3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Больше, чем друг

Tekst
19
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 9

Следующий день можно было назвать странным. Куда бы я ни пошла, повсюду чувствовала на себе взгляд Адама. Он редко приходил на озеро, но в тот день был там. За покупками всегда ездит его мама, но я видела его даже в супермаркете.

И он наблюдал за мной. С суровой мрачностью, которая теперь была присуща его лицу, он молча смотрел на меня, провожая взглядом. Сначала я попыталась поздороваться с ним, махнув рукой, но он отвернулся. Второй раз я направилась к нему, чтобы поговорить, но он подхватил Риту на руки и побежал в воду, только лишь увидев меня. Дальше я уже старалась не обращать на него внимания.

– Эй, ты сегодня задумчивая, – произнес Ник, накручивая на палец прядь моих волос. – Все нормально?

– Да, – ответила я и улыбнулась ему. Парень ведь был не виноват в странном поведении моего друга.

– Не хочешь искупаться?

После пары секунд раздумий я ответила:

– Да, идем.

Мы поднялись с покрывала, и я махнула рукой Долли, чтобы та шла с нами.

– Я только вышла, – ответила подруга, прижимаясь к Дрю. Оба были мокрые и запыхавшиеся.

Я так пристально наблюдала за Адамом, что не обращала внимания на то, что творилось вокруг. Я осмотрелась. Все, кто был на озере, веселились и смеялись, и только мы с Адамом играли в мрачные гляделки. Я решила, что с меня хватит. Схватив за руку Ника, я потащила его к воде.

У парня было игривое настроение и он, подхватив меня под коленки, закинул себе на плечо и под мой смех побежал в воду. Как только мы зашли достаточно глубоко, Ник напрягся и, подбросив меня над водой, отпустил. Первый шок от соприкосновения с прохладой водной гладью прошел не сразу. Я вынырнула, хватая ртом воздух. Несмотря на то, что озеро было неглубокое, его вода всегда оставалась достаточно холодной, чтобы прочувствовать контраст после палящего солнца.

Ник смотрел на меня с улыбкой на губах.

– Ну ты и паршивец! – выкрикнула я, и поплыла к парню так быстро, как могла.

Он уворачивался, не позволяя себя схватить. Так мы играли несколько минут, пока я не выдохлась. Ник подплыл ближе и обнял меня за талию. Я обвила ногами его бедра, почувствовав возбуждение парня. Его улыбка становилась соблазнительной, а глаза – прищуренными. Он положил теплые ладони мне на попку и подтолкнул ближе к себе, чтобы я вжималась самым чувствительным местом в его член. Ник знал, как соблазнять, как возбуждать. Я негромко ахнула. Он провел щетиной по моей щеке, пока его губы не оказались у моего уха.

– Представь, что было бы, если бы я взял тебя прямо здесь, у всех на виду, – хрипло прошептал он, и от этих слов по позвоночнику пробежали мурашки.

– Ник, – шепотом отозвалась я.

– Представь, как было бы здорово, – продолжил он, толкаясь ко мне бедрами. Я чувствовала, как жарко стало у меня в трусиках, как приятны были его мерные движения бедрами навстречу моему жару. – Никто не знает, не понимает, что здесь происходит. Я бы закрыл тебе рот поцелуем в момент оргазма.

– Ах. – Это было все, что я могла произнести в тот момент. Усиливающиеся ощущения, бедра Ника, которые двигались все быстрее, его слова… Всего этого было много. И мне было плевать, поймет ли кто-то, что между нами происходит, или нет.

– Ты близко, детка. – Утверждение. Нику не требовался ответ на вопрос. Мое прерывистое дыхание и то, как я вцепилась в его волосы, все сказали без слов. – Давай, малышка, хочу увидеть, как ты кончаешь.

Еще несколько толчков, и я распалась на кусочки. Мой вскрик был заглушен губами Ника. Он замедлил движение бедер, пока я приходила в себя. Меня настигло понимание, что свой первый в жизни оргазм, который я получила с помощью парня, произошел в озере практически у всех на глазах. Тут же я вспомнила про Адама, который как коршун следил за каждым моим движением.

Я распахнула глаза и посмотрела в сторону берега. Адам стоял в нескольких шагах от покрывал, где сидели его друзья. Его фигура напоминала стальную пружину, а руки были крепко сжаты в кулаки. Он внимательно смотрел на нас с Ником. Понял ли он? Увидел?

