Покинутый Полис

Tekst
Z serii: Свалка #3
16
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Покинутый Полис
Покинутый Полис
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 26,20  20,96 
Покинутый Полис
Audio
Покинутый Полис
Audiobook
Czyta Пожилой Ксеноморф
16,30 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Внимание отряду, – сообщил ворон, – навстречу головному дозору двигается укрепленная аэроплатформа. На ней установлена автоматическая пушка и миномет. Ее сопровождают человек десять в пешем порядке, идентификация невозможна. Дальность – два километра. Засекли, прямо над ними парит дрон второго поколения, он способен обнаруживать биологические объекты на расстоянии до пяти километров, явно наводчик. Внимание, миномет наводят в вашу сторону. Выстрел, еще один, еще лупят очередью на всю кассету.

– Ловушки, – заорал Таран и, подавая пример, выстрелил вверх артефакт размером с бильярдный шар.

Тот взлетел метров на пятьдесят. Доля секунды, и он окутался сиреневым полем, над колонной повисли идентичные приманки. Мгновение, и два десятка снарядов вместо того, чтобы обрушиться на головы отряду, рвались высоко над ними. Изредка рядом с людьми проносился редкий осколок, не сгоревший в силовом поле шаров, каждый из которых принял на себя десяток мин.

Поморка на секунду отвлекла на себя стрелков, и Як швырнул в сторону обманку. Противник купился – перенесли огонь на кувыркающегося голографического мужика, стараясь его подловить. Когда, наконец, поняли, в чем дело, было уже поздно, прямо к ним в окно влетела малая ракета из подствольника. Мгновение, и объемный взрыв вынес на улицу покореженный пулемет и чью-то ногу.

Эдгар, который в это время кружил над полем боя и передавал данные Поморке и Яку, подтвердил, что противник полностью уничтожен. Последние несколько часов он вел себя очень нетипично для наглого и хамоватого птица.

Пулеметы с аэробайка Поморки, лишившись цели, переключились на противника, который огрызался довольно вяло, похоже, потери у засадников были существенные. Предупреждение Эдгара об арт-ударе пришли очень вовремя, девушка газанула и буквально влетела на своем байке в двухметровую дыру, откуда раньше бил пулемет. И вовремя, в соседний дом угодила мина, вырвав пятиметровый кусок стены.

– Таран, засадники отходят, – сообщил Эдгар, висящий в двух километрах и наблюдающий за полем боя. – Но платформа готовится к новому залпу.

– Ничего, сейчас мы ее заткнем, – мстительно произнес Кузнец, и Терм вытащил из кузова мастерской и лазарета трофейный ракетный станок стервятников.

Андроид в одиночку с легкостью оттащил станок в сторону и установил рядом с вставшей головной платформой, где сейчас за управлением сидела Виола. А Тевтон крутил свой пулемет на триста шестьдесят градусов, прикрывая замерший караван. Впереди по улице было аж целых два впечатляющих звала. Да еще и зелени существенно прибавилось, кое-где лианы целые галереи образовывали.

– Эд, мне нужно целеуказание на платформу, – запросил Кузнец.

– Сейчас сделаем, – отозвался ворон и, ускорившись, рванулся к противнику, стараясь держаться как можно выше. – Вот пидоры, – добавив пару матерных выражений, заявил птиц, – по мне шмалять начали. Ну, ничего, сучары, как вам это? – и ворон, буквально упав в штопор, скрылся за домами.

– Таран, сможешь завалить их дрона? – поинтересовался крафтер.

– Нет, – отозвался тот. – Пулеметы у меня отличные, но эта б… под хорошей маскировкой, я ее просто не вижу. Эх, жива была бы Искра, она бы эту тварь с первого выстрела сняла, талант у нее был.

– Я могу попробовать, – немного обиженно засопела Виола. Она ревновала к способностям бывшей принцессы, и даже смерть девушки не смогла унять эту конкуренцию.

– Сиди на месте, – приказал Тевтон, – нельзя бросать руль. Говорил же Шаху, нужно еще хотя бы пару человек.

– Где же их взять-то? – подал голос Болид.

