Za darmo

Его величество Новый год

Tekst
3
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Так, я спрашиваю вас еще раз. Что вы хотели? – повторила она

– Простите. Я по поводу работы. Хотела поинтересоваться, нет ли у вас свободных вакансий?

– Ну, это вы не по адресу. Только что прошёл главный врач Давид Маркович . Вам к нему надо, но он на срочной операции. Приходите завтра, тогда и поговорите с ним – устало продолжила она

– А мне так надо сегодня. Может быть, я могу подождать? – не сдавалась Нина

– Девушка, идите бога ради, не мешайте людям работать!

   Нина поняла, что договориться никак не получится и решила уйти, но не домой, а в другую больницу. Может быть, там ей повезёт больше, тем более что она согласна абсолютно на любую работу, выбора у неё особого сейчас нет. Здесь всё-таки центральная больница, а на окраинах есть проще места и там возможно ей повезёт больше. Только направилась к выходу, как в двери буквально влетела худощавая высокая женщина с ярким макияжем и гладко зачёсанными белыми волосами. От неё пахнуло дорогим парфюмом и богатой жизнью. Да именно так Нина определила эту особу. Она с порога повелительным тоном начала кричать.

– Мне нужно знать, где сейчас находится Давид Маркович! Немедленно!

   Девушка на ресепшен, будто даже сократилась в собственных размерах, но всё же ответила

– У него сейчас идёт срочная операция. Его нельзя беспокоить.

– А я вот только у тебя, кукла дешёвая, спросить забыла, что мне можно делать, а чего нельзя! Этаж! На каком он этаже? Быстро!

– Одиннадцатый – почти шёпотом ответили та

   Женщина-фурия развернулась и, отдавая громким эхом, звуки своих шпилек, ушла в направлении лифта, не оборачиваясь назад.

   А из глаз девушки администратора на стойку ресепшена потекли слёзы.

– Вы не плачьте! Такие люди как она этого не достойны – попыталась успокоить её Нина

– Да чего бы вы еще понимали в этом… – ответила она, раскисая ещё сильнее

– А вот и понимаю. Совсем недавно маму свою похоронила. Там действительно было над кем плакать, а вы зря тратите свои слёзы на такую как она. Говорю вам, не достойна она этого

   Девушка протёрла лицо бумажной салфеткой и поманила Нину к себе пальцем. Та подошла ближе и остановилась прямо напротив неё.

– И где он только откопал эту стерву!? Никому жизни не даёт! Ты проходи ко мне сюда внутрь. Сейчас вакансии смотреть будем с тобой – и улыбка сквозь слёзы мелькнула на её губах

   Нашлось всего семь вакансий, но ни одна из них Нине не подходила. Все должности были администраторскими, и лишь одна светилась на мониторе компьютера зелёной подсветкой с пометкой « СРОЧНО»

– Я врач по образованию, детский хирург. Но если надо, то могу быть и санитаркой. Здесь вроде написано, что нужно срочно, значит сразу возьмут на работу

– Да, видно не сладко тебе пришлось, раз ты на всё согласна! Ладно, приходи завтра. Я сама поговорю с Давидом Марковичем, а там и видно будет, что к чему – подытожила их беседу девушка

– Спасибо вам! Не знаю пока как, но в догу я точно не останусь!

– Хватит тебе выкать. Наташа я. И давай уже перейдём на ты. Хорошая ты и помочь тебе отчего-то хочется – выдохнула Наташа

– А я Нина. Тогда до завтра Наташа и ещё раз спасибо

   Всю дорогу до дома отца она думала о том мужчине, которого увидела там в фойе. Память сама подбрасывала ей эти воспоминания помимо её собственной воли. Нет, таких не бывает! Ну, точно не бывает! Если только в каких-то американских фильмах, от которых сама Нина была очень далека. Но в жизни… да нет, ну, конечно же, нет. Хотя конечно были, просто не для неё и не в её круге общения.

   Отец был сегодня трезв и встретил её сразу же с порога, будто только Нину и ждал.

– Пошли, поговорим! – немедля начал он, не дав снять девушке даже полушубок

   Нина все же сняла верхнюю одежду и прошла следом за ним. На маленькой кухне было накурено, а в раковине лежала грязная посуда. Видимо как поел, так и оставил, не потрудившись помыть за собой. Нина сразу же засучила рукава и открыла воду, чтобы помыть посуду, но прежде потянулась к ручке окна решив проветрить здесь от запаха табака.

