в себе силы улыбаться. Под конец урока тот даже стал поглядывать на нее с интересом, наверное, решил, что она с ним заигрывает. Вот уж поистине – седина в бороду, бес в ребро. Ему лет-то, наверное, не меньше шестидесяти. Поди и внуки есть. А все туда же… Ну да ладно, в любом случае Лина вздохнула с облегчением, когда распрощалась с ним до следующей недели.

А традиционно в четыре ее в холле дожидался Тимур. И как обычно первой реакцией на него стала мысль, что вот ну никак он не вяжется с учителем танцев. Правда так Лина думала только до тех пор, пока Тимур не начинал двигаться. Танцевал он так, что можно было засмотреться. И оказывается, он являлся лауреатом многих конкурсов, в том числе и международных. Ну кто бы сомневался, что Люк ей не пригласит штатного танцора в качестве учителя. Этот мужчина привык, чтобы у него было все лучшее. А так как она сейчас тоже его, то и на нее это правило распространялось.

 

Урок подходил к концу, и они с Тимуром отрабатывали элемент вальса, когда партнер становится на колено, а партнерша скользит вокруг него. Мыслями Лина уже была далеко от этого холла и дома, когда дверь распахнулась, и на пороге предстал Люк собственной персоной. Сердце Лины ухнуло куда-то вниз. И даже Тимур немного растерялся, заметив, с каким хмурым видом рассматривает их работодатель.

– Как успехи? – заговорил Люк, и Лину моментально пробрала дрожь от его голоса с легкой хрипотцой.

– Лина… простите, Ангелина Сергеевна, – поправился Тимур. Впрочем, подобострастия Лина в его голосе не подметила. Он гораздо быстрее нее справился с удивлением, встал, отряхнул брюки и направился к Люку для приветствия. – Она очень талантливая ученица, – обменялись они рукопожатиями. – И совсем скоро она будет вальсировать весьма недурно.

– Рад, – протянул Люк, окидывая Лину с головы до ног и на последних задерживая взгляд. А одета то она была специально для танцев – в обтягивающий топ, короткую юбку-разлетайку и темно-синие лосины. На ногах ее были туфли на высоченном каблуке. Она только-только научилась в них нормально передвигаться и первый раз обула на урок. И надо же было, чтобы Люк ее увидел именно в этом наряде!

– Собственно, мы уже закончили, – спохватился Тимур, посмотрев на часы. – У меня сегодня еще урок. Увидимся во вторник, – взглянул он на Лину, традиционно подмигнув, и был таков.

И тут Лина вспомнила, что запланировала на сегодняшний вечер. Внезапное появление Люка заставило ее растеряться до такой степени, что она забыла обо всем. А сейчас так расстроилась, что едва не заплакала. Ну кто бы мог подумать, что он заявится тогда, когда она его даже примерно не ждала! Почему не в понедельник или любой другой день, но после выходных, на которые она так рассчитывала?!

– Далеко собралась? – остановил ее голос Люка, когда она уже находилась на половине пути к лестнице.

– В свою комнату, – развернулась к нему Лина. – Нужно принять ванну и переодеться к ужину.

– А что с лицом? – приблизился он к ней, не переставая пристально разглядывать. – Не ждала меня? – усмехнулся с явной издевкой в глазах.

– Не ждала, – честно ответила Лина и снова собралась уйти. И опять он ей не позволил, на этот раз схватив за руку.

– Покажешь мне, чему научилась?

– Я устала, – попыталась отвертеться Лина, но не тут-то было.

– Ничего. Надолго я тебя не задержу.

– Я еще плохо танцую. Тимур сильно преувеличил.

– А вот это мы сейчас и проверим…

Он развернул ее к себе лицом и обхватил за талию. Даже на таких каблуках Лина была значительно ниже Люка. А рука его жгла кожу, угнездившись аккурат на обнаженном участке, между юбкой и топом. Ну и конечно же, зная правила, прижал Люк ее к себе достаточно крепко, чтоб внутри у Лины все замерло и дыхание перехватило от его близости и уже знакомого аромата его парфюма.

– Музыки нет, – слабо проговорила Лина, цепляясь за последний аргумент.

– Ничего, я посчитаю… И-и-и… раз, два, три, раз…

Они закружились по комнате, а Лине казалось, что это голова ее идет кругом, и сама она только потому не падает, что Люк ее все так же крепко продолжает прижимать к себе. Конечно же, пару раз она шагнула невпопад и наступила ему на ногу. Слава Богу, у него хватило такта не комментировать ее ошибки. Правда почти сразу же Лина убедилась, что язвительность Люка не уснула, а лишь затаилась на время.

– Танцуешь ты, на самом деле, пока еще не очень, – остановился он, выпуская ее из объятий. Лина невольно пошатнулась, но вовремя взяла себя в руки и даже смогла посмотреть на него. – Так что же тебя так расстроило? Не мое же появление на самом деле? – прищурился он.

