Самый страшный волк

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Оказавшись на воздухе, Сергей глубоко потянул ноздрями и подставил лицо прохладному ветерку. Как приятно. После протухшего аромата камеры, это место выглядело настоящим райским уголком. Жаль, что заправляют в нем черти. И дело они свое знали плотно.

Чуть в стороне, была вкопана толстенная стальная труба, подле которой сидел, опустив руки, Олег. Мощную шею окаймлял широкий строгий ошейник, из-под которого сочилась тонкая струйка крови. Она покрывала уже запекшуюся корку, заставляя ее лосниться и блестеть на свету.

Одежда изодрана, на левом предплечье глубокая рваная рана от чьих-то тупых зубов. Кожа на костяшках содрана до такого состояния, что виднелись белеющие кости. Но, что еще страшнее, его правая ступня неестественно вывернута. Было похоже, что она крепится к голени иссиня черной гофрированной трубой, если такие вообще существуют. При виде людей он поднял глаза…точнее один глаз, потому как половина лица представляла собой сплошной синяк, и тупо уставился в их сторону. Неужели так выглядят сломленные, безвольные люди? Верить в подобное не хотелось.

– Как здесь мой чемпион? – Намеренно ласково начал Руслан. Он подошел ближе и потрепал Олега по лысой, в жесткой щетине макушке. Тот не сопротивлялся. – Видишь Дохлик? Этот парень уже понял, кто здесь хозяин. Костик последним проковылял мимо и снова уселся, на сей раз в деревянное кресло, словно с первых страниц элитного журнала.

– Олег? Ты как парень? – Сергей пытался говорить громко, но горло сдавил спазм и звук получился хриплый, едва слышный.

– Снежок его немного потрепал. Но, это не страшно. Если уж он сумел порвать глотку этому жирному негритосу…то и болячки заживут.

– Ага, как на собаке. – Заржал Мирон.

– Знаешь Дохлик, раньше, мы бы с радостью приютили тебя просто так. Но…мы ведь занимаемся этим на общественных началах, а потому места на всех не хватает. – Руслан подошел ближе. Оказалось, они почти одного роста, только кавказец вдвое шире в плечах и мускулистее. Его ехидный тон не обещал ничего хорошего.

– Ничего…найду себе другую ночлежку. – Слова все еще приходилось выталкивать из глотки. Парни заржали, словно он изверг неимоверно забавную шутку.

– Погоди. Ты вполне можешь остаться, нужно только доказать, что ты достоин. – Только сейчас Сергей сообразил, что Азамата среди них нет. Что они задумали? Не успел он прикинуть варианты, как позади раздались негромкие торопливые шаги и в сад резво выскочил Тощий. Он тут же бросился безвольному Олегу и принялся яростно скалить на него зубы. Видя, что мужчина на него не реагирует, подобрался ближе и сильно вытянув шею цапнул его за штанину.

– Нельзя Тощий! – Весело прикрикнул на него азиат, словно на непослушного щенка. – Сидеть!

Бродяга, в отсутствие хвоста, неловко завилял бедрами и опустил пятую точку на влажную траву.

– С этим песиком вы кажется знакомы? – Губы Руслана вновь исказила усмешка. – Он у нас дольше всех и возможно, пришло время уступить место молодым. Как думаешь Тощий?

Тот издал некое подобие злобного рыка, больше похожее на закашлявший двигатель старенького запорожца.

– В общем, расклад таков. Вас двое, а место у нас только на одного. Потому…решайте, кто его займет. – Руслан вальяжно отошел к Олегу, освободив небольшой пятачок, который тут же занял бомж. Он что, действительно считает, что они станут драться? И ведь действительно станут, понял Сергей, когда Тощий начал медленно приближаться, ощерившись коричневыми, редкими зубами. Вспомнив, с каким остервенением тот вцепился в его запястье вчера, Сергей отступил. Парни весело заулюлюкали, подбадривая бойцов.

– Давай Тощий! Перегрызи ему глотку!

– Трахни его Тощий!

– Дохлик не бзди!

Воодушевленный, бродяга сделал резкий выпад и ловко подсек Сергей за ногу, тощей жилистой рукой. Не удержавшись, мужчина грохнулся на спину, больно приложившись затылком. Хорошо, что удар пришелся на траву, иначе бой был бы уже окончен.