– Эй, все хорошо? – спросил Ник. – Триш, посмотри на меня.

Я перевела на него взгляд, и он нахмурился.

– Мне не стоило этого делать? – виновато спросил он. – Прости, я не смог сдержаться.

Я смотрела на парня и мне захотелось успокоить его. Ведь он подарил мне несколько чудесных мгновений и такое удовольствие, которого я прежде не испытывала. Ну и что, что люди могли понять все? Или Адам. Пошел он к черту.

Я подняла голову и поцеловала Ника. Парень с готовностью отозвался, обнимая меня за талию. Как только я отстранилась, он улыбнулся.

– Это означает, что я прощен?

– Это означает, что я благодарна тебе за подаренное удовольствие.

Ник скривился.

– Никогда не благодари за оргазм. Ты стоишь любых усилий, детка. – Он поцеловал меня в кончик носа. – Нам нужно немного поплавать, – сказал он, многозначительного глядя на свой живот.

– Я должна позаботиться об этом? – спросила я, сама не понимая, что буду делать, если он скажет «да».

– Думаю, здесь для этого не место, – ответил он.

– Серьезно? – саркастично спросила я, смеясь. – Поговорим об удовольствии…

– Ага, после! – выкрикнул Ник и, подняв меня, снова бросил в воду.

Остаток дня на озере был лучше, чем первая его половина. Я перестала дергаться насчет Адама. Мой оргазм каким-то образом сблизил нас с Ником. Он был очень нежен целый день. Постоянно прикасался ко мне, советовался и шутил.

Когда мы шли домой, я была расслаблена настолько, что даже пару раз споткнулась.

– Мы увидимся позже? – спросила я.

– А что, ты уже хочешь, чтобы я ушел?

– Нет, – ответила я со смехом. – Но я бы вздремнула пару часиков.

– Детка, если серьезно, то мне нужно уехать. Я приеду завтра.

– Правда? Почему?

Ник остановился и притянул меня к себе. Потом заключил мое лицо в ладони и легонько поцеловал.

– Родители обижаются, что я неподалеку, но все еще не заскочил к ним хотя бы на ужин. Так что мне придется ехать к ним сегодня и там переночевать. Завтра я приеду ближе к полудню. А ты пока придумай, чем займемся.

– А как же твоя… – я указала подбородком на его пах, – проблема?

– Когда придет время позаботиться о ней, я буду думать о тебе, – прошептал он мне на ухо. – Идем.

Я шла в обнимку со своим парнем и думала о том, что мне повезло встретить Ника. Да, возможно, этим отношениям не суждено продлиться долго, но я собиралась взять от них по максимуму. Каникулы подходили к концу и вскорости мы должны были расстаться. Единственное, о чем я думала, так это подарить ли ему свою девственность до его отъезда.

Мы провели с Долли спокойный вечер у нее дома. Наши друзья так и не собрались идти на баскетбольную площадку, как договаривались днем. Погода все испортила. Когда по возвращении домой, приняв душ, я вернулась в свою комнату, по стеклам забарабанили первые капли дождя, напомнив, что на улице все же весна, а не лето. И, несмотря на адскую жару в эти дни, природа все равно брала свое.

Папа подвез меня к подруге, где мы целый вечер смотрели девичьи фильмы и красили друг другу ногти. Долорес даже предложила плести косички и пойти испечь кексы, как делают все подружки, но я отказалась. Мне нравилось, как от сырости завивались мои обычно прямые волосы.

Мама Долли предлагала мне остаться у них на ночь, но я поехала домой. Под предлогом того, что пообещала отцу вернуться. На самом деле я не могла изменить своей привычке посмотреть на окно Адама перед сном. Я должна была убедиться, что у него все в порядке. Даже если парню на это было наплевать. Я скрывала это даже от себя, наивно полагая, что, если буду притворяться, что мне все равно, рано или поздно сама в это поверю. Шла третья неделя, а я так и не смогла убедить себя в этом.

Как только папа привез меня домой, я побежала в ванную и сбросила мокрую одежду. Даже небольшое расстояние от дома Долли до машины папы я не смогла преодолеть, не намокнув. Дождь усилился и мы с папой ползли на небольшой скорости всю дорогу, потому что водная стена ухудшила видимость на дороге практически до невозможного.

