Запертые во тьме

Tekst
108
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Запертые во тьме
Запертые во тьме
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,30  25,84 
Запертые во тьме
Audio
Запертые во тьме
Audiobook
Czyta Ксения Большакова
18,36 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 4

15 июня 2017 года, 17.50

ресторан «Блюз», г. Медногорск

Оренбургская область

На этот раз ужинать отправились в небольшой, но уютный ресторан в центре города.

– Второй раз есть в той забегаловке я отказываюсь, – заявила Саша, когда они вместе на большой арендованной машине ехали в Медногорск, оставив в мобильной лаборатории одного Женю.

– Я поддерживаю, – сморщила усыпанный конопушками нос Айя. – Всю ночь живот крутило.

– Вот вы нежные, – фыркнул Ваня, – шашлык там был зачетный! Я предупреждал не запивать его минералкой.

Однако против натиска двух дам при молчаливой поддержке Войтеха, который тоже не прочь был поужинать там, где дают что-то, кроме жирного мяса, и наливают что-то, кроме пива, Ваня устоять не смог. Тем более Марина посоветовала ресторан в центре, куда им теперь было на чем добраться, заверив, что там подают очень вкусную рыбу на гриле, а для любителей пива всегда можно заказать огромную тарелку закусок.

– Только ради закусок, – проворчал Ваня, выруливая в указанном Мариной направлении.

– Надеюсь, ты не собираешься пить пиво второй вечер подряд? – нахмурился Войтех.

– Смотря какие там сорта, – хохотнул Ваня, просто чтобы его подразнить.

На самом деле пить он в этот раз собирался тоже что-то безалкогольное, поскольку на завтра они планировали посещение Кувандыка, да и потеря квадрокоптера все еще тяжким грузом висела над его головой. И так уже накосячил дальше некуда, не стоит злить начальство. И пусть в этом расследовании главный он, но за квадрокоптер придется отчитываться после возвращения в Санкт-Петербург, и там расклад сил снова будет не в его пользу.

Недовольно чертыхаясь и ругая прокатную машину, которая ему, само собой, не понравилась, Ваня припарковался у входа в ресторан и заглушил двигатель.

– Чтоб я еще раз доверил вам выбирать машину, – проворчал он, вываливаясь наружу.

– А чем тебе эта не нравится? – усмехнулась Саша. – Большая, как ты и просил!

– Да в ней задняя передача почти не работает!

– А ты езжай вперед, – с абсолютно серьезным видом посоветовал Войтех.

Саша и Айя рассмеялись, а Ваня недовольно засопел, но больше ничего не сказал. Очевидно, очень уж хотелось есть, поскольку обычно Ваня Сидоров во всех спорах оставлял за собой последнее слово.

Ресторан, как и обещала Марина, оказался уютным: он располагался на первом этаже жилого дома и имел большую террасу, которая без предварительного бронирования в это время года оказалась почти полностью занята. Несколько пустых маленьких столиков не могли вместить группу из шести человек – а Марина и полковник собирались составить им компанию, – поэтому пришлось идти внутрь, но работающие кондиционеры должны были немного скрасить это неудобство. Интерьер ресторана был выдержан в темных тонах, мягкое желтоватое освещение делало его больше похожим на паб, но тем не менее всем здесь понравилось.

О том, что ресторан этот не чета вчерашней забегаловке, говорил и туалет, куда Войтех и Ваня зашли помыть руки. Ваня вообще-то не собирался никуда идти, но Войтех зачем-то потащил его за собой. Пришлось идти.

– И о чем ты хотел со мной поговорить так срочно? – поинтересовался Ваня, намыливая руки мылом, неприятно пахнущим лавандой. Точнее, пахло оно очень даже ничего, но Ваня терпеть не мог запах лаванды. Оставалось надеяться, что аромат запеченных в соусе барбекю крылышек его быстро перебьет.