– Да сядь же ты уже! – резко оборвал все её действия своим криком отец

   Нина, повинуясь, села за кухонный стол напротив него.

– Значит так, слушай меня внимательно! Дочь ты не моя и терпеть тебя просто так я в своём доме не намерен! Но я человек добрый и могу дать тебе шанс. Шанс будет один единственный и постарайся это для себя уяснить!

   Она слушала и не могла поверить в то, что отец мог даже будучи абсолютно трезвым так говорить с ней. Да что она ему такого сделала, чтобы он так ненавидел её? Или это мама его чем-то обидела настолько, что он дочь родную признавать не желает. Но всё же решила промолчать в ответ на его слова и не перечить. Ведь других вариантов выжить в огромном городе у неё не было. Страшно, как же страшно и непривычно ей здесь!

– Ты только скажи пап, а я всё сделаю. Не злись только на меня и на маму

– Вот это правильно! Только отцом меня не зови! Не отец я тебе!

   Его слова словно яд растекались по её венам, но что она сейчас может изменить. Только слушаться его и стараться поскорее устроить свою жизнь да уехать из этого дома.

– Хорошо. Как скажешь – согласилась она

   А он встал со стула и быстрым шагом обогнул стол, оказавшись уже с той стороны, где сидела Нина. Нагнулся и прошептал ей на ухо

– Можешь звать меня Валерой

   А потом его шершавая ладонь легла на её грудь и сильно до боли сдавила.

– А если послушной будешь, так ещё и привилегии в этом доме получишь! Ух и упругая же ты! Давай, прямо здесь, и сейчас посмотрим какая ты там… послушная девочка…

   Нина вскочила со своего стула, будто кипятком облили её с ног до головы, и попыталась выбежать из кухни, но его цепкие руки потянули её обратно. Одежда под таким натиском на ней затрещала и ничего другого как закричать Нине в голову не пришло.

– Заткнись дрянь! Ты что думала, что каждая шлюха может прийти сюда и назваться моей дочерью?! Мать твоя шлюхой была и ты такая же! А ну давай ложись на стол! И ноги свои пошире раздвигай, дрянь! Сейчас я тебя накажу за непослушание! Разве не так я должен с тобой поступить?

   Девушка извивалась в его хватке пытаясь вырваться, но он оказался далеко не слаб физически, как это могло показаться изначально. Крепко держал. Потом нагнул ее, прикладывая лицом к поверхности стола, и ловко забравшись рукой под шерстяную юбку, потянул колготы Нины к низу.

– Не надо! Отпусти меня! – кричала она, продолжая вырываться из его хватки

   В этот момент дверь прежде закрытая чудесным образом открылась и на пороге в изумлении от всего происходящего стояла Тамара. Пакеты с продуктами выпали из её рук на пол. Нина, улучив момент, вырвалась из ослабевшей хватки рук этого монстра, сразу же проскользнув в дверной проем, убегая в комнату, и закрылась там. Упала лицом в подушку и горько зарыдала.

   Что дальше происходило на кухне, она уже не слышала. Сейчас в её голове начал зреть план побега. Только вот куда бежать Нина ещё не придумала. Но то, что уйдёт отсюда сегодня же она знала уже точно.

   Дождавшись момента, когда все в квартире успокоятся, она глянула на часы, которые показывали почти шесть утра, и поднялась с кровати. На улице ещё даже намёка не было на наступление утра, но она прокралась в коридор с маленькой спортивной сумкой в руках, и тихо захлопнув двери за собой, покинула дом.

   Поднялась двумя этажами выше и, достав из сумочки косметичку, посмотрела на своё отражение в маленьком зеркальце. Глаза распухли от накануне пролитых слёз, а кожа на лице покраснела и будто высохла, давая по уголкам глаз морщинки, совсем некстати появившиеся на юном лице девушки.

– Мамочка… если бы только ты была жива…, разве… могло бы такое случиться со мной?! – шептала она сама себе, а точнее своему отражению в зеркале

   Сложив все обратно в сумку, Нина пошла вниз по ступенькам и проходя мимо злополучной двери ещё раз окинула её взглядом и ускорила шаг.

   Через два часа изрядно продрогнув, она вновь оказалась возле входа в ту самую больницу, где была вчера. Гуляя по улицам утреннего города она выжидала время, когда можно будет пойти туда и по прошествии сразу же пришла. Да и идти ей больше было некуда. Друзьями в этом городе она за несколько дней обзавестись не успела, и единственной надеждой оставалось только то, что её примут на работу в эту больницу. А там уж она постарается работать так, чтобы её не выгнали.