Я вышла из комнаты в пижаме, тихо прошла по коридору. Родители отправились спать сразу, как только мы с папой вернулись домой. Я прошла на кухню и налила себе воды. Стояла, пила ее, рассматривая очертания домов сквозь дождь. Немного полюбовалась своим новым красным маникюром – спасибо Долли – и пошла спать.

Шум дождя успокаивал и убаюкивал. После озера мне так и не удалось поспать, поэтому я буквально валилась с ног. Слегка приоткрыв окно, чтобы впустить свежий воздух, я по привычке посмотрела на окно Адама. Там было темно. Я не стала думать о том, где он был и чем занимался. Я просто запретила себе такие мысли.

Как только моя голова коснулась подушки и я закрыла глаза, тут же отключилась и уплыла в мир снов. Почувствовав холодную мокрую руку на своей щеке, я распахнула глаза и вскрикнула, но мой крик был приглушен ладонью, крепко закрывающей мне рот? nак что вышло невнятное мычание. Сердце неистово колотилось, разнося панику по организму.

– Шшш, – тихо произнес тот, кто разбудил меня таким хреновым способом. Поморгав, я узнала Адама. Он сидел на краю моей кровати в мокрой одежде, и смотрел на меня. – Я уберу руку. Обещаешь не кричать? – спросил он голосом, который я не слышала уже несколько дней.

Я кивнула и Адам осторожно убрал ладонь от моего рта. Осознание того, что это был мой друг, принесло облегчение. Но и гнев не заставил себя ждать.

– Какого черта ты здесь делаешь? – прошипела я, хмуро глядя на него. – Ты все еще считаешь себя вправе залезать в мое окно, когда тебе вздумается?

– Тише, – шепнул он, потому что последнюю фразу я произнесла достаточно громко. – Я просто пришел проверить, закрыто ли у тебя окно, потому что мне показалось, что оно открыто.

– Зачем?

– Потому что на улице ужасная погода и я бы не хотел, чтобы ты простыла или даже просто замерзла ночью. Я пришел разбудить тебя, чтобы ты его закрыла.

 

– Зачем тебе это? Разве тебе не наплевать?

Адам потупил взгляд в пол. Он был напряжен. Я могла точно сказать, что парень находился на грани нервного срыва. Если я что и знала о своем друге, так это то, что такое состояние было ему совсем не свойственно. Я легонько коснулась ладонью его мокрого плеча.

– Адам, – позвала я мягко.

Он резко развернулся и, повалив меня на кровать, крепко сжал в своих объятиях. Я замерла, не зная, что делать, мои руки повисли по его бокам. Нерешительно я протянула их и обняла его большую крепкую спину.

– Адам, – снова прошептала я. – Поговори со мной.

– Триш, – сдавленно отозвался он. – Пообещай, что никогда не предашь меня.

– Что?

– Пообещай, что не предашь, прошу тебя, – сказал он, и его грудь сотрясли беззвучные рыдания.

– О, боже, Адам… – Это единственное, что я могла прошептать. – Я обещаю, слышишь? Обещаю.

Несколько минут он плакал. Но как только услышал мои слова, отстранился немного и посмотрел мне в глаза.

– Я не могу без тебя, – прошептал он. – Ты нужна мне.

– Ты тоже мне нужен.

Это были слова, которых я ждала, которые хотела услышать. Я нуждалась в них, как в воздухе. Как и в Адаме. Я сходила с ума без него. Он крепче обнял меня, а потом наклонился своим лицом к моему. Ниже. Еще ближе. Я застыла, боясь испортить момент. А потом это случилось: наши губы встретились, вызывая дрожь во всем теле. Адам целовал меня медленно, томительно. Его мягкие губы как будто исследовали каждый миллиметр моих губ. Я не отставала и попыталась углубить поцелуй, но Адам не позволил. Он последний раз прикоснулся своими губами к моим и поцеловал меня в лоб.

Немного расслабившись, парень лег рядом и вздохнул. Я чувствовала на спине его горячие ладони, то, как он поглаживал мою едва прикрытую кожу. Пальцы второй руки пробрались под лямку майки и поигрывали с ней, вызывая бурю чувств и желания во мне.

– Адам…

Он перебил меня.

– Прости, что поцеловал тебя. Я не должен был. Это был просто порыв какой-то. – Внутри меня все опустилось от его слов. То есть, он не хотел меня целовать, а «просто так получилось»? Слышать это было больно. Адам не чувствовал моего напряжения и боли, а потому продолжил: – Прости, Триш. Я не хочу тебя терять. Я боюсь остаться без тебя.

