Горничная для некроманта

Tekst
140
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Горничная для некроманта
Горничная для некроманта
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 37,29  29,83 
Горничная для некроманта
Audio
Горничная для некроманта
Audiobook
Czyta Валерия Савельева
24,31 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 6

После того как некромант ушел в лабораторию, я взялась за уборку. Все-таки слова Джастина прозвучали обидно. Пыли в коридоре действительно хватало! Триш снова крутилась рядом, играя с тряпкой, а потом, привлеченная запахами жаркого, переместилась на кухню. Разогнувшись, я утерла пот со лба и решила, что пора сервировать ужин.

Сегодня уборка давалась тяжелее, в голове застучали молоточки, а в теле появилась слабость. Наверное, мне не стоило перетруждаться… Зато коридор и часть столовой сияли чистотой! Теперь сюда было не стыдно и гостей пригласить. Если, конечно, не брать во внимание потрепанную мебель.

Составив тарелки на поднос, я отправилась в лабораторию. В подвале дома мне еще бывать не приходилось, и я с опаской открыла чуть скрипнувшую дверь. Триш увязалась за мной, и это меня порадовало. Подумать только, я рада компании кошки-умертвия!

Спустившись по лестнице, уперлась в массивную дубовую дверь. Постучав, я замерла. Через пару минут она распахнулась, и Рэнфорд отобрал у меня тяжелый поднос.

– Пора ужинать?

Я с любопытством огляделась. Обстановкой комната больше напоминала кабинет, но на столе расположилось с десяток свечей и несколько загадочного вида свитков. В центре на полу была начерчена семиконечная звезда, заключенная в круг. Пахло горьковатыми травами, но сильнее всего чувствовался аромат мяты.

Рэнфорд поставил поднос на стол и, обернувшись, заметил Триш, проскользнувшую за мной. Кошка принюхалась и одним прыжком оказалась у второй, незамеченною мной двери.

– Нет-нет! ― нахмурился некромант. ― Тут тебе делать нечего. Твоя аура собьет мне все настройки.

Триш возмущенно мявкнула, но он без зазрения совести выставил ее вон.

Я замялась. Мне тоже было пора. Но прежде мне нужно задать вопрос. Покраснев, я скомкала передник.

– Оливия, я не укушу тебя, ― некромант поднял крышку блюда. ― Если у тебя появились вопросы ― задавай.

– Можно мне еще раз воспользоваться вашей шкатулкой магпочты? ― выдавила я из себя.

Мужчина внимательно посмотрел на меня. Под его жарким, раздевающим взглядом я вспыхнула. Он не касался меня, но тело покрылось мурашками.

– Ты знаешь, что я попрошу взамен.

Стиснув зубы, кивнула. Снова поцелуй? Да зачем ему это? Неужели он не может найти себе девушку на ночь? Или каждая его горничная обязана спать с хозяином? Впрочем, поцелуй ― это довольно безобидно, главное, мне самой держать себя в руках!

Уже коснувшись дверной ручки, я задала еще один вопрос:

– По контракту мне не позволено покидать дом без вашего разрешения. Могу я выйти на задний двор или прогуляться по округе? Мне бы хотелось подышать свежим воздухом.

Рэнфорд кивнул:

– Завтра устроим прогулку. Без меня не выходи.

От злости я прикусила губу, но промолчала и вышла из комнаты. В спину мне донеслось:

– Сегодня ночью я уйду работать на Элирское поле. Но сперва ― наденешь браслет.

Остаток вечера я провела на кухне. Усталость навалилась с новой силой, и я занялась продумыванием меню. Исследовав кладовку, я обнаружила, что сахара почти нет. И в списке Ника его не было. Неужели Рэнфорд вовсе не ест сладкое?

Когда на меня упала забота о младших, я совсем забыла вкус шоколада или карамели. Все с трудом добытые монеты уходили на куда более нужные продукты и дрова. Пользуясь тем, что некромант заперся в лаборатории, сделала себе приторно-сладкий чай и с удовольствием выпила его.

В ожидании Рэнфорда я коротала время за шитьем при свете свечей. В гостиную хозяин поднялся около полуночи. Одет он был по-дорожному ― плотные штаны, заправленные в высокие кожаные сапоги. Поверх рубашки ― теплая безрукавка, в руках ― шерстяной плащ. Ночи стали прохладными, даже сейчас я слышала, как за окном завывал ветер.

