3 książki za 35 oszczędź od 50%

Москва атакует

Tekst
18
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Москва атакует
Москва атакует
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 18,81  15,05 
Москва атакует
Audio
Москва атакует
Audiobook
Czyta Александр Чайцын
11,26 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Москва. Квартира Оксаны Андреевой. 3 июня 2015 г.

Прима новостей сидела забравшись с ногами на диван и уставившись в телевизор. Новости теперь были единственной программой, они шли без остановки двадцать четыре часа в сутки. Оксана равнодушно смотрела в экран, там шёл очередной репортаж из больниц города.

«…врачи бессильны перед эпидемией, – вещал молодой репортер в марлевой повязке. – На третий день количество погибших в Москве, по самым оптимистичным подсчетам, достигло двух миллионов. Но это только те, кто умер в больницах. Реальное количество жертв по городу, скорее всего, в два раза больше».

Оксана поморщилась. Утром, выйдя на балкон, она обнаружила у себя под окнами труп человека. Мужчина лежал на асфальте лицом вниз в двух шагах от подъезда. Оксана тут же позвонила в скорую, но смогла пробиться по вечно занятому телефону только полчаса спустя. Уставший голос проинформировал её, что нет ни сил, ни средств собирать погибших, морги переполнены, крематории работают круглосуточно, после чего собеседник просто повесил трубку.

Но за трупом все-таки приехали. Два часа спустя во двор зарулил самосвал одной из дорожных служб, сопровождаемый патрульной машиной с двумя полицейскими. Из грузовика вышли двое мужчин в полном комплекте химзащиты. Они быстро обшарили карманы трупа, один посмотрел документы и сунул их в сумку, висящую на бедре. При этом второй, нисколько не стесняясь, стянул с пальца погибшего обручальное кольцо и сунул его к себе за пазуху. После чего мужчины ухватили мёртвого за руки и за ноги и закинули в самосвал, запрыгнули в кабину и рванули дальше. Сверху Оксане было хорошо видно, что кузов забит телами.

Девушка взяла бутылку, плеснула в стакан мартини. Последние два дня только этот напиток помогал не сойти с ума. Оксана посмотрела на часы: половина шестого, до ночного эфира ещё пять часов. Можно выехать за полчаса и спокойно доехать до Останкино. Раньше на это у неё уходило два часа, теперь в Москве совершенно не было пробок. Зато были круглосуточные блокпосты военных, которых нагнали в столицу со всей области, и уже подходили силы из соседних, эпидемия прошлась по военным так же, как и по остальным, сил для поддержания порядка не хватало. Ситуация с эпидемией полностью похоронила новости о гибели президента. И час триумфа Оксаны Андреевой превратился в ничто. Кому нужна прима новостей в умирающем мегаполисе?

Оксана снова посмотрела на экран.

– …только что получен сюжет от нашего корреспондента, – сообщала Анна Гурьева.

Выглядела ведущая погано: мешки под глазами, проявились тщательно скрываемые морщины. Несколько стаканов из-под кофе попало в кадр, но это никого уже не интересовало.

Пошли кадры из московского супермаркета, потом картинка вернулась в студию.

– Час назад банда мародеров на нескольких грузовиках подъехала к супермаркету «Ашан». Имеются погибшие.

Снова пошли кадры из самого магазина. Застреленный охранник, мёртвая кассирша, разграбленный торговый зал.

– В результате нападения погибли одиннадцать человек, – комментировала кадры Анна, – ещё двадцать шесть получили ранения. Военный патруль прибыл к магазину спустя пять минут, в результате боя шесть мародеров убиты, пятеро арестованы…

Камера показывала пятерых крепких мужиков уголовной наружности, стоящих вдоль стены, выкрашенной красной краской. И тут (Оксана не поверила своим глазам) двое парней в камуфляже вскинули свои автоматы и короткими очередями расстреляли пленных. Те мешком рухнули на асфальт.

– По приказу генерала Дмитрова, в связи с введением военного положения, мародеров будут уничтожать без суда и следствия.

«Город агонизирует», – подумала Оксана и плеснула в стакан новую порцию мартини. Расстрел не произвел на неё никакого впечатления. По сравнению с эпидемией гибель пятерых мародеров была чем-то незначительным.