Не давая противнику подняться, Тощий вскочил ему на грудь и потянулся зубами к горлу. Челюсти щелкнули в сантиметре от артерии, поднатужившись, Сергей сбросил его на сторону, тут же получив удар по лицу открытой ладонью. Бомж метил в глаза, но лишь содрал тонкую полоску кожи с его лба.

Сергей перекатился влево и оказавшись на четвереньках вмазал по бородатой физиономии кулаком. Бродяга этого будто не заметил. Он горел решимостью исполнить волю своих хозяев, дотянуться до врага и рвать его зубами и ногтями. И господи! Как же он был близок.

Перехватив запястье Сергея, бродяга потянул его на себя. Чувствуя, как начинает заваливаться на живот, потерявший опору мужчина взвизгнул, и растянулся перед бомжем, подставив ему беззащитную спину. Тот моментально воспользовался преимуществом и запрыгнул сверху, вдавливая тощими ручонками голову противника в пожухлую траву.

Сергей не услышал, а скорее даже почувствовал, как в носу что-то хрустнуло, и кровь фонтаном забила прямо во вспаханную его физиономией землю. В глазах потемнело от боли, но это будто взбодрило его, громко завопив, он перекатился на бок, сбрасывая оседлавшего его спину врага. Тот рухнул на правый бок. Мгновенно перекатился, словно в его тощее тело какой-то шутник вставил реактивный ранец и вновь оказался на четвереньках.

Сергей распластался на спине. Силы покинули его. Если Тощий продолжит в том же духе, то финал схватки можно считать предрешенным. Он повернул голову набок и уставился на готовящегося к атаке бродягу. На мгновение их взгляды пересеклись.

– Ну же! Давай! Тебе ведь так важна твоя засранная конура! – Прорычал Сергей, выплевывая густой комок крови. – Сраное животное! Ты достоин такого существования!

Мирон громко хрюкнул, а Азамат разразился противным хихиканьем. Тощий вцепился грязными пальцами в траву и, вырвав ее с корнем, бросился вперед. Когда он вскочил на грудь Сергея, с протяжным звуком выдавив из него воздух, мужчина бросил сопротивление. Несколько капель коричневатой от кровоточащих десен слюны упали на его лицо, одна скользнула в рот. Бродяга зарычал и вцепился в открытое горло врага, старательно пережевывая сухожилия.

То есть почти вцепился. За секунду до броска, Сергей скользнул раскрытой пятерней и прикрыл запястьем горло, чувствуя, как гнилые зубы бомжа вновь терзают его плоть, прокусив тонкую кожу, скользят по острым костяшкам пальцев. Свободной рукой он крепко ухватился за немытую гриву и, притянув голову противника поближе, яростно впился в его ухо, почувствовав во рту противный привкус крови и ушной серы.

Тощий завыл, продолжая сдирать кожу с запястья мужчины. Сергей завыл еще громче. Это было ужасающее зрелище. Двое болезненно худых, грязных и окровавленных мужчин терзали друг друга, зубами вырывая куски плоти. Отстранившись, Сергей выплюнул ухо бродяги и вновь потянулся к нему, на сей раз метя в выпирающую через тонкую кожу артерию. Он прекрасно знал, если сумеет достать ее зубами, то останется жив.

Но понимал это и Тощий, а потому он бросил терзать его запястье и начал биться в попытках освободиться. Несколько минут они продолжали борьбу, но сил у обоих было слишком мало. Хватка ослабла, Тощий рванул так сильно, что перекатился через голову и замер, прижимая ладонь к изуродованному уху. Сергей уселся на задницу. Из искривленного носа продолжала сочиться кровь, правое запястье представляло собой изодранные до кости лохмотья, со свисающей бахромой кожей.

– А ну не останавливаться! – Азиат, оказавшийся ближе остальных, сильно пнул Тощего в бок. От удара того подбросило и несколько капель крови угодили на штанину парня. – Ах ты сука! Он принялся с усердием избивать скрючевшегося на траве бродягу. Тот скулил, подставляя под злобные удары то один бок, то другой.

– Ублюдок! – Сергей не желал оставаться частью этого безумства. – Трусливый кусок косоглазого говна!

