Лестница ведьм

Tekst
58
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Лестница ведьм
Лестница ведьм
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 40,95  32,76 
Лестница ведьм
Audio
Лестница ведьм
Audiobook
Czyta Елена Калиниченко
23,41 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

1

– А-а-а-а! – невысокое розововолосое существо кинулось на нее так стремительно, что Марина едва успела подавить в себе рефлекс отскочить в сторону.

Мгновение спустя лучшая подруга Катя – а это была именно она – сжала девушку в крепких объятиях, радостно запричитав:

– Как же я по тебе соскучилась, Маришка! Сто лет тебя не видела! Это просто нечестно, что твой отец так долго не говорил, где ты! Насилу у него вызнала, уже была готова паяльником пытать!

Марина осторожно обняла подругу в ответ, прислушиваясь к ощущениям. Так и есть: медленно, но верно в ней поднималось желание сбежать в свою комнату, запереть дверь, залезть под одеяло и не вылезать до тех пор, пока Катя не уедет. Общение с людьми в последнее время отнимало слишком много сил, но она постаралась не дать этим чувствам вылезти на поверхность. Катя искренне ее любит, подруга не виновата в том, что Марине сейчас даже с собственными родителями общаться тяжело. Поэтому она и уехала «подлечить нервы» в затерянный среди северных лесов небольшой пансионат под Выборгом и сидела здесь уже почти два месяца, с ужасом понимая, что однажды придется вернуться в цивилизацию, к людям.

– Ну, ладно, ты меня задушишь, – наконец сказала Марина, вежливо отстраняясь и стараясь сделать так, чтобы Катя не догадалась о ее мыслях.

Они дружили уже так давно, что, кажется, научились понимать друг друга без слов. Вот и сейчас Катя встревоженно посмотрела на подругу и нахмурилась. Это выражение лица так не шло короткостриженной молоденькой девчонке с розовыми волосами и пирсингом в носу, что Марина еще острее ощутила неправильность ситуации. Зря папа сказал Кате про Выборг.

– Как ты?

– Все в порядке, – отмахнулась Марина. – Пойдем. Я попросила поселить тебя рядом со мной. Помочь с вещами?

– Они не тяжелые.

Катя бодро подхватила небольшую сумку, которую бросила на землю, едва увидев Марину, и они вдвоем направились по посыпанной желтым песком дорожке ко входу в пансионат. Тот представлял из себя небольшое двухэтажное здание, окруженное заросшим деревьями двором с небольшим прудиком у самого забора, в котором жили лягушки и водилась мелкая рыбешка. В это время года листья уже пожелтели, но еще не успели опасть, а потому природа вокруг радовала яркими красками. Марина любила по вечерам прогуливаться возле пруда, слушать однообразное пение лягушек, но в ближайшие дни ей, видимо, это больше не светит. Едва ли Катя уедет завтра утром.

На ресепшене их ждал сюрприз. Вместо того чтобы отдать Кате ключи от комнаты, улыбчивая администратор Анна вручила Марине письмо. Точнее, небольшой белый конверт, на котором не было ни адреса пансионата, ни адреса самого отправителя, только лаконичная надпись: «Гостье из 27-го номера».

– Что это? – Марина удивленно покрутила в руках конверт, не спеша открывать его, хоть он не был запечатан.

– Очевидно, это вам, – улыбнулась ей Анна. – Я отходила на пару минут, а когда вернулась, нашла его на столе. Кто принес – не видела.

Марина недоверчиво посмотрела на администратора, но не нашла в ее словах ничего удивительного. Анна работала здесь недавно, всего две или три недели, и, как казалось Марине, надолго не задержится. Она единственная из всех администраторов позволяла себе надолго покидать ресепшен, то куря у заднего входа, то там же болтая с кем-то по телефону. За то время, что администратор проводила вне рабочего места, можно было полпансионата вынести, а не только подбросить письмо.