Зазвонил телефон. Оксана неловко протянула руку к трубке, все движения были плавными и заторможенными, она даже не подозревала, что уже настолько пьяна. Оказывается, всего за три часа бодрствования она умудрилась вылакать пол-литровую бутылку вермута.

– Алло, – не узнавая свой голос, пьяно произнесла она в трубку.

– Оксана, приезжай быстрее в студию, – раздался из трубки голос Виктора Петровича. – Аня заболела.

– Да пошли вы, – смело заявила девушка. – Кому это теперь нужно? Посадите любого стажёра, пусть читает текст, а я увольняюсь. Пора сваливать из этого гадючника.

Виктор бросил трубку, в которой мгновенно раздались гудки отбоя. Оксана пьяно улыбнулась и, с трудом поднявшись с дивана, пошла в ванную.

Город Солнца. Офис корпорации «Taran Industries». 3 июня 2015 г.

– Ну что, полковник, ты все обдумал? – поинтересовался Таран, глядя на сидящего перед ним Ястребова. – Мы уже спасли десять твоих бойцов, у них нет природного иммунитета к вирусу, поэтому прививки должны быть регулярными. Не реже чем раз в полгода.

– Привязываешь? – поинтересовался Ястреб.

– Что вы, Сергей Александрович, – ухмыльнулся Таранов. – Не хотите, как хотите. Большая часть ваших людей умрёт в течение нескольких дней, те, кто обладает природным иммунитетом, уже не будут представлять для меня опасности.

– Это стоило того? – холодно поинтересовался Ястреб.

– Стоило, – спокойно ответил Таран. – В Городе Солнца триста тысяч жителей, автономная гидроэлектростанция. Своя армия и полиция. Те, кто придут сюда позже, будут работать на рудниках и предприятиях, мы никого не гоним. Просто они будут не наши, но с нами.

– Рабы, – подытожил Сергей.

Таранов пожал плечами:

– Называйте как угодно, я предпочитаю термин «рабочая сила».

– Долбаная политкорректность? – ухмыльнулся Ястреб. – А мы?

– А вам уготована роль ударного ядра нашей небольшой армии. Кому следить за рабочей силой, я найду, а вы будете решать задачи по безопасности молодого государства. Служба безопасности моей компании все-таки лишь полицейское подразделение.

– Что мы получим?

– Место в городе. Работу в департаменте военных проектов, людей, технику, оборудование.

– Оплата?

– Жизнь. Спокойная жизнь и занятие любимым делом за деньги. Это достойная плата за ваши услуги?

Ястребов задумался. Отказ почти наверняка означал смерть. Страна все больше погружалась в хаос, люди умирали. Умирали быстро. Таранов предлагает постоянную работу. Работа по профилю. Правда, работать на такую мразь, как Таранов… Он, не задумываясь, убил почти полмиллиарда, и ещё столько же умрут в течение нескольких дней. Что ему стоит отдать приказ пустить в расход самого Сергея и его бойцов. Да ничего. Кроме того, что Ястребы нужны корпорации.

– Итак, каково ваше решение? – спросил Таранов.

– Я могу подумать?

– Да, но только недолго, мы не собираемся лечить ваших бойцов… пока они не станут нашими. Это хороший стимул. С вами прибыли сорок человек, у двоих уже температура, это начальная стадия. Думаю, у вас около пятнадцати часов. Если откажетесь, то лечить буду только за деньги. По пять кило золота за пациента. У вас денег не хватит, – развел руками Таранов. – Да и зачем мне деньги? Я и так владею всем Уралом, а потом захвачу Сибирь и Дальний Восток. Что вы можете мне предложить, кроме услуг бойцов, находящихся под вашей рукой?

«Сволочь, – подумал Сергей, – ну какая же ты мразь». Вслух он сказал совсем иное:

– Через несколько часов вы получите мой ответ. Да, ещё один вопрос, у некоторых моих бойцов есть семьи….

– Не продолжайте, – лениво махнув рукой, бросил Таранов, – несколько тысяч человек не создадут проблемы. Мы решим проблемы ваших бойцов и их родственников.