За время затишья Як успел сменить батарею на поврежденном байке, загнал его в убежище Поморки.

– Встряли, – произнес он, – серьезные ребята, если Эд их не вскрыл. Только вот просчитались.

– Похоже, у них накладка вышла с артподготовкой, – заметила Поморка, – если бы начали все одновременно, то они бы нас размазали.

Она уже обшмонала трупы и свалила то, что можно было отнести к условно полезному в углу.

– На позиции, – через три минуты отозвался Эдвард.

Сейчас он работал вместо лазерного луча – подсветки цели. Устроившись в какой-то дыре, ворон смотрел на чужую платформу, которая расположилась в полусотне метров дальше по улице, хитрый птиц зашел противнику в тыл. Двое бойцов в довольно приличной броне меняли кассету у миномета. Счастье, что все же при сноровке это дело занимало минут пять, а эти криворукие, похоже, были не слишком расторопны, пехота, сопровождающая «артиллерию», рассыпалась вокруг, прикрывая свою основную ударную мощь.

– Лови ответку, – злорадно произнес Кузнец, колдуя над трофейным планшетом, управляющим пусковой установкой.

Секунда, и вот блок с ракетами слегка задрал нос, выхлоп, и все восемь ракет устремились к цели.

В отличие от мин ракеты длинной с руку, были гораздо шустрее, прошло пять секунд, не больше, когда на противника обрушился шквал огня, те даже не успели выставить ловушки, если они вообще у них были.

– Есть результат, – радостно сообщил ворон.

Но Кузнец и остальные сами видели последствия ракетного удара. Силовое поле чужой платформы выдержало только первую ракету, две следующие разорвали ее в куски, а остальные раскидали обломки по всей улице. Оглушенная пехота начала расползаться по укрытиям. Когда сдетонировала кассета с минами, которую так и не успели установить в миномет, пятеро, бывшие ближе всего, просто исчезли в пламени взрыва, остальных расшвыряло по округе. Если бы была возможность атаковать сразу, добить противника, не составило бы труда. Но атаковать было некогда и нечем.

– Доклад, – потребовал Таран.

Караван остановился в полусотне метров от первой засады.

– Болид. Потерь не имею.

– Тевтон. Потерь не имеем, транспорт побило пулями, но все в норме. Только Виола сидит перепуганная.

– Кузнец. В потерях один дрон, еще два побило пулями, нужен ремонт, сажаю птичек. Шах по-прежнему в отрубе.

– Як. Потерь нет, противник уничтожен, трофеи – раскуроченный пулемет, как раз Кузнецу на запчасти. Суки, батарею продырявили, – подбирая валяющуюся на улице покоцаную разрывной пулей коробку с аккумулятором, добавил он.

– Замок, будем собирать трофеи? – спросил Токарь.

– К черту, один раз уже собрали, хватит геморрой себе искать, подхватим только то, что ребята уже сложили. Все, живей. Головняк на параллельную улицу справа, – приказал Таран, – уходим. Эдгар, давай в разведку. Ты, птиц, молодец, отлично отработал.

– Служу отряду, – впервые с момента гибели вяло пошутил ворон, но даже эта шутка вызвала на лицах людей улыбку.

Жесткий бой вышел, сумбурный, сейчас бы выпить, покурить, но нужно сматываться, нашумели смачно. Может, кто еще пожаловать.

Терм как раз закинул пусковую установку в кузов и запрыгнул следом, в другой руке он тащил тело в довольно приличной броне, похоже, труп налетчика вывалился из окна.

Виола, ведущая штабной транспорт, неторопливо тронула двинула вперед. Руки девушки подрагивали, но она крепилась. Благодаря крафтеру, который возился с платформой почти неделю, удалось превратить штабной автобус в нечто вроде броневика, теперь у него полностью отсутствовал лобовой пластик, все это было заменено на броне полимерный непрозрачный щиток, который даже без силового поля мог выдержать попадание крупнокалиберной пули, но, правда, только одной. Вождение теперь производилось по виртуальной проекции, растянутой по всему щитку, вроде лобовухи, на которую давали изображение сразу пять камер. Еще две располагались с каждого борта, и три сзади. Так теперь были сделаны все три платформы.