А, была-не была! И Лина честно ему призналась, что хотела сегодняшний вечер провести с родными.

– Мама волнуется и обижается, – добавила, чувствуя, как невольно задрожали губы. Еще не хватало разрыдаться тут перед ним!

Люк какое-то время молча разглядывал ее, а потом сказал:

– Валера отвезет тебя. Подождет, сколько потребуется и доставит обратно.

Лина смотрела вслед мужчине и не верила, что это сказал он. Он ее отпустил на весь вечер! А потом она не выдержала, взвизгнула и подпрыгнула на месте. Правда тут же взяла себя в руки и побежала в свою комнату переодеваться.

Глава 8

– Линка, ты чего с собой сделала?!

Брат ходил вокруг нее и рассматривал, как редкий музейный экспонат. В глазах мамы читалось такое же удивление, разве что эмоций она не выказывала, но тоже посматривала на дочь опасливо. Лина же лихорадочно соображала, что нужно врать, чтобы выглядеть убедительной.

– Ты теперь похожа на этих… из журнальчиков. И пахнет от тебя так… шикарно! – втянул Егор носом воздух. – Мам, а житье не дома то пошло Линке на пользу! Может, мне тоже переехать? – усмехнулся он, и тут Лина поняла, что именно думает ее брат. А решил он, что у нее появился богатый любовник. И почему-то сразу так стыдно стало, словно подобное считается позором, хотя такое случается сплошь и рядом. Да и как ни крути, что бы она сейчас не придумала, ни в одну другую версию мама не поверит. А вот с мыслью, что дочь уже выросла, ей придется смириться. Да и в конце концов, почему только Люк должен ее использовать? Ведь и ей тогда придется врать матери гораздо меньше, расскажи она ей сейчас хоть часть правды.

Егорка уже давно ускакал на улицу, а они с мамой сидели на кухне и пили чай с тортом, что купила Лина по дороге домой. Где-то там, в подворотне, стоял черный джип, в котором ее дожидался Валера. Теперь она знала имя этого молчаливого и сурового с виду мужчины. Наверное, водители богачей по большей части все такие.

– Дочь, он хоть не старый? – спросила мама, и Лина поняла, что даже этот вопрос дался ей с трудом.

– Нет, мам, не старый, – невольно опустила взгляд Лина, рассматривая остатки чая в чашке.

– А где ты с ним познакомилась?

– В баре, – пожала она плечами. Хотя, такие как Люк, в заведения наподобие того, где она работала, точно не ходят. Но этого маме знать не обязательно.

– И какой он?

Этот вопрос заставил Лину задуматься. А какой Люк?

– Красивый, – кивнула Лина собственным мыслям.

– Ну я же тебя не об этом спрашиваю! – повысила голос мама. – С лица воды не пить. Какой он по характеру? Не обижает ли тебя? Любишь ли ты его?

Господь! Ну о какой любви она говорит! И как можно ответить на столь простые на первый взгляд вопросы, если весь образ жизни, что вела сейчас Лина, обижал ее. Но это всего лишь работа, о которой маме точно лучше не рассказывать. А это значит, что придется придумать версию специально для нее, где она сотворит такого Люка, ради которого, действительно, можно нарушить устоявшиеся принципы и согласиться на роль любовницы.

– Мам, он хороший. Добрый и веселый. Правда, работает очень много. Он даже нанял мне учителя танцев. Ты же знаешь, как я мечтала ходить на танцы, – улыбнулась Лина. Она, действительно, все детство грезила танцами, но так и не смогла на них записаться.

– А чем он занимается?

Вопрос поставил Лину в тупик. А чем, собственно, занимается Люк? Единственное, что Лина знала, так это то, что у него есть свое модельное агентство. Но доход ему приносит явно ни оно одно. Только вот, посвящать ее в вопросы бизнеса никто не собирался. А потому и здесь ей пришлось придумывать самой.

– Он занимается автомобилями. У него много автосалонов, в разных городах… Мам, теперь нам станет полегче, – коснулась она натруженной руки, лежащей на столе.

– Не в деньгах счастье, доча, как бы банально это не звучало. Любовь важнее всего.

И это говорит ее мама, которая прогнала отца, когда Егорке исполнился год. А потом тот уехал на север и больше о нем они не слышали, как и помощи от него не было никакой. Неужели мама когда-то любила его? Похоже на то… Кажется именно отражение давно забытого чувства вкупе с щемящей тоской читала она сейчас в родных глазах.

– Рано еще говорить о любви, мам, – уклончиво ответила Лина. – Не так давно мы и знакомы.

– Но это не помешало тебе переехать к нему жить, – усмехнулась мама.