Сергей кивнул и поднялся. Ему хотелось достать пистолет и всадить обойму в Тарана, все восемнадцать пуль, прямо в рожу, так, чтобы только обрубок шеи остался, но с другой стороны – этот холодный, скользкий человек вызывал уважение, он решал все мгновенно, словно компьютер, и если ставил себе цель, то добивался ее. Да и никто не дал бы ему такого шанса. Справа в кресле расслабленно сидел его тезка – Сергей Мокрицкий, бывший полковник ФСБ, одно время служивший в группе «А» и ушедший оттуда по ранению с великолепными отзывами. Но его расслабленная поза не обманывала Ястребова, полковник понимал, что тот готов к любому повороту событий, и даже если он сумеет справиться с Мокрицким и завладеть оружием, то… То Мокрицкий не единственный, кто сейчас стоит между ним и Тараном. Ястребов развернулся и направился к выходу.

– Я буду ждать вашего ответа, – догнал его в дверях голос Таранова. – Хочу надеяться, что он будет разумным.

Сергей даже не обернулся и, сопровождаемый двумя эсбэшниками, пошёл к лифту.

Город Солнца. Апартаменты Таранова. Ольга Курбатова. 3 июня 2015 г.

Девушка сидела напротив телевизора и пилила ногти. То, что передавали по ящику, её волновало мало. Гибнущий мир? Она прекрасно понимала, кто организатор всего этого хаоса. Когда всё только начиналось, она испугалась и побежала к Тарану. Но тот лишь улыбнулся и сказал, что Тарановску ничто не угрожает. И она поверила. Прошло три дня, эпидемия выкашивала целые страны, а в Городе Солнца не было ни одного заболевшего. За исключением окрестных жителей, которых никто не вакцинировал. Но вскоре те поняли, кто является новой властью. Мэры мелких городков, старосты окрестных деревень потянулись к Тарану делегациями. Просили помочь справиться с эпидемией. В обмен они обещали покорность, лояльность жителей и готовность войти в союз с Тарановым на любых условиях.

Глава «Taran Industries» мгновенно решил их проблемы. Спустя несколько часов с фармацевтических складов в указанные города и поселки выехали грузовики с вакциной. Ольга в этот момент была в кабинете Таранова и была горда за своего ухажера, сделавшего такой благородный жест. Она понимала, чем могут грозить подобные вассальные отношения. Ольга не была куклой, которая вовремя хлопает глазами, девушка самостоятельно поступила в Институт международных отношений и сама, без связей и взяток, закончила его с красным дипломом. Вот там-то её полтора года назад и подобрал Таранов. Его пригласили на выпускной бал, на котором светловолосая красавица, легко отбив Тарана у своих не менее ярких сокурсниц, стала сначала его помощницей, затем любовницей, после чего получила статус официальной подруги.

 

Где-то в гибнущем мире у неё оставалась старая мать, которую Ольга не видела уже шесть лет. Ещё когда Ольга была подростком, мать «села на стакан», так с него и не слезла, и Ольга, едва закончив школу, просто сбежала из маленького городка.

Женщина смотрела в экран, где дикторы каждый час зачитывали цифры, за каждой из которых скрывалась человеческая жизнь. Хуже всего дела шли в Африке. Таран сказал, что данный вирус прежде всего валит слабых, а Африканский континент источен болезням и голодом.

– …на данный момент восемьдесят процентов населения умерло или заражено, что приведет к полному вымиранию Африки, – равнодушно вещал журналист. – Уже на третий день эпидемии Кейптаун, один из крупнейших портов на юге, почти полностью обезлюдел. В городе прямо на улицах валяются тела погибших, слышится стрельба. Банды мародёров заканчивают то, что не доделал вирус. Город горит.

– Опять смотришь эту муть? – раздался за спиной голос Игоря Корна, личного телохранителя и пилота Тарана.

Ольга усмехнулась:

– Что, не нравится? А ведь ты тоже к этому причастен.

Парень ей нравился: высокий, смуглый, со слегка раскосыми карими глазами. Игорь проигнорировал наезд. Вообще, он редко отходил от шефа, но сегодня Тарана опекал Мокрицкий, а Корна откомандировали на охрану Ольги.

– Что замолчал? – поинтересовалась девушка.