– Почему ты не пришел ко мне сразу, как узнал?

Адам помолчал пару минут и только потом ответил:

– Не знаю. Я просто… – Он снова вздохнул. – Я был так зол и непредсказуем даже для самого себя. Я боялся причинить тебе вред. Сделать то, о чем потом пожалею, за что ты могла бы меня не простить.

– Например? – спросила я.

– Триш, давай не будем об этом говорить. Не скажу, что сейчас я в полном порядке, но обязательно буду. Ты простишь меня, что я тебя избегал?

– Ты не избегал, ты просто не общался со мной.

Адам усмехнулся.

– Ты все равно меня оправдываешь.

– Я не оправдываю.

– Да-да, оправдываешь, – произнес он довольным тоном, и сжал меня крепче в объятиях. – Я скучал по тебе, – прошептал Адам.

– И я. Пообещай мне тоже кое-что.

– Что угодно, – отозвался он.

– Что бы ни происходило в твоей жизни, приходи ко мне первой.

– Обещаю, – без промедления сказал Адам.

– Правда? – Я приподняла голову и посмотрела в его глаза. Было темно, но я смогла увидеть, что его взгляд направлен на меня.

– Правда, детка. А теперь спи.

Он поцеловал меня в лоб и я положила голову на подушку, прикрывая глаза.

– Ты не уйдешь? – спросила я.

– Никогда, малышка, – шепотом ответил Адам, и через несколько минут я уснула, слушая биение его сердца и чувствуя теплое дыхание у себя на макушке.

Глава 10

Утром я проснулась сама. Мое окно было прикрыто, но не заперто. Постельное белье промокло от одежды Адама, но пахло им, из-за чего мне даже не хотелось отправлять простыни в стирку. Я лежала и смотрела в потолок, думая об этой ночи.

Меня, конечно, порадовало то, что Адам наконец пришел ко мне, пусть и не сразу. Но это была его своеобразная забота обо мне. Что ж, мне приходилось довольствоваться тем, что он мне давал. Но все же меня не покидала мысль о том, что же помогло ему справиться со стрессом в самый тяжелый момент его жизни.

И потом мои мысли заполнил наш первый поцелуй. Такой томительный и нежный. Полный заботы и любви. Сердце тут же сжалось, как только я вспомнила о том, что это было не желание ко мне, а «порыв», как он его назвал. От этого становилось больно. Понимать, что ты просто попалась под руку. То есть, если бы Рита жила так близко, он поцеловал бы ее и сделал с ней гораздо больше.

Я тяжело вздохнула. Что ж, пришло мне время наконец смириться с тем, что Рита была его любимой. Девушкой, к которой он шел в первую очередь. Той, кто, полагаю, утешала его, когда отец предал его маму.

С того дня все стало как прежде. Адам снова общался со мной и стал тем лучшим другом, которого я потеряла. И, несмотря на то, что я часто с тоской смотрела на его губы, вспоминая наш поцелуй, все же радовалась хотя бы уже той ничтожно малой части его жизни, которую он отдавал мне. Мне было до странного больно видеть его с Ритой. Почему-то после той ночи в моей комнате мне казалось, что он должен был хоть немного смущаться, когда я видела их поцелуи и объятия. Но Адам как будто стер из своей памяти наш момент близости. И это ранило, наверное, сильнее всего.

Я еще лишь раз встретилась с Ником перед тем, как он уехал в колледж. У нас с ним так и не дошло ни до чего серьезного. Возможно, он не настаивал с достаточным упорством. А, может быть, я даже не допускала мысли о серьезном шаге в наших отношениях, потому что, даже целуя его, я теперь чувствовала вкус губ Адама.

Жизнь вошла в привычное русло, за исключением пары пустяков. Долорес все больше сходила с ума от желания проститься с девственностью в ночь выпускного. Она извела меня разговорами о своем большом плане, в который были включены она, Дрю – да-да, она нашла себе жертву – и гостиничный номер.

– Ты уже придумала, с кем хочешь сделать это? – спросила подруга. На последнем слове ее глаза забавно округлились, и я рассмеялась.

– Нет, – ответила я сквозь смех.

– Ты что? Осталась всего неделя! – выкрикнула Долли.

Я пожала плечами, глядя на Адама, который бегал по полю с мячом.

