3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Красотка (не)против мажора

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Красотка (не)против мажора
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

В гостиной нашего коттеджа разыгрывается трагикомедия. Мама упорно закидывает свои  и мои вещи в старенькие,  повидавшие не одно путешествие чемоданы. Папуля выкидывает одежду  обратно и пытается вразумить буйствующую супругу:

– Ангелина, остановись!

– Ни за что, Гена!  Сказала, что уеду, значит уеду! И Янка со мной!!!

Я тихо вздыхаю. Меня мама хочет забрать с собой в обязательном порядке. Несмотря на то, что у меня через три месяца ЕГЭ. Мы живем в деревне, но не маленькой, умирающей, с одними стариками.  Наша деревня большая, богатая, с хорошими домами, развитой инфраструктурой.  Отец работает начальником на угольном разрезе. Мы не бедствуем. И все было хорошо до недавнего времени…

– Да что же ты будешь в городе делать, Лина?!  – орет папа. – Ты же умеешь только на сцене играть, командовать. Ну… еще пироги печь.

Мамуля  моя редкой красоты и таланта женщина. Когда-то окончила театральный институт. Но на пути к славе встретила молодого настойчивого Гену и вышла замуж, поставив крест на карьере. Почти.  В деревне нашлась все же работа почти по специальности. Сразу после декрета мамулю пристроили завклубом, где она счастливо трудилась все эти годы.

Мама на минуту отрывается от сборов и смотрит прямо на отца:

– Напугал! Вся жизнь театр, а люди в ней актеры! Я замуж выйду и стану делать то, что всегда делала. Буду играть… на нервах мужа, разыгрывать ему сцены и  командовать им…

– И его допечешь.…Удерет! – отвечает отец.

– А как допеку, так пирогов напеку, буду прикармливать, чтоб не удрал. И вообще,  не все же такие как ты крокодилы,  Гена! – фыркает мама. – Уверена, есть на свете достойные мужчины, неспособные на предательство.

Все, у мамули в очаровательной  головке созрел план. По ее мнению гениальный. По-моему – идиотский. Мне больше нравятся рассуждения отца. Он уйдет, а мы с мамой, дедом Егором и  бабушкой Степанидой (родителями отца)  останемся тут, в коттедже. Мамуля, по-прежнему, будет трудиться на культурном фронте, бабуля вести хозяйство, дед бездельничать, я окончу школу… Папа снова делает попытку:

– Лика, ну неужели мы не сумеем прийти к компромиссу и решить небольшое недоразумение?!

– Что?!! – мама едва не задыхается от злости. Ее огромные зеленые глаза гневно сверкают. – Надькин восьмимесячный живот ты считаешь маленьким недоразумением?!  И ведь вся деревня знала, кто отец, кроме меня. Гена, ты хоть сам понимаешь, что натворил?!

Последние слова слышит бабушка Степанида. Она не выдержала, примчалась из кухни с поварешкой  в руках  и теперь виновато смотрит на невестку:

– Гелька, ну не серчай ты так на Генку моего. С кем не бывает. Дело-то житейское.

– Степанида Николаевна! – поворачивает к свекрови мама. – Вы уж определитесь, кого родили – крокодила Гену или Карлсона? Заделать ребенка своей     секретарше это – не дело житейское, а подлость! Все, конец! Я дочь предателю не оставлю. Яна, ты со мной?

Мама старается держать себя в руках, но я понимаю, как ей тяжело. Бросить одну я ее не смогу. Соглашаюсь без тени сомнения:

– Я с тобой, мам.

Подхожу, чтобы взять чемоданы, но баба Степанида преграждает  мне путь:

– Не пущу Янку в город!!! Там енти водятся… ну страшные такие…

– Кто?! – мы с мамой дружно замираем и задаем вопрос хором.

– Ну енти… Сейчас вспомню. А.. мажоры, вот!!! Уж больно эти мажоры до молодых девок охотчи! Мне Петровна рассказывала. А Янка у нас вон какая красавица.

– Есть в кого! – гордо добавляет мама, поправляя белокурый локон.

 Мы с ней и, правда, очень похожи.

Дед Егор задумчиво чешет затылок и спрашивает:

– А шо за страшный зверь этот мажор, а? Внуча, объясни!

Я улыбаюсь и отвечаю:

– Мажор, дедушка, ну… это такой человек, которому не надо зарабатывать на жизнь. Он живет в свое удовольствие,  спит, сколько хочет, ест, что пожелает, тусит с друзьями в клубах.