Аэроплатформа крафтера остановилась рядом с засадой, и Терм, выскочив наружу, сбегал в руины, и уже через минуту вернулся с трофеями, которые собрали Як с Поморкой. Колонна снова возобновила движение, и, перебравшись на соседнюю улицу, двинулась в прежнем направлении.

– Как думаешь, что будет, когда Шах очнется? – мысленно поинтересовалась Поморка у Яка.

– Ничего хорошего, – отозвался бывший старлей, – бушевать будет, возможно, съездит по морде Тарану. Но, скорее всего, замкнется. Думаю, он быстро осознает, что единственный, кто виновен в смерти Диары, это он сам.

– Почему? – влезла в разговор Виола.

– Не понял? – озадачился Як.

– Вы канал общий забыли переключить, – немного виновато произнесла девушка, – все ваш разговор слышали. Извините, я не хотела подслушивать.

– Черт, – выругался Як, но сделанного уже не исправить.

– Так почему ты решил, что Шах будет винить себя? – напомнила ученица Токаря вопрос.

– Потому что он ошибся, – влез в разговор Таран. – Он решил, что если засада не достигла своих планов, то Гипер, нанявший их, отступил. А на самом деле все как раз вышло. Он приказал собрать трофеи, которые нам были не нужны, дав противнику возможность выстрелить. Я не знаю, почему этот урод выстрелил в Шаха через Искру. Может быть, рассчитывал убить обоих. Кузнец говорит, что эта винтовка вполне могла прошить и ее и его, командира выручила броня и то, что пуля была ослаблена телом девушки.

– Это не винтовка, – влез в разговор Кузнец, – это гаубица, там даже не пули, реактивные снаряды, новейшая разработка, один выстрел стоит около пяти тысяч. А сама винтовка около трех миллионов.

– Так вот Шах по привычке погнался за добычей вместо того, чтобы свалить оттуда. Она погибла из-за него.

– Я всегда говорил, что он барыга, и жадность его погубит, – неожиданно для всех высказался ворон. – Только это погубило не его. И он себе этого не простит.

Все замолчали. Похоже, только молодая Виола не понимала этого.

– Командир стабилен, – произнесла своим мягким сексуальным голосом Акме. – Я с помощью Кузнеца смогла подключиться к его монитору и считать данные о физическом состоянии, но это все, что можно сделать. Подглядеть. Автоматическая аптечка отключила его и ввела регенератор, и теперь держит его в бессознательном состоянии, раз в два часа вводя лекарства. Повреждения не слишком серьезные, и по прогнозам медицинского монитора он будет на ногах уже через пару часов.

 

– Хорошо бы, – произнес Як и слегка прибавил газу, вырываясь на своем аэробайке вперед.

Вскоре они миновали место, где на параллельной улице догорала платформа, кто-то неплохо поднимется, обшаривая обломки. Жаль, неясно, кто это был.

До сумерек, которые по осеннему рано опустились на выжженные земли, отряду без каких-либо проблем удалось пройти двадцать километров. Могли бы и больше, но шагоход Тарана не относился к спринтерам, а увеличивать скорость – ненужный расход батарей. Так что, когда отряд остановился на ночевку, от купола их отделяло всего двадцать пять километров.

Шах пришел в себя, когда местное заходящее за горизонт светило все же смогло пробиться через разрывы в черных тучах, подсветив их кроваво-красным светом. Прислушавшись к себе, Жданов понял, что чувствует себя относительно неплохо. Сев, он посмотрел на Акме, которая настороженно таращилась на пришедшего в себя командира. Деактивировав шлем, он принялся сверлить взглядом лекарку.

– Диара?

– Прости, Шах, она не выжила, – немного виновато произнесла блондинка. – Она умерла мгновенно, даже раньше, чем ты ее поймал. Гипер был отличным стрелком. Разрывная реактивная пуля просто разнесла сердце и всю грудь. Ее ничто не могло спасти.

Юра нащупал карман и достал пачку сигарет, молча прикурил, оглядывая часть платформы, отведенную под медблок. Заметив на полу мешок с очертаниями тела, он как-то обреченно вздохнул и повернулся к лекарке.