Руслан засмеялся, происходящее забавляло его. Он все еще поглаживал Олега, безучастно наблюдающего за ростом травы, перед собой. Костя молча сидел в кресле и сверлил Сергея взглядом, он жаждал возможности поквитаться. А толстяк…он куда-то исчез, наверное, отправился за съестным.

– Что! – Взвизгнул Азамат и бегом преодолел расстояние до Сергея, подошвой ноги вмазал ему по физиономии. От сверкнувших перед глазами искр можно было зажечь костер, на мгновение Сергей ослеп.

– Ну давай! Покажи, какой ты крутой! – Сергей лежал на боку, стараясь оторвать отяжелевшую голову от земли. – Можешь свою палку взять, трусло…

Мужчина ждал очередного удара, но того не последовало.

– Ну, достал уже Руслан…можно я его уработаю? – Азамат повернулся к предводителю, нетерпеливо ожидая его решения.

– Себя уработай гандон… – Прошипел Сергей, явно нарываясь.

– Давай… – Мерно ответил Руслан, словно только что заказал кофе, а не лишил человека жизни.

– Эй! Руслан, ты же его мне обещал! – Подал голос молчавший до сих пор Костя. – Несправедливо это…

– Спокойно Константин, ты свой шанс упустил. Давай Азик, урабатывай.

На лице азиата расплылась хищная улыбка, он провернулся к начавшему подниматься Сергею.

– Иди сюда, родной… – Прошамкал тот поредевшими зубами. И тут же получил сильный удар в челюсть, который вновь отправил его на землю. – Бьешь как баба…

Очередной удар, на этот раз ногой по ребрам.

– Ты…Машу так же урабатывал? – Воздуха не хватало, но Сергей надеялся, что его слова долетят до Олега. Тот всегда очень яро реагировал на любые слова о пропавшей невесте…и сейчас его ярость была необходима, как никогда. Она была их единственной надеждой.

– И Машу…и Глашу… – Методично бубнил Азамат, сопровождая каждое слов яростным ударом. После каждого тычка тело Сергея выгибало в конвульсиях, он лишь надеялся, что сумеет не потерять сознание.

– Это потому…что ты сраный импотент…

– Они не жаловались! – Взревел азиат и схватив Сергея за ворот оторвал от земли. Взбешенный, он даже не догадывался ,что сейчас идет на поводу у Сергея. – Парочку, пришлось с пола соскребать! Он размахнулся и впечатал острый кулак в лицо мужчины.

 

– А Машу?

– А Машу я до смерти затрахал! – Очередная вспышка боли и…где-то в стороне раздался громовой рев.

Взбешенный Олег вцепился обеими руками в зазевавшегося Руслана и повалил его на землю.

– Где она! Где! Где! Где!!! – Орал он и лупил уже перестающего соображать кавказца по вмиг переставшей оставаться солидной физиономии. Костя подскочил и заковылял на выручку лидеру, но его изувеченная конечность не позволяла действовать быстро. Азамат же замер на месте, в нерешительности соображая, как поступить. Этих секунд хватило, чтоб Сергей подобрался и выхватил из поясной кобуры шокер.

Сильным рывком он впечатал острый край в подбородок азиата, пробив в его горле пару ровных отверстий, и нажал кнопку. Раздался низкий гудящий звук, парня затрясло, левый глаз почти мгновенно потух и стал напоминать недожаренный желток в болтунье. Он подозрительно булькнул и сопливым слизнем выкатился на щеку. После этого Азамат плашмя грохнулся в траву.

Сергей бросил взгляд в сторону Олега. Костя уже успел добраться до места стычки и обхватил мужчину за жилистую шею. Тот ревел и вырывался, но бугрящиеся стероидными мышцами руки крепко стискивали горло, отрывая его от окровавленного Руслана. Быстро расправиться с ним мешал толстый ошейник, но он же и разрывал горло Олега острыми шипами. Сергей, на четвереньках засеменил к ним.