– А мне нужно что-то сказать? – уже собираясь уйти, спросил Игорь. – Ты хочешь услышать, я не знал, что так будет, или мне очень жаль? Не услышишь ни того ни другого.

– Тебе все равно?

Охранник пожал плечами:

– Нет, не все равно, но я слишком мелок, чтобы помочь всему миру. Да и что сделал мир, чтобы помочь мне, когда я год гнил в зиндане, жрал сухую крупу, запивая речной водой?

– Это твоя месть?

– Нет, но пусть выбирается сам, как я когда-то. И мне не хочется вспоминать, через что пришлось пройти перед тем, как сбежать. Ты, смотрю, тоже не рвешься его спасать. Вон сидишь в шикарных апартаментах, ноготочки пилишь, к твоим услугам ресторан, машина, красивая природа. Ты – хозяйка города, а тебе эта игрушка даже неинтересна. Зачем ты смотришь новости? Ты ж повязана не меньше меня. И не надо мне говорить: «Я не знала, что так будет». Если не знала, то догадывалась. Ты не кукла, умеешь слышать, анализировать, я видел твоё досье, ты очень умная девочка.

– Я и не рвусь спасать этот мир, поскольку меня повесят рядом с вами, – огрызнулась Ольга, она уже жалела, что завела разговор.

– Правильно, ты все сама понимаешь, – поставил точку Игорь и вышел, оставив Ольгу наедине с телевизором, в котором дикторша усталым голосом зачитывала данные по Москве.

Город Солнца. Вечер. Квартира, выделенная Ястребову. 3 июня 2015 г.

– И у нас не хватит сил? – спросил бывший майор ГРУ и заместитель Ястреба.

– Нет, – покачал головой Сергей. – Без шансов. Нас здесь всего сорок человек, из которых пятеро уже больны. Больше они никого лечить не будут, во всяком случае бесплатно. Да и золото ему не нужно, это просто метод давления, он хозяин богатейшей территории на Земле. Здесь есть все, к тому же у нас нет оружия, пистолеты не в счёт. Его офис охраняет армия похуже нашей, но она собрана в одном месте, вооружена и предупреждена.

– А что, если обратиться к военным? – предложил гэрэушник. – В сотне километров отсюда стоит воинская часть, у меня там знакомый капитан служит. Если рассказать всё, они двинут танки, и хана Тарану вместе с городом.

– Не пойдет. Он предусмотрел и это, склады с вакциной заминированы. Таран действует по принципу: если не мне, то никому.

– Значит, идти служить? – подвел итог зам.

– Да, Сева. И все, кто хотят выжить, пойдут со мной. Я уже известил бойцов на основной базе, в уральском филиале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Наш европейский центр готовится свернуться в двадцать четыре часа, они уже потеряли восемь человек.

– А африканская группировка?

– Потеряна, с ними нет связи. Так же как с нашими отделениями в Латинской Америке и в самих Штатах. Боюсь, мы потеряли около пятидесяти процентов штата.

– Хорошо, Сергей, отдавай приказ об эвакуации. Если это единственный вариант выжить, придётся служить Тарану.

Сергей кивнул и взял сотовый. Он быстро набрал номер и, когда на том конце ответили, произнёс лишь одну короткую фразу:

– Я согласен.

– Хорошо, – раздался в трубке голос председателя корпорации. – Начинайте эвакуацию ваших людей, я предупрежу аэродром, что скоро на него начнут прибывать самолёты.

– Ну вот и всё, – положив телефон перед собой, подвел итог полковник. – Сева, запускай эвакуацию, нужно как можно скорее перебросить сюда людей, технику и снаряжение.

– Это не меньше десяти транспортных бортов.

– Плевать, мы должны вывезти компьютеры, оружие, машины. Всё! Торопись!

Всеволод Рублев кивнул и быстро вышел.

Город Владимир. Военкомат. 3 июня 2015 г.

– Здравствуйте, я хотел бы увидеть военкома, – обратился к дежурному Вадим.

– Военком вчера скончался, – ответил молодой лейтенант. – Командует его зам, полковник Калюжный. А вы по какому вопросу?

– Я хотел бы вернуться на военную службу. К кому я могу обратиться?