Дедуля внимательно слушает меня, а потом восклицает:

– Мне ведь тоже работать не надо, пенсия. Сплю до обеду, ем, что живот треба, вона сала с картохой натрескался. А вечером с Никитой Дмитриевичем и Васькой Рыжим по стакану самогоночки на грудь принимаем. Аккурат возле клуба!  Выходит я и есть мажор, внуча!!!

Дед гордо задирает нос вверх.

– Бухарик ты, а не мажор!!! Тебе б для мозгу тренажер! – возмущается бабуля и пытается стукнуть мужа половником по лбу.

– Нет, мажор! – упирается дед.  Ему явно нравится незнакомое "заграничное" слово. – Мажор, сказал!   И друганы мои, Никитка с Васькой,  тоже мажоры!! А они и знать об этом не знают, надобно позвонить…

Но сделать звонок дедуля не успевает. Трещит мамин мобильник. Она отвечает на вызов и обращается ко мне:

– Яна, такси подъехало.

– Хорошо, мам. Я мигом.

Накидываю на плечи ветровку. Обнимаю бабушку и дедушку. Даю обещание:

– Я буду приезжать. Каждый выходной. Уже в эту субботу увидимся, ба. Обещай, что не будешь плакать…

…Мама уже на улице. Она прощаться ни с кем не стала. Прошла мимо отца, даже не взглянув. Я тоже  зла на него, но так не могу. Папка все-таки. Но обнять ему себя не даю. Отец опускает руки, у него взгляд побитой собаки.

– Ну что ты хочешь, папа? Чтобы я сделала вид, что все норм? – спрашиваю я.

– Хочу, чтобы ты… поняла и простила!

– Я постараюсь, пап. Пока…

– Подожди, Яна! Возьми вот это! Здесь приличная сумма. И я пополнять буду каждый месяц.

Я беру у отца карту.  Не считаю это зазорным. И выхожу на улицу, даже не сказав спасибо. Мне восемнадцать будет только через несколько месяцев. Пусть содержит! От мамы в этом плане толку ноль. Артистичная, тонкая натура! Практической жилки ноль…  Ох, чую, придется мне решать все бытовые вопросы! Сажусь в такси рядом с мамой на заднее сиденье. Та обнимает меня:

– Спасибо, Янка, что ты со мной!

– По-другому и быть не могло, мама. Только ты мне скажи, мы… в город к вечеру доберемся? А где остановимся? Хотя бы на ночь…

– Не переживай,  дочь. У меня, знаешь, сколько друзей  в "Одноклассниках"?

– Знаю. 4835! А есть среди них реальные, мам? Те, которые действительно смогут помочь?

– Так Олеська Рыкова! Мы с ней действительно  в одном классе учились. И сейчас дружим, подарки друг другу шлем.

– Виртуальные, мам?

– Ага! Но это неважно.

– Ты с ней созванивалась, мама?

– Нет, у меня ее номера нет. Но я сообщение написала. У  нее, знаешь, какой дом?!  В три этажа!!! Уверена, что для подруги детства там обязательно отыщется уголок, так что смело в новую жизнь, Янка!

Я молчу в ответ, хотя вовсе не разделяю маминого оптимизма. Задумываюсь, что нас там ждет, в этой новой жизни, какие трудности и опасности. С улыбкой вспоминаю бабушкины страшилки про мажоров. И даже представить не могу, что через несколько часов встречусь с одним из них – красивым, самоуверенным, привыкшим не отступать ни  перед чем…

Глава 2

Скоро мы въезжаем в город. Таксист задает резонный вопрос:

– Куда дальше едем, красавицы?

– А… – отвечает мамуля и растерянно хлопает красивыми зелеными глазами.

– Мама! – восклицаю я. – Только не говори, что ты адреса этой своей лучшей подруги не знаешь!!!

Тревога терзает мою душу. Мама – это… большая красивая девочка, которая привыкла просто все получать от жизни и ни о чем не задумываться. Она и в клуб-то ходила на работу, чтобы наряды новые выгулять и творческий потенциал проявить. Зарплату считала просто приятным бонусом, а не жизненной необходимостью. Прав все-таки был папа, что не хотел нас отпускать. Пропадем ведь! Но мамуля та еще штучка. В сложных ситуациях у нее открываются внутренние резервы, и она с легкость находит выход. Вот и сейчас растерянность исчезает с ее лица, а на губах появляется улыбка:

– Не переживай, Янка! Я знаю адрес. Сейчас скажу.