Я спрятала шитье и со вздохом поднялась. В памяти еще были свежи впечатления от общения с артефактом. Оставалось надеяться, что со временем станет легче.

Холодный браслет обхватил запястье, и я опустилась на диван. В ту же секунду пришла боль: судорога скрутила тело, заставив меня выгнуться дугой, перед глазами потемнело. Кажется, я закричала.

– Глупая девчонка! ― рядом раздался низкий голос Рэнфорда. Он был очень и очень недоволен. ― Я же велел тебе не перетруждаться сегодня! Питание артефакта отнимает множество сил.

В ответ я лишь всхлипнула, полностью признавая свою вину. Если бы я знала, что будет так больно! Все мышцы охватило спазмом, голова рисковала разлететься на части. Браслет тянул из меня последние силы, и я почувствовала, что вот-вот потеряю сознание.

– Сама виновата! ― отозвался некромант и вдруг наклонился надо мной. Его губы прижались к моим, а рука опустилась на грудь. Мое возмущение потонуло в очередной вспышке боли. Если бы меня сейчас принялись резать на кусочки, я бы и не заметила!

Словно со стороны я наблюдала за Рэнфордом. Платье расшнуровывалось спереди, и вскоре некромант коснулся моего соска. Он принялся перекатывать его между пальцами, и эта ласка на секунду пересилила действие артефакта. Я вздрогнула, ощутив, как его язык ласкает мои губы. Выдохнула ему в рот, и мужчина углубил поцелуй, потянув меня на себя. Не успела сообразить, как вдруг оказалась сидящей на его коленях.

Рэнфорд откинулся на спинку дивана и запустил руки под мои юбки. Губами поймал мой сосок и принялся посасывать его. Я застонала, подавшись ему навстречу. Я не знала, что грудь такая чувствительная! Тем временем его руки сжали мои ягодицы, вызвав у меня прерывистый вздох. Действие браслета отошло на второй план, теперь мое тело охватило возбуждение, а низ живота потяжелел. Я поерзала и теснее прижалась к мужчине. Глаза некроманта потемнели еще больше обычного, а его желание явственно ощущалось сквозь ткань брюк.

– Так ведь гораздо лучше? ― прошептал Рэнфорд, приподнимая меня и разворачивая спиной к себе. Он задрал мои юбки и коснулся пальцем самого сокровенного местечка. Я застонала, прикусив губу. Это было… непривычно и необычайно сладко! Я почувствовала, как увлажнилась, и от этого ощущения стали только приятнее. Меня уже касались здесь, но тогда я не испытывала и сотой доли подобного наслаждения.

Палец некроманта дотронулся до чувствительной горошины, и низ живота вновь скрутило волной удовольствия. Влаги становилось все больше, и каждое движение Рэнфорда ощущалось острее. Мужчина очертил контуры клитора и принялся ласкать его: то едва касаясь, то ощутимо надавливая.

– Оливия, ты такая отзывчивая девочка, ― шептал на ухо некромант. Его хриплый голос рождал мурашки по всему телу. ― Тебе же нравится, когда я касаюсь тебя?

Я постанывала, бесстыдно раздвинув бедра и вцепившись в подлокотник дивана. Сознание разделилось надвое: часть меня требовала немедленно прекратить безобразие, а другая умоляла не останавливаться. Неловкость испарилась, последние мысли покинули голову, и я, всхлипнув, подставилась под руки мужчины.

Некромант как-то особенно приятно дотронулся до меня, и тело опалила волна наслаждения, сосредоточившаяся в низу живота. Задрожав, я глухо застонала, забившись в сладких судорогах. Когда все кончилось, тело обмякло, и я откинулась на грудь некроманта.

– Видишь, не так уж все и страшно, ― прошептал на ухо Рэнфорд.

Я закрыла лицо ладонями, чувствуя невероятный стыд. Как я могла испытать такое удовольствие в руках чужого мужчины? Моего хозяина! С громким щелчком браслет расстегнулся и соскользнул с запястья. Артефакт! Я совсем забыла про него, он перестал причинять мне боль.

Несмотря на то, что процедура подпитки закончилась, некромант и не думал спускать меня со своих колен. Он упирался в меня напряженным членом, явно намекая на продолжение.

