S-T-I-K-S. В неведомое

Tekst
Z serii: Двойник #3
7
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
S-T-I-K-S. В неведомое
S-T-I-K-S. В неведомое
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 27,62  22,10 
S-T-I-K-S. В неведомое
Audio
S-T-I-K-S. В неведомое
Audiobook
Czyta FAN12
17,72 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Ну и, напоследок, – мужик выложил перед Ампером его новое оружие. – Калибр 12,7х62, мощность чуть выше, чем у обычных боеприпасов, система булл-пап. Пули запаяны, что-то вроде пластика. Что внутри – без понятия, это что-то жидкое и явно не порох. Сгорает без остатка. Уверенная дистанция поражения – триста метров, сопряжено с твоим шлемом. Режим – одиночные, тройка и очередь на всю катушку. Пристреляна на две сотни, дальше трехсот не советую, пуля начинает гулять просто дико. Инструкция по обслуживанию. Десять магазинов, все на двадцать патронов. И чемодан с КДО – глушак, пламегаситель, подствольник, оптика и коллиматор. Вроде все. Вопросы?

Ампер покрутил в руках новое оружие. Надо сказать, оно было на полкило легче, чем его ТКБ, но сантиметров на десять длиннее, нужно отстрелять пару магазинов, выяснить, как ведет себя совершенно незнакомое оружие. Найдя маркировку, Погорелов выяснил, что это автомат штурмовой крупнокалиберный АШК12.

– Завтра с утра постреляешь на полигоне, сегодня уже поздновато.

Ампер кивнул, соглашаясь. Сдвинув в сторону вещи, он хмыкнул себе под нос:

– Как чувствовал, что понадобится, – скинув рюкзак, который специально приволок, запихнул туда все имущество, кроме нового автомата, тот устроился на плече, стволом вниз.

Рина дожидалась его на лавочке возле выхода.

– Доволен? – спросила она, изучая пособие по своему КА10.

– Еще не знаю, завтра отстреляю пару магазинов, посмотрю, как себя ведет.

– Не жирно? – спросил Градус, садясь рядом, он получил свое оружие и боезапас. Но оказался не таким продвинутым, и рюкзак прихватить не догадался, теперь у него в руках было два обычных пластиковых пакета. – Каждый выстрел из твоего нового автомата стоит примерно пять споранов. Хотя я бы даже сказал семь, два выстрела – горошина.

– Дорого, – согласился Ампер, – но я с непроверенным стволом в бой не пойду, ищите дурачка в другом месте, а если он клинит на пятом выстреле от перегрева, или еще что? Мне насрать, сколько завтра я спалю. Но от этого ствола будет зависеть моя жизнь, поэтому я возьму его в дело только в том случае, если буду гарантированно в нем уверен.

Градус в ответ только вскинул руки вверх, мол, сдаюсь.

Глава вторая. Крайние дни

Вечер коротали в баре. Похоже, это был центр жизни маленького стаба, сюда после девяти стеклось все население, кроме смены охраны и тех, кому в полночь заступать. Все столы были заняты задолго до этого времени, за стойкой не протолкнуться. Бар, рассчитанный на полсотни обитателей, принял почти в два раза больше, что неизбежно вело к стычкам. К счастью, те заканчивались быстро и бескровно, оружия у людей с собой не было, даже ножей, во всяком случае на виду. Рулил вышибала кваз, он был даже больше Амбала, выше того сантиметров на десять и весил не меньше ста семидесяти, причем двигался он среди столиков и людей с грацией профессионального танцора, стоило где-то начаться стычке, как кваз уже через десять секунд был на месте при, этом никого не сбив и не зацепив столик. И тут же драка прекращалась, против Чубаки никто не тянул, а умения применять нельзя, это приравнивается к применению оружия. Вот и разбегались «спорщики» по разным углам.

Вся команда Мушкета сидела за одним из самых больших столов. Пили в меру, хотя Ампер уже давно понял, что нормально в Улье напиться тяжело, пожалуй, только Юлмарт на его памяти был всегда нетрезв, и то это только потому, что у него были колоссальные запасы спиртного, и он бухал постоянно. Но тяжелой головой обычно страдали все, кто обильно пил, поэтому Мушкет внимательно следил, чтобы народ не налегал.