– Акме, оставь нас, пожалуйста, наедине. Я буду благодарен, если нас никто не побеспокоит ближайшие двадцать минут. Вы не трогали ее?

Блондинка покачал головой.

– Мы ждали, когда ты очнешься. Нужно ее похоронить. Тут есть красивое место, площадь с фонтаном, воды там давно нет, а плиты, уложенные вокруг, легко снимаются. Только прикажи, и ребята выроют могилу.

– Попроси ребят за меня, и дайте мне попрощаться. Я сам ее расчленю, не хочу, чтобы она стала мусорщиком. Как сказал Тира, мясник, которого я встретил первый день, ни один человек не откажет другому в последнем и самом важном. Все, иди.

Акме кивнула и молча вышла наружу, где мужчины ставили небольшой мобильный модуль – разработка для небольших отрядов, уходящих вглубь оставленных людьми земель, что-то вроде палатки, только жесткой и разборной. Когда он будет установлен, все вокруг накроет маленьким куполом достаточно крепким, чтобы выдержать небольшую войну, размер конечно так себе – пятнадцать метров в диаметре. А еще он был маскировочным, и вроде бы как для невооруженного глаза нет тут никакого модуля, машин и людей. Не панацея, конечно, но те, кто пользовался подобными, уверяли, что им приходилось гораздо реже отбиваться от нежелательных гостей. Эта штука вышла очень дорогой, но что делать? Безопасность рейда прежде всего.

Акме подошла к Яку.

– Он пришел в себя, попросил не мешать, – тихо произнесла она. – А еще выкопать могилу, там, где и планировали.

– Хорошо, сейчас отправим Терма, – произнес стоящий рядом Кузнец, – пусть поработает.

Волк, сидящий рядом с Болидом, покосился на спикировавшего на мелкокалиберную пушку «атланта» ворона. Эд прекрасно все слышал, но промолчал, сейчас лезть к Шаху самоубийство, ему нужно пережить горе.

Бывший капитан даже не догадывался, насколько дорога ему стала стерва с алыми волосами. Крик, полный боли, раздавшийся из аэроплатформы, заметался в руинах. Виола, стоящая на страже с винтовкой в руках, вздрогнула.

Юра спустил ноги на пол, потом рывком поднялся с операционного стола, постоял секунду, пошатываясь. В левой стороне груди, куда угодила пуля, или чем там этот стрелок садил, заныло. Он сделал два шага и опустился рядом с пластиковым черным мешком на колени. Несколько секунд он боролся с собой, потом все же отрыл застежку.

– Спасибо, – едва шевельнув губами, произнес он, но эта была благодарность не для Диары, а тому, кто закрыл ей глаза.

Он боялся увидеть ее великолепные помутневшие фиалковые глаза, смотрящие на него с укоризной, почему-то он считал, что у нее должен быть именно этот взгляд. Он обещал ее защитить, а в итоге это она прикрыла его своим телом.

– Аааааа, – что есть мочи заорал он и принялся бить кулаками по стенке платформы.

Несколько минут он яростно колотил стену, но потом все же взял себя в руки, достал из петли на поясе топор. Нужно отдать последний долг.

Глава третья

Для могилы и вправду выбрали очень живописное место – заросшая высокой травой площадь, окруженная руинами домов, которые оплетали вьюны и лианы. Даже в середине осени они все равно были зелеными. В центре этого мрачного великолепия стоял увитый зеленью фонтан.

Именно у него андроид, вырвав пару пластиковых плит, вырыл могилу. Вокруг нее столпился весь отряд, и только Таран был в своем мобильном доспехе, похороны не повод забывать о безопасности.

Мешок с телом Диары Дарнен медленно опустили на дно ямы. Затем Токарь все же спрыгнул вниз и отдернул часть, открывая лицо девушки.

– Я скажу, – неожиданно для всех произнес Эдгар, сидящий на бортике фонтана.

– Только попробуй ляпнуть что-то неуместное, – мысленно предупредил его Жданов.

Но птиц так укоризненно глянул на напарника, что бывшему капитану стало стыдно.

