Ключевые идеи книги: Проклятые экономики. Андрей Мовчан, Алексей Митров

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ключевые идеи книги: Проклятые экономики. Андрей Мовчан, Алексей Митров
Ключевые идеи книги: Проклятые экономики. Андрей Мовчан, Алексей Митров
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 41,28  33,02 
Ключевые идеи книги: Проклятые экономики. Андрей Мовчан, Алексей Митров
Audio
Ключевые идеи книги: Проклятые экономики. Андрей Мовчан, Алексей Митров
Audiobook
Czyta Дмитрий Евстратов
20,64 
Szczegóły
Ключевые идеи книги: Проклятые экономики. Андрей Мовчан, Алексей Митров
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

www.smartreading.ru

Краткая история «ресурсных проклятий»

Что убивает государства

Цикл развития общества напоминает жизнь отдельно взятого человека. В какой-то момент множество факторов (география, экономический уклад, социальный строй) более или менее случайно соединяются, и некая группа людей оказывается способна себя прокормить и защитить. Затем со свойственной подросткам агрессией эта группа расширяет жизненное пространство, придумывает идеологию, которую передает из поколения в поколение. Общество находит свое место на мировой карте и какое-то время существует в установленных рамках. А потом дряхлеет – распадается, дает жизнь новой общности или вовсе исчезает. Вот только естественная смерть общественного строя – вещь очень редкая. Гораздо чаще государства умирают в результате болезни, причем умирают долго, мучительно, не желая верить в свой конец. Эта болезнь зарождается незаметно, но приводит к разрушению всей системы жизнеобеспечения. Болезнь коварна: сначала она приносит государственному телу одни удовольствия, расслабляя его, лишая конкурентоспособности, и лишь затем наносит разрушительный урон.

Причина этой болезни – ресурс: обнаруженные на территории страны запасы блага, на которое есть большой спрос. Это могут быть нефть, газ, золото, рабы – вид ресурса значения не имеет, речь идет о любом преимуществе, которое обеспечивает государство доходом, не пропорциональным вложенным усилиям.

Чтобы ресурсное благо превратилось в проклятие, ресурс:

▶ должен пользоваться таким спросом, чтобы принципиально изменить экономическую структуру страны-владельца;

▶ должен быть достаточно долгосрочным, но не вечным;

▶ должен выделять страну-владельца на фоне благосостояния других стран;

▶ можно приватизировать;

▶ не должен способствовать развитию производства и экономическому прогрессу: напротив, он заставляет государство поверить в то, что счастливое положение дел установилось на веки вечные и можно не предпринимать никаких усилий по управлению ситуацией.

Насколько разными могут быть отношения с ресурсом, показывает опыт многих государств в разные периоды истории.

Древний Рим, или Слишком богатая столица

С точки зрения современной экономики Римская империя была очень прогрессивным государством. Римляне не просто имели представление об активах и пассивах, сложных процентах, идее дисконтирования и приведенной стоимости – они включили их в повседневную финансовую реальность. Эта экономическая система распространялась и на обширные провинции, побуждая их к деловой активности. Эффективности финансовых отношений способствовало повсеместное и крепкое римское право. Римская валюта в полном смысле была мировой, распространяясь вплоть до Китая. Почему же Рим пал?

Все началось с того, что римляне ввели социальное обеспечение неимущих. Римская демократия так зависела от плебеев, что готова была раздавать зерно всем, кто сочтет себя нуждающимся (таких было до 15 % граждан). Для этого требовалась масса пшеницы, на нее был введен прогрессивный налог, урожай стал утекать в казну, а когда сельское хозяйство стало потихоньку чахнуть (стимул к увеличению урожайности у него пропал совершенно), Рим стал покупать зерно у провинций. Огромную статью расходов составляла армия, когда-то обеспечившая империю новыми землями, но со временем превратившаяся в орду нахлебников. Росла и орда чиновников. Рим все меньше производил и все больше импортировал, причем в основном предметы роскоши. А капитал постепенно уходил в колонии – подальше от стагнирующей столицы. К I веку нашей эры Рим производил деньги и культуру, а колонии – все остальное. Жизнь в Риме постепенно дорожала, население заметно сокращалось, утекая в колонии. Столица становилась все более пустынной, а регионы богатели; в конце концов роль Рима как финансового центра свелась на нет. Стали отказываться даже от римских денег – оказалось, они сильно дороже себестоимости.

Исторические клише описывают Рим как жертву северных варваров. Но не они причина смерти империи (варвары, напротив, по привычке верили в мощь Рима и поначалу даже пытались чеканить обесценившиеся римские монеты). Рим стал жертвой ресурсного проклятия, а ресурсом стали колонии, которым столица передоверила всю экономическую активность, вызвав торговый дисбаланс и глубокую инфляцию.