– Так срочно, потому что на совещании мы будем обсуждать, кто пойдет завтра в Кувандык, и я хотел попросить тебя назначить в группу Женю, а не Сашу, – ответил Войтех, поймав его взгляд в зеркале.

– Что, хочешь остаться с ней наедине на пару часиков? – после недолгого молчания подмигнул Ваня.

– Вообще-то как раз наоборот, – невозмутимо ответил Войтех.

Ваня тут же насупился.

– А почему это ты решил, что идешь ты, а не я?

– Потому что я не могу не признать, что никто лучше тебя не знает оборудование мобильной лаборатории и не умеет работать с ним, поэтому тебе лучше остаться на этой стороне и подстраховать нас.

Вот ведь гад! И попробуй теперь возрази.

– Чего Сашку брать с собой не хочешь?

Войтех выразительно – и слишком театрально, на Ванин взгляд, – закатил глаза.

– А то ты не знаешь Сашу. Мы понятия не имеем, что там, на той стороне, и держать ее за шиворот, чтобы она хоть жива осталась, а еще лучше с руками и ногами, мне совсем не улыбается.

Ваня несколько секунд разглядывал его лицо в зеркале, а потом покачал головой.

– Ой, не лги, ой, не лги царю, собака.

Войтех поджал губы. Наверное, понял, что Ваня в очередной раз цитирует какой-то фильм, который он не видел, и не знает, сказал тот что-то обидное или нет.

– Врешь ты, – пояснил Ваня, – загривком чую, как волк охотника. Так что либо колись, в чем дело, либо завтра с тобой пойдет Саша.

– Иван, пожалуйста, сделай, как я прошу.

– И не подумаю, если не расскажешь, почему не хочешь брать Сашу.

Ваня внезапно замолчал и прищурился, вспоминая Войтеха, распластавшегося на земле возле тени.

– Ты что-то увидел, да? – догадался он.

Войтех кивнул.

– Я видел, как Сашу отрезает от меня тенью. И видение сопровождалось ощущением, что если это произойдет, то больше она не вернется.

Ваня перевел взгляд на собственное отражение, поскреб ногтями бороду, отметив про себя, что надо бы побриться.

– А разве твои видения не всегда сбываются? Вне зависимости от предпринятых шагов.

Войтех не ответил. То ли не посчитал нужным, то ли не смог вспомнить ни одного видения, которое не сбылось бы, что подтвердило бы Ванину правоту.

– Лады, уговорил, – наконец согласился Ваня. – Оставлю Айболита с собой. Но ты замолвишь за меня словечко перед Аней за квадрокоптер!

Войтех удивленно покосился на него.

– Что я слышу? Неужели тебе бывает стыдно?

Ваня уязвленно дернул плечом, оторвал сразу три куска бумажного полотенца, вытер руки, швырнул бумагу в мусорку и направился к выходу. Саша, Айя и полковник с дочерью уже вовсю листали обширное меню, диктуя официантке, что будут есть на ужин.

– У вас три секунды на то, чтобы выбрать, – предупредила Саша, – иначе я начну есть вас.

Справились они быстрее, чем за три секунды, поскольку Ваня хотел тарелку закусок к пиву, даже если придется запивать их кока-колой, а Войтех собирался отведать фирменную рыбу. Когда официантка ушла, Ваня вытащил из кармана мобильный телефон и вызвал по скайпу Женю. Тот очень хотел поучаствовать в совещании хоть виртуально. Молодой человек появился на экране со стаканчиком быстрорастворимой лапши, от которой вверх поднимался пар, и Ваня сделал себе мысленную пометку заказать что-нибудь с собой для него. Откуда вообще в нем взялась эта забота о сотрудниках, он не знал и думать сейчас не собирался.