Мама открывает сайт с "Одноклассниками" в своем мобильнике, водит по сенсору изящным пальчиком. Останавливается на снимке, где молодая симпатичная женщина стоит на балконе огромного трехэтажного дома, мама увеличивает фото, рассматривает в углу табличку с надписью и довольно произносит:

– Вот вам и адрес! Сосновая, 127! Так что едем!!!

То, что по факту Олеся Рыкова никакого приглашения не делала и не ожидает в поздний час гостей, мамулю ничуть не смущает. А меня снова мучают мрачные предчувствия…

Таксист пялится в навигатор и произносит:

– Так это коттеджи на самом краю города. Далече. Доплатить придется.

– Доплатим! – весело заявляет мама и даже не спрашивает точную сумму.

Но я не такая. Радуюсь, что у меня имеются гены от папы Гены и бабули. Даже торгуюсь с водителем. И забираю у мамы кошелек с наличкой. На всякий случай.

Минут через тридцать машина тормозит у высокого забора. Но верхний этаж дома отлично виден. Там горит свет.

– Дома Олеська! – радуется мама. – Сейчас, Янка, ванну примем, поужинаем…

– Может, все же подождать? – спрашивает таксист, который из нашего разговора понял всю неоднозначность ситуации.

– Не надо! – отказывается мама и велит ему достать чемоданы из багажника.

Потом уверенно нажимает кнопку-звонок. Срабатывает переговорное устройство, встроенное в забор, и мы слышим приятный девичий голос:

– Кто там?

– Гости! – радостно кричит мамуля.

– Подождите минуточку, мне нужно доложить.

– Скажите хозяйке, что к ней подруга детства, бывшая одноклассница Ангелина приехала, – уточняет мама.

Несколько минут ничего не происходит, потом массивные металлические двери разъезжаются. Но мы видим не молодую девушку, а даму постарше, в дорогом халате. Она внимательно смотрит на маму и произносит:

– Гелька?! Я тебя не признаю…

– А Вы кто? – спрашивает мама.

Она в растерянности. Очевидно, что дама не может быть ее одноклассницей. Она намного старше.

 

– Елена Викторовна.

– Мне нужна Олеся. Она в этом доме живет. Позовите ее или дайте, мы уже внутрь войдем, холодно! – заявляет мама и пытается проникнуть на территорию.

Но дама преграждает путь:

– Нет тут никакой Олеси. Ишь наглая какая, лезет!!!

На шум появляется мужчина, толстый, непривлекательный. Обращается к женщине:

– Леночка, что за шум? Что случилось?

– Да вот эта в дом ломится, – объясняет дама. – Орет, что тут ее лучшая подруга живет.

– Живет! – упирается мама. – Я вам сейчас докажу!

Сует Леночке свой мобильник с фото бывшей одноклассницы. Та всплескивает руками:

– Игорек, ты глянь, что творится! Олеська, зараза, селфи в нашем доме наделала и в сеть выложила. Типа, она так кучеряво живет, поломойка хренова!! Не в своей халупе с алкашом и тремя спиногрызами, а здесь! Ой, а тут, на этой фотке, эта гадина мои тряпки на себя нацепила и стоит, лыбится!! Нет, не зря мы ее уволили, Игорек!

Мама понимает, что ее лучшая подруга выдала чужую жизнь за свою. Растерянно спрашивает:

– А нам что теперь делать? Куда идти, где жить?

– Ну, уж не тут точно! – ехидно отвечает Елена. – Пошли вон!!! Нет, она стоит, как упертая, и глазами зыркает. Игорек, разберись, я замерзла.

Хозяйка направляется к дому, а хозяин не спускает глаз с моей мамы. Осматривает, изучает ее буквально по сантиметру. Потом подходит ближе в надежде, что я не услышу, и спрашивает:

– Как зовут?

– Ангелина! – отвечает мама.

– Имя тебе подходит, на ангела похожа, красивая, – делает мужик комплимент и добавляет. – У тебя трудности? Могу помочь!!!

– Правда? – радуется мама.

– Правда. И с деньжатами, и с квартирой, хорошую арендую. Дочь школьница или студентка?

– Школьница. Пока. Осенью в вуз поступит.

