3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Больше, чем друг

Tekst
19
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 7

После сцены в раздевалке я не разговаривала с Адамом несколько дней. Я видела его на уроках и в столовой в школе, но он делал вид, что не замечает меня. Мне было чертовски больно от того, что он так просто вычеркнул меня из своей жизни, заменив Ритой.

В пятницу вечером мы решили с Долорес, что нам нужно отдохнуть и пойти в кафе. Я рассказала ей все, что произошло между нами с Адамом, устроив еще один сеанс рыданий, но теперь уже на плече подруги. Она не облегчала задачу, обзывая его всеми возможными ругательствами. К тому моменту, когда слезы иссякли, я поняла, что нужно двигаться дальше. Тогда-то Долли и сказала, что нам пора снова начать выходить «в свет».

Я обувалась, когда мама вошла ко мне в спальню и присела на край кровати.

– Уже готова? – спросила она с легкой улыбкой.

– Почти. Долли будет тут минут через пятнадцать. Лучше подожду ее полностью собранная. Потому что позже у Пита не протолкнуться, а мы хотим занять нормальный столик.

– Знаешь, если бы у Пита подавали алкоголь, ты бы туда не пошла.

– Я бы туда не рвалась, – усмехнулась я.

– Триш, перестань делать вид, что никогда не пила алкоголь.

– Мам, я и не пытаюсь. Но к Питу все ходят за вкусными бургерами, а не чтобы пить.

– Ладно, это бессмысленный разговор. – В ответ я только хмыкнула, завязывая шнурки на втором ботинке. – Я хотела поговорить о другом. Ты закончила?

– Ага, – ответила я, выравниваясь на пуфике и глядя в хмурое лицо мамы. – Что-то случилось?

– У нас все в порядке. Как дела у вас с Адамом? Давно с ним разговаривала?

В груди кольнуло.

– Давно, – выдавила я из себя.

– Вы поругались? – Я тряхнула головой. – Тогда почему не общаетесь?

– Не знаю. – Я пожала плечами. – Он все время проводит со своей девушкой Ритой и на меня у него не остается времени.

– Тебя это расстраивает? – Я снова слегка пожала плечами. – Триша, поговори со мной.

– Мам, что тут говорить? Похоже, наступил момент, когда наши с Адамом жизни расходятся.

– Ох, милая, мне жаль.

– Мне тоже.

– Адам переживает не самое простое время в жизни и борется с этим как может.

– С чем он борется? – спросила я, резко вскинув голову.

– Триш, детям всегда непросто переживать развод родителей. А в вашем возрасте, когда вы еще так уязвимы и нуждаетесь в стабильности, такие перемены приводят к нервным срывам. Думаю, тебе стоит…

– Его родители разводятся? – выдавила я из себя сиплым голосом.

Мама посмотрела на меня с удивлением.

– Разве он не сказал тебе? – Я покачала головой, едва ли в состоянии переварить эту новость. Мама вздохнула и продолжила: – Может, просто ему еще слишком больно об этом говорить.

– Но что произошло?

– Ох, Ричард изменил Вильме со своей коллегой. Причем у них дома, пока Фи была на работе. – Я ахнула, даже боясь себе представить, что сейчас чувствовал мой друг. – Да, им сейчас нелегко приходится. Вильма выгнала Ричарда в тот же день. – Я сразу подумала о том, что действительно не видела машины мистера Скотта на их подъездной дорожке уже около двух недель. – Она беспокоится за Адама. Он стал молчаливым и злым. По каждому поводу проявляет агрессию. Оскорбляет отца и кричит на мать. Она не знает уже, что ей делать. Мы с ней подумали, что, может, ты что-то знаешь. Или, ну знаешь, могла бы поговорить с ним.

– Он не общается со мной, – печально отозвалась я.

– Что, вообще не разговаривает? – Удивление в мамином голосе вышло на новый уровень.

– Совсем.

– Что, вот так просто в один день перестал с тобой разговаривать?

– Да, – еще тише ответила я. У меня болело сердце. За него. За меня. За нас.

– Милая, не расстраивайся. Все еще наладится.

– Наверное, – грустно произнесла я, опустив голову.

– Ладно, пойди и повеселись с друзьями, – сказала мама, встав, и сжав мое плечо.

