Муж и жена – одна сатана

Tekst
51
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Муж и жена – одна сатана
Муж и жена – одна сатана
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 26,37  21,10 
Муж и жена – одна сатана
Audio
Муж и жена – одна сатана
Audiobook
Czyta Ольга Дианова
17,19 
Szczegóły
Муж и жена – одна сатана
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Игнис, ты же взрослая адекватная женщина. Давай мы оба успокоимся, выпьем вина, перекусим и попробуем поговорить. – Оден поднял руки в обезоруживающем жесте и попытался улыбнуться.

Ну, попытался потому, что некромантская татуировка весьма несимпатично пересекала его лицо и превращала улыбку в оскал. С бледной – видимо, от вечного сидения в склепах – кожей и длинными волосами он смотрелся зловеще. А с поднятыми руками казался агрессивным. Хорошо, что я отлично видела магию и меня было трудно напугать, иначе поджарила бы.

– О да! Давай сядем и поговорим о том, как пережить брачную ночь, если я попытаюсь тебя сжечь, а ты меня – умертвить!

Я горячилась, но, как и всякий маг огня, не собиралась удерживать эмоции в себе. Нельзя магам огня сдерживаться, это дурно кончается. Мы копим негатив, копим, а потом происходит взрыв. И чем больше маг скопил в себе отрицательной энергии, тем сильнее взрыв. Поэтому есть даже специальный королевский указ, согласно которому нашим вспышкам гнева должны потворствовать. Мол, малыми жертвами предотвратим большие. Подпаленная задница гораздо лучше сгоревшего дотла замка. Как-то так.

Оден щелкнул пальцами, и до того мирно сидевший в углу скелет принес ему стул. Я еле подавила желание сжечь его. Одена, разумеется. Бедный скелет ничего мне не сделал, хотя не могу сказать, что я пылала особой любовью к мертвечине.

– Так. Давай еще раз. Зачем мне тебя умертвлять, а тебе меня – сжигать? – Оден вздохнул так тяжело, будто это ему, а не мне сейчас предстояло лишиться девственности с каким-то практически незнакомым мужчиной.

Ладно, не так уж и незнакомым: мы встречались на каждом мало-мальски важном собрании, на балах, у короля в покоях, у принца в гостевом зале.

И чертовски ненавидели друг друга.

– Смотри, – начала я так, словно передо мной был умственно отсталый ребенок. – Нас поженили, верно? Впереди первая брачная ночь и все такое, иначе брачные татуировки не проявятся, а нас опять запрут где-нибудь до подтверждения брачного ритуала. Поэтому мне нужно провести с тобой ночь. Не поговорить, а все вот-это-самое, чтобы татуировка проявилась. Но это абсолютно невозможно. Значит, нужно искать другой выход. Единственное решение, которое я вижу, – убить тебя. Ну, или ты меня убьешь, но я бы на это не рассчитывала. У нас примерно одинаковые шансы.

Я присела на краешек маленького стола: надоело стоять, да и набегалась я за сегодня.

Оден закатил глаза, щелкнул пальцами, и скелет чуть опасливо подтолкнул ко мне удобный стул со спинкой. Демонстративно отказываться не стала. Как только скелет отошел, подтянула к себе стул и уселась с комфортом.

И как только дошла до такой жизни? Наедине с нежеланным женихом, уже мужем, сидим в шикарной комнате, пытаясь избежать того, чем обычно начинается и заканчивается первая брачная ночь. Ну, я пытаюсь, по крайней мере. И думаю, думаю, по чьей воле я оказалась в такой ситуации.

Нет, вот по чьей, кстати, понятно. По королевской воле. Высшим указом его несравненного величества Ардиуса Бастора Миртена эль Герфорда… А дальше я не запоминала. Для того, чтобы понять, что идет король, достаточно и этого.

Вообще, жители королевства должны вести себя с королем почтительно, а особо приближенные обязаны не только помнить полное имя, но и всячески почитать и выказывать уважение при каждом удобном случае. Только вот трудно кого-то уважать, когда не за что.

Нет, простым людям легче: корона на голове, мантия красная – и ура королю. Но нам, магам, очень сложно угодить в этом плане: либо король должен быть справедлив и мудр, либо силен, либо хотя бы красив! В идеале – все сразу, но иногда нужно хоть что-то.