Руслан потихоньку приходил в себя. Привыкший к схваткам борец, он обладал достаточно сильной волей, чтобы подняться. Потряхивая головой, как после нокдауна, парень утер кровь тыльной стороной руки. Его прическа была сбита, а от обилия лака, волосы торчали в стороны на подобие нехитрого вороньего гнезда. Костя стоял на одном колене, выбросив загипсованную конечность в сторону. Такая поза все равно причиняла ему боль, но в пылу схватки он предпочел не обращать на нее внимания.

– Аггхрр… – Захрипел Олег, когда Руслан кинулся на него. Рефлекторно он выбросил вперед правую ногу, пытаясь отпихнуть нападавшего и…его изувеченная щиколотка почти оторвалась. Острая кость проткнула кожу и через штанину глубоко вонзилась прямо в горло кавказца, едва не вырвав адамово яблоко.

Руслан взревел и ухватился за импровизированное конечностью копье, выдергивая его из своего тела. Боль, усталость и пережатое горло начали сказываться на Олеге, попытки высвободиться из стального захвата становились все слабее.

Наконец Сергей подобрался достаточно близко и ткнул гиганта в скопление мышц, которое с трудом можно было назвать человеческой спиной. Короткий разряд едва колыхнул мускулистое тело, прежде чем заряд шокера закончился. Похоже, Азамат не сильно следил за состоянием своего инвентаря. Размахнувшись, мужчина начал что ест силы лупить бугрящегося мышцами амбала, но тот казалось не обращал на его тычки внимания. Сейчас он был занят расправой над Олегом.

– Ну же! – Орал Сергей, снова и снова опуская вмиг ставшее бесполезном оружие на врага, Несколько ударов пришлись по выбритому затылку, выпустив через рассеченную кожу струйки алой крови. – Вот он я, чертов дегенерат! Ты же хотел со мной поквитаться! Давай! Давай тварь!

Отбросив переставшего сопротивляться Олега, гигант развернулся и наотмашь врезал Сергею. Удар пришелся тыльной стороной раскрытой пятерни, лишь едва зацепив его голову, но даже он заставил тщедушное тело отшатнуться.

– Сейчас…сейчас… – Костя повторял эти слова снова и снова, неторопливо поднимаясь во весь свой исполинский рост. Сергей вновь оценил устрашающую мощь противника. Вчера ночью он был слишком возбужден, чтобы отдавать себе в этом отчет, но теперь прекрасно видел, что одержать верх ему не удастся.

Поднявшись, мужчина крепко стиснул в кулаке полуметровую дубинку, прекрасно понимая, что вряд ли сумеет причинить этим орудием какой-то вред. А потому он просто швырнул его в грудь противника. Бесполезный шокер ударился о стальные грудные мышцы Кости и упал в траву.

– Посмотрим, кто из нас двоих больший пес. – Зло буркнул Сергей и резко бросился в ноги противнику. Используя весь свой вес, такой небольшой для человека, но достаточно увесистый для выпущенного снаряда, мужчина плечом врезался в здоровое колено амбала.

Только бы сработало, подумал он перед тем, как вся его правая сторона взорвалась от нестерпимой вспышки всепоглощающей боли. От удара здоровяка развернуло вокруг своей оси, завопив, он грохнулся на задницу, хватаясь руками за вывернутый сустав. Сергей лежал, зарывшись лицом в траву и чувствовал, как все его тело словно наливается расплавленным свинцом. Сильная, пульсирующая боль взрывалась в районе правого плеча, распространяясь все глубже, пока не охватила остальное тело.

Крики врага раздавались все дальше, мужчина понял, что проваливается в небытие. Допустить этого нельзя, ведь тогда он уже не очнется. Пытаясь прийти в себя, он заорал, словно старался в клочья разорвать голосовые связки, уперся лбом в землю и приподнял задницу кверху, как делают не способные отжаться слабаки. Но, он не был слабаком, уже не был.

– Тварь! Гнида! Убью! – Раненым медведем ревел Костя.

С трудом справляясь с головокружением, Сергей встал на колени. Правая рука больше не слушалась его, болтаясь лишним куском стенающей плоти. Впервые он отметил, что шансы у них практически равны. Конечно, он ослаблен, и правая рука больше не двигается, но гигант был лишен обеих ног и теперь представлял угрозу, только если подойти слишком близко. Гигант попытался перевернуться на бок, из заднего кармана плотно обтягивающих мускулистые бедра брюк вывалилась помятая пачка сигарет.