И тем не менее открывать конверт Марине не хотелось. Какое-то странное чувство появилось внутри, стоило только посмотреть на него, а кончики пальцев, которыми она касалась плотной бумаги, словно покалывало невидимыми иголочками.

«Что за ерунда?» – разозлилась на себя Марина и решительно вытащила из конверта маленькую открытку в стиле винтаж с изображенной на ней девушкой в старомодном платье и шляпке с цветами. Такие продавались в небольшом газетном ларьке в деревне, на краю которой расположился пансионат. Марина даже купила себе несколько штук в качестве закладок для книги.

На обратной стороне размашистым, явно женским почерком было выведено:

«Милая Марина! Сегодня вечером в Выборгском замке состоится реконструкция рыцарского турнира. Очень надеюсь, что ты придешь. Кирилл тоже будет. Тебе непременно стоит там побывать! Твоя Даша».

Марина дважды прочитала короткое письмо, а затем вопросительно посмотрела на Анну.

– Это что, такое странное приглашение на турнир? Оно всем гостям пришло?

Та взяла открытку, прочитала и недоуменно пожала плечами.

– Честно говоря, никому больше такого не приходило. Возможно, приглашение еще от одной вашей подруги?

Марина была уверена, что это не так. У нее, конечно, есть знакомые Даши, но никто из них не знает, где она находится, в этом Марина была уверена. И уж точно у нее нет подруг в деревне или самом Выборге.

Почти год назад ее жизнь сделала такой крутой поворот, что Марина до сих пор не могла прийти в себя. Однажды ночью ей пришло сообщение в Скайп от мертвой однокурсницы. Марина тогда очень испугалась, но понятия не имела, что это лишь начало. Сообщения приходили снова и снова, через них погибшая девушка пыталась предупредить о других злодеяниях своего убийцы. Марина не понимала, почему гостья с того света выбрала именно ее, почему не писала кому-то более близкому. Они были едва знакомы.

Тогда отец нанял человека, который разбирался в сверхъестественном. Экстрасенса. Поначалу тот решил, что выбор пал на Марину случайно и старался избавить ее преследования мертвой сокурсницы. А потом понял, что дело все-таки в самой Марине.

А еще через пару месяцев ее похитили.

Кто это сделал, зачем, что с ней происходило и почему ее вернули, девушка не помнила. Просто однажды вышла из университета, а проснулась полгода спустя в больнице. В голове – ни одного воспоминания о последних месяцах. Какой-то профессор, найденный отцом среди многочисленных знакомых, утверждал, что таким образом мозг Марины защищает ее от неприятных воспоминаний. Марина не знала, так это или нет, но ничего вспоминать не хотела. Раз уж мозг пытается от чего-то защитить, почему она должна ему мешать? Будь ее воля, она бы вычеркнула из памяти и пару месяцев до похищения.

Три недели после выписки из больницы Марина провела взаперти дома: не ходила в университет, не встречалась с друзьями. Все думали, что на нее повлияло похищение, но это было не так. Похищения она не помнила, вреда ей не причинили, так чего бояться? Зато Марина теперь знала, что мир не такой, каким она привыкла его представлять. Жизнь не заканчивается после смерти. Вокруг есть те, кого не видит она, но кто видит ее. Кто может общаться с ней, когда пожелает и от кого она не в силах спрятаться даже за закрытой дверью собственной комнаты.

Она оказалась не такой, как обычные люди, а потому не представляла, как теперь сможет находиться среди них: обычных, избавленных от этого знания. Марина боялась, что каждый, с кем она заговорит, поймет, что она другая, и она всеми силами стремилась этого избежать. Других не любят, поэтому ей не хотелось, чтобы окружающие знали о ее даре. Да и сам проклятый дар ей не нужен. Она его не просила.