Тис обвел глазами присутствующих.

– Надо поговорить.

Он набулькал себе грамм пятьдесят чего-то зеленого из красивой высокой бутылки и залпом замахнул.

– Если тайно, то не выйдет, у нас тут есть один товарищ, слышит он все, – заметил Градус, мотнув головой в сторону Паука, тот и в самом деле напоминал арахнида в центре паутины, похоже, он слышал все, что происходило в баре.

– Не проблема, – заявил Амбал, – есть у меня особенность очень полезная, мало кто о ней знает. Можете говорить свободно, никто дальше трех метров от нас ни слова не услышит.

Ампер бросил взгляд на стол, за котором сидели люди Подрывника. Паук, внимательно прислушивающийся, озадаченно завертел головой.

– Работает, – согласился Градус. – Тис, ты что-то хотел сказать?

– Я думаю, уже все поняли, что это рейд в один конец? – Он сделал паузу и обвел всех взглядом, убеждаясь в правильности предположения. – Хорошо, – продолжил он, – назад вернуться Андрей с Мерсом и те, кто выживут из команды Подрывника. Остальные по любому останутся там.

– Короче, – прогудел Амбал, – что предлагаешь? Или ты просто так потрындеть решил?

– Мы потеряли Шквала, а он был очень нужен, – продолжил Тис. – Я предлагаю начать первыми.

– Не пойдет, – покачал головой Мушкет. – Пока я не буду до конца уверен в их намерениях, мы не станем стрелять. Мы не муры.

Тис озадаченно посмотрел на командира, видимо, подобное сравнение в его голову не приходило, и что поступить так, значит, приравнять себя к самой мерзкой касте Улья.

– Не вариант, – наконец, согласился он. – Остается ждать, готовиться и пережить их удар.

– Прикалываешься? – поинтересовался Хоббит. – Пережить их удар? Там, в группе, нет никого, кто провел бы в Стиксе меньше пяти лет. Двое из них ходили на скреббера дважды и вернулись. Они отлично спаянная команда, и если мы отдадим им право первого удара, нас прихлопнут.

– Значит, напасть первыми нельзя, ждать удара нельзя, – задумчиво сказала Рина, ни к кому не обращаясь. – Что остается?

– Остается вовремя отвалить в сторону, – предложил Ампер. – Допустим, мы дойдем до точки «Б», но нас не кончат там, поскольку им нужно вернуться в точку «А». Одним это сделать тяжело, значит, они нас начнут валить на обратной дороге, когда будут окончательно уверены, что смогу дойти самостоятельно.

– Ты не учитываешь, что там ветераны, – напомнил Ходок, – и если мы нужны, чтобы торить дорогу, то обратно они уже пойдут по готовой тропе.

– Пат, – мрачно заметил Тис. – Как просчитать точку невозврата?

– Паук нам поможет, – неожиданно для всех заявила Рина.

– Не понял? – одновременно выкрикнули Градус, Агент и Хоббит.

– Он запал на меня, я уже давно заметила, и не даю поводов думать, что может быть иначе. Но если он поймет, что может быть и по-другому, он захочет меня спасти.

Ампер просек фишку быстрее всех.

– Хочешь пофлиртовать немного, вызвать мою ревность, поиграв с ним, давая тебе возможность заручиться небольшим шансом, что он вытащит тебя из-под удара, а ты предупредишь нас?

– Так себе расклад, – скептически заявила Смуглянка, – без гарантии. И дело даже не в тебе, Рина, твой хахаль эту игру не потянет. Понимаешь, откровенный флирт скрыть не удастся, мы все будем на виду ближайшие недели, выйдет конфликт, поскольку Ампер не сможет оставить без внимания твое поведение. Разборка между ним и Пауком? Я ставлю на лысого все, что мне должны за эту авантюру и то, что у меня есть, а это немало. Точно также, как поставила бы против Тиса, если бы он схлестнулся с твоим мужем. Не вариант. При самом худшем раскладе Паук убьет Ампера, и это не принесет нам ничего хорошего, не говоря уж о тебе, если ты, конечно, не задумала от него избавиться.