Я просидела на пуфике еще несколько минут и встала, решительно направившись на выход. Я была твердо намерена в этот вечер поговорить с Адамом и предоставить ему всю поддержку, которую он был готов принять. Я вышла из дома и пошла к его окну. В нем горел свет и я надеялась, что мой друг дома. Так и получилось. Как только я подошла к окну, то увидела Адама, только он был не сам.

Я стояла у окна и смотрела на то, как его большое тело нависало над телом Риты, когда она лежала на его кровати. Полуголая Рита извивалась под прикосновениями Адама и, судя по выражению лица, получала невероятное удовольствие от его прикосновений и поцелуев.

Адам был одет в одни только джинсы. Он был невероятно красивым. Я все еще помнила ощущение от его объятий и нежного прикосновения губ. Я снова смотрела на то, как он ласкает свою девушку, и снова внутри меня все скручивалось от ревности и боли. Когда Адам начал стаскивать с Риты джинсы, я поняла, что с меня хватит. Пришло время переступить через эту ситуацию и отпустить моего друга и парня, в которого я начала влюбляться.

Адам давно перестал быть мне просто другом. Теперь он был чем-то большим. Кем-то, кого я не могла заполучить в свои объятия. Кого я не могла ласкать, как это делала Рита. Чьей кожи я не могла касаться и чувствовать жар его тела, нависающего над моим.

Я резко развернулась и пошла к своему дому, крепко сжимая челюсти и глубоко вдыхая, чтобы не расплакаться.

В кафе у Пита было многолюдно. Впрочем, как и всегда. Мы заняли столик у дальней стены, который давал хороший обзор на входную дверь. Нас было шестеро. В последний момент к нам присоединился Дрю, который уже несколько дней проявлял повышенное внимание к Долорес, сразу после расставания с Клариссой. Моя подруга даже и рада этому. Теперь она разрабатывала план о соблазнении парня, чтобы он стал ее первым.

В какой-то момент дверь открылась, и в кафе зашли четыре парня с двумя девушками. Они вели себя шумно, громко смеялись, толкались и шутили. Я посмотрела на то, как высокий темноволосый парень приобнял низкорослую девушку и потрепал ее по волосам. Она притворно возмутилась и толкнула его локтем в живот. Их отношения напоминали мне то, что есть у нас с Адамом. Было у нас с Адамом. То, что мы, кажется, безвозвратно утратили. Я судорожно вздохнула, стараясь сдерживать эмоции и не показывать, что чужие отношения влияют на меня.

Компания присела на расстоянии двух столиков от нашего, и сделала заказ. Они постоянно привлекали к себе внимание своим вызывающим поведением. Оно должно было бы раздражать, но мой взгляд то и дело возвращался к ним. Причем чаще всего я смотрела на темноволосого парня и его подругу: на то, какие между ними теплые и нежные отношения. Как он заправляет ей за ухо прядь волос, как ласково обнимает, как говорит ей что-то на ухо, отчего та смеется.

Спустя примерно двадцать минут в кафе зашел еще один парень и направился прямо к столику возмутителей спокойствия. Девушка, с которой до этого обнимался темноволосый парень, вскочила со своего места и буквально бросилась в объятия вошедшего. Тот подхватил ее на руки и закружил. Со словами «Как же я соскучился» он подарил ей бесстыдный поцелуй, способный загнать в краску даже самых отъявленных развратников. Я не сводила глаз с пары, а потом зачем-то повернула голову к темноволосому.

Я ожидала, что парень будет с ревностью смотреть на девушку и ее парня, но он смотрел прямо на меня. Я поймала его взгляд и несколько секунд мы смотрели друг на друга, даже не улыбнувшись. Нашу игру в гляделки прервал тот самый вновь вошедший парень. Он подошел к темноволосому и тот встал со стула, подарив другу крепкие объятия.

Я смотрела на них, не отрываясь. То, как новый парень устраивался на стуле с другой стороны от девушки, как делал заказ, как общался с друзьями. Я снова перевела взгляд на темноволосого и он тоже смотрел на меня. Только в этот раз уже с очаровательной улыбкой на красивых губах. Его карие глаза внимательно следили за мной, отчего мне стало немного неловко и я заерзала на стуле.