Китай, или Опиумное спокойствие

К XV веку Китай обгонял Европу в развитии на 200–300 лет: он имел преимущество в живой силе (только в Центральном Китае проживали 85 млн человек, а во всей Европе – около 60 млн), инновациях (порох, бумага, книгопечатание), уровне образования (грамотность среди граждан Поднебесной была распространена куда шире, чем среди европейцев). Однако спустя 100 лет именно европейцы возьмут контроль над океанами, а через 200 опередят Китай в области технологий – Китай же будет нищей окраиной мира, почти целиком зависящей от торговли опиумом. Как это вышло?

Китай в XV веке был устроен подобно Римской империи – центральная часть была окружена множеством провинций. Но в отличие от Рима эти провинции были обложены огромными налогами и потому не имели возможностей для развития и конкуренции. Инициатива в Китае XV века вообще не приветствуется: согласно конфуцианским канонам, каждый должен знать свое место и выше всего ценить стабильность. Она поддерживается огромной армией чиновников. Обширное население и высокая производительность не дают стране обнищать, но и ничего нового она в это время не создает. Внешней угрозы тоже не предвидится. В результате экономика медленно стагнирует, технологии ветшают, армия, защищающая обширные просторы страны, деградирует, не имея ни боевого опыта, ни нового оружия. А изоляция от внешнего мира не дает заметить отставание.

В XVIII веке Китай открывает курение опиума. Ост-Индская компания, близкая в то время к разорению, всячески заинтересована в том, чтобы создать в Китае новый рынок опиума, – и преуспевает в этом, за 100 лет увеличивая потребление наркотика в Поднебесной в 75 раз. Китай не может ответить на это ни экономическими мерами, ни военными (итог – унизительные для нации опиумные войны). Опиум становится универсальным средством платежа и причиной чудовищной коррупции, которой охвачены позабывшие о конфуцианстве чиновники.

Роковым для Китая ресурсом оказалось его географическое положение, позволившее консолидировать вокруг себя весь регион и успокоиться в отсутствии конкуренции, в то время как неспокойная раздробленная Европа, напротив, могла сделать ставку лишь на конкурентоспособность – и победила. Похожая «стабильность», опирающаяся на дряхлеющее советское технологическое наследие, не поощряющая конкуренции, держащая регионы на полуголодном пайке, наблюдается в современной России. Ситуация усугубляется тем, что Россия, в отличие от средневекового Китая, и прежде не опережала Европу в развитии.

Америка, или Тарифы

Иногда ресурс ослабляет всю страну, а иногда способствует ее расколу и даже превращает одну часть страны в ресурс для другой ее части. Таков случай США середины XIX века.

Америка в это время – страна со слабой экономикой и малочисленным населением, неспособная противостоять жесткому протекционизму Британии. Она делится на три региона, у каждого из которых свой план экономического развития. На Юге благодаря рабам выращивается хлопок. На Северо-Западе развивается фермерское сельское хозяйство. Северо-Восток понемногу торгует с Европой, вокруг портов развиваются финансовая инфраструктура и промышленное производство, промышленной продукцией в основном снабжается Северо-Запад. Север кровно заинтересован в Юге как месте сбыта своей продукции, а Юг не прочь торговать с Европой – он заинтересован в более качественных товарах. Для защиты местного производителя вводятся высокие импортные тарифы: теперь Югу выгоднее покупать у своих. Поначалу статус-кво всех устраивает, но потом тарифы превращаются в классический ресурс. Восточным промышленникам выгоднее бороться не за качество продукта, а за дальнейший рост тарифов. Параллельно в США активно развиваются транспортные магистрали, благодаря пароходам дешевеют океанские перевозки, и, чтобы Северо-Восток не разорился, тарифы повышаются до невероятных 35 %. Юг начинает проявлять недовольство.

Северяне полагают, что Юг не хочет поддерживать местного производителя, южане думают, что Север жирует за их счет; правы и те и другие. На стороне Севера две трети населения, капитал и власть – президентом становится убежденный сторонник высоких тарифов Линкольн. В 1861 году принято решение повысить тариф до 47 %. Южные штаты начинают выходить из состава страны, создают свою конституцию и планируют напрямую торговать с Европой. Север никак не может этого допустить. Начинается Гражданская война. Примечательно, что освобождение рабов, которое потомки сочтут ее поводом и главным достижением, будет лишь тактическим ходом Линкольна, когда поражение Севера становится неминуемым, война с очевидной экономической подоплекой сразу превратилась в освободительную.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?