К сожалению, наш король ничем подобным не обладал. Обладал он исключительно мстительным и вредным характером, огромным животом, жировыми складками и великой глупостью. И давно наше королевство захватили бы и подмяли под себя другие страны, если бы не маги. Маги в нашем королевстве отменные: разного профиля, сильные, умелые. Поэтому пока ни одна страна не осмеливалась глянуть косо в сторону нашей.

Закономерный вопрос, почему тогда короля не свергли и не поставили на трон кого-то разумного? Все просто: предки нынешнего величества были слишком умны и заключили с магами договор, согласно которому наследовать трон могли только те, в ком течет их кровь. А еще маги обязаны отправлять на служение королям своих самых достойных и сильных адептов. Точнее, не совсем верно. Не королям, а королевской семье. Существенная, кстати, разница.

Наверное, именно из-за этого маленького правила и началось наше противостояние с королем. Я же говорила, что всех сильнейших магов отправляют на служение? Так вот. Отправили меня и Одена. Зачем королю понадобился некромант – уж не знаю, да и не в том суть.

Просто когда я в первый раз вошла в зал и увидела нашего короля, то была шокирована. Конечно, на портретах его делали писаным красавцем – никому не хотелось остаться без руки. А тут? Торжественная обстановка, парадная мантия и кто-то, кто больше похож на свинью, чем на короля, обгладывает куриную кость. И это в день принятия в услужение величайших магов королевства, когда они должны давать клятву абсолютной верности! И как служить такому? Отвратительно просто! Да и то, что он пнул собачонку самого младшего принца, не прибавило симпатии.

В общем, пока я в ужасе смотрела на это, мозг анализировал ситуацию и искал выход. И нашел! Я с абсолютно довольной и наглой улыбкой произнесла клятву верности… старшему принцу. А что? Он хотя бы выглядел хорошо. Да и аура у него была отличной – ровной, уверенной и без проплешин, которые свойственны тем, кто творит много нехорошего.

Король тогда чуть этой самой костью не подавился, но ничего, оправился. Чуть разозлился, но приказал впускать второго мага. Вторым магом оказался Оден. И он поступил как я: посмотрел на короля, посмотрел на остальных членов королевской семьи и принес клятву верности принцу.

Наверное, в этот момент мы и заполучили абсолютную и яростную ненависть короля. А еще время от времени любили подбрасывать дровишек в костер. Я была уверена, что никакой власти король надо мной или Оденом не имеет, ведь приказывать нам мог исключительно принц.

Но ошиблась.

Не стоило забывать, что пусть и такой – мелочный и глупый – король был главой государства и имел право влиять на жизнь вассалов. Где-то я или Оден переборщили.

Возможно, не стоило пинком выкидывать посла из своей комнаты. Но это же додуматься надо – прийти ночью к магу, чтобы распить бутылочку вина! К магу огня, черт возьми! А потом еще делать неприличные намеки. Ну и что, что, падая, он ушиб задницу? Я ж его с первого этажа выкидывала, а не с третьего. Ну подпалила маленько штаны, но терпеть нахала не было никаких сил!

Или, может, не нужно было говорить королю, что у него парик съехал? Нет, это была уже не я. Это Оден заявил. На тайном собрании глав пяти государств. Но я его прекрасно понимаю: если бы меня король спросил с сарказмом, почему я на него пялюсь и не ослепла ли от его красоты, я бы тоже ответила что-то эдакое. Мне бы хватило наглости сказать про складки жира на брюхе.

Наверное, именно это и стало пределом королевского терпения. Потому что ровно на следующее утро его величество объявил, что ради блага его подданных он желает устроить их судьбу и организовать личное счастье. «Счастье» для Одена и меня.

Нет, мы, конечно, попытались бороться. Писали в совет магов, жалуясь на самоуправство короля. Оден даже отправил письмецо в некромантскую общину своему главе. Но ничего не вышло. В совете магов пожали плечами и прислали поздравление и подарок на свадьбу. От некромантов вообще никто не ответил: небось с кладбищ не выползали. И нам, повздыхав, пришлось пройти через этот фарс.

Я так погрузилась в свои мысли, что не заметила, как Оден подошел ко мне и взял за руку. Стоило отвлечься! Никакое заклинание прочесть не успею, если он сейчас меня своей магией стукнет!

Глава 2

– Тише, не дергайся, я только татуировку тебе подправлю. Сразу нужно было сказать, в чем дело. Не хочешь приятной ночи – не будет ничего, насильно такие вещи не делаются, расслабься. Если мне вдруг что-то такое понадобится, на меня мигом девушки повесятся, – спокойно сказал Оден

– На тебя или от тебя? – я не сдержала сарказма: уж больно специфическая у Одена внешность, а характер и того занимательней. Не в самом хорошем ключе, разумеется.