Рина мгновенно преобразилась, еще секунду назад она сидела задумчивая, спокойная, а теперь на ее милом лице появился оскал волчицы, а в глазах полыхала ярость. Сидевший рядом с ней Градус отшатнулся.

– Запомни, – процедила сквозь зубы блондинка, – еще одна такая мысль вслух, и тебя ничто и никто не спасет, я сверну твою короткую шею и буду вертеть ее до того момента, пока голова не окажется у меня в руках.

Смуглянка вздрогнула, чутье подсказало этой крепкой смелой женщине, которая прожила в Улье больше трех лет, что сидящая напротив нее девушка не шутит, и более того, она выполнит свою угрозу, стоит ей допустить еще одну подобную вольность. За своего хахаля эта девка будет драться до последнего вздоха, и, скорее всего, это будет вздох ее врага.

Ампер положил ладонь на сжатый кулак Рины.

– Спокойно, милая, это была просто неудачная шутка. Я прекрасно знаю, что ты меня не предашь.

Рина выдохнула и слегка расслабилась.

– Это была неудачная шальная мысль, – виновато произнесла Смуглянка. – Но я не отказываюсь от всего сказанного до этого. У тебя не выйдет провести Паука.

– Согласен со Смуглянкой, – подал голос Мушкет. Он был спокоен, но его глаза смотрели на блондинку неодобрительно. – Рина, будь сдержанней. Я понимаю, что тебя задели эти слова, она еще просто плохо знает и тебя, и Ампера, и ваши отношения. Но я тоже думаю, что из твоей идеи не выйдет ничего путного.

– Другие идеи есть? – с вызовом спросила блондинка.

– Как ни странно, есть, – отозвался Ходок. – Предлагаю перестать толочь воду в ступе и реагировать по ситуации. Даже если нам в голову сию секунду придет гениальный план, через сутки-двое он превратится в ничто, поэтому нам надо наблюдать и ждать, мы уже пришли к выводу, что пока не доберемся до точки, нам не следует ждать удара в спину. А вот потом мы и будем думать.

– Согласен, – заканчивая дискуссию, поддержал Ходока Мушкет, – хватит. Давайте выпьем за нас, за то, чтобы мы стали командой, это залог нашего выживания. И Амбал, сними блокаду, а то наш бедный слухач скоро совсем изведется.

Погорелов покосился в сторону Паука, тот с беспокойством поглядывал в их сторону примерно раз в десять секунд.

Утром были стрельбы, Ампер остался доволен своим новым автоматом, АШК имел примерно схожие характеристики с его пятнашкой, разве что отдача была гораздо слабее, а безгильзовый боеприпас мощнее, точность тоже была на высоте, кто-то хорошо поработал над пристрелкой, и пришлось лишь немного поднастроить прибор наведения, сопряженный со шлемом. С двухсот метров Погорелов без проблем уложить десять выстрелов в центр мишени, все их можно было накрыть ладонью, и это при том, что он работал короткими очередями. Бронебойно-зажигательный боеприпас легко пробил стальной лист толщиной в пятнадцать миллиметров с двухсот метров. Толще мишени не нашлось, да и перевод таких ценных боеприпасов нежелателен.

 

Рина тоже не была разочарована новым стволом, бронебойная пуля с закаленным сердечником прошила восемь миллиметров стали, причем девушка стреляла на три сотни метров, уверенно вбив половину магазина в силуэт мишени.

Но больше всего интереса вызвал Амбал и его стрелковый комплекс. Народ побросал все свои дела, чтобы посмотреть, как кваз будет стрелять из своего 14,5-миллиметрового ручника. Ради этого шоу по приказу Подрывника откуда-то приволокли обгоревший и сильно подранный остров БТРа и оттащили его на километр от периметра.