– Спасибо за помощь! ― покраснев, я встала и едва не запуталась в юбках.

– И это все? ― мужчина вскинул бровь.

Его возбужденный взгляд притягивал меня, будто огонь ― мотылька. Четко очерченные губы словно говорили, сколько еще поцелуев могут подарить мне, а ширинка штанов вздыбилась, не нуждаясь в комментариях.

Рэнфорд поднялся и хрипло произнес:

– Чего ты ждешь? Иди ко мне.

Облизнув губы, я пятилась к двери.

– Артефакт полон, я сделала свое дело.

Нащупав ручку, быстро выскользнула в коридор. Судорожно выдохнув, я подобрала юбки и поспешила наверх. Оказавшись в своей комнате, захлопнула дверь и разочарованно закусила губу ― замка не было. Но некромант не стал меня преследовать, спустя несколько минут на улице раздались шаги. Я выглянула в окно ― в темноте с трудом угадывался его силуэт. Он двинулся в сторону небольшой рощи. За ней и находилось Элирское поле.

***

Половину ночи я проворочалась без сна. Нет, болезненные ощущения после браслета ушли, зато меня мучил стыд. Вновь и вновь я прокручивала в голове случившееся, и каждый раз поражалась себе.

Почему я настолько легко уступила Рэнфорду? Да, его ласки каким-то образом пересилили действие артефакта, в тот момент они были для меня спасением. И все-таки я была слишком податлива. Имей гордость, Лив! Хочешь стать очередной подстилкой для некроманта? Сколько таких прошло через его постель!

Помимо воли мои мысли вернулись к Стиву. Я почти не думала о нем, но теперь не могла не сравнивать. С ним все было иначе. Да, его прикосновения не вызывали столь бурной реакции, но целоваться было довольно приятно. Но все, что произошло позже, мне решительно не понравилось. Слишком больно, слишком стыдно…

Со временем Стив потерял ко мне интерес, и мы разошлись к взаимному удовольствию. Я и не ожидала, что он женится на мне, я же не наивная дурочка. Просто хотелось получить хоть немного тепла и заботы, опереться на крепкое плечо. После расставания все внимание я уделяла брату с сестрой и думать забыла о мужчинах.

И с Рэнфордом мне стоит держаться аккуратнее. По возможности избегать его компании, а с браслетом справляться самостоятельно. Приняв решение, я наконец сумела заснуть.

 

Утром я тщательно умылась и причесалась. Вчера я оставила волосы распущенными, сегодня же ― заплела в тугую косу. Вместо купленного некромантом платья выбрала в шкафу другое, принадлежащее Лили. Оно собралось на мне балахоном и скрыло все изгибы фигуры. К счастью, выреза здесь не было, и глухой воротник не давал возможности разглядеть грудь. Оценив свое отражение в зеркале, я хмыкнула. То, что нужно. Надеюсь, теперь некроманта не прельстит мой вид!

Однако все мои предосторожности оказались напрасны: Рэнфорда все еще не было дома. Он до сих пор не вернулся с Элирского поля? Или уехал куда-то рано утром? Пожав плечами, я отправилась готовить завтрак.

Пользуясь отсутствием хозяина, напекла огромное блюдо оладий, половину которых уничтожила сама. В последнее время мой аппетит значительно вырос, наверняка по вине браслета.

Вскоре приехал Ник с новой доставкой продуктов. Парню я искренне обрадовалась. Лишь с ним я могла поболтать на равных, остальные посетители дома да сам хозяин ― высокого полета птицы.

Сегодня корзин было меньше, и вскоре мы сели пить чай. Наверное, это станет доброй традицией. Выговора за безделье я не боялась, некромант сам велел мне беречь силы. Вот и буду отдыхать! Чтобы не допустить того, что случилось вчера.

– Как ты устроилась? Поладила с Рэнфордом? ― спросил Ник, лукаво улыбаясь.

Я пожала плечами:

– Как сказать… Питать браслет мне, конечно, не понравилось. В остальном все в порядке. А Лили ничего не говорила, ― я замялась, подбирая слова, ― об иных способах подпитки артефакта?

Ник рассмеялся:

– Это ты о том, что она спала с ним?

Я покраснела, но кивнула.

– Да, где-то через месяц Лили с восторгом рассказала, что есть и другой способ ― совмещать питание браслета с интимом. Он ей нравился гораздо больше. Как я понял, в постели Рэнфорд ее не обижал.