– Итак, давайте приступим, – предложил Ваня. – Как нам уже известно, тень накрыла город Кувандык ночью с пятого на шестое июня. Обнаружили это только утром. Судя по показаниям свидетелей, – Ваня посмотрел на Айю, которая и раздобыла эти сведения, – ночь была безоблачная, но при этом очень темная. Это дает нам право предполагать, что тьма нависла над городом еще ночью.

– Я нашла метеосводки, – поддержала его Айя. – Луна находилась в растущей фазе, видимость должна была составлять около девяноста процентов, почти полнолуние, плюс звезды. Ни облаков, ни туч не было, а значит, ночь не могла быть темной.

– Вот! – Ваня поднял вверх палец. – Что интересно: тень не имеет идеальной формы, где-то она выше, где-то ниже. Я сравнил ее очертания с высотой зданий в городе, думал, может, она реально накрыла его, словно ткань, но, – он разочарованно развел руками, – ничего не вышло. В некоторых местах тень действительно выше над многоэтажками, но в других она тоже высока, при том, что находится над частным сектором, или низка над высокими зданиями. Так что тут пока мимо. Что нам известно еще?

– Что люди внутри живы, – сказала Саша. – По крайней мере, были неделю назад, когда оттуда вывели несколько человек.

Полковник исподлобья посмотрел на нее, поскольку очень уж ядовито Саша сверлила его взглядом. Ваня даже выпрямился на стуле, выжидая момент, когда придется вмешаться миротворческим силам. Слишком хорошо он знал Сашу и ее обостренное чувство справедливости. Однако полковник и сам смягчил ее гнев.

– Внутри все живы до сих пор, – заверил он. – Время там течет намного медленнее, поэтому для тех, кто внутри, его прошло не так много, как для нас. Буквально несколько часов назад оттуда вернулась наша группа. Мы контролируем ситуацию.

– Почему просто не вывести всех оттуда? – нахмурилась Саша. – Вместо того, чтобы контролировать ситуацию.

– Несколько тысяч человек, большая часть из которых находится в бессознательном состоянии? – фыркнула Марина. – Боюсь, на данный момент это нам не по силам, если учесть, что через тень существует всего несколько проходов и проходы эти небезопасны. Да и где их размещать?

Полковник недовольно глянул на дочь, будто она сболтнула что-то лишнее, но согласился с ней.

– На данный момент рациональнее оставить всех внутри, – добавил он. – Наши люди периодически патрулируют город, для тех, кто не спит, оставлены продукты и питьевая вода на случай коммунальной аварии. Несколько раз в день по радио мы запускаем оповещение, где все это можно найти. Поверьте, мы делаем все возможное для безопасности людей. Но сейчас лучше оставить всех там. И я еще раз прошу вас отнестись со всей серьезностью к этому правилу: когда завтра пойдете туда, не выводить никого. Ни в сознательном, ни в бессознательном состоянии. Это опасно. Понятно?

Он серьезно посмотрел на Ваню, и тот поднял руки вверх, но по чуть прищуренным глазам и Саша, и Войтех, которые знали его лучше остальных, видели, что он соглашается из нежелания обострять ситуацию.

 

– Значит, вот почему ребята, которых я опрашивала, говорили, что их нашли в тот же день, когда на город опустилась тень, а, по вашим данным, их вывели спустя три дня, – заметила Айя, переводя разговор вновь в деловое русло.

– Именно так, – кивнул полковник.

Им на некоторое время пришлось прерваться, поскольку официантка принесла заказанную еду.

– А что наши доктора скажут по поводу состояния людей? – поинтересовался Ваня, хватаясь за куриные крылышки и едва не обжигая пальцы о горячий соус.

– Быть не может, ты назвал меня доктором! – воскликнул Женя, с завистью поглядывая на крылышки, которые Ваня как раз держал перед экраном.

– Так ведь сам хвастался, что уже в интернатуре учишься.

– В общем, по состоянию ничего необычного, – пожал плечами Женя. – Ребята абсолютно здоровы, только крайне раздражены тем, что их держат взаперти.