Амбал уже стоял на исходной с патронным коробом, забитым под завязку пулеметом на «кране». Оказалось, что прицельная сетка прибора наведения имеет голосовое управление, и теперь кваз тренировался увеличивать и уменьшать дальность до объекта. Наконец, он окончательно освоился. «Заслон», задранный вверх, так сказать в походном положении, у правого плеча, был легко переведен в режим прицельного огня. Без кронштейна и пояса даже Амбалу с его великанскими габаритами было бы тяжело стрелять из этого чудовища.

– Начнем, – пробасил он, и собравшиеся вокруг прикрыли ладонями уши.

Ствол дернулся вверх, но кран не дал разгуляться отдаче. Кваза немного повело, но он быстро восстановил равновесие, приноравливаясь к новой машинке и новой манере стрельбы. Первые несколько выстрелов ушли «в молоко». Раньше с таким калибром он бы смог работать только от бедра на подавление, но теперь это чудовище превратилось в снайперский пулемет.

– Повторим, – прорычал кваз и сменил стойку, слегка наклонив корпус вперед и отведя ногу чуть дальше назад.

На этот раз все вышло – короткая очередь в пять патронов, ствол слегка подпрыгнул, но, повинуясь железной хватке Амбала, вернулся на линию прицеливания. Ампер, наблюдавший за результатами стрельбы через свой комплекс, видел, как все пять пуль хлестнули по обгоревшему борту, разлет был не больше сорока сантиметров, и это с километра с рук из фактически станкового пулемета, который на станине-то пляшет, как сумасшедший. Четыре пули пробили борт бронетранспортера, одна срикошетила от наклонной плоскости. «Заслон» снова загрохотал и затрясся в руках Амбала, на этот раз это была длинная очередь в десяток выстрелов. Ампер отлично видел, как образуются на закопченном корпусе рваные дыры.

– Восемь, – прокомментировал он результат стрельбы. – Разлет великоват, примерно около полуметра, хотя, наверное, даже больше. Две последние ушли в никуда.

– Ну, блин, конечно разлет, эта штука брыкается и очень непривычно отдает в пояс, – возмутился Амбал. – Хочешь попробовать?

– Э, нет, – замотал головой Ампер, – ты с этой пушкой уж как-нибудь сам. Я вешу девяносто кило, только твой милый школьный ранец тяжелее меня, а ведь еще пояс и сам пулемет, плюс отдача, я может быть, и удержусь на ногах, но стоит мне нажать на спуск, как меня тупо опрокинет.

Кваз развлекался с пулеметом до обеда, он с ним побегал, попрыгал, пострелял в движении, сидя, лежа, короче, извел патронов двести. Корпус БТРа стал похож на дуршлаг. Андрей и Мерс, наблюдавшие все это и снимавшие на камеру, были довольны и в вину перевод дорогих боеприпасов Амбалу не ставили, похоже, их раздобыть гораздо проще, чем те же самые безгильзовые.

После обеда снова обкатывали «Пластуна». Что там с ним механики чудили, неясно, но звук снизился на порядок, конечно, не бесшумно, но уже гораздо лучше, расслышать можно шагов с сорока, а раньше орал на половину стаба, даже если стоял на месте.

Ампер и Хоббит погоняли его минут сорок, то разгоняясь, то едва плетясь, смотрели, как броневик чувствует себя, входя в поворот. Места, конечно, было маловато, но что есть.

Выбравшись наружу, Ампер хлопнул по плечу Ваза.

– Отличная работа, стало гораздо лучше. Так и передай тем, кто занимался.

– Передам, – согласился подручный Шумахера. – Вам головняком идти, если что, все проблемы ваши. Так что, делая вашу тачку, мы вроде как о себе заботу проявляем.

Хоббит усмехнулся.

– Как приятно идти в рейд с такими заботливыми людьми, сразу видно, переживают, и возможно, когда мы будем в нем догорать, они нас не бросят, столкнув костер на обочину, а, вытащив наши хорошо прожаренные останки, закопают поглубже.

– Ты от Тиса заразился? – зло спросил Погорелов. – Это его прерогатива – всякую хню нести.