– Эй, ты, монашка, – позвала меня Долли, толкнув плечом. – Я к тебе обращаюсь, непорочная моя.

Я улыбнулась, забрасывая в рот кусочек картошки-фри.

– Блин, ты серьезно, – медленно произнесла Долли через пару минут молчания. – Правда решила оставить все как есть?

– Ага, – коротко ответила я, не сводя взгляда с Адама.

Долорес посмотрела на меня, потом перевела взгляд на поле.

– Ну конечно, – прошептала подруга. – Черт, как же я раньше не догадалась?

– О чем? – спросила я.

– Ты же по уши влюблена в нашего квотербека.

Я резко повернулась лицом к подруге и скривилась от того, как широко она улыбалась.

– Господи, вы только посмотрите на нее, – сказала она, растягивая слова. – А я все голову ломаю: что же тебя сдерживает? А это не «что», а «кто». Да, Триш?

– Не понимаю, о чем ты говоришь. – Даже для меня самой эти слова прозвучали неубедительно.

– Ага, продолжай отнекиваться и я обязательно поверю. В следующем тысячелетии. – Она повернулась лицом к полю. – А знаешь, подруга, кажется, он к тебе тоже неравнодушен. Эх, вам давно пора стать парой, – сказала она со вздохом и, поставив локоть на колено, облокотилась подбородком о ладонь.

– Это вряд ли, – печальнее, чем хотела, отозвалась я.

– Время покажет, Триш, – сказала Долли.

– Как у вас с Дрю? – спросила я, желая сменить тему.

– Нормально. У нас с ним уговор: мы проводим ночь выпускного так, как нужно мне, а потом без всяких обязательств разъезжаемся по разным колледжам.

– Ох. Долли, обычно так начинаются самые горячие отношения.

– Ага, примерно также они и заканчиваются.

– Тогда что вы сейчас делаете вместе?

– Прощупываем почву, – весело отозвалась подруга. – Смотри, к нам бежит тот, кого ты не любишь.

Я повернула голову в сторону поля и увидела, что к трибунам приближался Адам. Он был невероятно красив в своей форме, с растрепанными мокрыми волосами и широкой улыбкой. Я завороженно смотрела на него, пока Долорес не испортила момент.

– Если твои слюни закапают мою новую юбку, ее будешь стирать ты.

Это немного отрезвило меня и вернуло в реальность.

– Привет, – поздоровался Адам, поднявшись к нашему ряду. Мы ответили приветствием. – О чём говорите?

Я слегка покраснела, а Долли с хитрой улыбкой посмотрела сначала на меня, потом – на Адама.

– Да так… О девичьих делах. Слушай, Адам, как считаешь, кто бы подошел Триш на роль её первого мужчины?

Я задохнулась от возмущения, а с лица Адама мгновенно сползла улыбка и он нахмурился.

– Не понял?

– Ну, я уже нашла себе кандидата. Вот, сидим подбираем и ей красавчика, – беззаботно сказала Долли и небрежно махнула на поле.

Адам проследил за её жестом и повернулся ко мне.

– Это так?

Я покачала головой, но Долорес снова влезла со своими ненужными комментариями.

– А как ты думаешь? Совсем скоро она поедет в колледж, а там никто не хочет связываться с девственницами. Так что пора брать все в свои руки.

– То есть ты с Ником…

Я снова покачала головой.

– А я ей говорила, – встряла Долли.

– Замолчи, Долорес, я не с тобой разговариваю, – резко сказал Адам. Подруга фыркнула. – Триш, отойдём?

– У неё от меня нет секретов. – Моя подруга не знала, когда нужно заткнуться.

– Триш, – снова позвал Адам.

Я встала и поплелась за ним к концу ряда. Мы спустились вниз и зашли за трибуны. Адам стоял спиной ко мне, а я прислонилась спиной к балкам и ждала того, что он скажет. Он провел рукой по волосам и повернулся ко мне.

– Ты серьезно собираешься это сделать? – Я пожала плечами, ожидая продолжения. Он сделал ко мне два шага и уперся рукой в балку над моей головой. – Зачем?

– Ты же слышал, что сказала Долорес.

– Она идиотка.

– Она моя подруга.

– Которая дурно влияет на тебя.

– Какая тебе разница? Ты-то уже давно не девственник.

– Триш, я парень.

– И что теперь? Тебе позволено больше? Твоя девушка не старше меня.

– Она – не ты.