– Жизнь не кончается, – наконец, произнес ворон. – Мы потеряли друга, а для меня и Шаха она была нечто большим. Мне будет не хватать искры, которая жила в Диаре Дарнен. Прощай.

Шах старался не смотреть на лицо девушки, лежащей в яме, в его воспоминаниях она останется красивой, молодой и улыбающийся. Он молча развернулся и пошел к платформам. Усевшись на траву, он прислонился спиной к борту штабного автобуса и закурил. Сил видеть, как ее зароют, у него не было, хотелось заплакать, а не получалось. Он зло курил сигарету за сигаретой, глядя на стену жилого модуля, хотя и не видел его, он видел молодую растерянную девушку в красной арестантской робе, которая сидит напротив и умоляюще смотрит прямо ему в глаза, и произносит ту единственную фразу, которая все изменила:

– Шах, спаси меня.

Не спас.

Жданов не заметил, как кто-то молча опустился рядом, и только через несколько минут осознал, что рядом есть еще человек.

– Юр, – почти шепотом, чтобы никто больше не слышал, произнес Коровин. – Нужно дальше жить, нужно идти вперед. Мы все знали, на что подписываемся, это Свалка, наша жизнь вообще ничего не стоит, мы пришли сюда, чтобы умереть.

Шах, услышав свое настоящее имя, вздрогнул.

– Иди на хер, психолог доморощенный, – тихо ответил Жданов. – Я обещал защитить, и не справился, и даже отомстить за нее не могу.

Он уже знал, что Гипер погиб. Когда он со жатым кулаками и стиснутыми зубами вышел из платформы, это было первое, что сказал ему Таран. И даже показал именную винтовку, которую Юра мгновенно узнал. В этот момент ему стало все равно – форпост, отряд, поход… Из него словно выкачали все чувства, кроме одного – вины.

Несколько минут они сидели молча.

– Шах, – снова позвал его Як, – пойдем, помянем ее, ребята уже собрались в модуле. И Акме просила передать, что ей нужно будет осмотреть тебя. И вообще, неплохо было бы ей предоставить возможность снимать с тебя броню, а то вдруг подстрелят, а тут контролек нет, а без Системы ее хрен снимешь.

– Хорошо, – равнодушно ответил Жданов и поднялся. – Пойдем, не стоит заставлять остальных ждать.

Як встал и, осуждающе покачав головой, пошел следом за удаляющимся другом. Смерть Искры сильно ударила по его товарищу, и пройдет не один день прежде, чем капитан милиции Юрий Жданов вернется. Похоже, Таран прав, придется временно отстранить Шаха от командования. В таком состоянии он не сможет вести отряд.

С появлением командира разговоры смолки, весь отряд собрался за столом, не было только Терма и волка, они снаружи несли караул.

Юра окинул всех равнодушным пустым взглядом, занял один из свободных стульев. Еще один продукт нанотехнологий – трансформируемая мебель. Из небольшого кубика можно было получить стул, стол или кровать. Очень удобно.

Шах взял бутылку гарши, налил полный стакан и залпом выпил, никого не дожидаясь. Собравшиеся отнеслись к подобному с пониманием.

– Шах, хватит терзаться, – положив руку на плечо командира, произнес Тевтон. – Нам всем жалко Диару, но ее больше нет. Так вышло.

– Это моя вина, я совершил ошибку, – сбросив руку приятеля, ответил Жданов. – Если бы мы двинулись дальше сразу, она была бы жива.

– Возможно, – согласился Токарь, – но мы ведь не на шашлыки выбрались, вокруг не пригородный лес, все мы ходим под смертью, не сейчас, так в другом бою. Только за сегодня мы четырежды вступали в бой. Не казни себя, Тевтон прав, так вышло. Ты должен собраться и взять себя в руки. Нам нужен командир, лидер.

Остальные согласно закивали.

– Да пошел ты вместе с этой гребанной Системой, отрядом и походом! И если не хочешь, чтобы тебе в табло прилетело, не тронь меня.

И забрав бутылку, Жданов вышел наружу. Следом вылетел Эдгар и уселся к Юре на плечо.