– Ты просто меня мало знаешь, я не суеверный, не боюсь каркать, говорю то, что думаю, и всегда думаю, что говорю.

Ампер махнул рукой и, поправив на груди АШК, с которым он теперь расставался только в кровати и в душевой, пошел прочь, бросив через плечо:

– Припаркуй коня, говорун.

Если бы завтра не нужно было идти в рейс, если бы Хоббит не отвечал за прикрытие спины Погорелова, то он бы ему выбил зубы раньше, чем тот бы закончил фразу. Правда, он заметил, что многие, кто перешагнул полугодовой рубеж, стали суеверными циниками и фаталистами. Вообще, Амперу не нравились новички, идти с ними в бой было стремно. Амбал, Градус, Мушкет, Агент, Ходок, не говоря уже о Рине, проверенные люди, вместе и с тварями дрались, и под пулями ходили, но эта троица, хоть и с рекомендацией командира, была больше похожа на любителей-одиночек. А сольники в таких замесах не есть хорошо, могут всех погубить.

Так, размышляя, Погорелов дошел до казармы, завтра на рассвете колонна пойдет на восток, чтобы потом повернуть на юг. Отперев дверь, Ампер снял автомат, положив рядом с собой, и стал смотреть на спящую девушку. Рина уснула прямо в одежде, ее золотые волосы разметались по подушке, грудь под черной майкой плавно приподнималась. Она была такая красивая и спокойная, от нее пахло какими-то травами, успела после стрельбища душ принять, автомат стоял в изголовье кровати.

Ампер аккуратно скинул берцы и лег рядом. Рина почувствовав его присутствие, повернулась на бок и прижалась к нему, закинув руку на бедро.

А Ампер думал о дороге. Экипаж головняка ему не нравился – Хоббит, он, Тис и человек Подрывника с погонялом Старик, неприятный мужик лет тридцати с татуировкой «82» на левой щеке. Он был молчалив, смотрел на всех с подозрением, на вопрос Погорелова, которого назначили старшим: «Зачем он нужен?». Подрывник, пожав плечами, ответил: «Пригодится. За пулемет встанет».

– О чем ты так усердно думаешь? – услышал он сквозь мысли голос блондинки, девушка проснулась и еще крепче прижалась к нему, закинув свою ногу на его. Она была такая теплая, мягкая податливая спросонья.

– Да так, – отмахнулся он, переворачиваясь к ней, но Рина, вскочив, схватила зубную щетку и побежала чистить зубы.

– Так о чем? – не вынимая щетку изо рта, промычала она снова свой вопрос.

– Не нравится мне все, – не сдержался Погорелов. – Весь этот рейд, его организаторы, люди, которые идут с нами. Нормально я могу доверять четверым, еще двоим относительно. Новичкам вообще не доверяю. Не говоря уж о Старике, похоже, Подрывник нам посадил контролера.

– А ты как думал? – сполоснув рот и сплюнув пенную жидкость, от которой по комнате поплыл запах мяты, сказала Рина. – Он и к нам человека подсадил, того самого Лопуха из группы Шумахера. Типа технический специалист, с железом поможет и будет наш дрон вести.

– Не тянет он на контролера, – заметил Ампер.

– Конечно, не тянет, – согласилась Рина. Она снова забралась в кровать, обдав его запахом свежести. – Он и не должен тянуть. Лучший контролер тот, от кого ты никогда не ждешь выстрела в спину.

– А с чего ты решила, что это человек Подрывника?

– Да просто я случайно видела его и Паука, они стояли за углом, когда мы шли со стрельбища. Они общались, как старые друзья, я подобное нутром чую, профессия обязывает. И выглядел наш Лопух не как лопух, каким он хочет казаться, а как человек бывалый, уверенный. Он расслабился в компании приятеля, и истинная сущность вылезла наружу.

– Б…, – ругнулся Погорелов. – Да кому, кроме тебя, вообще можно доверять?

– Этой троице пришлых точно не верь, – прошептала она, склонившись к самому уху. – Я чую от них опасность. Это, конечно, не всепоглощающая ненависть, которой меня бывало обдает, но чувства свои ко мне они умело прячут.