– На, очень даже на, – ответил некромант со смешком. Так обычно взрослый отвечает ребенку, который задает глупые вопросы а-ля почему маги воды не ладят с магами огня.

А потом Оден обхватил мое запястье, а я от его наглости так растерялась, что даже забыла что-нибудь поджечь. Из его рук полилась магия. Секундная боль в запястье – и все закончилось.

Оден выпустил мою руку со словами:

– Вот и все.

Что все? Я недоуменно уставилась на свое запястье. Ух ты! Татуировка зажглась, словно мы и в самом деле подтвердили брак! Я покрутила свою руку перед носом и еле-еле подавила широкую улыбку: это же разом решило все проблемы! Никого поджигать не надо, ни с кем драться не придется. И даже скелетик, который заботливо пихал ко мне стул (пусть и по распоряжению Одена), останется цел.

Трусливой я не была, но с Оденом связываться не хотела. Видела я один раз, как он целую армию поднял на границе королевства. Чтобы с таким справиться, придется попотеть.

А потом не удержалась:

– А как так? Как? Впервые слышу. Разве так можно?

Да, любопытство много кого погубило. И меня, боюсь, когда-нибудь сгубит. Скорее поздно, чем рано, но сгубит однозначно. Потому что через пять минут я сидела около Одена, абсолютно не опасалась за свою честь и достоинство и заставляла его объяснять принцип работы некромантии. Так я узнала, что если из того, что является нейтральным – например, как брачная татуировка, – вытянуть всю негативную энергию, оно начинает светиться. И создается впечатление, что брачная ночь свершилась.

 

Оказывается, какие некроманты полезные! К тому же рассказчиком Оден оказался очень даже неплохим, и не подумаешь, что его единственные собеседники – это скелеты. Навряд ли он болтает со всякими «вешающимися» девушками.

– Между прочим, ты сильно заблуждаешься! – возразил Оден. – Со скелетами я почти не беседую, а вот призраками бывших магистров, с неупокоенными душами – очень даже.

– А с живыми людьми не пробовал?

– Обычно это как-то неудачно заканчивается.

– Насколько неудачно?

– Смертельно неудачно для них. Точнее, посмертно.

Его словам я охотно поверила. Я сама быстра на расправу: не понравилось – пыхнула огнем и все решилось. Оден же был иного склада. Он сначала презрительно смотрел на того, кто перешел ему дорогу. Пару раз предупреждал, когда устно, когда письменно. А деньков через десять, если бедняга уверялся в своей безнаказанности, осуществлял задуманное. В скелет превращал, отдавал некромантам в услужение, отправлял часовым в фамильный склеп… Первое, между прочим, было самым гуманным, зато последнее – самым эффективным: человек моментально перевоспитывался.

Только не стоит думать, что я или Оден какие-то дебоширы или преступники. Вовсе нет. Как бы правильно сказать… Король собрал себе свиту под стать: были и отпетые преступники, которых спасал только титул, и откровенно ненормальные, и морально отвратительные господа. Одни едва не доводили своих подчиненных до голода. Вторые издевались. Третьи пускали на опыты. Конечно, встречались и хорошие люди, но их было значительно меньше. И уж последних мой гнев никогда не касался. Как, могу предположить, и гнев Одена.

Маленькая шустрая ящерка, похожая на дракона, только без крыльев, выскочила из камина и юркнула ко мне под рукав. Пощекотала раздвоенным языком локоть и кинула пару мысленных образов.

– Слушай, а давай устроим посмертие тем красавчикам, которые шпионят у нас под дверью?

– Я бы устроил, но король все равно новых пришлет. А что, твоя малышка-саламандра сообщила много интересного? – полюбопытствовал Оден. – Сколько их там?

– Штук десять-одиннадцать соглядатаев. Ждут, когда мы брачную ночь завершим, перешептываются, что у нас тут тихо. И ставки делают, кто кого прибьет, – сообщила я. О том, что на Одена поставили семь из одиннадцати, говорить не стала. Перебьется, итак низкой самооценкой не страдает. – Да, всех можем не потянуть. А если ты зомби сделаешь, а они остальных отгонять будут?

– А если король мага жизни пришлет и он убьет моих зомби?