– Только молчи, ладно, – тихо попросил бывший капитан и, зайдя в штабной автобус, уселся за стол.

Ворон промолчал, перелетел на спинку стула напротив и уставился на напарника.

Жданов закурил, потом глотнул гарши прямо из горла. Так они сидели минут двадцать в полной тишине. Шах вспоминал забавные моменты, связанные с Диарой. Как она давилась бюджетными ужинами, стараясь не дать понять остальным, что это обычная для нее еда. Как впервые оказалась в его постели. Как смеялась над земными анекдотами, хотя и не все понимала. Как-то совсем незаметно она стала важна для него, а ведь прошло всего лишь чуть больше месяца. И вот ее нет. И это только его вина, гребанная привычка к хомячеству. Утащить как можно больше, и этот металлолом на пару сотен тысяч стоил ей жизни. А ведь он даже не был нужен, он ошибся, он виноват в ее гибели.

Жданов вышел на улицу и подошел к краю купола, после чего активировал ночное зрение, до фонтана отсюда метров двадцать, могила была видна отчетливо. Ребята постарались, они притащили то ли камень, то ли кусок пластика, похожий на него, на котором написали: «Искра – Диара Дарнен. Нет судьбы». Жданов на это хмыкнул, похоже, эпитафию писал Кузнец, тот еще фанат фильмов про Терминатора. Сделав глоток из бутылки, Юра посмотрел на винтовку. Ее винтовку, доставшуюся Шаху трофеем с мясника, исковеркали так, что даже распоследний мародер на нее не позарится, теперь она торчала из-за памятника, воткнутая стволом в землю.

– Это больно, – раздался за спиной голос Акме, лекарка подошла и встала рядом. – Но это пройдет. Я никогда не рассказывала о первых моих днях тут? Я угодила сюда с мужем. Мы нарвались на «таблетку», на обычную сраную «таблетку». Он получил очередь в живот. Мне удалось затащить его в один из домов. Я действительно любила его. Он умирал очень долго, его голова лежала на моих коленях, он страдал, но за те четыре часа не произнес ни звука. А я страдала от того, что любимый мне человек умирает, а я не могу помочь.

– Зачем ты мне это рассказываешь? – равнодушным голосом поинтересовался Жданов и, допив остатки гарши, отшвырнул бутылку.

– Затем, чтобы ты понял, тебе повезло, ты не видел, как страдала та, которую ты любил, она умерла мгновенно, даже не почувствовав ничего. Потерять любимого очень страшно, но еще страшнее видеть, как он страдает.

Она развернулась и ушла к модулю.

– Психологи херовы, – зло произнес Шах и снова посмотрел на могилу, потом, закрыв глаза, несколько минут стоял неподвижно.

– Шах, – неожиданно мысленно позвал его ворон, – слушай, я, может быть, и хамоватая птица с искусственным интеллектом, но я тебе так скажу, она бы не одобрила. Искра была смелой и решительной, помнишь, как она сама отправилась за купол, только ради того, чтобы выяснить, жить ей или умереть? Знаю, помнишь. Диара никогда не отступала, шла вперед до конца. Поэтому, чтобы ее смерть не была напрасной, тебе придется идти дальше. И вести за собой людей, которые тебе доверились. Сегодня Як чуть не сгинул в засаде. Вообще-то сегодня мы все чуть не сгинули там, спасла случайность. Отряд потерял бойца, хорошего снайпера, нельзя, чтобы он еще лишился командира.

– Все сказал? – зло поинтересовался Юра.

– Все, Шах. Дальше решать тебе, но ты, сам того не подозревая, уже вышел из состояния апатии, у тебя осталась только злость.

Жданов внимательно посмотрел на птица, сидящего на крыше аэроплатформы, тот тоже смотрел на него, склонив голову на бок. Чертов биокибернетический пит был прав, не осталось внутри него щемящей тоски, только злость и тихая грусть. Бывший капитан кивнул и решительным шагом направился к жилому модулю. Открыл дверь, постоял несколько секунд на пороге, разглядывая обернувшихся к нему людей.

 

– К делу, – произнес он, подойдя к столу. – Таран, полный отчет по бою, где вас едва не положили. Кто это был, выяснили?