– М-да, весело, – подвел итог Погорелов. – И мы с тобой в разных машинах. Если раньше я, не раздумывая, выжал бы газ до предела и унесся вместе с тобой, куда глаза глядят, то теперь, когда нас разделили, это нереально. Да и экипаж у меня такой, что их, если что случится, валить наглухо.

– С такими мыслями в рейд ходить нельзя, – заметила Рина.

– Если ты помнишь, этот рейд нам ты организовала, и меня успокаивает только две вещи – твое видение и чутье Мушкета. – Ампер посмотрел на часы, в отличие от остальных рейдеров, Погорелов раздобыл себе обычные командирские с компасом, а не навороченные в золотом корпусе. – Время к пяти, как вечер коротать будем?

– Да никак, скоро прощальный ужин, обещанный Подрывником. Потом жаркий секс, и спать. Думаю, часов шесть у нас на сон останется. Конечно, до Квартала путь будет не слишком напряженным, но все равно в дорогу лучше идти, не зевая, пытаясь вывихнуть себе челюсть. А пока предлагаю просто поваляться, хорошо, что вещи уже упаковали.

Ампер согласно кивнул.

– Хорошее дело. Рин, насколько ты уверена в необходимости этого похода?

Блондинка, закусив губу, посмотрела своими большими серыми и холодными глазами прямо на Погорелова.

– Не могу сказать почему, но просто верь мне, этот поход очень важен для нас с тобой. Именно от того, сумеем ли мы получить награду за него, будет зависеть наша жизнь в этом мерзком мире…

Она замолчала, задумавшись о чем-то своем. Сейчас Ампер отдал бы свой ТКБ, весь жемчуг и горох, оставшийся в сейфе, только ради того, чтобы заглянуть в ее мысли.

– Просто верь мне, – встрепенувшись, произнесла она и устроила голову у него на плече.

– Верю, – ответил Погорелов, целуя ее в губы.

Они сами не заметили, как задремали, стук в дверь вырвал их из объятий Морфея.

– Эй, пора на ужин, – раздался из-за двери голос Мушкета. – Андрей во всем своем нарциссизме будет речь толкать, и нуждается в слушателях.

– Может, ну его нахрен? – громко произнес Ампер.

– Нет уж, – отозвался Мушкет, – вся команда будет внимать отцу родимому, который в своем величии решил указать нам путь, – снайпер при этом тихо рассмеялся. – Вы не избранные, так что через десять минут жду вас в столовой.

– Идем, – нехотя поднимаясь и оправляя немного смятый камуфляж, отозвался Леонид.

Пафосные речи представителя института его бесили, как впрочем, и всех остальных, они были долгими, нудными и полными патетики. Но что делать? Кто платит, тот и заказывает музыку.

Они едва не опоздали, их «лидер» уже стоял с бокалом шампанского в руке, но монолог еще не начался. Он довольно приветливо улыбнулся опоздавшим и, дождавшись, когда они займут места за своим столом, по отечески обвел взглядом собравшихся.

– Вот и настал крайний день. Через несколько часов мы все с вами уйдем в неизведанное, чтобы расширить горизонты наших знаний о Стиксе. Наш путь будет труден…

Ампер подавил зевок, голос Андрея обволакивал, погружая его в сон, и Погорелов не мог себе отказать в этом, он умел спать, стоя, с открытыми глазами, прямо на построении. Этот бесценный дар остался у него со срочной службы. Вот и сейчас, отрешившись от речей главного местного замполита, он легко перешел в состояние дремы.

Разбудили его через десять минут мощные аплодисменты, вот в их искренность он верил безоговорочно, так собравшиеся благодарили оратора за то, что тот заткнулся. У бывшего прапорщика на мгновение даже появилось желание вскочить и заорать: «БРАВО, БИС!». Но он сдержался, он-то покемарил, а вот остальные были вынуждены слушать.

– Ампер, ты наглая скотина, – прошипела Рина с завистью. – Ты опять уснул и бросил меня.