– Она была настолько откровенна с тобой? ― удивилась я.

– А с кем еще ей было разговаривать? Она была заперта здесь, не с матерью же делиться? Та была уверена, что она работает горничной, безо всяких дополнительных обязанностей.

Да, вряд ли мать похвалила бы ее за шашни с некромантом. Известно ведь, чем все заканчивается. Служанку выгоняют за разврат, а хозяин просто меняет ее на новую.

– Тебе, кстати, капли принести? Я знаю отличную знахарку. Работает без лицензии, но доверять ей можно.

– Какие еще капли?

– От зачатия.

Я вспыхнула и мгновенно выскочила из-за стола:

– Мне этого не надо!

Ник вскинул ладони вверх:

– Ладно, Лив. Я же просто спросил. Понадобятся ― скажешь, я подсоблю.

После беседа зашла в тупик. Я принялась убирать со стола, кляня себя за внезапную вспышку. И почему его вопрос так меня задел? Выходит, Лили держалась целый месяц, а меня Рэнфорд решил уложить в постель уже на второй день?

На прощание Ник сказал:

– Лив, не обижайся, я же хотел помочь.

– И ты меня прости, ― вздохнула я. ― Зря я накричала на тебя.

Парень улыбнулся и щелкнул меня по носу:

– Не грусти. До пятницы!

Когда он ушел, я испытала сожаление. С ним было… спокойно. А вот чего ждать от Рэнфорда? Моих обрывочных знаний хватало, чтобы понять ― вчера мужчина остался неудовлетворенным. И вряд ли ему это понравилось.

Когда я навела порядок в кладовой, во входную дверь громко постучали. Кто бы это мог быть? Нахмурившись, я оправила передник и поспешила открыть.

– Добрый день, мисс, ― на пороге топтались двое мужчин в серых плащах и шляпах. Обоим за сорок, один из них крупный, с красноватым лицом. Второй ― моложе и ниже, с маленькими глазами. На груди каждого была нашита эмблема службы правопорядка. Служебники, как их называли в народе.

Тот, что постарше, протянул мне жетон:

– Детектив Диггори, Сыскной Департамент. Мы ищем Лили Уайт.

Опешив, я сделала шаг назад, чем тут же воспользовался мужчина. Он протиснулся в дом и окинул цепким взглядом коридор. Его напарник прошел следом.

– Лили Уайт здесь больше не работает, ― твердо произнесла я, справившись с собой.

– Нам нужно осмотреть дом.

Мистер Диггори хотел войти в гостиную, но я перегородила ему дорогу.

– Мастер Рэнфорда нет дома. Вам лучше уйти.

– Мисс Уилсон, ― расплылся в снисходительной улыбке детектив. Я отметила, что мое имя ему известно. Не намеренно ли он заявился в отсутствие некроманта? ― Я понимаю, вы боитесь, что вам попадет от хозяина. Но уверяю: это останется между нами. Мы просто осмотрим все помещения в доме. Лили Уайт числится пропавшей без вести, а здесь ее последнее место работы. Разве вы не хотите помочь своей предшественнице? Может, вы заметили что-то подозрительное?

Его слова меня ошарашили. Лили все-таки пропала. Не зря Ник говорил, что она не вернулась к матери! Пока я размышляла, молодой служебник осматривался. От его взгляда, казалось, не ускользала ни одна деталь.

– Нет! ― твердо возразила я. ― Немедленно покиньте дом.

Мистер Диггори поморщился, в этот момент дверь распахнулась, и на пороге показался мистер Джекинс ― поверенный некроманта.

– Что здесь происходит? ― произнес он.

– Хотели задать пару вопросов мастеру Рэнфорду, но его нет дома. Что ж, зайдем позже, ― смиренно ответил детектив.

Он быстро распрощался и вместе с напарником покинул дом. Я с облегчением выдохнула.

– Что им было нужно? ― спросил Джекинс.

– Уговаривали меня дать им осмотреть комнаты, ― призналась я. ― Хорошо, что вы пришли!

– А где Даррен?

– Еще не вернулся с Элирского поля.

Мужчина нахмурился, и по его лицу проскользнула тень беспокойства.

Глава 7

Неужели с Рэнфордом что-то случилось?