Несколько секунд стояла тишина.

– Рад твоему возвращению, командир, – произнес замок. – Данные по засаде таковы – нас атаковала группа численностью до сорока человек, предположительно мясники. Пленных нет, радиоперехват отсутствует, тело нападавшего, которое прихватил Терм, ничего не дало, броня обычная крафтовая второго уровня…

– Я думал, сломаешься, – тихо произнес Як, когда они вышли наружу покурить.

– Так и было бы, но вы не дали, – так же тихо ответил Жданов. На этом разговор свернулся сам собой.

Первая ночь выдалась на удивление спокойной, охрану взяли на себе дроны, волк и андроид при поддержке воздушной разведки в количестве одной хамящей всем подряд единицы. Этого было достаточно, чтобы сдержать первый натиск противника, но все, что удалось засечь, – двух андроидов второго поколения, которые протопали в сторону Вышеграда.

Шах, получивший утром доклад о ночном дежурстве, был мрачен.

– Вам не кажется это странным? – поинтересовался он за завтраком у остальных.

– Что конкретно тебя напрягло? – спросил Тевтон, ковыряясь в консервированных овощах.

– Меня беспокоит тишина, меня беспокоит все, что произошло с момента трехдневной войны. Я слышал множество историй про жуткие выжженные земли, но сегодня мы провели тут ночь и ни единого выстрела. И это не все, атаки на Вышеград после замеса, случившегося два месяца назад, даже близко не подбираются к тому, что было до того, как я сюда попал. Андроиды и боевые роботы почти исчезли из окрестностей купола, цены на железяки взлетели, раньше гражданскую модель первого поколения покупали за пятерку, теперь эта железяка стоит двадцатник, а второе поколении вместо пятнашки – полтийник, молчу уже про ликвидаторов.

– Ты к чему клонишь? – спросил Болид.

– К тому, – сделав паузу и обведя всех пристальным взглядом, продолжил Шах, – куда делась вся эта гора железа? На рубеже полегло много андроидов и роботов, но даже уцелевших было достаточно, чтобы смести нас и потрепать Вышеград. Они отступили и просто растворились в этом брошенном городе. Хорошо под нами фактически есть другой город, а дальше на запад начинается довольно большой промышленный район, тут можно спрятать в сотни раз больше того, что навалилось на Вышеград в трехдневную войну. По всем рассказам рейдеров, которых мы опрашивали и которые ходили дальше пятидесяти километров, здесь должна быть просто адская концентрация всего и вся – мусорщики, андроиды, мутанты. А ничего, вообще ничего, словно они все специально разбежались от нас.

Все озадаченно переглянулись.

– Вот сейчас, когда ты сказал это, – задумчиво произнес Таран, – я тоже думаю, что все не так. И ты прав, наш поход, не считая последней стычки, напоминает туристическую прогулку по лесу Подмосковья. И либо выжженные земли не так уж и страшны, как рассказывают рейдеры, либо…

Закончить фразу он не успел, из небольшого динамика раздался голос Эдгара:

– Наблюдаю вероятного противника, прямо следом за нами километрах в пяти идет огромный караван, двадцать платформ, пять тяжелых штурмовых аэрокаров, около роты личного состава. В воздухе дроны, и десяток различных питомцев. Что в платформах, не вижу. Скорость невысокая – километров пять в час.

– Продолжай наблюдение, – приказал Жданов и подключился к зрению птица.

Секунда, и вот он уже смотрит вдаль глазами ворона. Да, тот не ошибся, прямо по следам их отряда шла колонна. Было далековато даже для мощных камер Эдгара, но все равно можно было разглядеть серьезную броню, сделанную по единому образцу. Оружие, которое сжимали в руках незнакомцы, тоже было не из дешевых.

– Уходим, – отключившись от зрения птица, приказал Жданов. – Не знаю, кто это, но ребята серьезные. Птиц все верно сказал, только думаю их не сотня, а раза в два больше, идут не спеша. Они будут тут довольно скоро, и нам с ними лучше не встречаться. Так что все по коням.