– Ты куришь? – Спокойно спросил Сергей. Он был искренне удивлен. – Я думал ЗОЖ и все такое…

– Пошел ты! Я убью тебя, слышишь? – Костя в очередной раз попытался подняться, но взвыл и заворочался на земле.

– Слышу, слышу… – Сергей осторожно подошел и улучив момент поднял с земли сигареты. Сделав шаг назад, чтобы не оказаться в лапах Кости, он вытряхнул одну из помятой пачки и вставил в окровавленные губы. Черт…нужен огонь. – Есть зажигалка? Ни разу не пробовал, представляешь.

– Пошел ты!

– Как скажешь. – Сергей прошел мимо гиганта. Тот попытался ухватить его за ногу левой рукой, но только царапнул пальцами воздух. Войдя в дом, мужчина пошарил в баре и вытащил на свет наполовину початую бутылку виски. Наверное хороший, подумал он и зубами выдернув дубовую пробку сделал большой глоток прямо из горла. Внутренности обожгло, но затем по телу растеклось приятное тепло. Выпивка ему понравилась.

Тут же, рядом с роскошной хрустальной пепельницей, он увидел изящную зажигалку в форме сидящего сторожевого пса, с большими бронзовыми ушами и отставленным в сторону хвостом. Аккуратно прикурил, от вырвавшегося из приоткрытой пасти огонька и глубоко затянулся ароматным облачком дыма, а уже через секунду согнулся от пробирающего кашля. Ну и дерьмо, почему только люди себя травят? Сжав сигарету в зубах он направился обратно, издали наблюдая как Костя старательно перебирает огромными руками. Он перевернулся на живот и ползком пробирался куда-то в сторону кустов.

– Эй! Не торопись… – Мужчина догнал амбала и собрался было сделать еще один глоток, но мешала зажатая в зубах сигарета. – Нужно отпраздновать, мы ведь выяснили, кто здесь шавка.

– Я убью тебя…слышишь? Я…

– Нет Костик…я ведь уже мертв. – Мгновение помедлив, он щедро плеснул дорогого виски на искалеченные ноги гиганта. Почувствовав, как жидкость растекается по его конечностям, пробираясь под гипсовую повязку, Костя вдруг переменился.

– Слушай…извини ладно? Ты можешь уйти. Хочешь денег? Ты станешь очень богатым. – От наглого, уверенного в своих силах амбала не осталось и следа. Теперь на земле корчился обыкновенный калека, напуганный и заискивающий.

– Не извиняйся. Точно не передо мной, хорошо? По сути, это ведь я искалечил тебя. – Сергей продолжал поливать одежду гиганта, пока не опустошил бутылку.

– Не надо…чего ты хочешь? – Костя больше не выглядел устрашающе, теперь он был просто грудой перепуганного мяса.

– Ничего…– Сергей отбросил пустую склянку, та беззвучно приземлилась в высокую траву, сжал между пальцев сигарету и уставился на ярко тлеющий огонек. – Хотя…что вы сделали с Машей? Олег хотел бы знать.

– Ничего…Я…я не знаю…

– Не ври Костик, ты уже почти мертв, потому я вижу тебя насквозь.

– Я не знаю…не помню…

– Блондинка…зеленые глаза…красивая…– Сергей начал перечислять все, что успел запомнить со слов Олега и Бати. – Невеста Олега.

– Черт! Я не знаю! Она…она мертва, ясно? Руслан убил ее. Не я – это все Руслан…

– Я так и думал. – Сергей выдохнул и бросил начавший обжигать пальцы окурок в Костю. Его одежда вспыхнула почти мгновенно, огонь быстро пожирал дорогую ткань, пока не охватил тело целиком. Гигант завизжал и начал вертеться по земле, старательно сбивая голодное злобное пламя. Но все было тщетно. Кожа на его выбритом затылке покраснела и пошла пузырями. Сергей смотрел и вдыхал сломанным носом запах зажаривающейся плоти.

В голове сейчас была только одна мысль – а гипс тоже сгорит?