– Обычно Даррен возвращается еще до рассвета. Он ничего не говорил о том, что собирается делать? ― спросил поверенный.

Я покачала головой. Тревожность Джекинса передалась и мне. Я вцепилась в край передника и закусила губу.

– Расскажите, что было перед тем, как он ушел?

– Я… напитала браслет, ― я покраснела. ― Кажется, мастер Даррен не стал забирать его заряд.

Уверенности у меня не было. Я ведь сбежала в свою комнату. Некромант вполне мог сделать это позже.

– А сейчас артефакт на месте?

Я поспешила в гостиную. На диване браслета не оказалось, и я заглянула в ящик комода ― пусто.

– Наверное, он взял его с собой.

– Это хорошо, ― удовлетворенно сказал Джекинс. ― Он сможет усмирить свою магию непосредственно после работы.

–Элирское поле очень опасно? ― спросила я.

– Насколько я знаю, по-разному. Стихийные прорывы случаются чаще в теплое время года, но и осенью бывает. Особенно этой…

– Скоро годовщина битвы, мастер Рэнфорд мне рассказывал, ― кивнула я и заслужила удивленный взгляд Джекинса.

– Есть способ проверить, в порядке ли Рэнфорд. Но будет немного больно.

– И какой же?

– Попробуйте выйти за порог дома. Метка вспыхнет, а Даррен это мгновенно почувствует. Если ничего не произойдет, значит, он без сознания. Но в этом я сомневаюсь.

– Давайте рискнем! ― махнула я рукой. Не думаю, что после браслета-артефакта меня можно напугать болью.

Эксперимент провели тут же. Отворив входную дверь, я замерла возле порога, не решаясь сделать шаг. Меня страшила не возможная боль, а беспокойство за Рэнфорда. И почему я волнуюсь за него? Покачав головой, я опустила ногу на крыльцо.

Метка вспыхнула фиолетовым, кисть прострелило резкой болью, и я тоненько вскрикнула. В ту же секунду меня буквально дернуло назад.

– Поставили бы за порог вторую ногу, стало бы еще хуже. Даррен почувствовал вас. Ставлю десять золотых ― в самое ближайшее время он явится сюда. Он не выносит непослушания.

Договорив, поверенный отправился на кухню, где обнаружил блюдо с оладьями. Не стесняясь меня, он налил себе чая и уселся завтракать. Потерев ноющее запястье, я присоединялась к нему. Такими нас и нашел Рэнфорд.

Он ворвался злой, как свора бездомных собак. Одежда была выпачкана грязью, черные волосы рассыпались по плечам, а глаза сверкали не хуже, чем у Триш!

– Ты пыталась покинуть дом? ― он наклонился надо мной и вперил в меня черный взгляд.

Я поежилась и едва не подавилась, поспешно отхлебнув чая. Слишком уж грозный вид был у моего хозяина. Теперь я понимала, что значит: «Он не выносит непослушания».

– Не трогай девочку, ― на мою защиту встал Джекинс. ― Так мы убедились, что ты в порядке. Ты почему так долго?

Рэнфорд вздохнул и, отодвинув стул, сел рядом со мной. Воспользовавшись моментом, увел у поверенного блюдо с оладьями и запихнул одну из них в рот. Только сейчас я заметила, каким изможденным он выглядит. Лицо осунулось, а глаза запали.

– Произошел прорыв на северо-востоке поля. Поднялось тридцать семь мертвяков!

Поверенный присвистнул и послушно пододвинул к некроманту пиалу с джемом. Спохватившись, я поднялась и налила ему чай.

– Между прочим, половина из них пятого уровня разумности, а один ― третьего. Умный, зараза! Я весь резерв опустошил, пока их упокоил.

– Будешь оформлять бумаги? ― спросил Джекинс.

Заметив, что я выставила на стол тосты с ветчиной, поверенный одобрительно хмыкнул и схватил один. Рэнфорд, уже успевший расправиться с оладьями, тут же присоединился к нему. Замешкавшись на пару секунд, я опустилась на стул и последовала их примеру.

– Издеваешься? ― пробурчал с набитым ртом некромант. ― Там на одного мертвяка столько бумажек оформлять надо! А потом еще приглашать мага, чтобы он проверил эманации на поле. Да на все это неделя уйдет! Кто вообще придумал эти отчеты… А мне надо щиты подправить и остальное поле обойти. Не нравится мне такая активность…

– Смотри, напорешься как-нибудь на проверку! Мигом раскусят твои липовые отписки.