– Это хорошо, – одобрительно произнёс лейтенант. – Вам к майору Деникину. Он отвечает за добровольцев, второй этаж, двадцать седьмой кабинет.

– Спасибо, – поблагодарил Токарев.

В приемной майора сидели трое гражданских и два бойца с автоматами и в разгрузках.

– По какому вопросу? – спросил один из них, как бы невзначай положив палец на спусковой крючок.

– Мне сказали, что здесь занимаются добровольцами.

Парень расслабился:

– Придётся тебе подождать, посиди пока.

Вадим кивнул и сел на свободный стул рядом с мужчинами в гражданке. Те вели между собой тихий разговор, третий больше молчал, а вот двое активно обсуждали последние новости.

– …как думаешь, – спросил первый, – удастся задавить вирус?

Второй пожал плечами:

– А кому этим заниматься? В стране власти нет. Несколько генералов пытаются навести порядок, но не думаю, что это приведет к чему-то хорошему. Слышал, в Москве мародеров расстреляли в прямом эфире, и никто не взбух.

– У меня сосед умер, – продолжал первый, – алкаш, жил тихо и помер тихо, вчера вонять начал, пришлось вскрывать квартиру. Вызвали участкового, тот пришёл, но по его усталому задроченному виду сразу ясно, что ему плевать. По городу таких квартир с трупами сотни.

– А сюда чего пришёл? – спросил второй.

– Слышал, что добровольцев набирают, я ведь срочную тянул в Чечне во время второй кампании. В мотострелках. Вот и решил, что пригожусь.

– А где стояли? – спросил Вадим.

– Рядом с Урус-Мартаном. А ты?

– А мы в Ханкале.

– Морпех? – спросил третий.

Вадим покачал головой.

– Значит, разведбат десанта.

Вадим оставил предположение без ответа. Сержант Токарев был и на второй, и на третьей чеченской, он действительно квартировался с десантниками, но не имел к ним никакого отношения. Их было семеро, специализирующихся на уничтожении спецназа боевиков, натасканного лучшими инструкторами из Штатов, Саудовской Аравии, Афганистана и Пакистана. Они действовали сами по себе, подчинялись только далекому генералу из Управления ФСБ в Москве. Но группа была не из «конторы», собрана с миру по нитке. Вадим, например, раньше служил в «Витязе», спецназе внутренних войск, Серега, с громким позывным Атон, был из гэрэушников. В команде, конечно, присутствовали фейсы, спецы из ФСБ. Командовал группой капитан Девятов, которого все звали просто Девятый, в замах у него ходил лейтенант Марк Топазов, классный рукопашник, про таких говорят: «От Бога».

Дверь в кабинет распахнулась, и на пороге появился майор, невысокий, тучный, почти что круглый, сразу видно, что никогда не воевал. Скорее всего, хороший административный работник, что в данной ситуации тоже неплохо, ведь он не собирался командовать отрядом добровольцев – он его организовывал.

– Ещё четверо? Это хорошо, – заметил он. – Входите.

Вадим видел, что майор говорит искренне. И дело здесь не в плане, который необходимо выполнить по призыву, а в том, что город действительно нуждался в помощи. Токарев уже видел, армия занялась делом. Город готов был погрузиться в хаос, и военные стали буфером между народом и властью. Солдаты вместе с полицией организовали патрулирование, взяли под контроль магазины, склады, установили блокпосты на перекрёстках. Но они не успевали везде.

– Итак, – усевшись за стол, произнёс майор, – работа, которую мы вам предлагаем, не шибко приятная, но помощь нам просто необходима. В городе слишком много трупов, может начаться эпидемия чумы, как будто нам мало долбаного вируса. К тому же некоторые граждане не стремятся проявлять сознательность, устраивают стихийные захоронения прямо во дворах.

– И что вы предлагаете? – спросил третий.

Теперь, когда тот стоял рядом, Вадим смог его хорошенько разглядеть: он был высок и очень худ, а ещё у него был очень длинный нос.

– Мы вербуем могильщиков или похоронную команду. Необходимо собирать трупы в домах и на улицах. За городом, на только что образовавшемся кладбище, роют братские могилы. Ваша задача – в сопровождении полицейской машины ездить от дома к дому и выяснять, кого давно не видели. Если соседи говорят, что человек давно не выходил из квартиры, нужно вскрыть её и осмотреть на наличие мертвеца, после чего квартира намертво запирается.