– Он так захотел. Да и мне пора стать хоть немного самостоятельной.

– Это не самостоятельность, а зависимость, – снова посуровела мама.

– Так сейчас живут многие, – разозлилась Лина из-за собственной беспомощности, что исчерпала все аргументы. – И я ничем не отличаюсь от остальных.

– Кроме того, что воспитывала я тебя по-другому. Ну да ладно, – вздохнула мама, – поздно уже. Тебе, наверное, пора?

Уходила из родного дома Лина в растрепанных чувствах. Не о таких семейных посиделках она мечтала, это точно. С мамой они договорились, что навещать их Лина будет раз в неделю, что соответствовало истине. Валера дремал в машине, когда Лина спустилась во двор, борясь с грустью и нежеланием возвращаться в богатый загородный особняк. Впереди маячили выходные, в которые ей чем-то предстоит заняться. И она понятия не имела, какие планы на эти выходные у Люка или какие планы у него на нее и на эти выходные. Ей не хватало информации о собственной жизни, и все острее Лина чувствовала себя марионеткой, которой управляют, дергая за ниточки.

Люка она встретила в холле, в то время как дом уже был погружен в тишину. По всей видимости, все остальные спали. Лина не планировала задерживаться дома так долго, но отъезд свой все оттягивала и оттягивала, пока мама не начала бороться с зевотой. Вот тогда она поняла, что пора и честь знать.

Лина в нерешительности замерла у входа. Вот уж кого не ожидала увидеть на ночь глядя, так это его. Обычно в это время он отсутствовал дома и возвращался ночью. Об этой особенности хозяина Лину просветила Вероника. Получается, сейчас он дожидается ее? В чем еще она провинилась, что заслужила столь поздний выговор? Да и во времени Люк ее не ограничил. И почему он так странно на нее смотрит и молчит?

– Ты изменилась, – наконец, заговорил он и встал с дивана.

– Вашими стараниями.

– Твоими, – поправил он и приблизился к ней. – Повтори.

– Твоими, – посмотрела на него снизу-вверх Лина, все еще не понимая, с каким выражением в глазах это делает он. Вроде не зол, но как-то чересчур сосредоточен.

– Ты еще не готова… – пробормотал Люк словно и не ей вовсе. Но кроме них тут больше никого не было.

– Не готова к чему? – заранее перепугалась Лина.

– Ты должна пойти со мной, – взял он ее за руку и повел к лестнице.

Она не узнавала Люка. Сейчас он больше напоминал того, которого видела однажды ночью, вышедшего из секретной комнаты. И эта его задумчивость… Даже тембр голоса был иной – не напористый и грубоватый, а более мягкий и глубокий. И куда он ее ведет?

Они миновали лестницу, прошли мимо ее спальни. Неужто?.. Додумать мысль Лина не успела – подвел ее Люк именно к той двери.

– Сейчас тебе предстоит кое-что, что, возможно, покажется тебе странным, – повернулся он к ней и заговорил. – Даже не возможно, а покажется точно. Постарайся ничему не удивляться. Просто делай так, как я буду говорить. И запомни, это та часть соглашения, которую нельзя разглашать никому и ни под каким предлогом.

Нет, перед ней стоял все тот же Люк, и последняя его фраза была тому подтверждением.

С замиранием сердца Лина смотрела, как заветная дверь (ну она уже привыкла ее таковой считать) медленно отворяется. Ожидала увидеть все что угодно, но только не кромешную тьму.

– Заходи, – велел Люк.

– Туда? – наоборот попятилась Лина, но он дернул ее за руку и вернул на место. – Не пойду.

– Пойдешь, – шагнул он в темноту первый и втащил ее за собой.

Больше всего Лине сейчас хотелось закричать, но немного отрезвляло сознание благоразумие. Ну не держит же Люк эту комнату лишь для того, чтобы насиловать в ней девиц. И на маньяка он тоже не смахивает, значит, расчлененка ей тут не грозит.

– Молчи и не двигайся, – предупредил Люк.

Это она смогла выполнить с легкостью. От страха и неизвестности ноги буквально приросли к полу, а перед глазами уже начинали плавать разноцветные круги, как это обычно бывает, когда не видно ни зги. Только вот уже в следующую секунду круги эти принялись собираться в центре комнаты, постепенно заливая ее слабым светом. Из них образовывался большой круг, от которого Лина не могла отвести глаз. Он вращался сначала очень медленно, а потом все быстрее и быстрее, переливаясь всеми цветами радуги и становясь все больше. И когда из-за вращения все цвета слились в один, которого не существует в природе, Люк произнес будничным тоном:

 

– Шагай в портал.

Ответить Лина не успела. Догадываясь, что она начнет сопротивляться, Люк просто-напросто подхватил ее за талию и легко забросил во вращающийся круг. Конечно же, она пискнула, но писк ее потонул в чем-то вязком и холодном, где она и оказалась.