Гигант все еще визжал от боли и ужаса, когда Сергей потерял к нему интерес и направился к вкопанному посреди сада столбу и паре тел, раскинувшихся поблизости. Точнее раскинулся только Олег. Он лежал на спине, раскинув в стороны изуродованные руки, правая нога его заканчивалась острым осколком кости, глаза широко раскрыты, язык распух и чуть высунулся изо рта, как бывает при удушении.

– Спасибо Олеж…без тебя…без вас с Батей я бы точно сидел на цепи и верещал при виде этих ублюдков, как…А где Тощий? – Сергей осмотрелся в поисках сутулой неряшливой фигуры. Пока продолжалась схватка, он куда-то испарился. Ну да Бог с ним, до сумасшедшего бродяги Сергею не было никакого тела.

Руслан издал булькающий звук, испуская пузырящуюся кровь сквозь сжимающие пальца горло. Его глаза по-прежнему горели ненавистью и злобой, но теперь она была не такая яркая. Она затухала, как затухает сейчас жизнь предводителя этой шайки.

– Тебе еще весело? – Серьезно спросил Сергей, но ответа так и не услышал, на запястья Руслана лишь выплеснулись еще несколько пузырьков.

Вдруг раздался душераздирающий крик из дома. Кто-то будто угодил в капкан и теперь самолично отгрызал ногу, чтобы освободиться.

– Никуда не уходи. – Сергей развернулся и как мог быстро поковылял к особняку. Он обошел переставшего шевелиться Костю, и, быстро преодолев три ступени, вошел в особняк.– Вот ты где.

Тощий взгромоздился на спину Мирона и зубами вцепился в толстый загривок. Толстяк истошно вопил, чувствуя тупые зубы на своей коже, его глаза лезли из орбит от боли.

– Тощий, фу! – Бродяга недовольно заворчал, на секунду задумался, но затем послушно прекратил рвать жирдяя и отскочил в сторону.

– Спасибо…спасибо тебе… – Мирон продолжал барахтаться на объемном пузе, пуская носом гадкие желтовато зеленые пузыри.

– Ключи?

– Там…они…они у двери в подвал.

– Спасибо. – Сергей подумал, что не слишком умно держать ключи от импровизированной тюрьмы на видном месте, но парни похоже свято верили в свою безнаказанность. – Тощий, можешь продолжать.

– Нет…нееее – Завизжал толстяк, но его протесты остались не услышанными. Бродяга вновь вскочил ему на спину.

***

Ключи действительно оказались там, где сказал Мирон. Точнее, всего два ключа. Они болтались на изящном крючке, неаккуратно привинченном к стене толстым саморезом. Похоже, что беззаботная жизнь не сумела подготовить парней к работе руками.

Сергей толкнул тяжелую дверь и дождавшись когда он ударить о стену начал спускаться. Выключателя он не нашел, а потому осторожно нащупал ногой первую ступень, стараясь не кувыркнуться вниз. Насколько он помнил, глубина там приличная. Но, как только он перешагнул порог, яркие лампы автоматически зажглись, освещая узкое пространство. Вот они чудеса техники.

Остановился в том месте, откуда коридор уплывал в даль, на подобие узкой речушки. Бледно синий цвет стен навевал тоску и апатию. Сунул ключ в ближайшую дверь и прислушался, прежде чем провернуть его в замке.

А что если по ту сторону такой же безумец, как и психованный Тощий? Не хочется, пережив столько напастей погибнуть от укусов еще одного бродяги. Мужчина прижался щекой к гладкой, холодящей вспотевшую кожу поверхности вслушиваясь в царящую по ту сторону тишину. Там никого? Или…нет, он четко расслышал негромкие всхлипывания.

Будь, что будет, решил Сергей и, крутанув ключ, распахнул тяжелую дверь. Сначала ему показалось, что в помещении действительно никого нет, но затем, в дальнем темном углу колыхнулась тень.

– Ты кто такой? – Голос явно мужской…хотя и звучит весьма звонко.

– Сергей. – Ответил мужчина и сделал шаг назад, освобождая проход. – Ты можешь уйти.

 

– А…они? – Точно, это подросток лет пятнадцати не больше. Он слегка подался вперед, подставив под свет вихрастую голову с большими заплаканными глазами. Разбитые губы дрожали, словно он едва сдерживал рыдания.