Когда папа предложил поехать в тихий, уединенный пансионат, Марина ни секунды не раздумывала. Взяла с родителей клятвенное обещание никому не говорить, где она, собрала вещи и уехала. Когда будет готова вернуться – вернется. Пока же ей нравились прогулки на свежем воздухе, расслабляющие ванны и массажи, книжки, фильмы и одиночество. Можно повесить на дверь табличку «Не беспокоить» и быть уверенной, что никто и не побеспокоит. В пансионат приезжали в основном пожилые люди, здесь не устраивали веселых дискотек и шумных ужинов, не собирались толпы молодежи. Соседи вежливо здоровались с ней за завтраком и желали спокойной ночи после ужина. Вот и все ее общение. И Марину это более чем устраивало. Она даже ноутбук с собой не взяла.

Родители продержались почти два месяца, только сейчас сдав местоположение дочери и только Кате. Папа позвонил накануне вечером и сообщил о скором прибытии подружки, которая угрожала поселиться в парадной под дверью их квартиры, если они не скажут, где Марина.

Катя, которая тоже успела прочитать короткое послание на открытке, хлопнула в ладоши и радостно подпрыгнула.

– Мариш, а давай сходим?

Марина с сомнением посмотрела на подругу.

– Стоит ли отзываться на приглашение, которое прислал неизвестно кто?

– Да ладно, кто-то просто что-то напутал. Ошибся пансионатом, номером или перепутал тебя с другой Мариной. Или это такая новая продвинутая рекламная фишка. Какая разница? Ну что нам тут торчать целый день? Еще даже не обед! А так прогуляемся заодно.

– Ты представляешь, сколько туда идти?

– Понятия не имею! Но гулять полезно. На улице тепло, деревья как раз в багрец и золото одетые, как вещал Лермонтов.

– Вообще-то, это был Пушкин.

– Да и черт с ним, хоть Гоголь. Но красота же! Пошли, а? Рыцарский турнир – это наверняка прикольно! Мужики в латах, дамы в пышных платьях!

Катя снова бросила сумку на пол и закружилась по холлу в танце с воображаемым партнером. На взгляд Марины, подруга явно путала рыцарский турнир с балом.

– На самом деле, если пойти по тропинке через лес, то вы как раз выйдете к автобусной остановке, – внезапно встряла администратор. – Автобус довезет вас до рынка, а там и до замка недалеко. Я слышала, что эти реконструкции – действительно интересное зрелище. Вам будет полезно.

Марина уже собиралась сказать, что Анна понятия не имеет, что именно постояльцам будет полезно, но передумала. В конце концов, она на самом деле не может вечно прятаться от людей и ждать подвоха. Может, пойти в толпу и не лучшее решение, но она ведь будет с Катей. А никто другой ее там не знает.

– Только не надолго, – сказала она подруге. – На восемь вечера я уже записала нас на шоколадное обертывание в спа.

 

– Что ты со мной делаешь! – ненатурально застонала Катя. – Заставляешь выбирать между рыцарем и шоколадом. У тебя нет сердца!

Марина почувствовала, как впервые за три месяца губы растягиваются в искренней улыбке. Все же не зря папа прислал Катю.

Они быстро закинули Катину сумку в комнату, оделись поудобнее, сверились с расписанием автобуса и уже полчаса спустя выдвинулись в сторону города. Катя, не переставая, сыпала последними новостями об университете и общих знакомых. Весело смеялась, то и дело собирала ярко раскрашенные листья, бросала их в воздух и заставляла смеяться и подругу. Не всегда это получалось у Марины естественно, но она больше не жалела ни о том, что Катя приехала, ни о том, что вытянула ее на рыцарский турнир. Три километра по лесу были пройдены незаметно, и девушки вышли к остановке как раз в тот момент, когда из-за угла показался автобус.

* * *

Хотя Марина ехала на рыцарскую реконструкцию без особого энтузиазма, через пару часов, проведенных на замковом острове, чувствовала себя по-настоящему благодарной подруге. Поначалу обилие народа испугало девушку, она все ждала, когда же к ней подойдет неизвестная Даша, написавшая письмо, но люди вокруг казались очень доброжелательными и веселыми, не обращали на них лишнего внимания, и вскоре Марина тоже заразилась их весельем, забыв и о письме, и о таинственной незнакомке.