– Это вынужденная мера, – вставил полковник.

– Я пролистал их медицинские карты, – продолжил Женя, – состояние при поступлении в больницу соответствовало тому, будто их действительно нашли через несколько часов, а не дней.

– А вот с теми, кто без сознания, все не так просто, – задумчиво проговорила Саша, и все повернулись к ней.

– Что ты имеешь в виду? – насторожился Войтех.

– На первый взгляд люди просто спят, – принялась объяснять Саша. – Это подтверждается и физическим осмотром, и данными аппаратов жизнедеятельности, и электроэнцефалограммой. Но врачи пытались всячески их разбудить, и у них ничего не вышло. Сначала я не поняла, что еще кажется мне странным, и, уже только когда мы вышли из больницы, додумалась. В больнице лежат пять человек: трое из одной семьи и еще двое посторонних людей. И все они находились в фазе быстрого сна в тот момент, когда я снимала ЭЭГ! Все пятеро!

Войтех удивленно приподнял брови, Женя воскликнул что-то по ту сторону экрана, даже полковник и Марина переглянулись. Айя и Ваня тоже переглянулись, но лишь потому, что единственные не поняли, что в этом странного.

– И что? – первым озвучил вопрос Ваня.

Саша выдохнула и начала говорить уже медленнее, будто объясняла урок тупому ученику.

– Ну, вам известно, что сон человека делится на две фазы – быструю и медленную, так? Когда человек засыпает, он погружается в медленный сон, который в свою очередь тоже делится на стадии, но это нам сейчас неважно. Медленный сон длится около полутора часов, быстрый – десять-пятнадцать минут. Допустим, вся семья ложится спать примерно в одно и то же время, поэтому их биоритмы совпадают.

– Когда это подростки ложатся спать вместе с родителями? – хмыкнул Ваня.

– Всякое бывает, – вставила Марина.

– Предположим, что это все-таки так, – продолжила Саша. – Хотя я с Ваней согласна, подростки обычно находят себе занятия поинтереснее. Но вот то, что ритмы практически совпали не только у семьи, но и у двух посторонних людей, уже весьма настораживает.

Саша замолчала, ожидая каких-то реплик, но никто ничего ей не сказал. Полковник и Марина бросили друг на друга заинтересованные взгляды, но было непонятно, замечали они раньше эту особенность, или Саша озвучила ее впервые и для них.

– И какие у тебя мысли по этому поводу? – осторожно поинтересовался Войтех.

– Пока никаких, – вздохнула Саша. – Нужно больше информации. Единственное, что я могу сказать: разбудить этих людей не удается. Врачи пытались, и у них ничего не вышло.

Женя по ту сторону экрана кашлянул, привлекая к себе внимание.

– Что? – Саша спросила это таким тоном, что Ваня ясно понял: она отлично поняла смысл этого многозначительного покашливания. Возможно, Женя уже даже озвучивал ей свою идею, а в том, что она у него есть, Ваня не сомневался. Слишком давно и хорошо знал студента.

– Мы могли бы попробовать разбудить их другими методами, – осторожно, с тщательно скрываемым возбуждением предложил Женя.

– Нет, – твердо ответила Саша, окончательно убеждая Ваню, что это они уже обсуждали. Но, в конце концов, это он тут главный! Если бы, правда, рядом еще не сидел полковник…

– А что за методы? – как можно более равнодушно поинтересовался он, демонстративно хватая новое крылышко.

– Опасные и неразумные, – проворчала Саша.

– И все-таки?

– Ну, мы могли бы ввести им кое-какие препараты, – обтекаемо начал Женя.

– Насколько мне известно, врачи в больнице пытались разбудить их медикаментозно, – вставил полковник.

– Я видел чем, – отмахнулся Женя. – Витаминку дали и удивляются, почему они не проснулись.

– А я удивляюсь, как тебе диплом-то дали, – покачала головой Саша.