– Это не очень законно, – заметил второй, он был полной противоположностью высокому: небольшого роста, довольно упитан, с пухлыми пальцами и объёмным брюшком.

– Все уже законно, – заявил майор. – Есть постановление администрации, никто не хочет в городе чумы, и для этого с вами будут полицейские.

– Я согласен, – сказал Вадим.

– Я тоже, – сказал длинный.

– А я нет, – заявил пухлый, его поддержал второй.

– А на что вы рассчитывали? – мрачно поинтересовался майор. – Думали, справить одежку, обувь, оружие получить? Так? Думали, поставят вас охранять продуктовый магазин или винно-водочный склад? А ещё лучше сразу ликёро-водочный завод, и будете мзду собирать?

– Нет, мы думали, что будем нужны, – с некоторым сомнением заявил пухлый.

– Вот вам сказали, где вы нужны. И что?

– Мы, пожалуй, пойдём, – пробормотал второй.

– Идите, – согласился военкоматовец. – Дармоеды, – выругался он, когда парочка скрылась за дверью. – На дармовщинку потянуло, всё рассчитывают на халяву затариться. Работать никто не хочет. За два дня пришло больше двух сотен, осталось двадцать два человека, включая вас. Короче, так, мужики, вы точно решили?

Вадим и длинный кивнули.

– Хорошо, – улыбнулся майор. – Тогда двигайте в регистратуру, там поднимут ваши дела, оформят на довольствие. Потом на складе получите камуфляж, полный комплект химзащиты и АКСУ, после чего поступаете в распоряжение сержанта. Толковый малый, тоже из добровольцев. После обеда можете приступать, полиция обещала прислать машины. «Урал» кто-нибудь из вас водил?

Длинный поднял руку:

– Правда, давно.

– Ничего. Тут не Чечня, навыков особых не нужно, – усмехнулся майор. – Ладно, мужики, по коням, дел невпроворот.

Миловидная девушка с погонами сержанта нашла дела и быстро всё оформила, выдала направление и сказала, как короче пройти к складу. Получение снаряжения тоже не заняло много времени, дольше всего пришлось ждать костюмы химзащиты, они хранились на другом складе и за ними послали «уазик».

Прапор быстро выдал новым бойцам камуфляж и ботинки, заставил расписаться в получении автомата, боекомплекта и рации. Конечно, ничего навороченного не дали – обычная армейская «флора» от Юдашкина: берцы из кирзы, разгрузка без обвесов. Ожидая костюмы, новоявленные добровольцы быстро набили патронами четыре магазина – стандартный боекомплект. Маленькие, но мощные радиостанции позволяли держать уверенную связь в пределах города. Вскоре привезли бледно-голубые костюмы и противогазы, противогазы были нового образца, без шлангов и прочей лабудени.

– Давайте одевайтесь, – приказал прапор. – Ваш сержант будет через пару минут.

Мужчины кивнули и, молча, облачились.

– А шмотки наши куда? – спросил Илья, которого Вадим про себя называл Буратино.

– С собой возьмёте, – пожимая плечами, сказал прапор, – закинете в «Урал», нам чужого не надо. Для удобства могу выдать целлофановые пакеты.

 

Парни быстро упаковали вещи.

– А вот и он, – прислушавшись к рычащему за воротами склада двигателю, сообщил прапорщик.

Вадим с Ильей вежливо попрощались и вышли на яркий солнечный свет, такой непривычный после полумрака склада.

Сержант стоял возле старого военного «Урала», сделанного ещё в шестидесятые. Быстро познакомились. Звали его Александром, и было ему около двадцати пяти, воевал в третью чеченскую в мотострелках.

– Принимайте агрегат, бак полон, в кузове носилки и брезент. Кто за рулем?

Илья поднял руку.

– Тогда с Богом. Начнете прочесывать район Нижней Дубровы и Тихонравова, – достав карту, сержант обвел тупым концом карандаша зону работ. – Трупы укладываете в грузовик.

– А везти куда?