– И что это должно значить?

Адам крепко сжал челюсти и зажмурился. Сделав несколько вдохов, снова открыл глаза и посмотрел на меня.

– Не делай этого.

– Может, мне стоит сохранить себя для брака?

– Не обязательно до брака. Но не делай этого так.

– Как – так?

– Только чтобы поставить галочку. Дождись правильного парня.

– А если он никогда не появится в моей жизни?

– Господи, Триш, ты просто стоишь тут и придумываешь оправдание своему дурацкому поступку, который даже совершать не стоит.

– Не тебе меня судить, Адам. Пожалуйста, позволь мне самой решать.

Я злилась, потому что система двойных стандартов у этого парня работала бесперебойно. К тому же он считал себя вправе снова вмешиваться в мою жизнь, но едва ли пускал меня в свою.

– Кого ты выбрала? – спросил он, хмуро глядя на поле.

– Я еще не выбрала.

– Почему не переспала со своим Ником, когда была возможность? Он хотя бы сделал бы все правильно. А эти черти… – Он кивнул головой на своих друзей по команде. – Кто-то из них обязательно все испортит. Он не будет ласковым, Триш. Он будет торопиться и сделает тебе больно. А если напьется, то даже не поймет этого. Ты заслуживаешь большего.

– Может, ты сам хочешь этого сделать?

Адам так резко повернул голову ко мне, что я услышала как хрустнула его шея. Он впился в меня взглядом. Я видела в нем желание, но дальше эта ситуация не сдвинулась.

– Я не могу.

– Ну конечно, – иронично ответила я. – Тогда не мешай.

Я оттолкнула парня и обошла его. Вернувшись на трибуны, я посмотрела на светящуюся самодовольством Долорес.

– Твои слова были неуместными, – буркнула я, подхватывая свои вещи.

– Эй, ты чего? Его надо было немного подтолкнуть! – с возмущением произнесла подруга.

– Иди Дрю своего подталкивай.

– Его подталкивать не надо, он уже готов. Но я жду волшебной ночи выпускного. Кстати, а Адам идет со своей стервой или, может, передумал и понял наконец, что вы созданы друг для друга?

– Тише ты, – прошипела я, глядя на поле. Но успокоилась, увидев, что мой друг уже вернулся к своей команде. – Меня пригласил Лаклан.

– Серьезно? – переспросила Долли, приподняв одну бровь.

– Ага.

– И ты согласилась?

 

– Еще нет. Но сегодня скажу «да».

– И ты отдашься этому варвару?

Она неспроста так его называла. Лаклан был капитаном команды по бейсболу. Он как будто был выращен в лесу. Для его образа не хватало только огромного топора за плечами. У него были скабрезные шуточки, но в целом парень был безобидным. И с ним было весело. А еще Лаклан был геем, но в школе об этом не знали.

Я узнала совершенно случайно, когда поздно возвращалась от Долли и увидела Лаклана в подворотне за местным фастфудом. Он засовывал язык в глотку какому-то парню. Чтобы я не рассказала никому, он пригласил меня на выпускной и пообещал вести себя как джентльмен. Так что я заключила практически беспроигрышную сделку: у меня была пара на выпускной в виде парня, который бы не посягал на моё тело. В отличие от Долли, я решила, что раз уж мне не удастся на выпускном переспать с парнем, которого действительно хочу, то я лучше всё-таки подожду правильного партнера.

Меня жутко раздражало вмешательство Адама, который на самом деле не хотел видеть во мне девушку, но все равно считал, что может запретить мне поступить так, как мне хочется. Только по этой причине я не стала отрицать его предположение о том, что хочу лишиться девственности на выпускном.

Пока мы с Долли болтали, послышался свисток и крик тренера:

– Скотт! Какого черта с тобой происходит? Напоминаю: ты на поле со своими друзьями! Перестань лезть в драку, иначе я отстраню тебя от финальной показательной игры!

Я перевела взгляд на поле. Адам посмотрел на меня, снял шлем и с силой швырнул его на траву.

– Ого, кто-то злится.

– Зря ты сказала ему. Идем, нам пора отсюда уходить.

– Ага, кажется, наш вид кого-то раздражает.

Мы поднялись и пошли по ряду к ступенькам. Я бросила ещё один взгляд на Адама. Дрю что-то говорил ему, а мой друг стоял, уперев руки в бедра, кивал, не сводя с меня взгляд.