Его улыбка стала шире и я улыбнулась в ответ. Он слегка кивнул в сторону барной стойки и встал, направившись туда. Я молча поднялась и последовала за ним.

– Ты куда? – спросила Долли.

– Хочу пить, – ответила я, не оборачиваясь.

На пути к стойке я смотрела на парня, который уже остановился перед ней спиной ко мне, и болтал с барменом Мартой. Девушка улыбнулась, кивнула и отошла. Я встала позади парня, буквально в паре шагов от него.

– Боишься подойти ближе? – спросил он мягким голосом.

– Нет, – ответила я спокойно.

– Тогда сделай последние шаги и позволь полюбоваться тобой, – отозвался он, и повернулся ко мне.

Я стояла и смотрела на него широко раскрытыми глазами.

– Я – Ник.

– Приятно познакомиться, Ник, – ответила я, улыбнувшись.

– Обычно после этого девушка называет свое имя.

Я рассмеялась.

– Точно. Я – Триша.

Он протянул руку и я вложила свою ладонь в его. Он подарил мне легкое рукопожатие и легонько погладил большим пальцем тыльную сторону руки.

– Как дела, Триша?

– Эмм, хорошо.

– Будешь что-то пить?

– Не откажусь от грейпфрутового сока.

Он слегка скривился, и его лицо приобрело очаровательное выражение. Ясный взгляд теплого цвета глаз не отрывался от меня.

– Грейпфрутовый сок горький.

– Зато хорошо утоляет жажду.

– Вода хорошо утоляет жажду, а соки ее распаляют.

– Дай-ка угадаю: ты спортсмен.

– Точно, – рассмеялся он.

– Каким спортом занимаешься?

– Я выступаю за сборную гребцов университета.

– А, так ты уже студент?

– Второй год, – кивнул он. – А ты?

– Заканчиваю школу.

Его брови поползли вверх.

– Ты серьезно?

– Вполне.

Он окинул меня быстрым взглядом с головы до пят. Судя по довольной улыбке, он остался удовлетворен увиденным.

– Ты не местный? – спросила я. Он качнул головой. – А что делаешь здесь?

 

– Приехал к другу. – Ник кивнул головой в сторону столика, за которым сидели его друзья. Я бросила туда быстрый взгляд. Его друзья смотрели на нас, что-то оживленно обсуждая. Девушка, с которой пришел Ник казалась слегка недовольной, несмотря на то, что рядом с ней сидел ее парень.

– Могу я вам что-то принести? – раздался голос Марты.

– Грейпфрутовый сок, пожалуйста, и стакан воды, – все так же, не отрывая взгляда, попросил Ник.

– Сейчас принесу, – отозвалась бармен.

– Ну так что, Триша? Или ты предпочитаешь «Триш»?

Я пожала плечами.

– Без разницы.

– Значит, заканчиваешь школу? – спросил он, и я кивнула. – Собираешься дальше поступать?

– Ты серьезно собираешься поговорить со мной об учебе? – улыбнулась я.

Ник покачал головой.

– Нет, я хочу поговорить с тобой о том, могу ли отвезти тебя домой.

Я слегка напряглась.

– Мы только познакомились, и я даже не знаю твоей фамилии.

– Болтон.

– Ник Болтон, – повторила я, и он кивнул. – На самом деле я живу в двух кварталах отсюда и пришла пешком. Так же и намерена уйти.

– Со мной, – ответил он утвердительно.

– А ты не берешь пленных, – заметила я.

– Мне это ни к чему. Неужели не могу провести домой понравившуюся мне красивую девушку?

– Ты льстец.

– Я реалист.

– К тому же профессиональный.

– Реалист?

– Льстец, – засмеялась я.

С Ником было легко. Спустя несколько минут мы уже сидели вдвоем за барной стойкой и пили заказанные напитки. Спустя полчаса мы смеялись и делились подробностями о себе. А спустя два часа мы были по пути к моему дому. Дрю, перед тем, как отвезти домой Долорес, познакомился с Ником, посмотрел его документы, и предупредил парня, что у него хорошая память на имена. Ник усмехнулся этому замечанию, но заверил Дрю, что доставит меня домой в целости и сохранности.