Рэнфорд лишь отмахнулся и с удовольствием впился зубами в тост. Больше о делах мы не говорили. Странный завтрак у нас вышел.

Уже после Джекинс рассказал некроманту о визите служебников из Сыскного. Отдельно он отметил мою принципиальность и верность хозяину. Я удостоилась теплого взгляда и неожиданно покраснела.

– А куда все-таки делась Лили? ― осмелилась спросить я.

– Я лично посадил ее на дилижанс до Флорианы. ― лениво ответил Рэнфорд. Похоже, судьба девушки его не волновала. ― Джекинс, а ты зачем приехал?

– Привез кое-какие бумаги на подпись, ― отозвался тот.

– Жди меня в кабинете. Я сейчас приму ванну и приду к тебе.

Поверенный поднялся и, захватив саквояж, вышел из кухни.

Рэнфорд перевел взгляд на меня:

– А ты, Лив, не хочешь принять со мной ванну? За тобой должок.

Я упрямо покачала головой и вскочила с места, намереваясь убрать посуду. Отойти не успела, мужчина ласково погладил меня по бедру, отчего я вмиг покрылась мурашками.

– И во что это ты вырядилась? Думаешь, я не знаю, что скрывается под этой бесформенной тряпкой? А твои волосы такие шелковистые и приятные на ощупь, зачем ты заплела косу?

Его голос с хриплыми нотками звучал завораживающе, и мысленно я отвесила себе оплеуху. Держись от него подальше, Лив! Отвечать не стала: занялась посудой, не смея поднять взгляд.

Некромант хмыкнул и, наконец, ушел.

***

Рэнфорд с поверенным спустились вниз через несколько часов. Хозяин освежился и сменил одежду ― черная рубашка, расстегнутая на пару пуговиц, позволяла насладиться видом его крепких плеч. Я поспешно отвернулась.

Триш, крутившаяся поблизости, куда-то исчезла ― похоже, она и вправду не любит посторонних. Странно, почему она признала меня? Наверное, это было глупо ― но ее компания меня радовала. Я даже несколько раз порывалась дать ей кусочек мяса, уж больно жалобным был ее взгляд.

Джекинс не торопился уезжать, и я подала обед в столовую, где успела убраться, прислушиваясь к своему состоянию. Не дожидаясь слов Рэнфорда, тоже села за стол. Некромант удовлетворенно кивнул, а я подавила желание вскочить с места. Похоже, он и вправду любит, когда ему подчиняются.

Мужчины говорили о делах, а я молчала, размышляя о своем. Только сейчас я вспомнила о найденной в комнате шкатулке Лили. Стоило ли сказать о ней детективу? Я переживала за девушку и надеялась, что она действительно просто уехала в столицу. Если она получила такую же оплату, как и я, то легко могла бы устроиться там.

Когда закончился обед, Джекинс распрощался с нами и покинул дом. Я с тоской проводила его глазами. Оставаться наедине с Рэнфордом было… опасно. Он так и не простил мне вчерашний побег.

Едва за поверенным захлопнулась дверь, некромант посмотрел на меня голодным взглядом и вкрадчиво произнес:

– Оливия, ты все еще хочешь получить письмо от брата с сестрой?

Я кивнула, догадываясь, что он неспроста задал этот вопрос.

– Помнишь мое условие? Поцелуй.

Я сложила руки на груди:

– Вчера у нас было достаточно поцелуев.

 

Некромант сделал шаг вперед, пригвоздив меня к столу:

– Да, а потом ты сбежала, оставив меня крайне неудовлетворенным таким раскладом. Маленькая хитрая горничная…

Его слова отозвались дрожью вдоль позвоночника. В черных глазах горело возбуждение. Я облизнула пересохшие губы:

– Неужели при ваших возможностях вы не можете себе найти девушку на ночь?

Некромант запрокинул голову назад и рассмеялся:

– Гордая Лив… Ты придешь ко мне сама, и я не буду тебя неволить. Так победа будет гораздо слаще.

Вот еще! Слишком много он о себе думает! Или он рассчитывает, что я наброшусь на него, просто потому что других мужчин тут нет?