– Ну и что? Это же зомби…

– Женщины бессердечны, – вздохнул Оден, закатив глаза. – Слушай, вот когда всяких ящерок убивают…

– Они – родственники саламандр! А саламандра – символ огня! Не смей сравнивать! Они же живые! – возмутилась я. Как вообще язык повернулся сравнить саламандр и зомби? Некромант, что с него взять?

– Знаешь, зомби и скелеты, пусть и неживые, вполне себе символ некромантии. Так что не надо их обижать. Они хорошие, а зачастую – гораздо лучше людей.

Я махнула рукой. Одена я не слишком хорошо знала, но сейчас четко поняла: он безнадежен. Мир склепа и кладбищ его некромантскому духу.

– Что же. У меня есть более интересное предложение как справиться с посыльными короля. Пора устраивать сценку для наших наблюдателей. – Оден встал со стула, прошел к двери, ведущей в спальню. – Давай посмотрим, что нам приготовил король.

Да, король не поскупился, выделил настоящий дворец внутри дворца для нашей с Оденом брачной ночи. Сейчас мы были в гостевой комнате. Дальше следовала супружеская спальня размером с дом и купальни, если я правильно помнила.

– Нет, только не говори, что спальню выбирал сам король!

– Не буду. Потому что он не просто выбрал нам спальню, он командовал, как ее украсить.

Я мысленно застонала. Нужно готовиться к худшему. Король отличался отвратительным вкусом. И более того, прекрасно это знал. Поэтому неудивительно, что спальню для нас с Оденом он решил оформить самостоятельно.

Первое, что бросилось в глаза – шторы. Тяжелые золотые шторы, которые абсолютно никак не вписывались в комнату розового цвета. Хотя… Почему розового? Розовой была только кровать, засыпанная фиолетовыми бумажками.

Знаете, именно в такие моменты я понимала, почему дергался глаз у Хельды – старушки, которая в свое время воспитывала короля. Господи, да будь я на месте Хельды, у меня бы дергалось все. И, что весьма вероятно, я бы еще и заикалась, время от времени теряя способность связной речи.

– Меня сейчас стошнит. – Оден позеленел. В руках он держал фиолетовую бумажку, которая при подробном рассмотрении оказалась вырезанным сердечком.

Честно, я поразилась смелости некроманта. У меня вот не хватало решимости приблизиться к кровати. Хотя бы потому, что если меня не подводило зрение, то вместо ножек кровать поддерживали позолоченные писающие херувимчики.

– Давай я ее сожгу? – внесла я здравое предложение.

– Что именно? – спросил Оден. – Кровать? Херувимов? Матрас? Лепестки? Или неприличные картины?

– Все. Я сожгу все первородным огнем!

Глава 3

Оден отступил от меня подальше. Собственно, правильно сделал, потому как после первородного огня не оставалось даже пепла. Потом он вздохнул и с размаху пнул первую подвернувшуюся вазу. Точнее, что-то аляповато-золотистое, что торчало в углу и вызывало непреодолимое желание уничтожать все вокруг.

– Давай по-честному. Половина комнаты тебе, половина – мне. Я, знаешь ли, не эстет, но терпеть вот это все не могу. Лучше на развалинах переночуем, мне так даже привычнее. Или где-то внизу склеп был. Туда король точно не заходил и ничего в соответствии со своим… вкусом не делал. – На слове «вкус» Оден заметно скривился, словно дохлую крысу съел.

– Склеп уже не кажется мне плохим вариантом в сравнении с этим. – Я окинула комнату презрительным взглядом. – То есть ты тут все будешь магией смерти разрушать, да?

– Нет, поломаю так. Магия – это хорошо, но любой стресс снимается лучше, если прикладывать физические усилия.

– Кому как. Предлагаю тебе отойти, пока я буду жечь все это безобразие.

– Не забывай, огненная красота моя, что ты теперь замужем. А с мужем надо все радости делить пополам. Сначала вместе расколотим. На счастье и на долгую семейную жизнь. Потом постонем, потом выйдем наружу и…

Я, конечно, была не согласна: и с тем, что надо делиться, и с тем, что я его. Но разум зацепился за другую фразу.

– Стонать-то зачем? – Я в недоумении посмотрела на Одена.

– Как зачем? Первая брачная ночь и все такое. Надо же нашим соглядатаям предоставить информацию для доклада? – подмигнули мне в ответ. – А если лекарь решит проверить…

– Сожгу, – сказала как отрезала. Представив, что кто-то будет прикасаться ко мне и с какой целью, я зябко передернула плечами. Нет уж, не позволю! Я не кто-то там, не просто женщина благородных кровей, а огненная магесса высшего ранга.