– Они не будут против. – Сергей развернулся к мальчишке спиной и вставил ключ в соседнюю дверь.

– И этот…толстый? – Подросток, кажется, все еще не воспринимал его слова всерьез, словно это была очередная садистская шутка.

– И он тоже.

– Мне нужна одежда…хотя бы штаны…он…он… – Мальчишка снова расплакался, но Сергей его больше не слушал. Он переходил от одной двери к другой и распахивал их машинальными движениями. Практически за каждой он встречал все те же перепуганные взгляды, изувеченные тела и робкую нерешительность. А где не встречал…он не разглядывал то, что находилось внутри. Мертвым не повезло, а он пришел сюда за живыми.

В последней камере, залитой кровью как кабинет пьяного хирурга, на полу лежала громадная туша чернокожего мужчины. А отделенная от него голова выглядывала из отхожего ведра, робко поблескивая на него большими белоснежными белками.

К тому моменту когда он закончил, пленники уже покинули свои камеры. Все кто мог сделать это самостоятельно. Одна девушка плашмя лежала перед ступенями ведущими к свободе. Она царапала бетонную поверхность лишенными ногтей пальцами и негромко хныкала, понимая, что ни за что не сумеет преодолеть эту преграду.

Сергей чуть замедлил шаг и аккуратно перешагнул раскинутые в стороны, изувеченные ноги, стараясь не вслушиваться в царапающие слух мольбы. Помочь ей больше, чем он уже сделал, все равно не сумеет.

Тощий исчез вместе с остальными. То ли его манил запах долгожданной свободы, а может он увидел приглянувшуюся ему давно сучку и теперь преследует ее где-то поблизости. Думать об этом не хотелось. Мирон все так же лежал ничком. Из толстой шеи торчали несколько заметно погрызенных позвонков.

Руслан умер. Сергей, на всякий случай, сильно пихнул его подошвой ботинка по лицу, заметно вдавив большой, орлиный нос в лицо, но тот не шевельнулся. Кровь из пробитого горла тоже больше не текла.

– Ну что же ты… – Разочарованно покачал головой Сергей. – Хотя черт с тобой, я слишком устал.

Мужчина сел на траву, не чувствуя как уже остывшая, но еще не свернувшаяся кровь мгновенно пропитала его одежду. Ему вдруг стало неумолимо тяжело, как будто откуда-то сверху спустили многотонный груз и бесцеремонно взвалили на его плечи. В глазах потемнело. Господи, как же он устал.

***

Переносица жутко болела. Точнее болело все тело, но боль в переносице терзала его на удивление сильно, словно кто-то вонзил в нее острый нож и теперь усердно орудовал внутри. Застонав, он попытался дотронуться пальцами левой руки до этого места, но его запястье перехватила чья-то сильная ладонь.

– Черт. Он в сознании. Артем, ты снова косячишь!

– Да как же…все как обычно делал…

– Вот именно, а нужно делать правильно. Давай уже вырубай его, он сейчас все испортит!

– Да, да..

Сергей почувствовал, как на него накатывает тупая сонливость. Боль исчезла, он провалился в темноту, слыша сквозь свинцовую пелену, как переругиваются какие-то люди.

Глава 16

Сергей открыл глаза и уставился перед собой. Пошарпанный, давно нуждающийся в побелке потолок, с бледными желтоватыми потеками в углу, старые люминесцентные лампы нечасто подрагивали, словно решая стоит ли им работать в полную силу или лучше вовсе не зажигаться. Справа белая дверь, небрежно покрашенная прямо поверх не зашкуренной поверхности, а слева…левая часть комнаты по-прежнему оставалась для него невидимой.

Заерзав на застонавшей ржавыми пружинами кровати, он попытался повернуться, но его запястье отказывалось повиноваться, крепко удерживая тело в прежнем, не самом удобном положении. В голове мелькнула паническая мысль, что кто-то из садистов остался в живых и теперь он навсегда заперт в том жутком подвале.

– Нет…– Сухо застонал он, испугавшись собственного голоса, настолько чужим и незнакомым он показался.

– Ооо…вы пришли в себя? Замечательно. – Кто-то находился в опасной близости. – Как себя чувствуете Сергей Викторович? Позвать врача?