Сказочная атмосфера окутывала посетителей еще на подходах к замку. По берегу расхаживали одетые в средневековом стиле юноши и девушки и даже рыцари в самых настоящих доспехах, ведущие рядом экипированных лошадей. Они привлекали внимание к мероприятию, где-то устраивая стрельбу из лука по мишеням, где-то готовя на вертеле огромные куски свинины. Запах дыма и жареного мяса завлекал людей издалека, а подходя ближе и угощаясь, они были уже не в силах уйти и устремлялись по Крепостному мосту к острову. По услышанным разговорам девушки поняли, что многие приезжали посмотреть на турнир целыми семьями даже из Санкт-Петербурга.

Билеты стоили недорого, но едва подруги прошли на нижний двор, как Катя углядела прокат средневековых платьев. Это удовольствие оказалось уже не таким бюджетным.

– Да и смешно это выглядит, – попыталась возразить Марина. – Посмотри вокруг: никто так не ходит.

Как назло, стоило ей это сказать, мимо продефилировала целая разодетая компания. Судя по доносившимся обрывкам разговоров, они не участвовали в реконструкции, а именно взяли одежду напрокат. Катя тут же применила свой фирменный прием – «щенячьи глазки» – и Марина сдалась.

Оставив одежду в камере хранения, девушки облачились в длинные платья: Марине досталось темно-зеленое, а Кате – бордовое. Современные прически – особенно Катина, Марина-то умудрилась заплести из длинных русых волос косу – и сумки, конечно, все равно портили общий вид, да и платья обеим оказались немного не по фигуре. Но после того, как Катя сделала несколько фотографий, Марина признала, что они получаются гораздо более атмосферными, чем если бы она осталась в джинсах.

– А где твой телефон? Давай я тебя на него сфоткаю, – предложила Катя.

– Он не фоткает, – отмахнулась Марина, демонстрируя простенькую трубку, которая могла только звонить и отправлять смс. Хотя нет, там был еще фонарик.

– А где твой нормальный телефон? – Катя удивленно вытаращила глаза. – Где твоя миленькая красивенькая Сонечка?

Марина слегка поморщилась. Ей не хотелось вдаваться в подробности. Как объяснить Кате, что она оставила «Сонечку» дома вместе с ноутбуком, потому что от сигнала приходящего в Скайп сообщения ее до сих пор колотит мелкой дрожью? Ведь именно этот способ общения с ней выбрала год назад погибшая однокурсница. Чтобы быть подальше от мессенджеров и социальных сетей, Марина отсекла себе техническую возможность ими пользоваться.

– У нас перерыв в отношениях, – в конце концов заявила она. – Знаешь, всем иногда нужно отдыхать друг от друга.

В глазах Кати снова промелькнула серьезность, которая казалась столь непривычной, но девушка тут же прогнала хмурое выражение с лица и снова улыбнулась.

– Ладно, я потом с тобой поделюсь фотками. Идем. Кажется, там происходит что-то интересное.

«Там» действительно разыгрывалась сцена турнира: два рыцаря, судя по накидкам, принадлежавших к разным орденам, схлестнулись в поединке, который выглядел достаточно правдоподобно. Лица обоих скрывали шлемы, тяжелые мечи с силой ударялись то о щиты, то друг о друга. Публика активно подбадривала обоих участников.

Чуть дальше снова соревновались лучники, а за отдельную плату каждый мог получить небольшой урок и попробовать лично поразить мишень. Тут и там играла немного необычная для современного человека музыка, толпы людей перемещались в разных направлениях, останавливаясь понаблюдать за очередной схваткой, танцевальным представлением или мастер-классом. Гости фотографировались на фоне всего происходящего, и самой большой опасностью здесь было зазеваться и случайно наступить в оставленные лошадьми «сюрпризы».