Через несколько шагов от кафе Пита Ник взял меня за руку. Это ощущалось так естественно, как дышать. Как будто мы были знакомы уже долгое время. Как будто то, как мы продвигались к близости, было предопределено уже давно. С Ником мне было комфортно и спокойно. И я настойчиво гнала от себя мысль, что не испытываю трепета и в моем животе не порхают бабочки от его прикосновений.

– Чем занимаешься завтра? – спросил Ник.

Я пожала плечами.

– Наверное, пойду на озеро.

– Купаться? – усмехнулся парень.

– Прохладно для купания. Я люблю там читать.

– Что читаешь?

– В основном фэнтези.

– Что привлекает тебя в таких книгах?

Подумав минуту, я ответила:

– Наверное, возможность представлять себе то, чего нет и никогда не произойдет. Это возможность смотреть фильм у себя в голове.

Ник улыбнулся.

– Интересное описание.

– Уж какое есть.

Мы еще немного прошли в тишине, а потом он спросил:

– Я могу к тебе завтра присоединиться? Обещаю, что не буду прерывать твой фильм.

– Собираешься просто сидеть и молчать?

– Почему просто? Буду читать свою книгу и иногда любоваться тобой.

Он говорил правильные вещи. Те, которые хотела бы услышать каждая девушка. Ник был обаятельным и хорошим. Но почему-то сердце не трепетало от его близости. Хотя я очень хотела бы этого. Отношений, лишенных драм и сложностей. Никаких подводных камней и запретов. Я решила, что хотя бы попытаюсь.

– Хорошо.

– Правда? – переспросил он с улыбкой. Я кивнула, улыбнувшись в ответ. – Во сколько я могу за тобой заехать?

– Эй, отсюда до озера совсем недалеко.

– Но до твоего дома мне придется ехать, я живу на другом конце города.

– Тогда ладно. Оставишь машину у моего дома.

– Договорились.

– Мы пришли, – сказала я негромко, остановившись напротив своего дома.

– Слишком быстро. Сделаем еще кружок по кварталу? – спросил Ник, и я рассмеялась. – Что? Нет? Ладно, тогда завтра мы проведем больше времени, чем запланировали. Во сколько мне приехать?

– Давай в двенадцать, – ответила я, пытаясь отдышаться после приступа смеха.

– И до которого часа ты планировала пробыть на озере? – спросил Ник, прищурившись.

– Примерно до трех.

– Тогда мы пробудем там до трех тридцати.

– Двадцати восьми, – решила подразнить я.

Теперь смеялся Ник.

– А с тобой сложно спорить.

– Тогда не делай этого.

После моих слов мы перестали смеяться. Мы смотрели друг другу в глаза, все еще сохраняя улыбки на лицах. В тот момент воздух как будто застыл, внезапно стало тихо. Спустя пару мгновений Ник сделал шаг ко мне. Парень протянул руку и провел по щеке тыльной стороной ладони. Я слегка вздрогнула от прикосновения.

Ник начал наклоняться, глядя на меня, как будто спрашивая разрешения. У меня в голове крутилась только одна мысль: неужели он меня сейчас поцелует? Прямо на первом свидании? Парень склонился и его лицо очутилось прямо перед моим. Его ладонь уже давно легла мне на щеку и большой палец нежно поглаживал кожу. Щека парня с короткой щетиной скользнула по моей щеке, когда он наклонился к самому моему уху и прошептал:

– Спокойной ночи, красавица. Жду не дождусь нашей завтрашней встречи.

Потом он немного отстранился, но только для того, чтобы оставить нежный поцелуй в уголке моих губ, украв дыхание. Я замерла, не зная, как вести себя. Ник выровнялся и посмотрел на меня с легкой улыбкой.

– Увидимся завтра, Триша.

– Спокойной ночи, Ник.

Он развернулся и пошел по улице, а я осталась смотреть ему вслед. Тишина на улице нарушалась только звуком его шагов. Пока у соседнего дома громко не хлопнула дверца машины, привлекая к себе мое внимание.

Я повернулась и посмотрела на подъездную дорожку Скоттов. У машины стоял Адам и смотрел в мою сторону. Я не могла рассмотреть его лица из-за темноты и скудного света в его дворе, но его напряженная стойка и сжатые кулаки выдавали раздражение парня. Ему не нравилось то, что меня поцеловал другой парень? Какого черта?