– Вы можете предложить что-то другое? – заинтересовался полковник и, после кивка Жени, сказал: – Напишите подробное предложение с описанием действия препарата и возможных побочных явлений и рисков, и мы подумаем.

Женя серьезно кивнул, а вот Саша надулась, скрестила руки на груди и откинулась на спинку стула, молчаливо давая понять, что она в этом участвовать не станет. Правда, такой расклад совсем не устраивал Ваню. Он и сам был отчаянным парнем, но, если дать волю Жене, тот вообще ни перед чем не остановится. А с этих вояк станется сначала разрешить ему действовать, а потом, в случае неудачи, повесить на него всех собак.

– Айболит, ты его проконтролируй, плиз, – нарочито безразлично махнул рукой Ваня. – Студент, предложение в письменном виде сначала Айболиту, потом мне, а затем уж, – Ваня кивнул на полковника, – им.

Полковнику такой расклад, может, тоже не понравился, но возражать он не стал. Пусть он контролирует деятельность их группы, но это не значит, что получил право командовать. Все должно происходить согласно купленным билетов.

– Понял, – серьезно кивнул Женя. – Я еще покопался в истории этих мест на тему аномальщины, но пока ничего интересного не нашел.

– Значит, на завтра планируем посещение города, – подвел итог Ваня. – Во сколько там вы даете нам зеленый свет? – обратился он к полковнику.

– В одиннадцать утра оттуда должна выйти наша группа, а значит, вы планируйте переход на полдень, – подсказал тот. – Марина будет вас ждать.

– Отлично, – удовлетворенно кивнул Ваня. – Выдвигаемся в полдень. Идут Дворжак и студент.

Женя едва со стула не свалился от радости, а вот Саша возмущенно посмотрела на Ваню. Тот предупреждающе поднял руку.

– Айболит, ты ж понимаешь, что студента со мной оставлять нельзя, грохну неразумного.

– Тебе не кажется, что если Войтех пойдет в необычное место, то мне лучше быть рядом? – справедливо заметила она, и Ваня был согласен с каждым ее словом. Но уже дал обещание Дворжаку. Ваня Сидоров был балагуром и язвой, но слово свое держал всегда.

– Проинструктируешь Женю, пора бы уже и ему учиться. Парень, вон, в интернатуре, не студент какой-нибудь!

– Тем более я хочу попросить тебя о помощи сейчас, – вмешался Войтех и, поймав вопросительный Сашин взгляд, продолжил: – Еще светло, я хочу вернуться за ограждение. Когда я утром сунул в тень руку, мне показалось, что с той стороны меня кто-то коснулся. А мы знаем, что внутри застряли минимум два человека. Возможно, это кто-то из них, мы можем им помочь. Но, поскольку я хочу сделать это рукой без перчатки, мне наверняка понадобится твоя помощь. Без тебя я не рискну.

Ваня едва не зааплодировал. Вот это хитрый жук, а! Надавил сразу на два Сашиных больных места: желание спасти всех и страх за его собственное состояние после видений. Конечно же, Саша сразу смягчилась.

– Ладно, – все еще изображая недовольный вид, сказала она.

А вот очередное переглядывание полковника и его дочери Ване не понравилось.

– Марина пойдет с вами, – заявил старый вояка.

– Отлично, – процедил Ваня, решив не возражать. – Тогда сейчас я, пан атаман, Айболит и Айя… – Он вдруг внимательно посмотрел на Айю. – Надо бы и тебе какое-то прозвище придумать, а то выбиваешься из ряда. Так вот, мы поедем в лабу, Дворжак там коснется тени, поймает видение и грохнется в обморок, но зато раздобудет какую-никакую информацию. После этого оставляем в лабе на ночь Айю, забираем Женька́ и едем обратно. Расклад понятен?

Расклад был понятен, поэтому Ваня снова открыл меню, выбирая, что такого заказать на ужин студенту.