Катя не зевала, Марина старалась не отставать, время летело незаметно. Они обошли сначала нижний двор, потом направились к верхнему, но по дороге застряли, увлекшись конным турниром.

Все шло бы совсем прекрасно, если бы чересчур деятельная Катя, которая перед приездом к Марине успела в пух и прах разругаться с очередным кавалером, не намекала постоянно, что стоит познакомиться «вон с теми симпатичными рыцарями». Марина ни с кем знакомиться не хотела. Для нее и так впечатлений было выше крыши.

– Ты ведь понимаешь, что на самом деле они не благородные рыцари, а обычные Вани, Васи, Пети, которые в свободное от реконструкций время точно так же пьют по вечерам пиво и смотрят футбол?

– Во-первых, я ничего не имею против футбола, – напомнила Катя, которая в периоды всех крупных чемпионатов становилась ярой болельщицей. Правда, болела она по своему принципу: выбирала из двух команд ту, в которой ей нравился кто-то из игроков. Особенно она любила вратарей. – Во-вторых, думаю, ты заблуждаешься. Посмотри на этих ребят, на их лица: вот здесь и сейчас они в том месте и в том антураже, в каком хотели бы жить. И мне кажется, у них это в крови и в сердце, даже когда они снова натягивают джинсы и футболку. Видишь того парня?

Катя ловко повернулась к обсуждаемому объекту спиной так, чтобы Марина могла посмотреть на него через ее плечо. Рослый широкоплечий молодой человек, одетый, конечно, в рыцарские доспехи, о чем-то разговаривал с парой приятелей, то и дело хохоча в голос. Все трое стояли, держа громоздкие шлемы подмышкой, и только сигарета в руках одного из них портила впечатление. Парень, приглянувшийся Кате, имел огненно-рыжую и, вероятно, вполне настоящую шевелюру и вообще походил на какого-то актера. Марина никак не могла вспомнить его имя, но он постоянно мелькал в развлекательных сериалах.

– Симпатичный, правда? – тихо спросила Катя, стрельнув глазками через плечо. Судя по тому, что парень задержал на девушках взгляд и улыбнулся, выстрел попал в цель.

Марина пожала плечами, а Катя, бросив на незнакомца еще один заинтересованный взгляд, вдруг воспылала непреодолимым желанием сделать сто сорок шестое фото подруги на фоне замковой стены. Как заправский фотограф или даже фотохудожник, она какое-то время примерялась, критически разглядывая изображение Марины на экране смартфона. Потом опустилась на корточки и несколько раз ткнула пальчиком в экран.

Смысл всей этой сценки Марина поняла в самом конце, когда, поднимаясь, Катя неосторожно наступила на непривычно длинный подол платья и картинно шлепнулась на пятую точку. Слишком красиво, чтобы это было случайностью. Ее расчет оправдался: рыжий рыцарь моментально подскочил к ней, протянул руку и помог подняться.

– Надеюсь, прекрасная леди не сильно ушиблась? – с улыбкой поинтересовался он. И тут же добавил: – Позвольте помочь.

И помог Кате отряхнуть то самое место, на которое она так дальновидно шлепнулась. Марина сомневалась, что рыцарский кодекс чести поощрял подобное, но переживать было не о чем: Катя тоже далеко не леди.

Однако и она в меру недюжинных актерских способностей и скромных представлений об эпохе попыталась подыграть, томно протянув:

– Благодарю вас, сэр. Вы очень милы.

– Всегда рад помочь даме в беде, – с легким поклоном и широкой улыбкой заверил рыцарь.

– Тогда мне срочно необходимо попасть в беду, – понизив голос и не отрывая бесстыжего взгляда от лица молодого человека, сообщила Катя.

Парень рассмеялся. Так же громко и заразительно, как до этого, разговаривая с друзьями.