Мы пару минут стояли и смотрели друг на друга, пока не опустилось стекло на пассажирской двери его машины и оттуда не послышался голос Риты.

– Малыш, поехали, иначе меня накажут, – капризным тоном произнесла она.

Это было словно холодный душ. Я резко развернулась на пятках и рванула к дому. Уже забежав на крыльцо, я услышала рев мотора. Обернулась и увидела, что Адам резко вывернул со своей подъездной дорожки и уехал. Я стояла у входной двери и смотрела вслед красным огням, пока они не скрылись из виду.

В груди что-то сильно сжалось, отбирая возможность дышать. Внезапно в горле образовался ком, который я с трудом смогла проглотить. Я вошла в дом и на цыпочках прокралась в свою комнату. В тот вечер я еще долго смотрела на темное окно спальни Адама и жалела о том, как все стало между нами. О потерянной дружбе, об упущенных возможностях.

Глава 8

– Какие у нас планы на вечер? – спросил Ник. Даже по телефону я чувствовала его улыбку.

Уже две недели мы были вместе. Ник был ласковым и заботливым парнем, очень внимательным ко всем моим желаниям. К тому же очень терпеливым. Он каждый день пытался продвинуться со мной дальше невинных поцелуев, но я каждый раз сдерживала его. Долли называла меня идиоткой. Она говорила, что мне невероятно повезло: я встречалась с парнем из колледжа, у которого опыта было побольше наших одногодок, и ничего с этим до сих пор не сделала. А еще она постоянно напоминала мне о том, что у меня ограничено время с Ником, потому что через пару дней ему нужно было уезжать в колледж, и не было никаких гарантий, что мы увидимся снова. Долорес подбивала меня воспользоваться выпавшим шансом и проститься с моей V-картой.

Ник был очень терпелив, но даже я понимала, что его терпение не вечно. Поэтому решила воспользоваться отсутствием родителей сегодня дома и пригласить Ника к себе. Волнуясь и вытирая вспотевшие ладони о спортивные штаны, я произнесла в трубку:

– Приезжай ко мне в семь.

– В смысле домой? – переспросил парень.

– Да… я… моих родителей не будет, – неуверенно заявила я, пялясь в потолок.

– Эээ, ладно. Ты уверена? – переспросил Ник.

– Думаю, да.

– Ты думаешь? – переспросил он.

– Да. Жду тебя в семь, – ответила я быстро и положила трубку, чтобы не передумать.

Ник действительно на меня не давил, но каждый раз, когда мы оставались наедине, пытался вывести наши отношения на новый уровень. Я убеждала себя, что готова к тому, чтобы попрощаться со своей девственностью и этот вечер подходил как нельзя лучше.

Я положила телефон на прикроватную тумбочку и расположила руки на своем животе, пытаясь понять, кружащие в нем бабочки были от приятного предвкушения или волнения от страха. Я повернула голову и посмотрела на окно, представив себе, что точно так же сейчас в кровати лежал Адам и думал… Обо мне? Рите?

Я миллион раз задавала себе вопрос, почему он отстранился от меня. Почему не пришел ко мне со своей проблемой? Две недели назад я перестала пытаться встретиться с ним. Я видела бывшего друга только мельком. Или во дворе, когда он уезжал или приезжал, или в школе, где он всегда был окружен друзьями или находился в обществе своей девушки.

Неделю назад я заметила, что он снова общается с Дрю. Друг Адама периодически посылал мне сочувственные улыбки. Неделю назад даже поговорил со мной, объяснив, что друг переживает не самое легкое время и ему нужно пространство. Лучше бы он этого не говорил. Когда я услышала о том, что Адаму требуется пространство от меня, это ранило еще сильнее.

Поэтому я решила посвятить себя новым отношениям. И пускай они имели короткий срок, мне было хорошо с Ником, и я собиралась насладиться этим сполна до его отъезда. Мы договорились ничего друг другу не обещать, потому что не было никаких гарантий, что сдержим это обещание. Мы жили слишком разными жизнями.

Ровно в семь часов раздался стук в дверь. Я едва его услышала за грохотом своего сердца.