– Извини, ничего не могу с собой поделать, этот оратор вгоняет меня в сон, – повинился Погорелов. – Он сказал что-нибудь интересного?

Блондинка покачала головой.

– Давай есть, и марш в койку, у меня на тебя большие планы.

– Да, повелительница моего сердца, слушаюсь и повинуюсь. Надеюсь, я смогу заслужить твое прощение за свое неподобающее поведение…

Желчный Тис, сидевший справа от Ампера, едва сдерживался, чтобы не заржать, его буквально разрывало от желания, но получить локтем в нос ему хотелось гораздо меньше. Выручил его Мушкет, который ляпнул какую-то глупость, спасая нос Тиса от гарантированного перелома. Ну не задались у них с Ампером отношения с самой первой встречи, слишком неприятен был этот человек прямолинейному и немного грубоватому имперскому прапорщику. Это было взаимно, но Тис старался последнее время не обострять отношения с сильным противником.

 

Ужин был сытным и вкусным, повара стаба расстарались. Все сидели, трепались ни о чем. За соседним столом расположились люди Шумахера, они грянули какую-то залихватскую наемничью песню, которую поддержали почти все остальные, даже Паук и Андрей подключились.

Ампер с Риной быстро отчистили тарелки, засиживаться за столом у них в планах не было. Градус, сидящий напротив, понимающе подмигнул другу, похоже, у них со Смуглянкой тоже были планы на эту крайнюю ночь. Больше всего Ампер жалел, что в этом стабе не было ничего похожего на баню, тесные общие душевые вообще не годились для сексуальных утех. Хотя, может, это и к лучшему, учитывая, как им с Риной не везет на конкретное строение – то подорвать пытаются, то застрелить.

Рина, наконец, опрокинула последнее мартини, которое ради нее приволок отвечающий за напитки Градус, и, решительно поднявшись, потянула Ампера из-за стола. На выходе он почувствовал взгляд, полный зависти и ненависти, он даже не стал оборачиваться, и так знал, что сейчас Паук уставился на него. Серьезно его зацепила боевая, красивая, раскованная блондинка. Да, тяжелый это будет рейд, с такими партнерами и врагов не нужно.

Пять минут, и они оказались в комнате. Убогая, неуютная, просто крыша над головой. Задернув старые, давно не стиранные шторы на грязных окнах, Рина развернулась лицом к Амперу.

– Зажжем? – стягивая куртку спросила она.

– Зажжем, – легко согласился Ампер и начал стягивать ботинки. – Мне еще прощение вымаливать.

– Вот за что я тебя люблю, так это за то, что ты всегда помнишь свои обещания, – рассмеялась девушка, стягивая топик и демонстрируя высокую упругую грудь.

– Не только помню, но и выполняю, – возразил Погорелов.

– А насколько хорошо выполняешь, мы сейчас посмотрим.

Ампер зарычал и одним рывком опрокинул девушку на кровать, запечатав рот поцелуем, прежде чем та успела возмутится.

– Я докажу, – отрываясь от Рины, произнес Погорелов, и рука скользнула в расстегнутые штаны, все еще держащиеся на бедрах блондинки.

– Сделай милость, – старясь стянуть с него майку, попросила та, а затем громко застонала.

– Хорошо, что остальные еще на отвальной, – заметил бывший имперский прапорщик.

– На тишину не рассчитывай, Смуглянка с Градусом собирались следом за нами, похоже, они не все реализовали прошлой ночью, даже завидно было.

– А я спал, как убитый, и даже не слышал.

– Конечно, они начали, когда ты уже вырубился. У меня даже мысль появилась, растолкать тебя и устроить им ответку, но я тебя пожалела.

– Благодетельница, мои долги копятся и копятся, даже не знаю, смогу ли я расплатиться, – притворно плаксиво заголосил Погорелов. – Ответь мне, как я могу искупить?

– Заткнись и поцелуй меня. Если через минуту ты не будешь во мне, я обижусь.

– Есть, – отчеканил Погорелов. – Разрешите выполнять?

– Выполняйте, прапорщик.