– Можете начинать ждать, мастер Даррен, ― не обращая внимания на его насмешливый взгляд, я быстро коснулась губами уголка рта хозяина. От его близости у меня перехватило дыхание, но я постаралась унять взбесившееся сердцебиение. ― А это ваша плата за письмо. Надеюсь, вам стало легче? В вашем возрасте нельзя волноваться…

Едва я произнесла последние слова, как тут же пожалела об этом. Взгляд Рэнфорда изменился, ион прошептал на ухо:

– Девочка, не шути со мной.

Сердце гулко застучало в груди. Когда некромант отодвинулся, и я испытала странную смесь разочарования и облегчения.

– А теперь пойдем в кабинет, заберешь письмо.

Вскоре в моих дрожащих руках оказался конверт. Я все еще не верила, что так легко отделалась. И что дернуло меня сказать такую дерзость? Эта работа позволила мне отправить брата и сестру в Академию, и она меня устраивала! Вот только настойчивые попытки некроманта уложить меня в постель грозили неприятностями. Я явно задела его, упомянув о возрасте. Вообще-то я лукавила. Выглядел он превосходно ― не юнец, но взрослый привлекательный мужчина.

Отойдя в угол кабинета, открыла письмо. Аманда вновь излила на меня свои восторги, и я порадовалась за сестру. В наставницы ей досталась женщина и, похоже, они нашли общий язык. Оливера же я недооценила: он умудрился откопать в каком-то журнале информацию про моего хозяина и переписал несколько строчек.

«Даррен Рэнфорд ― один из выдающихся некромантов своего времени. Он обладает всего одним даром ― магией смерти, ― но дар очень силен. Ранг мастера некромантии он получил уже в двадцать семь лет, став самым молодым мастером в истории магии».

Здесь же стояла дата рождения, и мысленно я прикинула ― выходит, мужчине тридцать четыре. Оливера восхитил мой хозяин, но в то же время я ясно чувствовала нотки беспокойства в его тоне. Он просил меня не злить Рэнфорда, ведь все некроманты славятся своим тяжелым характером.

У меня вырвался нервный смешок. Я и сама знала это, но не удержалась от шпильки!

В конце брат написал, что следующее письмо отправит через пару недель. Академия предлагала своим студентам льготные цены на услуги магпочты, но все-таки траты были довольно серьезными для их кошелька. Впрочем, мне это на руку. Расплачиваться поцелуями становилось все опаснее.

Написав короткую записку, где я просила брата и сестру хорошо учиться и не ссориться, я запечатала ее и опустила в шкатулку. Сердце щемила тоска: я очень по ним скучала. На протяжение нескольких лет я привыкла видеть их рядом, чувствовать ответственность за них. А теперь им нужно справляться самостоятельно. Нет, я была уверена в них, но перестать переживать все-таки не могла.

– Закончила? ― спросил меня Рэнфорд.

Я кивнула, поспешно смахнув слезинку со щеки.

– Идем на прогулку?

Я неверяще закивала головой. Пыльный дом успел мне надоесть, и я соскучилась по свежему воздуху.

– Тогда жди меня внизу.

Спустя несколько минут мы вместе с некромантом вышли из дома. Переступая порог, я немного волновалась, но метка на запястье вела себя хорошо. Триш увязалась за нами ― оказывается, она могла выходить из дома и даже гулять в округе. Интересно, здесь есть другие коты? Они бы наверняка удивились ее необычному облику!

Свежий воздух с нотками осени опьянил меня, и на несколько секунд я застыла, наслаждаясь. Рэнфорд предложил мне локоть, и, нервно сглотнув, я приняла его. Сердце вновь убыстрило бег, и я понадеялась, что прогулка пройдет хорошо!

Здесь, за городом, осень чувствовалась острее. Деревья, усыпанные разноцветными листьями, шелестели на ветру, пожелтевшая трава приятно стелилась под ноги. Триш начала охотиться на сонную муху. Интересно, что она с ней будет делать потом?

Как же я была рада покинуть особняк хоть на время! Со стороны он смотрелся печально: некогда белые стены потеряли цвет, да и фасад стоило обновить. Жаль его…

– Почему вы не сделаете ремонт? ― спросила я у некроманта.