– Ты сможешь, – произнесла я на выдохе, и пошла открывать дверь.

На пороге стоял Ник: как всегда соблазнительный и такой красивый. Парень был одет в джинсы и пуловер, который выгодно подчеркивал его грудные мышцы. В руке он держал небольшой букет красных роз.

– Долли сказала, что ты их любишь, – мягко произнес он, кивая на цветы.

Я улыбнулась.

– И она не обманула. Спасибо.

Я взяла цветы из рук Ника и жестом пригласила его войти. Проходя мимо, Ник поцеловал меня в щеку? и я порывисто вздохнула. Мне нужно было успокоиться, я слишком много думала о том, что должно было произойти между нами.

Я поставила цветы в вазу и взяла Ника за руку. Мне нужно было сделать то, что намеревалась, как можно быстрее. Нужно было совершить это как срывают пластырь: резко и быстро, немного потерпеть боль, чтобы потом ощутить облегчение.

Как только мы вошли в мою спальню, я буквально набросилась на парня, прижав его к закрытой двери. Ник даже не успел осмотреть мою спальню, в которой был впервые. Я притянула его голову для поцелуя и жадно впилась губами в его. Он не разочаровал, тут же обхватил мою попку своими крупными ладонями, прижимая меня к себе, и я почувствовала его возбуждение. Я пыталась скрыть страх за страстью, хотя отчетливо понимала, что колени дрожали не от возбуждения.

Ник резко повернул меня спиной к себе и прижался сзади. Убрав с моей шеи волосы, Ник прокладывал дорожку из нежных поцелуев по моей шее, вызывая мурашки на коже. Я прикрыла глаза, наслаждаясь его действиями. Руки Ника изучали мое тело. Начав с шеи, они медленно двигались вниз. Мое тело отзывалось на его ласки, и меня это радовало. Единственное, что раздражало, так это то, что я не могла до конца расслабиться и думала о каждом его действии. Буквально анализировала каждое телодвижение парня.

Ладони Ника спустились мне на живот. Потом одна рука легла на бедро, а вторая спустилась к самой чувствительной части моего тела. Ник жадно целовал мою шею и шептал на ухо:

– Ты такая горячая, Триш. Я так сильно хочу тебя, что аж больно. Детка, позволь мне быть с тобой. Хорошо?

Я кивнула на его слова, неспособная ответить. Осмелев, я протянула назад руку и сжала свидетельство его возбуждения через джинсы. Он отозвался, дернув бедрами и прошептал мне на ухо:

– Давай, малышка, сильнее.

Я замерла и распахнула глаза. Эти слова мне на ухо прошептал Адам, когда мы играли на автоматах. Ник продолжил поглаживать мое тело и целовать шею, но я уже отвлеклась, глядя на окно перед собой. На улице шел дождь и едва ли можно было что-то увидеть. Но раздвинутые шторы позволили мне рассмотреть фигуру в окне напротив. Там стоял Адам, скрестив на груди руки, и смотрел прямо на меня. Я не видела его лица, не знала, видел ли он меня. Но не могла оторвать взгляда от него. Тогда-то я и почувствовала, как сжалось сердце. А заодно и руку, уже скрывшуюся у меня под платьем, и пытающуюся добраться до моих трусиков.

 

Я резко отодвинула руку Ника и отскочила в сторону.

– Я… прости, Ник… я не… не могу это сделать.

Я несколько раз задала себе вопрос, какого черта творю и все порчу. Пыталась сосредоточиться на причинах, почему мне стоило закончить то, что мы начали. Но мой взгляд все время возвращался к окну и фигуре, стоящей в доме напротив, и глядящей прямо перед собой. Уже после я говорила себе, что стоило просто закрыть шторы и продолжить, но по какой-то причине я ощущала себя предательницей. У меня не было повода для такого чувства, я никому не изменяла. К тому же, у Адама была девушка и с ней он точно не сдерживался. Почему же тогда я не могла отдаться другому парню, чтобы не подумать о своем бывшем лучшем друге?

– Детка? – позвал Ник, протянув ко мне руку. – Мы не обязаны.