– Устроим! – обещает Игорь и гаденько улыбается. – А качестве благодарности за мою доброту… ну сама понимаешь чего хочу. Приходить буду три раза в неделю…

– Что?! – соболиные брови мамули возмущенно взмывают вверх. – Вы… ты… что мне предлагаешь?! За кого меня принял, а?!!!

– Да ладно, чего ломаешься! – злится мужик. – Типа вы, королевы, такие гордые…

– Да нет, – отвечает мама. – Мы, королевы, бабы простые. Поэтому я тебе просто скажу: Игорек, иди ты…

Моя мамуля, существо воздушное, утонченное, работник культуры громко и смачно посылает наглеца в эротическое путешествие. Ну а тому что делать, топает, куда послали. Высокий забор закрывается, и мы остаемся одни. А, между тем, уже похолодало и стремительно темнеет…

– Надо было у работодателей Олеси ее адрес спросить, они наверняка его знают, – вздыхает мама.

– А смысл, мам? Думаешь, подруга тебе обрадуется и пустит нас на неопределенный срок в квартирку, где куча детей плюс алкоголик?

– Ты права, Янка. Но, как говорится, утро вечером мудренее. Сейчас делаем так. Вызываем такси, ищем гостиницу. А завтра мама решит все проблемы.

Мама решит!! Ага, хотелось бы в это верить. Беру мобильник, забиваю в поисковик гостиницы и посуточные квартиры, смотрю цены. Потом вытряхиваю содержимое мамулиного кошелька. А там денег с гулькин нос!

– Мама, у нас не хватит на такси. Денег в обрез, только на сутки в самой дешевой гостинце. Слушай, ты же на днях зарплату получила, где деньги? И ты собираешься официально увольняться?

– Я написала заявление, сама себе его подписала и бухгалтеру отдала. Она обещала начислить и перевести все на карту.

– Мама!! У тебя нет карты!!

– Заведу!

Заработная плата у заведующей клубом невелика. Получала ее мама наличкой прямо из кассы. И сразу ехала в город за покупками. Иногда мы делали это вместе. Но вчера мама вернулась из города с пустыми руками. И, получается, без денег.

– Мама, ну так где зарплата?

Мамуля отводит взгляд:

– Нет ее, дочка.

– На что потратила?

– Ну… ну… короче, дура твоя мать, Янка! Полная дура!

– Так, рассказывай. Пока не исповедуешься, с места не сдвинемся.

– Хорошо, Янка, ты уже взрослая, так что секрета делать не стану. Вчера я поехала купить новое платье. Но в торговом центре возле детского отдела встретила Надежду.

– Эту?! Самую?

– Эту самую!

Речь идет о беременной пассии отца. Но я все равно не понимаю, при чем тут деньги.

– Мама, что дальше-то было? Надька у тебя зарплату отжала, что ли?

– Можно сказать и так, Янка. Я ей сама отдала.

– Как?!!!

– А вот так. Она коляску детскую присмотрела, а денег нет. Попросила меня занять до вечера.

Ну и тварь же эта Надька!!! Ладно, мама ничего не знала, но Надька-то сама в курсе, от кого беременна.

– И ты заняла?

– Нет. Просто так дала. Пожалела. Она ведь молодая, одинокая, без собственного жилья, угол у бабки Дарья снимает. Я ж не знала ничего, Янка.

– А как узнала, мама? – мне не терпится узнать подробности.

– Так она сама сегодня утром позвонила и заявила: "Думаю, Гена никогда не решится правду сказать. Все тянет, сейчас новую отмазку придумал, мол, скоро ЕГЭ у дочери, пусть сдаст экзамены, потом он все решит. А почему я ждать должна? Мне рожать вот-вот!!"

– И ты вот так поверила?

– Сначала нет. Отца твоего с работы дождалась. Вопрос в лоб задала. И по глазам поняла: правда, не соврала Надька. Что делать, решила за секунду. Сгоняла в клуб рассчитаться и достала из кладовки чемоданы.

– Сильно больно, мам? – спрашиваю почему-то шепотом. – Вы же столько лет вместе. Как ты без него? А он без тебя? Мне кажется, вы друг без друга не сможете!

Глаза у мамы сейчас грустные и серьезные.

– Ну, что тебе ответить, дочка? Приведу отрывок из последней пьесы, что мы в клубе ставили. Героиню муж бросил, она плачет и обращается к Богу: "Господи, мне кажется, что я не могу без него жить!" "Ты права!

