3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Больше, чем друг

Tekst
19
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3

– Напомните мне больше не доверять парням выбор фильма, – простонала Долли, занимая свое место в кинотеатре.

Рич бросил в нее горсть попкорна, и тот застрял в волосах девушки. Под дружный хохот мы садились в свои кресла, когда выключили свет. Я оглянулась назад и увидела, что прямо за мной сидели Адам с Ритой. Девушка жалась к нему, пока он обнимал ее одной рукой в то время, как второй забрасывал в рот попкорн. Адам перевел на меня серьезный взгляд. Обычно я бы улыбнулась ему или спросила бы, как дела. Но в тот момент почему-то все слова покинули мою голову. Улыбки тоже не было. Я просто смотрела в его мерцающие глаза, цвет которых менялся в связи со сменой цвета на большом экране, и не могла отвести взгляда.

Что-то произошло с нами накануне. Что-то, что навсегда – я была уверена – изменит наши отношения и нас самих.

Боковым зрением я отметила движение, и перевела взгляд на Риту. Девушка смотрела на меня с вопросом в глазах. Прочистив пересохшее горло, я улыбнулась, и постаралась придать своему голосу беззаботности.

– У вас какой попкорн, ребята? – спросила я, делая вид, что именно за этим повернулась к ним.

Мне показалось, что Рита немного расслабилась.

– Соленый, – ответила она, все еще глядя на меня с подозрением.

– Фу, от него губы пекут, – скривилась я. Повисла небольшая пауза и я решила, что пора закругляться. – Ну… э-э… ладно, наслаждайтесь фильмом.

Я отвернулась и зажмурилась.

– Какого черта это было? – шепотом озвучила мои мысли Долли.

Я снова выдавила из себя улыбку.

– Надеялась, что они возьмут карамельный попкорн, чтобы и я могла им полакомиться, – ответила я натянуто.

– Мы взяли карамельный, Триш, – прищурившись, ответила Долорес.

– А-а… Да? Мне почему-то казалось, что мы взяли сырный.

– Нет, – растерянно ответила подруга, и после короткой паузы спросила: – Ты уверена, что все в порядке?

Я небрежно махнула рукой, глядя на экран, на котором уже закончилась реклама и начинался фильм.

– Да. Да, уверена. Смотри, начинается.

Долли простонала.

– Полтора часа мучений. Ну что за идиотский выбор?

– Ш-ш, Долли, – послышался голос Рича.

– Ш-ш, – перекривила его подруга, но замолчала и посмотрела на экран.

Фильм был чертовски скучным для меня. Много стрельбы, взрывов и псевдо-чувств. Долорес на удивление втянулась и даже по своему обыкновению не комментировала фильм.

Несколько раз я чувствовала взгляд у себя на затылке. Я предполагала, кто именно смотрит на меня, но боялась обернуться, чтобы не выдать себя и не погрязнуть еще глубже. Я сама боялась своих мыслей и чувств, которые теперь вызывал у меня Адам.

То, что после нашей поездки на башню перестала воспринимать его просто как друга, я уже приняла. Но не могла принять то, как изменятся наши отношения. Я наблюдала, как у моей кузины дружба в школе переросла в любовь, а потом видела, как тяжело она пережила предательство своего любимого. Как вся школа разделилась на два лагеря: одни ей сочувствовали, другие насмехались. Все знали об их чувствах. Нора сказала, что у нее даже было ощущение, словно в их постели лежала половина школы. Я не хотела испытать это чувство на себе.

Кроме того, даже если бы мы позволили этим чувствам взять верх, а потом бы все закончилось? Мы бы стали чужими. Я бы не смогла выглядывать в окно своей спальни, потому что прямо напротив него окно спальни Адама. Не смогла бы видеть как он приводит новую девушку к себе домой. Потом женится и у них рождаются дети. Почему-то в этой ситуации я все время видела себя пострадавшей стороной. Как будто после расставания с ним я не смогу оправиться пять, десять, и даже пятнадцать лет спустя. Шестое чувство подсказывало мне, что если сейчас я позволю себе влюбиться в него без оглядки, то уже никогда не смогу разлюбить. И если он двинется дальше после наших отношений, я буду раздавлена.