Я понимала, что парень чувствует себя неуютно из-за своего неудовлетворенного возбуждения. И мне вроде как стоило позаботиться о нем, потому что я стала причиной его дискомфорта. Но я не могла предложить ему даже элементарных поцелуев. Я все время смотрела на окно, как будто спрашивая у Адама одобрения своих действий.

– Хм, ладно, – после небольшой паузы произнес Ник. – Я, наверное, пойду.

Он сделал шаг от двери и открыл ее, чтобы выйти.

– Подожди! – выкрикнула я, и Ник повернулся, глядя на меня в замешательстве. – Не уходи, – попросила я, заламывая руки. – Останься. Прости, что я…

– Все хорошо, – прервал меня парень.

– Ник, не уходи, пожалуйста, – прошептала я.

Он почесал затылок, глядя в сторону, а потом снова вернул мне свой взгляд. Теперь он стал обычным Ником, а не «Возбужденным Ником», и я облегченно выдохнула. С этим парнем мне было проще иметь дело.

– Чем займемся? – спросил он.

– Можем посмотреть кино.

– Только… – он замялся. – Не в твоей спальне.

– Хорошо, – быстро согласилась я, выходя за ним следом.

Мы провели прекрасный спокойный вечер за просмотром комедии. Бросались попкорном и гонялись друг за другом по дому. Ник был потрясающе легким парнем, с которым не нужно было напрягаться и думать, с ним можно было просто плыть по течению.

После полуночи Ник встал с дивана и потянулся, обнажив полоску кожи на животе. Я не сводила взгляд с этого места. Мне хотелось дотронуться до него, приласкать. И я уже даже подняла руку, когда парень опустил руки и повернулся спиной ко мне.

– Мне пора ехать, – произнес он, наклоняясь, чтобы завязать шнурки на ботинках.

– Но моих родителей не будет до утра, – слабо возразила я.

Ник закончил возиться с обувью и повернулся ко мне. Погладив мою щеку, парень нежно коснулся моих губ своими.

– Я лучше всё же поеду, – тихо сказал он. – Завтра увидимся, хорошо? – Я молча смотрела на него, поэтому парню пришлось переспросить. – Хорошо?

– Да.

– Пока, малышка, – тихо сказал он, целуя меня в губы. Я бы и рада была углубить этот поцелуй, даже посмотреть, приведет ли он к чему-то большему, но не могла себя заставить. Ник был потрясающим парнем, но моё сердце оставалось по ту сторону окна в доме напротив.

– Пока, – ответила я, глядя на то, как он выходит за дверь.

Я откинулась на подушки и вздохнула. Попыталась подумать о том, что произошло в этот вечер и к чему приведут такие наши отношения. Прокрутив в голове события вечера, я решила, что думать обо всем этом неприятно.

Решив отправиться спать, я вернулась в свою спальню. Как только зашла и посмотрела на окно, я застыла. Дождь уменьшился и теперь мне четко было видно силуэт Адама в окне напротив. Парень стоял все в той же позе. Первая мысль, которая меня посетила, была «Он что, простоял там три часа?» Но потом я подумала, что это абсурд и он, скорее всего, просто только вернулся к окну. Я прижалась спиной к двери своей спальни и молча смотрела на Адама в ответ. Я ждала. И ждала. И снова ждала, что он сделает что-нибудь, махнет рукой. Почешет нос в конце концов. Но он не сделал ничего. Не пошевелился. Может, у него просто не чесался нос? Странная мысль, но она заставила меня слегка улыбнуться.

Я еще с минуту смотрела на него, а потом пошла в ванную и, почистив зубы, надела пижаму. Я вернулась в комнату примерно через десять минут, застав ту же картину у окна. Это было уже странно. И даже немного жутковато. Но в этот раз я не стала смотреть и ждать. Я подошла к окну, чтобы задернуть шторы, но Адам меня опередил. Он повернулся и занавесил свое окно, исчезнув из поля зрения.

Я шла спать со странным чувством удовлетворения и тревоги. Десятки вопросов крутились в голове, ответы на которые мне, видимо, никто не собирался давать. Но от поведения Адама по моему телу почему-то разливалось тепло. Он следил за мной. Значит, ему не все равно. Я ему не безразлична. И эта мысль грела меня и давала надежду, что еще не все потеряно между нами.