– отвечает Господь. – Тебе только кажется"…

Я обнимаю маму, а она уже снова улыбается:

– Ерунда все, Янка. Главное, ты со мной. Поэтому мне почти не больно! А отец твой, он сам себя накажет… этой Надькой! Ну что, в путь? Придется, дочка, пешочком через вон тот лесок…

– Мама, какой лесок, на тебе сапожки с двенадцатисантимитровым каблуком!!!

– Я умею ходить на каблуках, Яна!

– И по бурелому? Мама, хочу предложить тебе другой выход…

Не знаю, как сказать про то, что деньги на самом деле есть, что отец сунул мне карту. Ведь откажется, гордо рванет на шпильках в глубину леса. Но неожиданно меня прошибает холодный пот. Карты нет в кармане куртки!! Я ее где-то выронила!!!

– Мам, я на минутку, в кустики.

Отбегаю на несколько метров, достаю мобильник, набираю папу. Больше мне обратиться не к кому. Но отец не берет трубку. Я с ужасом оглядываюсь вокруг. Мда, реальность малопривлекательная. Две красивые молодые женщины одни, с чемоданами, у черта на куличках, и помочь нам поможет только чудо, И оно случается…

Глава 3

Внезапно на пустой трассе слышится шум автомобиля, а через минуту нас ослепляет свет фар. Я крайне удивлена. Это то самое такси, что привезло нас к дому маминой подруги Олеси. Водитель выходит из салона:

– Эй, красотки, я на заднем сиденье карту банковскую нашел. Ваша?

– Нет! – говорит мама.

– Да! – радостно ору я и поясняю. – Мама, мне ее папа дал. Там деньги. Приличная сумма.

Раз так получилось, раз застукали с поличным, скрывать жест доброй воли папеньки нет смысла.

– Выкинь это немедленно! – кричит мама.

– Как это выкинь?! – возмущается таксист. – Я, что, зря, туды-сюды мотался?! Вот и делай людям добро. Вы, дамочка, сначала мне за бензин и старания заплатите, а потом свои капиталы под елками раскидывайте.

– Мама, – жарко произношу я. – Сейчас тебя ждет сложный выбор, но ты должна его сделать. Или твоя единственная дочь замерзает и подвергается опасности, разгуливая по ночному лесу. Либо мы через несколько минут в кроватках в теплой гостинице!!!

Я специально перевожу стрелки на себя, акцентирую на этом внимание. И мама соглашается:

– Ты права, Янка. Не стану я из-за своей гордости твое здоровье риску подвергать. Едем!

– Ну вот и славно! – радуется водитель и спрашивает мамулю: – С мужем рассталась?

– Рассталась, – сухо отвечает та.

– Так ниче, еще помиритесь. Или сильно твой накосячил?

– Сильнее не бывает! Ребенка на стороне заделал.

– А… ну тогда да, все серьезно.

– Надеюсь, я ответила на все ваши вопросы, господин, обожающий совать нос в чужие дела! – фыркает мамуля.

– Да я ж не просто так… – смущается водитель. – Вы женщина ну очень красивая, прямо картинка. Опять же с характером, как я люблю. А я одинокий, мне хозяйка в доме нужна. Как вам такой вариант?!

– Без вариантов! – отвечает мама и улыбается.

Она довольна. Еще бы! За такой короткий срок встретить двух мужчин, и оба не остались равнодушными к ее красоте. Но только содержание и муж-таксист ей не подходят. У моей мамули есть все шансы выйти замуж за кого-нибудь более подходящего.

Таксист вздыхает и говорит расстроено:

– Жаль! Но тогда попрошу мне расходы и потраченное время оплатить в двойном размере. И наличными.

– Оплатим! – соглашается мама. – Но сначала отвезите нас к банкомату, а потом в ближайшую гостиницу.

– Так у нас все в одном месте. Будет сделано!!!

Дальше едем молча. Наконец останавливаемся возле гостиницы под названием "Лотос". Везде яркая иллюминация, и я отлично вижу, что рукой подать от отеля находится ночной клуб "Фаворит". Тут же остановка с банковским терминалом и небольшой павильончик быстрого питания. Все удобства на одном пятачке. Мы выходим из машины.

– Яна, давай я оформляться пойду, а ты сними деньги, расплатись с водителем и ко мне.

– Хорошо, мама.