15 июня 2017 года, 20.57

Мобильная лаборатория ИИН

Оренбургская область

– Ваня, я тебя обожаю! – с чувством произнес Женя, вгрызаясь в куриное крылышко и с вожделением поглядывая на целую коробку таких крылышек, которые Ваня заказал ему в ресторане.

– Будешь должен, – хмыкнул тот.

Женя пробормотал что-то невнятное, а Саша не сдержала ехидный комментарий:

– А знаешь, Сидоров, я бы на твоем месте напряглась. Что-то в последнее время тебя обожают сплошь мужчины!

– И даже подарки дорогие дарят, – добавил Войтех, обводя рукой фургон, который был подарком его брата Карела хоть и не конкретно Ване, а в целом Институту, но сам Карел при этом любил подразнить Сидорова проявлением симпатии.

Ваня, к удивлению обоих, не стал грозить им кулаком, а довольно заметил:

– Меня и женщины обожают, и в гораздо больших количествах. А уж что дарят…

Возразить на это оказалось нечего: высокий зеленоглазый блондин неизменно приковывал к себе внимание женской половины человечества, где бы они ни оказались. От Саши не укрылись Ванины намеки и взгляды, которые тот бросал на Марину, и женским чутьем она ощущала, что девушке приятны эти знаки внимания, хоть она и делает противоположный вид. Вот и сейчас, произнеся последнюю фразу, Ваня подмигнул Марине, но та лишь многозначительно фыркнула.

Оставив Женю и Айю в фургоне, они вчетвером направились к тени. В постепенно сгущающихся сумерках огромное черное пятно, накрывшее город, выглядело пугающе. Границы его будто размывались и, казалось, увеличивались. Впрочем, Саша не была уверена, что ей действительно казалось. Полковник же предупреждал, что время от времени тень увеличивается в размерах, так что, вполне возможно, как раз это сейчас происходит и, когда они вернутся в фургон, Айя доложит об этом.

Войтех подвел их к тому месту, где поймал видение утром. Саша сразу скинула с плеч рюкзак с медикаментами и расстегнула молнию, чтобы потом не терять время в случае необходимости.

– Я все-таки надеюсь обойтись просто шоколадкой, – с улыбкой заметил Войтех, видя ее приготовления.

– Сильно сомневаюсь, – покачала головой Саша, бросив взгляд на непроницаемую темноту. Она впервые видела ее так близко, и все инстинкты, которые обычно молчали, теперь упрашивали держаться подальше.

Войтех тем временем снял перчатки и подошел ближе. Остановился на несколько секунд, то ли что-то разглядывая в этой черноте, то ли собираясь с мыслями, а затем поднял правую руку и аккуратно прикоснулся к тени. Кончики пальцев медленно погрузились в чернильное пятно, но сам Войтех при этом стоял прямо: видения не торопились. Странно, утром ему казалось, что стоит лишь снять перчатку и они придут еще до того, как он успеет коснуться тени, а сейчас в нее ушла уже ладонь полностью, но он при этом ничего не чувствовал.

Кто-то схватил его за руку внезапно. Войтех дернулся от неожиданности, а не от видения. Те по-прежнему не торопились. Войтех оглянулся на Ваню, который стоял в двух шагах и внимательно смотрел на него.

– Там кто-то есть, – успел сказать Войтех за мгновение до того, как видение его все-таки накрыло.

Ни Саша, ни Ваня, ни тем более Марина не заметили этого момента. Лишь когда Войтех, по-прежнему не вынимая руки из тени, медленно опустился на колени, Саша поняла, что что-то не так.

– Войта? – позвала она, подходя ближе.

Вместо ответа Войтех рухнул к ее ногам, а рука его по-прежнему оставалась в темноте. Хорошая новость: он просто потерял сознание, сердце его билось ровно, хоть и гораздо быстрее обычного. Плохая: когда Саша попыталась вытащить его руку из тени, у нее ничего не получилось. Что-то будто держало его.