– Зачем же сразу в беду? Красивой леди мой меч готов служить и безо всякой беды. Меня, кстати, Егор зовут.

– Катерина, – Катя протянула ему руку, но не для рукопожатия, а для поцелуя.

К чести ряженного рыцаря, руку он поцеловал правильно: наклонившись к ней, а не поднимая к губам.

– Что ж, прекрасная леди Катерина, сейчас мне нужно разделаться с парой иноземных мерзавцев, а после этого позвольте угостить вас с подругой кофе. – Он кивнул на указатель «Кафе», висевший в нескольких метрах от них.

– Я обязательно буду болеть за вас, – пообещала Катя.

Марина только вздохнула, понимая, что теперь их станет трое. И она получится третьим лишним. Осознав это, девушка задумалась, не стоит ли оставить Катю общаться с новым знакомым, а самой тихо улизнуть обратно в пансионат. Однако стоило заикнуться об этом Кате, которая потащила ее за Егором обратно на нижний двор, где проходили поединки пеших рыцарей, подруга возмутилась:

– И кем я буду после этого? Если позволю тебе вот так одной уйти? Подруги так не поступают!

– Тогда пойдем со мной, – без особой надежды предложила Марина.

– Так подруги тоже не поступают. Может быть, я встретила мужчину своей мечты?

Марина только тихо фыркнула, но не стала настаивать на срочном бегстве. И когда Катя попросила ее сделать красивый снимок, чтобы были видны и сражающиеся рыцари и она, замершая в волнении, только покорно взяла смартфон и попятилась, пытаясь найти подходящий ракурс.

Марина почти нашла его, когда на нее внезапно кто-то налетел, сбивая с ног. Падая, она выпустила из рук смартфон, и тот грохнулся экраном на булыжники. Сама Марина тоже больно приложилась локтем.

– Простите, – услышала она над ухом глухой мужской голос. Чьи-то руки взяли ее за плечи, помогая встать. Однако у нее получилось только сесть. – Сильно ушиблись?

– Нет, все в порядке, – пробормотала Марина, не желая затягивать вынужденное общение с еще одним незнакомцем. Довольно с нее сегодня незнакомцев!

– Простите, я вас не заметил, – повторил голос.

«Еще бы ты меня сшиб специально», – мысленно проворчала она, но в ответ только быстро кивнула, ища глазами Катин смартфон.

Нашла. Потянулась – и соприкоснулась с чужими холодными пальцами. Вздрогнула и непроизвольно подняла взгляд. Перед ней на корточках сидел темноволосый мужчина лет тридцати в светлых джинсах, темном свитере и коричневой кожаной куртке. За спиной у него висел объемный рюкзак. Мужчина был высоким и достаточно спортивным, но Марина все равно удивилась: ей показалось, что ее сшиб кто-то вдвое больше. Наверное, просто испугалась, а у страха, как говорят, глаза велики.

У незнакомца, первым подобравшим упавший смартфон, глаза были карие и какие-то… печальные. Слишком печальные для человека, который присутствует на народных гуляниях.

Он протянул Марине смартфон, и после небольшой паузы она взяла его, машинально отмечая, что экран остался цел. Краем сознания девушка отметила и то, что Катя увидела происшествие и тревожно окликнула ее, но вниманием Марины владели глаза мужчины и еще одно случайное прикосновение его руки.

Марина и сама не понимала, что ее так привлекло. Да, он симпатичный и похож на одного знакомого – того самого экстрасенса, после встречи с которым ее жизнь перевернулась, но дело определенно было не в этом. А в чем – она не знала.

– Извините, – еще раз попросил он, а затем резко встал и растворился в толпе.

Подняться на ноги ей в итоге помогла Катя.

– Эй, все в порядке?

Марина рассеянно кивнула, наконец осознавая, что от соприкосновения с мужчиной и при взгляде на него у нее знакомо покалывало кончики пальцев. Как и тогда, когда она держала доставленное ей по ошибке письмо.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?