– Нравится фильм? – услышала я шепот Адама у своего уха.

Моя шея покрылась мурашками, и я слегка сжалась. Неизвестно откуда взявшиеся в животе бабочки встрепенулись и запорхали внутри. Я непроизвольно погладила его.

– Триш, – повторил он, – нравится фильм?

Я покачала головой.

– Я так и знал, – сказал он, и я услышала улыбку в его голосе. – Завтра вдвоем пойдем на ужастики, ладно?

Я по инерции кивнула. Уже когда он отодвинулся от меня, я осознала, на что только что согласилась. Остаться в одиночестве, без свидетелей в виде друзей, в кинотеатре и смотреть фильмы, от которых мороз по коже. Фильмы, во время просмотров которых я всегда жмусь ближе к Адаму в поисках поддержки и защиты… Чертовски плохая идея. Мной завладела паника. Я почувствовала, как быстро забилось сердце, и мои щеки начали гореть. В импульсивном порыве я повернулась и посмотрела на Адама. Мой друг небрежно обнимал свою девушку, но смотрел прямо на меня с кривоватой улыбкой на этих соблазнительных губах.

Пару секунд я посмотрела на него , а потом так же резко отвернулась. Я уставилась на свои колени, соображая, что теперь делать. Мне нужно было все это прекратить. Даже попытаться отбросить эти мысли в сторону. Может, я надумала то, чего нет? Ведь на башне он сказал, что прижимался ко мне только для того, чтобы согреть. Ничего такого. А я, вероятно, нафантазировала себе то, чего не существовало. А ведь и правда он не давал мне повода. Но когда я на мгновение прикрыла глаза, воображение нарисовало Адама и тот новый взгляд, которым он на меня смотрел. Серьезный, пронизывающий, пробирающий до мурашек. В его глазах плескалось желание. Или я снова себе надумала лишнего? Точно, так и есть. Он же сидел со своей девушкой и у них, кажется, все было хорошо. Так что я мысленно стряхнула непрошенные чувства, и решила, что сама сочинила себе романтическую составляющую, которой не хватало в моей жизни.

Спустя почти два утомительных часа мы выходили из зала. Парни были в полном восторге от фильма, а девочки плевались и договаривались, что в следующий раз мы выбираем фильм.

– Когда будете платить за билеты, тогда и выберете, – сказал Дрю, чем заслужил шлепок по животу от своей девушки Клариссы.

– Тогда в следующий раз я иду без тебя, – сказала она.

Дрю обнял девушку и быстро поцеловал. Она немного смягчилась, но все равно продолжала играть роль обиженной девчонки.

– Куда дальше? – спросил Рич.

– Предлагаю идти к Ванде, – сказал кто-то.

Я старательно пыталась избегать взгляда на Адама. Несмотря на то, что убедила себя в отсутствии чувств, мне все еще было неловко.

– А ты что думаешь, Триш? – спросила Рита.

– Да, к Ванде нормально.

– Порвем всех на автоматах? – спросила Долли, беря меня под руку.

– Еще как, – отозвалась я.

– Эй, Триш в моей команде! – возмутился Адам.

– Черта с два, красавчик, она моя подруга, – ответила Долли, и показала парню язык.

Не прошло и минуты, как я была подхвачена и переброшена через плечо Адама. Под общий крик и возгласы Долли о несправедливости, парень выбежал из кинотеатра и пересек улицу. Потом открыл дверь в небольшую забегаловку «Клевер» и занес меня внутрь.

– О, Адам, кто там у тебя? – услышала я голос Ванды.

Приподняв голову, я увидела и саму женщину за стойкой.

– Привет, Ванда.

– Привет, Триш. У вас сегодня интересный способ зайти ко мне, ребята, – улыбнулась она.

– Ага, – отозвался Адам. – Мы будем как обычно. Когда этот зверинец ворвется в дверь, скажи, что мы у автоматов, ладно?