– Ваня, не стой столбом! – велела Саша.

Ваня перестал разглядывать тень и в два шага оказался возле них, тоже дернул Войтеха за руку, но и у него не получилось освободить того из плена. Ваня дернул сильнее, но снова не вышло. Саша между тем заволновалась: сердцебиение продолжало расти, и, хоть еще не достигло опасных цифр, тенденция намечалась нерадужная.

– Ну же! – не то попросила, не то приказала она.

– Да я пытаюсь, – проворчал Ваня, продолжая дергать Войтеха за руку.

– Ты ему сейчас руку оторвешь!

– Рука не голова, жить будет, – хохотнул Ваня, но под испепеляющим взглядом Саши осекся. – А, черт с ним!

Недолго думая, он и сам сунулся в тень, скользя пальцами по руке Войтеха, чтобы не потерять ее в темноте, и, когда дошел до ладони, вздрогнул от неожиданности, хотя ждать стоило! Дворжак ведь говорил, что наткнулся на кого-то в темноте. Вот и сейчас чья-то рука сжимала его ладонь. Когда первый шок прошел, Ваня принялся ощупывать чужие пальцы. Они определенно принадлежали взрослому человеку, мужчине. Живому мужчине: были теплые и мягкие. И пальцы эти никак на Ваню не отреагировали.

 

– Что там, Вань? – волновалась рядом Саша.

– Его кто-то держит, – пыхтя от напряжения, поведал Ваня.

Он обхватил запястье неизвестного мужчины и подтянул на себя, чтобы вытащить из темноты не только руку Дворжака, но и незнакомца. Это получалось не так быстро, как хотелось, но получалось!

– Ваня, быстрее! – торопила Саша.

Ваня отвлекся на мгновение, взглянул на стремительно бледнеющего Дворжака.

– Быстрее не выходит, – прорычал он. – Делаю, что могу.

– Бросьте его! – вдруг заявила Марина. – Того, другого. Тяните Войтеха.

Саша посмотрела на нее, заметила бледный вид, покусанную до крови нижнюю губу, будто Марина боролась с собой прежде, чем это сказать.

– Вы не сможете вытащить обоих, у нас не получилось.

И Ваня как-то сразу послушался. Глубоко вдохнув, он лег на землю, сунул в темноту вторую руку и принялся по одному разжимать пальцы неизвестного мужчины, мертвой хваткой вцепившегося в Войтеха. Он потратил несколько минут, вспотел не хуже, чем после тренировки в спортзале, но наконец последний палец ослабил хватку. Ваня вытащил собственные руки, ухватил Дворжака под мышки и резко дернул на себя. Тот вылетел как пробка из шампанского, но в сознание так и не пришел. И, судя по крайне взволнованному Сашиному виду, чувствовал себя не лучшим образом. Она даже вколола ему что-то, что успела набрать в шприц, пока Ваня возился с рукой, но, похоже, лекарство не подействовало.

– Давай отнесем его в лабу, – предложила Саша, что означало: «Ваня, отнеси его в лабу».

И Дворжак несколько часов назад еще бросал на него возмущенные взгляды, когда он сказал, что частенько носит его на себе! Вот, прямое подтверждение. Ваня взвалил Войтеха себе на плечо и припустил к фургону. Саша торопливо сгребла в рюкзак медикаменты и поторопилась следом. Пошла ли за ними Марина или осталась стоять у темноты, никто из них не видел.

Айя и Женя ждали на пороге. Оба издалека увидели, что что-то произошло, и, к удивлению и радости Саши, Женя уже даже успел привести в боевую готовность небольшой медицинский отсек в прицепе фургона. Там Ваня и сгрузил Войтеха на узкую неудобную кушетку, потер плечо.