Он, погруженный в свои мысли, ответил не сразу:

– Слишком много посторонних. Людям, не обладающим даром, тяжело находиться здесь. Моя метка может уберечь человека от воздействия тьмы, но на ее поддержание я тоже трачу силы. На магов эманации смерти не влияют, но будут ли маги менять перекрытия? Об отоплении, водопроводе и кухне я позаботился, а без всего остального легко обойтись.

Я кивнула, но мне почему-то казалось, что он лукавит.

– А как же вы выезжаете в город?

– Надеваю экранирующий амулет. В этот момент Орден отслеживает фон моей магии. Если что-то выйдет из-под контроля, они успеют принять меры.

Я потерла метку. Выходит, он в некотором роде заложник своего дара. Звучит грустно…

Мы прошли мимо конюшни и заброшенных хозяйственных построек. Рэнфорд замолчал, а я решилась спросить:

– Почему нельзя пригласить нескольких девушек для подзарядки артефакта?

Я уже задавалась вопросом, почему Рэнфорд не нанял двух девушек? Или трех? Мы бы могли чередоваться.

– Не все так просто, ― поморщился некромант. ― Носитель должен быть один, иначе энергия плохо усвоится, и маг станет нестабилен. И лучше всего подходит энергия противоположного пола.

Почувствовав, как заалели щеки, я отвернулась. Хорошо, что Рэнфорд не стал вдаваться в подробности!

– Чем сильнее маг, тем больше нейтральной энергии ему требуется. Поэтому я прошу тебя не перенапрягаться с уборкой, твоя основная задача ― питать артефакт.

Я рассеянно кивнула, выслушав его объяснения. Теперь мне ясно, почему Лили запустила дом ― она тоже берегла силы.

Узкая тропинка вела в рощу, перед которой виднелось приземистое серое здание, украшенное колоннами и барельефом. Это что еще такое?

– Это фамильный склеп Рэнфордов, ― ответил некромант на мой невысказанный вопрос.

Я едва не споткнулась на ровном месте.

– Вы привели меня на прогулку в склеп?

– Тянет, видишь ли. Наверное, возраст дает о себе знать, ― ухмыльнулся мужчина.

Я рассмеялась, оценив шпильку. Стоит признать, чувство юмора у Рэнфорда есть.

– Что ж, давайте заглянем туда, ― я упрямо вскинула подбородок.

Никогда не питала слабости к подобным местам, особенно после похорон отца и Элизабет. Но некромант явно надеялся, что я откажусь. Не хотелось доставлять ему удовольствие!

Едва мы вошли внутрь, как в углах помещения зажглись магические шары. Я огляделась и поежилась ― здесь было прохладно. На каменных постаментах стояло множество урн с прахом усопших. Возле каждой из них висела табличка, на которой было выбито имя и даты жизни и смерти.

– Весь род Рэнфордов в одном месте, ― грустно усмехнулся некромант.

Поборов первую неловкость, я прошлась вдоль рядов. Мое внимание привлекли отдельно стоящие вазы в правом углу склепа. Они выглядели совсем новыми. Вдруг я почувствовала порыв сквозняка. Между лопатками засвербело.

– О, матушка? ― ко мне приблизился Рэнфорд. ― Или отец?

– Вы хотите сказать, что они призраки? ― почему-то шепотом спросила я.

– Не призраки… Но какая-то часть их души здесь. Я все-таки некромант, и мои умершие родственники незримо присутствуют рядом.

Сквозняк усилился, а затем дверь хлопнула.

– Все-таки мать, ― хмыкнул мужчина. ― Столько лет прошло, а она все еще не выносит молоденьких девушек. Настолько, насколько любил их в свое время отец.

В этот момент я почувствовала порыв ветра, коснувшийся моей щеки. Следом что-то погладило меня по шее. Дернувшись, я отскочила назад, едва не наткнувшись на хозяина.

– А вот и отец. Он был сильнейшим некромантом, он десятилетиями охранял покой горожан, наблюдая за Элирским полем. Едва у меня проявился дар, как я начал помогать ему по мере возможности.

Я поежилась. Жизнерадостное, однако, детство было у Рэнфорда.

– А ваша мать тоже владела магией?

– Нет, к счастью, ее Всевидящий магией не одарил.

Я хихикнула, уж больно выразительное лицо было у мужчины. Я уже двинулась к выходу, когда вдруг увидела еще одну урну ― здесь не было таблички, кажется, она вовсе была пуста.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?