Обналичиваю деньги, вручаю необходимую сумму таксисту. Пить хочется – сил нет. Направляюсь к павильону с едой, выбираю любимый гранатовый сок. Продавец наливает мне напиток в одноразовый стаканчик. Я выхожу, намереваясь сделать первый глоток, и вдруг проезжающая мимо крутая тачка с изображением льва на переднем капоте …. обливает меня грязью!! С головы до ног, блин!!! Моя курточка и голубые джинсы покрываются темными пятнами и разводами. Из тачки выскакивает парень. Совсем молодой, моего возраста, в модных светлых штанах, стильной толстовке… Вместо извинений этот гад щерится во весь рот:

– Ничего я тебя разукрасил!!! Прости! Хочешь, я тебе новые шмотки куплю?

Я мельком рассматриваю своего обидчика. Высокий, мускулистый, модная стрижка. Волевой подбородок и уверенные смеющие серые глаза. Красивый чертяка! Нет сомнений: передо мной будущий хозяин жизни, представитель золотой молодежи. Ну, вот я встретилась с тобой, мажор! Но если этот баловень судьбы думает, что я расцвету от счастья, растекусь, растаю как пальмовый шоколад, он ошибается! Отвечаю "Мне ничего не надо! Достаточно Ваших извинений!" Хочу уйти эффектно, резко разворачиваюсь… и почти теряю равновесие. Гранатовый сок багровыми брызгами вылетает из стакана прямиком в морду наглому типу, который думает, что купить можно все. И всех. Ну что поделать, если я нежная натура и так нервно, болезненно реагирую на кретинов.

– Блииин! – рявкает тот. И… снова улыбается. – А ты забавная. Сделала вид, что простила, а сама облила в ответ. Типа зуб за зуб, око за око, куртка за куртку!!!

Ответить я не успеваю, распахивается дверь клуба, и оттуда вываливается очень красивая и очень сисястая (пятерочка, не меньше) стройная брюнетка. Именно вываливается, потому что девица пьяна.

– Маааааксик!! Ты приехал!!! – радостно кричит она и, проявляя чудеса эквилибристики, на нетрезвых ногах и огромных каблучищах… через секунду оказывается возле мажора. Кидается к нему на шею и при виде гранатовых пятен в ужасе отстраняется:

– Елисеев, а че у тебя морда красная? Ты кого-то сожрал?!! Поехали ко мне, предков нет. Устроим романтический вечер! И ты съешь меня, котик…

– Нет, – раздраженно отвечает Макс, стирая с лица ладонью гранатовый сок, – боюсь алкогольного отравления. Ирэн, ты же обещала не пить!!

– Ну я совсем маненько потусила!! – девчонка кокетничает, пытается мило похлопать ресницами, но… все равно вызывает отвращение. Не только у меня. У своего парня тоже.

– Ира, садись в машину!! – орет он. – Домой отвезу. И на этом все!!! Точка!!! Большая и жирная!!

– Кто бббольшой и жжирный? Я?! Да ты гонишь, Елисеев! – уже еле ворочает языком Ирэн и, наконец, плюхается на сиденье.

Но Макс не спешит уезжать. Пялится на меня наглыми зеньками и снова лыбится:

– Почему ты такая красивая?

И как это воспринимать? Отвечаю, глядя прямо в глаза:

– Мама с папой очень старались, не халтурили!

– А ты еще и дерзкая! Мне такие нравятся. Предлагаю взаимную порчу одежды считать соревнованием со счетом 1:1. Без последующих претензий друг к другу.

 

– Типа, победила дружба? – смеюсь я.

– Верно мыслишь! – говорит Макс. – Дружба – это замечательно. Нам просто необходимо стать лучшими, очееень близкими друзьями. Ты когда свободна?

Интересно, насколько близкими? Да он даже имени моего не спросил, идиот!! А еще у него вон перебравшая подруга в машине мычит. Но неожиданно мысленно я оказываюсь в крепких руках этого наглого мажора и вдруг чувствую непривычное волнение. Словно электрические разряды проходят волнами через мое тело. Сердечко стучит, дыхание учащенное… Так, стопэ, Янка, вспомни наказ бабушки Степаниды.

Беру себя в руки, отвечаю приставале жестко и четко:

– Всегда занята. Вечером занята. Утром занята. Ночью очееень занята.

– А…

– Телефон потеряла!! Номер забыла!

– А..

– Домашнего нет!! Кофе не пью… На крутые тачки не западаю. Имя свое до сих пор в паспорте не прочитала. Не спрашивай, как зовут. Прощай!

Разворачиваюсь и топаю к входу в гостиницу.