– Айболит, похоже, без тебя он жрет в сплошных макдаках, весить стал раза в полтора больше, – пожаловался Ваня.

Саша бросила на него раздраженный взгляд. Все знали, что Войтех прекрасно готовит и в их паре приготовление еды лежало чаще на его плечах. Да и потом: при чем тут сейчас его вес?

Ваня покинул медотсек, Айя и вовсе наблюдала издалека, поэтому в тесной комнатушке остались только они с Женей. И Саша в какой-то момент даже сдалась и начала использовать то, что предлагал младший товарищ, а предлагал Женя зачастую такое, за что могут и с работы выгнать в случае неудачи, но не помогало ничего: удалось лишь остановить рост числа сердечных сокращений, но их количество все равно оставалось критично высоким.

Саша не привыкла сдаваться и всегда боролась до последнего, особенно когда дело касалось Войтеха. Наверняка больница небольшого Медногорска оснащена лучше их крохотной лаборатории, поэтому уже собиралась предложить ехать туда, как Женя внезапно остановился, нахмурил лоб, а потом выдал:

– Слушай, бред скажу, но мне кажется, он все еще ловит видения.

Саша посмотрела сначала на него, потом на Войтеха. Только после этих слов она обратила внимание, что глазные яблоки Войтеха двигаются, будто ему снится сон, но двигаются гораздо быстрее, чем даже при кошмаре.

– Надо вывезти его из огороженной зоны, – решила Саша. – Быстрее! Подальше от тени. Ваня!

Ваня появился в дверях медотсека быстро, будто стоял за дверью, хотя дверь была стеклянной и это было бы видно. Впрочем, Саша не смотрела, может, и стоял.

– Нужно везти Войту в город, у него все еще видения.

– Да вашу ж… – выругался Ваня и снова взвалил Войтеха на плечо, торопясь к машине. Сделать это на легковой будет быстрее, чем собирать и заводить фургон.

Саша и Женя последовали за ним, Айя молча осталась в лаборатории. В любом случае ей предстояло дежурить ночью.

Саша подсознательно надеялась, что что-то начнет меняться сразу, едва они выедут за огороженную зону, но ничего не произошло. И лишь когда машина уже пересекла границу Медногорска, а она почти потеряла надежду, видения наконец прекратились. Она поняла это по тому, что Войтех внезапно обмяк и будто даже легче стал: он полулежал у нее на руках на заднем сиденье, потому что иначе в машине вчетвером было не поместиться. А Саша ведь и внимания не обратила, насколько до этого он был напряжен.

– Войта? – осторожно позвала она, и он, к всеобщему облегчению, приоткрыл глаза.

– Что… что произошло? – пересохшими губами прошептал он.

– Ты задолжал мне новую футболку, – отозвался из-за руля Ваня, стараясь рассмотреть его в зеркале заднего вида. – Эту придется выбросить после того, как таскал твое бесчувственное тело. Даже в спортзале так не потею.

Саша пнула ногой по сиденью.

– Ну хоть не зарплату за полгода, – хмыкнул Войтех, а затем перевел вопросительный взгляд на Сашу.

– Ты потерял сознание, и мы с Женей никак не могли привести тебя в чувство, – пояснила та. – Сердцебиение достигло максимума, еще чуть-чуть, и сердце бы не выдержало. Поэтому мы решили увезти тебя от тени, Женя предположил, что это может помочь.

– И ведь помогло! – возбужденно воскликнул Женя. – Ух, видения, наверное, были яркие!

Войтех потер лицо одной рукой, поскольку вторую все еще сжимала Саша и, кажется, не собиралась отпускать.

– Будто кино смотрел, – признался он.

– Так, давайте все вопросы потом, – оборвала Саша, поскольку Ваня уже наверняка собирался потребовать пересказать «кино», а, на Сашин взгляд, Войтеху первым делом был необходим хороший отдых. Как она и предсказывала: шоколадкой тут дело не обойдется.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?