Врача? Он что в больнице? Как, черт побери?

– Я в больнице?

– Именно так, вы в евгеньевской тюремной больнице. Находитесь здесь уже четверо суток, с тех пор как вас обнаружил, эм…на территории особняка Руслана Чинкаева. Вы что-нибудь помните об этом?

Что-нибудь? Да он помнит все, в малейших деталях.

– Нет…Что случилось?

– Ну…в этом мы и собираемся разобраться. Меня, кстати, зовут Николай Анатольевич Рыбкин. Я следователь по вашему делу. – В поле зрения возникла тонкая, покрытая густой растительностью ладонь. – Ах да…у вас ведь рука. Прошу прощения.

– Позовите врача. – Сергей не горел желанием говорить со следователем.

– Обязательно. – Находящийся вне поля зрения полицейский говорил спокойным, но очень настойчивым тоном. – Прибывший по вызову наряд обнаружил девять трупов и вас. Можете объяснить, что произошло?

– Они чертовы психопаты. – Сергей зажмурил глаза, надеясь, что все происходящее окажется всего лишь плодом воспаленного воображения.

– Поэтому вы их убили? Поймите Сергей Викторович, я на вашей стороне. Мы уже опросили потерпевших и…обстоятельства и правда весьма незаурядные.

– Да…то есть нет, не всех. – Сергею вдруг нестерпимо захотелось выговориться, рассказать всю правду хотя бы кому-нибудь, пусть даже следователю. – Они ведь тоже не сидели сложа руки.

– Конечно. Это…заметно. – Следователь замялся или ему только показалось? Господи…голова просто раскалывается…– Послушайте, я все вам расскажу, обещаю. Но не сейчас. Сейчас мне нужен врач, иначе я с ума сойду от этой боли.

Следователь несколько секунд молчал, раздумывая над словами пациента, но затем сжалился. Он прошел к выходу, где Сергей наконец сумел рассмотреть невысокую сутулую фигуру. Одет в старенький, но еще крепкий костюм двойку, под мышкой коричневая кожаная папка, для бумаг, походка усталая, какая-то шаркающая. Он напоминал одного из тех вечно усталых детективов, чей образ так любят эксплуатировать в кино.

– Я вернусь завтра.

Оставшись в одиночестве, Сергей начал обдумывать свои варианты. Сбежать не удастся, рука прикована наручниками к стальной стойке кровати, вторая вообще замотана в гипс и отказывается повиноваться. Левый глаз не видит. К тому же он так устал. К черту, никаких мыслей о бегстве.

– Сереженька… – Вслед за пожилым врачом в толстых очках водруженных на широкий мясистый нос протиснулась его мать. Женщина бросилась к постели и обеими руками ухватила его за правое предплечье, крепко стискивая его в своих ладонях. – Сереженька…

– Женщина, не мешайте работать. – Врач бесцеремонно отпихнул ее в сторону и о чудо, она покорно повиновалась. – И так…как вы себя чувствуете?

– Как футбольный мяч после серии пенальти.

– Хорошо, хорошо…– Он посчитал его пульс, аккуратно взявшись заскорузлыми пальцами за запястье. – Вам повезло Сергей Геннадьевич, счет шел на минуты.

– Да я вообще везунчик.

– Ну да, ну да. – Раздалось негромкое всхлипывание, заставившее врача приостановить осмотр. – Молодой человек, поговорите с мамой. Сейчас я не могу вам предложить ничего, кроме покоя. Операция прошла вполне успешно, так что восстанавливайтесь.

Он вышел вон, взмахнув на последок краями накрахмаленного халата, словно ушедший в ночь супергерой.

– Сереженька…. – Мама все еще стояла в стороне и только повторяла его имя.

– Все хорошо мам. Все отлично. – Он лгал этой сильной, властной женщине, чего не позволял себе с раннего детства. А она плакала и гладила его по израненной голове, словно только сейчас действительно поняла, что может его потерять. Что уже, практически потеряла.

Минут через двадцать краснолицый парень в форме заглянул в дверной проем и попросил ее покинуть палату. Он ведь не просто пациент, здесь он подозреваемый в нескольких убийствах преступник. Мама беспрекословно подчинилась, напоследок проведя мягкой ладонью по его щеке.