– …то он об этом пожалеет, – закончил Оден. – Я не беспокоюсь на этот счет, смельчаков не найдется. А вообще… Не хочешь стонать, так хоть покричи.

– Мне проще покрыть тебя бранной речью.

Веселый настрой Одена напрягал. Муж (я наконец это произнесла!) поступал так, словно навязанный нам двоим брак – всего лишь очередное приключение.

Внутри меня все напрягалось, я готова была запечь до хрустящей корочки все что двигается и не двигается, а он… Вел себя как шут гороховый! И здорово сбивал мой воинственный настрой. И самое смешное, что своим состоянием, своими детскими смешками, заразил и меня.

А ведь этот брак – не шуточки. Его нельзя разорвать, отменить. Да нам нельзя даже находиться вдалеке друг от друга больше определенного времени! Поэтому придется как-то уживаться. И что-то наводило на мысль, что Оден как раз пробовал вот эти варианты «как-то».

– Отлично! – тут же радостно согласился некромант. – Так еще правдоподобнее. Чем сильнее будешь ругаться, тем меньше сомнений появится у соглядатаев.

Я скривилась, но признала, что, в целом, идея не так плоха: по крайней мере, от короля мы отделаемся.

– А что потом? – не могла не спросить.

– Не знаю. Потребуем чего-нибудь от короля в качестве свадебного подарка.

– Похудеть? Чтобы не так противно было смотреть…

– Думаешь, реально? Да и не то уже будет… С этими складками его куда проще презирать, – ответил Оден.

Верный вопрос. Как-то король вызвал лекаря, который составил ему специальную диету. Так беднягу едва не казнили, потому что вкус блюд не удовлетворил короля. Я лично помогала этому лекарю бежать из королевства. С другой стороны, Оден прав. Если бы наш правитель не выглядел настолько отвратно, мы могли бы и ему клятву верности дать.

– Я пошутила. В отпуск хочу…

Я вздохнула. Подумать только, я без выходных и без отдыха служу на благо королевства уже больше пяти лет!

Опустим ту вакханалию, которую мы творили в комнате и с комнатой. Разломали все, что можно разломать, а что нельзя – сожгли, развеяли или умертвили. И… как-то перешли на сражение. Друг с другом. Не помню, что послужило причиной. То ли Оден зацепил меня какой-то картиной, то ли я обрушила на него часть балдахина…

Но факт остался фактом – друг с другом мы подрались. Нет-нет, никого физического насилия, только магия. Не смертельная, но вполне себе неприятная. В результате нашего поединка я лишилась правой половины платья. Любимого платья, между прочим! А Оден получил проплешину на макушке. Разумеется, он ее заживил каким-то раствором через несколько минут после того, как драка завершилось. Было немного обидно: я ведь, знаете ли, старалась, выжигая волосы именно там.

В результате, как Оден и просил, я его покрыла отборной бранью. Потом я постонала – как раз в тот момент, когда поняла, во что превратился любимый наряд. Оден стонал на тему того, что выглядит хуже старикашки с этой проплешиной, пока рылся в поисках зелья. Звучит абсурдно, но, видимо, потенциальные соглядатаи поверили и убрались из-под наших дверей, о чем не преминула сообщить моя маленькая огненная помощница.

А потом мы с Оденом с чистой совестью отправились ночевать в склеп. Точнее, это был и не склеп вовсе, а обыкновенная тюрьма. Выбрав комнатушку получше (видимо, здесь содержали знатных особ), я без зазрения совести улеглась на кровать, отнюдь не похожую на узкую тюремную койку. Оден присоединился позже, когда не нашел варианта получше. Конечно, вряд ли тюрьма могла похвастаться большим количеством таких неплохих комнат.

Как ни странно, комфорт некромант любил. Поэтому я не стала пинком его сгонять, но любезно предупредила, что в случае чего мало ему не покажется. Оден, конечно, поворчал на тему что досталась же женушка, но благоразумно отодвинулся на край койки. Почему не пошли искать комнату по дворцу? Да потому что там нас точно найдут, а вот тюрьму обыщут в последнюю очередь.

А наутро мы решили потребовать от короля заслуженный отдых. И знаете, чем это закончилось для меня? Тем, что впервые за пять лет меня отправили в отпуск… на болото возле кладбища, в самый центр некромантии и смерти! В особняк моего разлюбезного супруга, чтоб его собственные скелеты костями засыпали!