– Эй, постой!! Да подожди ты минутку!!! – кричит мне в след Максим. – Давай поговорим. Всего пара слов…

Но сзади неожиданно раздаются какие-то звуки. Поворачиваюсь и не могу сдержать улыбку. Ирэн выползла из тачки, шлепнулась в лужу и зовет на помощь своего Максика. Тот изрыгает ругательства, но явно осточертевшую подругу бросить не может. Ставит сисястую красотку Ирэн на ноги, но та снова и снова ныряет в полюбившийся ей естественный водоем. Может, девушка грязевую ванну принять решила. Рисую мысленно Максу за спасение утопающих в луже жирный плюсик. Ловлю его жалобный растерянный взгляд, махаю рукой на прощание и добавляю:

– Приятного тебе романтического вечера, мажор!!!

Глава 4

Смотрю вслед незнакомке. Задаюсь вопросом: что это было? То ли девочка, то ли виденье… Нет, девчонка реальная. Хорошенькая. Но язва еще та! Сердце стучит как бешенное, когда вспоминаю ее смеющиеся глаза, расплывшиеся в улыбке пухлые губки. Вошла в гостиницу. Приезжая. Да то, что она не из нашего горда, и так ясно. Я бы такую не смог не заметить. И познакомился бы обязательно, если бы не Ирэн.

Со злостью отрываю от своей шеи Иркины руки, швыряю ее на заднее сиденье. Черт, эта зараза мне весь салон уделала, придется в мойку тащиться! Но сначала надо Ирэн домой отвезти. Это хорошо, что ее предков дома нет, у меня с ними контры, особенно с отцом. Бате Иркиному еще в девяностые крышу повредили, когда он молодым пацаном на ринге под кличкой Стальной кулак бился и группировкой рулил. Сейчас Захар Петрович уважаемый бизнесмен, но бандитское нутро осталось. Вся эта застойная гниль иногда вырывается наружу, особенно, когда он не на людях и не надо изображать из себя достойного гражданина.

Вытаскиваю Ирку из лифта, достаю из ее сумочки ключи от квартиры, открываю и замираю на пороге. Дьявол! Захар Петрович дома. Стоит, смотрит на нас, взгляд маленьких глубоко посаженных глаз не предвещает ничего хорошего. Вместо вежливого "Здравствуйте, Максим Евгеньевич!" раздается:

– Слышь, пацан, почему она в таком состоянии? Ты напоил?!

Стараюсь держаться. Но вырывается само собой:

– При чем тут я? Жену вашу, что за границей снова от алкоголизма лечится, тоже я спаиваю? Нет, как, как говорится, чем удобряли, то и выросло. Почитайте книжки про генетику, Захар Петрович. А Ирину я из клуба забрал. Спасибо можете не говорить, обойдусь!

Глаза уже не злые, а бешеные. Захар меня прибить готов, прихлопнуть как муху за правду про гены, даже заносит огромный кулачище,

– Папуля! Не вздумай Максика ударить. Я вас обоих очень люблю.

– лыбится Ирка, и взгляд папочки тут же меняется.

– Да что ты, дочка! Я это…. просто поздороваться хотел.

– Вот и супер! Макс, уже поздно. Может у нас останешься?

– нет, Ира! Мне пора, а вам спокойной ночи.

– Ой, что-то мне нехорошо, пока…

Ирка прощается и мчится к сортиру. Конечно, нехорошо, потому что выпила она совсем не "маненько". Смотрю ей, шатающейся, вслед с отвращением и жалостью. Еще пару лет назад она была другой. Милой, красивой, веселой. Я тогда серьезно влюбился. Но сейчас чувств почти не осталось.

Захар, наверное, умеет читать мысли, потому то снова надвигается на меня и говорит почти шепотом:

– Вот что я тебе скажу, пацан. Бросишь мою Ирку или еще как обидишь, тебе не жить, понял?!

– Не понял.

– В смысле не понял? Ты тупой, что ли? – спрашивает мистер Грозный кулак и надеется на шаблонный ответ "Нет".

Но…

– Очень тупой! – отвечаю я и добавляю шепотом. – Но это секрет, дядь Захар. Сохраните?

Тот смотрит на меня секунду, затем до него доходит суть.

– Издеваться надо до мной вздумал, щенок? Клоуна из себя корчишь! В общем, тут недавно Иришка жаловалась, что ты после школы в Москву свалить хочешь.

– Ну да, в столичный ВУЗ хочу поступить.

– Нафига тебе этот гемор, Макс?