Народ засуетился, лагерь был собран минут за десять.

Шах подошел к могиле Диары, постоял немного с закрытыми глазами.

– Прости и прощай, – шепотом произнес он и уселся за руль своего аэробайка.

Минута, и вот уже головной дозор вышел на маршрут. Если все будет так же, как и накануне, то сегодня отряд наверняка, покинет старый оборонный пояс.

Не вышло. С первой проблемой стакнулись через час после начала движения. Начались сплошные завалы из обрушившихся домов, и если на своих двоих они были вполне преодолимы, то вот транспорт увяз наглухо. Да и архитектура изменилась, исчезли привычные башенки, теперь пошла яйцеобразная застройка из прозрачного пластика, чем-то дома стали напоминать ограненные алмазы. Были они метров двести высотой, правда, относительно непострадавших от силы штук пять. Они возвышались над руинами, сверкая в редких лучах светила, изредка пробивающихся через разрывы в черных тучах. Пришлось возвращаться почти на километр и искать обход. Второй проблемой стал идущий по их следам караван, он так и выдерживал пятикилометровую дистанцию, не делая ни единой попытки сблизится.

Ни у кого из отряда больше не возникало сомнений, что идут за ними. Только вот поделать с этим ничего было нельзя. Да и цель этого преследования тоже понятна – законсервированный укрепрайон, расположенный в богатейшей провинции, это не просто куш, это джек-пот. Теперь бы выяснить, кто это? Не мясники явно, у них никогда не было однотипной униформы, преследователи больше напоминают единое подразделение, а значит, это рейдеры из какой-то очень сильной группировки. Знать бы какой, в поясе их немало.

На обед встали на опушке леса, который рос прямо посреди города, похоже, некогда он был парком внушительных размеров, сейчас за тридцать лет это были дремучие джунгли. При приближении сканер засек десятки целей, но это оказалось различное зверье, причем на Свалке Жданов подобное видел впервые. Например, он разглядел зверька, засевшего в кроне дерева метрах в сорока над землей, похожего на белку, правда, размером с очень приличную кошку, белоснежный лоснящийся мех, пушистый хвост и не такие уж и маленькие клыки. Причем зверь имел очень умные большие зеленые глаза, которые внимательно следили за рейдерами.

Ворон решил продемонстрировать, кто в доме хозяин, и пошел «знакомиться». Из кроны он вылетел, каркая и матерясь.

– Кто знает, что за зверь? – поинтересовался Жданов у остальных, показав «гифку».

Все пожали плечами, в отряде остались одни «мертвяки», а зверек явно местный, наверное, Диара знала ответ, но ее больше нет. А системная связь пропала сразу, как только отряд покинул десятикилометровую зону.

Юра вспомнил, что в браслете скачен раздел по обществознанию, и там есть краткого описания зверья, которое водилось на просторах континента. Потратив пять минут, Жданов пожал плечами, ничего похожего он не обнаружил, поиск по фото тоже результата не дал, а кошка-белка спокойно наблюдала за людьми, совершенно их не опасаясь.

– Эд, хватит к местной фауне лезть, – крикнул Шах, наблюдая, как мстительный ворон решил взять реванш, – двигай назад по нашему маршруту, хочу знать, что поделывают преследователи.

– Садюга, – отозвался птиц и, изменив направление, полетел в направлении Вышеграда.

Юра покосился на маленькую полевую кухню, долго решали, брать ее или ограничится автономной плиткой, в итоге взяли, и вот сегодня дежурный по кухне, коим был Токарь, варил что-то типа макарон с сосисками сразу на всех.

Шах открыл карту местности, с рассвета они прошли едва ли десять километров, трижды приходилось возвращаться, объезжая завалы и проломы, дважды наткнулись на андроидов второго поколения, теперь их курочил Кузнец в своем углу. Самое интересное было их поведение, обе железяки просто шли навстречу, словно прогуливаясь, и Як как на соревновании по стендовой стрельбе всадил им по заряду ЭМИ.

– Да, ошиблись мы с маршрутом, – посетовал Тевтон, подходя ближе, – да и Бродяга уверял, что еще полгода назад тут была вполне приличная дорога.