– Морги переполнены, крематорий не справляется, так что всех, кого найдёте, везёте вот сюда, – он ткнул пальцем в точку. – За поселком Мостострой огромный пустырь, там сейчас несколько экскаваторов и рабочие роют могилы. Перед поворотом стоит указатель. Короче, не пропустите. Ваша задача загрузить здесь, разгрузят уже там, машина сопровождения за воротами. С Богом.

– На фиг, – отмахнулся Вадим, – сами справимся.

Теперь он ещё больше уверился, что Бог на всех положил с прибором.

– Нельзя без веры жить, – заметил сержант.

– А я верю, – уже запрыгнув в кабину и положив автомат на колени, ответил Вадим. – В тебя верю, в него. – Он бросил быстрый взгляд на Илью. – В себя верю. На данный момент мне достаточно.

Сержант хмыкнул и пошёл на склад.

Едва «Урал» выехал за ворота, как патрульная машина пристроилась впереди. Видимо, у полицейских были наработки, куда ехать.

– Двигай за нами, – раздалось из рации, и старенькая потрепанная «девятка», мигнув габаритами, рванула к Нижней Дуброве.

Уже через десять минут «Урал» въехал в первый двор. Лейтенант выбрался из машины и достал мегафон.

– Говорит старший лейтенант Сычев, – громко произнёс он. – Просьба ко всем жителям, если у вас имеется информация об умерших соседях или людях, давно не покидавших квартир, немедленно сообщите нам.

Через пару минут из ближнего подъезда выскочил мальчишка лет четырнадцати.

– Моя мамка старшая по подъезду, – быстро затараторил он. – Покойники в двенадцатой квартире и в двадцать четвертой. Из квартиры семнадцать давно никто не выходил, а из тридцать третьей гнилью несет.

– Слышали? – спросил лейтенант, обращаясь к Вадиму и Илье.

Вадим и Илья извлекли из «Урала» носилки, натянули противогазы и пошли в подъезд. С ними пошёл сержант, напяливший старый респиратор. В двенадцатой квартире за столом перед початой бутылкой водки сидела женщина. Вошедшего сержанта она проигнорировала. Видно, что не алкоголичка и запила совсем недавно. Ухоженная, на лице сохранился легкий макияж, халатик на груди распахнулся, но она на это не обратила никакого внимания.

– Где покойник? – спросил полицейский.

– Там, – женщина махнула рукой в совершенно неопределенном направлении.

– Его документы, – потребовал сержант.

Женщина на полном автомате обошла его, халат окончательно распахнулся, она была без одежды: молодое красивое тело, но то ли ей было все равно, то ли просто шок от потери близкого человека.

– Вот, – протянула она паспорт. – Я звонила в скорую, обещали прислать машину… Два дня уже прошло…

– Нет у них машин, – сказал сержант, листая паспорт. – Забираем, – скомандовал он Вадиму.

– Куда его? – спросила женщина.

– В братскую могилу. Это все, что мы можем.

– И на том спасибо, – поблагодарила она, – хоть в земле лежать будет. Скажите, куда повезете, я приду, помяну.

– На Мостострое пустырь. В семи километрах от города.

– Найду. И ещё раз спасибо.

Вадим с Ильей прошли в комнату, где на кровати лежал накрытый простыней молодой парень слегка за двадцать. Окно в комнате было открыто, поскольку труп уже ощутимо пах. Напарники аккуратно положили его на носилки, снесли вниз и погрузили в машину, затем вернулись в подъезд. Из этого двора вывезли семнадцать человек. В одной квартире умерла целая семья: мать, отец и маленький сын.

– Сегодня ужрусь в говно, – залезая в кабину и выруливая на дорогу вслед за полицейской «девяткой», сообщил Илья.

– А завтра как? – поинтересовался Вадим. – Или ты думаешь, мы за сегодня все трупы вывезём? Нам этот двор ещё пару раз придётся зачищать.

– Без разницы, – махнул рукой Илья. – Сомневаюсь, что эти парни у меня права заберут. – Он кивнул в сторону полицейской «девятки». – Кроме того, у меня их нет. Да и кого давить? Посмотри, мёртвый город, на улицах ни души.

Вадим кивнул, соглашаясь, за все время они видели от силы десяток человек. Только возле магазинов, которые торговали под охраной солдат, сидящих на бэтээрах, были люди. Народ уже прочувствовал момент и пытался скупить все, что мог.