– Ну так знание – сила, ученье – свет, книга – лучший подарок…

– Цыц! – рявкает Захар. – С Москвой тебе облом, институт нахрен. Как свое вонючее ЕГЭ сдадите, пойдешь ко мне на работу. У меня три спортзала и торговый центр. Куда сам выберешь, свои люди везде нужны. А как вам по восемнадцать стукнет, если принцесса моя не передумает, так распишитесь. Я копейки не считаю, твой отец тоже не бедствует. Так что будете жить с Иркой долго и счастливо. Ну че, как тебе твой новый жизненный путь, пацан?

От нарисованных перспектив мне больше не до шуток. Уверенно смотрю Захару в глаза и говорю:

– У меня свой путь к счастью, Захар Петрович. И я не люблю, когда мне навязывают чужие маршруты…

Разворачиваюсь и выхожу, хлопнув дверью. На улице вдыхаю полной грудью свежий весенний воздух. Знал бы, что судьбы выдаст такой крутой поворот, тогда, в пятом классе, не согласился бы донести Иркин портфель, а драпал бы со всех ног. Что теперь делать. Но в одном я согласен с Захаром – нахрен столичный ВУЗ, нахрен все… Странно, глупо, даже нелепо. Но мне сейчас хочется только одного. Чтобы меня полюбила та, которую видел всего несколько минут – девушка с глазами цвета лета…

Глава 5

Номер мамуля выбрала хороший. Кровать у меня удобная, но я все равно ворочаюсь, не могу уснуть. Все вспоминаю мажора. Симпатичный! Очень мне понравился этот Макс. Но… запрещаю себе даже думать о нем. И не потому что, он мажор. А потому что несвободен. Девушка у него есть. Хоть сразу видно, что отношения у них непростые, и я ему понравилась, но Янка Соловьева не из тех, кто разбивает чужие пары. Так что нужно забыть и забить. Приняв такое нелегкое решение, наконец, засыпаю.

Утром просыпаюсь и в первые мгновения не могу понять, где я. Потом вспоминаю все события прошлого дня. Мама! Бедная мамочка! Вчера я нырнула в постель с мыслями о незнакомом парне, а про родную мать забыла. Ей ведь очень тяжело, а я, коза такая, не поддержала, не поговорила.

Но мама уже на ногах и… улыбается.

– Мам, – удивляюсь я. – Ты такая веселая и… накрашена!

– А что ты хотела, Янка? Слезы лить по предателям я не собираюсь, значит, тушь не растечется, так почему бы не стать еще краше при помощи качественной декоративной косметики?

Но я все еще не верю. Может, просто бравирует?

– Мам, точно все нормально? Сейчас у нас в жизни не самая светлая полоса, Даже можно сказать, черная…

– Ошибаешься, Янка! Посмотри внимательно, полоса белая, просто в шоколаде! – хохочет мамуля и велит мне подниматься.

Я радостно вскакиваю, зараженная маминым оптимизмом. Пока принимаю душ, мама заказывает завтрак в номер. Омлет с ветчиной, тосты и свежесваренный кофе выше всяких похвал. Едва завершаем завтрак, как мамуля дает новую команду:

– Так, Янка, включаем мобильники и приступаем к поискам.

– К поискам чего?

– Ты просматриваешь аренду, ищешь нормальную квартиру по доступной цене. А я… работу! Ну что ты на меня так смотришь, дочь? Надеешься, отец будет нас содержать? Какое-то время – да. У него, конечно, хорошая должность с соответствующей зарплатой, но он не олигарх, две семьи не вытянет. Когда родится ребенок, расходы значительно увеличатся. К тому же Надежда понемногу все свои зубы покажет. Наступит момент, когда она просто запретит ему нам давать деньги. Думаю, это будет в тот же день, когда тебе исполнится восемнадцать. И вообще, мне его подачки как кость в горле. Так что приступаем.

Но нас отвлекают. Сначала входит официант, чтобы унести посуду. Потом раздается телефонный звонок на моем мобильнике. Это отец.

– Привет, дочь, ну, как дела? Ты вчера вечером звонила. Прости, занят был. Расскажи, где вы.

– Пока в гостинице. Сейчас квартиру ищем.

– Мама про карту знает?

– Да, пришлось сказать.

– Не выкинула?

– Нет, но порывалась, – смеюсь я.

– Как она? – интересуется отец. – Когда Лина успокоится, плакать перестанет, мы с ней поговорим…