Но барахталась она не долго. Почти сразу же под ногами почувствовала твердую поверхность, а круг в центре комнаты начал обратно расслаиваться на отдельные цветные круги поменьше, пока они постепенно не перестали мелькать перед глазами.

– Люк… – позвала Лина, в какой-то момент решив, что он оставил ее здесь одну. Пошутил, испытал на ней какой-то фокус и был таков.

– Испугалась, что бросил тебя? – раздался рядом его насмешливый голос. Вокруг них по-прежнему царила тьма. Хоть бы свет уже включил, что ли. – Пойдем, дольше оставаться здесь нельзя.

Где, здесь? И зачем они вообще заходили в эту комнату? Но спросить Лина ничего не успела, почувствовав, как рука Люка коснулась ее, и потом он крепко сжал ее пальцы, как на пути сюда.

– Приготовься!

– К че?.. – недовольный возглас застрял в горле, когда дверь распахнулась, и глазам Лины предстало такое… такое, что она не могла бы представить себе даже в самых смелых фантазиях!

Вместо привычного балкона второго этажа перед ними была совершенно круглая комната с прозрачными стенами, потолком и даже полом, на котором они и стояли. А за всем этим было небо с мерцающими в нем звездами.

– Добро пожаловать в мой мир, Лина, и в мой дом, – торжественно произнес Люк, с интересом разглядывая ее, видимо, изучая реакцию.

– А это разве и не мой мир тоже? – чувствуя себя полной идиоткой, уточнила Лина. Она очень плохо соображала, потому что никак не могла побороть страх от мерцающих под ногами звезд.

– Твой мир остался очень далеко, в параллельной реальности, – снисходительно ответил Люк, а Лина на всякий случай пригляделась к нему повнимательнее. Уж не разыгрывает ли он ее на ночь глядя? Кто знает, какие замашки у этих богачей. Могут и экзотические аттракционы, типа этого держать в доме, о которых нормальные люди даже не догадываются. – Лина, это все происходит на самом деле и никакой это не розыгрыш, – правильно расшифровал он эмоции на ее лице. – Только, давай подробнее обо всем поговорим завтра. Обещаю рассказать тебе так много, сколько только смогу. А сейчас я с ног валюсь от усталости.

– Стой! – схватила его Лина за руку, когда он шагнул в сторону. – Мы в космосе? – осенило вдруг ее, глядя на все эти звезды.

– Нет, мы не в космосе, – вымученно вздохнул Люк и снова повернулся к Лине лицом. – Но так уж случилось, что в моем мире мы не ходим по земле, по той простой причине, что у нас ее нет.

– А звезды?..

– А что звезды? Это нормально, когда ночью светят звезды. Днем тут все выглядит совершенно иначе. Но это ты тоже увидишь завтра…

– Везде светят? И под ногами? – вновь придержала его Лина. – И куда делась дверь? – обернулась Лина и ничего, кроме все той же прозрачной стены не обнаружила.

– Туда же, куда деваются все двери, когда их закрывают.

– У нас они никуда не деваются.

– Лина, ты не у вас! – повысил Люк голос, схватил ее за руку и потащил за собой со словами. – Спать! Все вопросы завтра!

А вот и дверь! С виду совершенно обычная. И появилась она в стене, когда Люк к ней прикоснулся. Но к тому моменту Лина уже ничему не удивлялась, решив, что спятила окончательно. Все это происходить на самом деле просто не могло. И даже возможно, что она уснула в машине, по дороге из дома, и сейчас ей снится сон.

За дверью оказалась комната, чем-то напоминающая ей ее комнату в доме Люка. Только вся мебель здесь выглядела побогаче что ли. Возможно, такое впечатление складывалось из-за царящей повсюду позолоты.

– Спокойной ночи, Лина, – зачем-то поклонился ей Люк. – Завтра за завтраком мы все обсудим подробнее.

Стоило только двери закрыться за ним, как она исчезла. Сначала Лина испугалась, а потом едва не захлопала в ладоши от радости, когда прикоснулась к стене (слава богу, в этой комнате они были самыми обычным, крашеными и шершавыми на ощупь) и дверь снова появилась. Лина даже приоткрыла ее, надеясь увидеть привычную балюстраду, но тут же захлопнула обратно, наткнувшись на звездное подмигивание. Больше она открывать дверь не рискнула, но еще раз десять прикасалась к стене, чтобы та появлялась.

– Ничего, ты не Алиса, а это не Зазеркалье, – пробормотала Лина и побрела к кровати.

То ли от перевозбуждения, то ли от усталости, но сон сморил ее моментально. И приснилось Лине, что летит она по небу, разгоняя звезды руками. А они, настырные, так и лезут в лицо.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?