В следующем дворе загрузили ещё двадцать покойников, а вот в третьем их ждали неприятности.

– Мужик окопался в квартире, – сообщил сосед, – жена у него померла.

– Ну и что? – спросил сержант.

– С катушек вроде как съехал, кричит, кто сунется – застрелит, – пояснил тот.

– А может?

– Может, – уверенно заявил мужик. – Тут месяц назад шпана повадилась в машине музыку ночью врубать, половина района спать не могла. Ваши приехали, о чем-то с ними переговорили, честь отдали и отвалили, а те снова на полную громкость. А усилок у них мощный, аж стекла дрожат, мстили, сволочи, за вызов. Ну мой сосед не выдержал, вышел на балкон и всадил им два заряда дроби в капот.

– И что, даже ствол у него не отобрали? – поинтересовался лейтенант.

– Шпана свалила тут же, повезло, видимо, он ничего важного в двигателе не повредил. А соседи только аплодировали.

Ваших, если бы они за ним пришли, растерзали бы.

– Значит, говоришь, пальнуть может? – спросил Вадим, закуривая.

– Может, – убежденно повторил мужик.

– Ну что, лейтенант, кто пойдет? – спросил Илья.

– Я под пули психа не полезу, – наконец выдал сержант, – у меня жена ещё живая.

Лейтенанту очень не хотелось отступать, но делать свою жену вдовой – тоже.

– Кто о ней позаботится, когда все кончится?

– А может, ну его, – предложил сержант.

Вадим отрицательно покачал головой.

– Вот что, командир, у вас в машине бронник лежит, а наш «друг» вроде из дробовика стреляет, надеюсь, выдержит. Дайка мне бронежилетку, я схожу. Попробую договориться.

– Если что, вали его, – решил лейтенант.

Вадим кивнул и передернул затвор. Облачившись в легкий бронник, он пошёл за мужиком.

– А может, не надо, – останавливаясь у двери, попросил провожатый.

– Я бы рад, – ответил Вадим, – эпидемия чумы нам не нужна. – И нажал на звонок.

– Кто там? – крикнули из-за двери.

– Городской морг, приехали за телом вашей жены, – крикнул в ответ Вадим.

– Проваливайте, никому не отдам, сам похороню.

– Не положено, я бы и рад, да только нельзя. Откройте.

– Хрен вам!

Вадим навел на замок ствол и сделал три выстрела.

– Гвоздодёр дома есть? – спросил он соседа.

Тот кивнул и скрылся в квартире, спустя минуту вынес старый гвоздодёр. Вскоре дверь была вскрыта.

– Мужик, давай по-хорошему, сдай оружие, и мы похороним твою жену, – попытался образумить стрелка Вадим.

Ответа не последовало.

– Ну ты всё решил, – прошептал парень и натянул противогаз.

Стволом автомата он аккуратно распахнул дверь. Снова грянул выстрел. Токарев присел и дал короткую очередь. В коридоре послышался глухой удар, затем хрип. Вадим осторожно заглянул в помещение, потом вошел в коридор. Спятивший охотник лежал на полу, одна пуля попала в живот, вторая – в грудь. Токарев пощупал пульс. Мужчина был мертв.

– Беги вниз, зови наших, скажи два трупа.

Сосед рванул вниз. Вскоре пришли сержант с Ильёй. Полицейский забрал патроны и два ружья: «Сайгу» и «Бекас» с пистолетной рукояткой.

– Командир, – попросил Вадим сержанта, – давай по справедливости.

– Ты о чём?

– В стране кипёж, без оружия никак. Отдай один ствол, а второй сдавай, премию получишь.

– Не положено, – заупрямился сержант.

– Понятно, что не положено, – согласился Вадим, – Но ты же видишь: я человек нормальный, грабить с ним на улицу не пойду. Отдай «Сайгу».

– Хрен с тобой, Токарь. С лейтенантом сам договаривайся.

Вадим кивнул и закинул «Сайгу» себе за спину.

– Договорюсь.

Он выгреб все патроны, распихал их по карманам камуфляжа и взялся помогать Илье с погрузкой трупов.