– Будет сделано.

Адам пронес меня через весь зал, и я слышала хихиканья девчонок и приветствия парней, мимо которых мы проходили. Друг поставил меня на ноги только тогда, когда мы оказались у автоматов. У меня закружилась голова, хоть и провисела я вниз головой не дольше трех минут. Адам взял меня за талию и помог восстановить равновесие.

– Порядок? – спросил он. Я кивнула. – Прости, но в противном случае ты играла бы с Долли, а я хотел тебя в свою команду.

Я посмотрела на него. В глазах парня были смешинки, а его рот был растянут в соблазнительную улыбку. Я поймала себя на том, что пялюсь на его губы. Отведя взгляд, я прочистила горло.

– Эмм, ладно… Хорошо. Начинаем? – Я указала на установку для пинбола.

– Подождем остальных. Нам нужны соперники. – Адам поиграл бровями.

В этот момент в кафе ввалились наши друзья. Долли, не сбавляя оборотов, прокричала Ванде свой заказ, и, как товарный поезд, налетела на Адама.

– Эй, Скотт, ты засранец! – крикнула она, ткнув его пальцем в грудь. Он засмеялся. – Ты пользуешься своей силой.

– В любви и на войне, Долли… – отозвался он со смехом.

– Эй, Рита! – позвал Адам.

Девушка приближалась к нам с настороженностью во взгляде. Решив развеять ее сомнения, я улыбнулась.

– Рита, будешь играть с нами? – спросила я.

– Вас уже двое в команде, – ответила она, не сумев скрыть обиды в голосе.

– Детка, следующий раунд я с тобой, – нежно произнес Адам, ласково ее обнимая и целуя в лоб.

Рита стояла спиной ко мне и я заметила, что Адам посмотрел на меня, прижимая к себе девушку. Почему-то стало не по себе, как будто я подглядывала в замочную скважину их спальни. Я резко отвела взгляд и переключилась на автомат.

Большая часть нашей компании уже сидела за столиком, только некоторые из нас остались в игровой зоне. Адам отпустил Риту и та присоединилась к остальным ждать своего заказа. Адам подошел ко мне, а у второго автомата заняли свои места Дрю с Клариссой.

– Надерем им задницу, малышка, – прошептал Адам мне на ухо, снова вызывая непрошенную реакцию моего тела.

Он перегнулся через меня и закинул монетки в приемник. Автомат ожил. Адам встал позади меня. Наши правила заключались в быстрой смене партнеров в процессе игры. Рядом с автоматами остановилась Долли.

– Я буду ведущей, детки, – промурлыкала подруга, отпивая содовую из стакана. – Готовы? Эй, Дрю, хватит целовать Клариссу, давайте начинать. Три, два, один… старт! – крикнула Долли, и игра началась.

 

В течение нескольких минут мы отчаянно сражались за победу. Как только Долорес кричала «Смена!», я убирала руки с кнопок, а на их место ложились руки Адама. После очередной команды моей подруги мы менялись местами. Все шло отлично, мы даже выигрывали.

Проблема была только одна. Адам. Он постоянно прижимался ко мне своим телом. Руками, бедрами, грудью. Когда играл он, то наклонялся ко мне настолько близко, что я слышала у уха его ускоренное дыхание. Каждый его жест вызывал в голове непрошенные мысли, и я чувствовала как щеки покрываются румянцем.

Господи, мы миллион раз играли так в пинбол, но только в тот раз все как будто было иначе. Словно раньше все было ненастоящим, и только сейчас мое тело пробудилось. Как будто краски стали ярче, а писк автомата и музыка, льющаяся из него – громче. Все мои чувства были обострены до невозможного. Мои ноздри заполнил его запах, ухо – его дыхание, кожа оказалась чувствительна к прикосновениям.

Мне нужно было бежать. Подальше от него. Я три дня довольно успешно его избегала и теперь могла сказать, что не зря. Теперь мне предстояло пережить этот вечер, а потом снова запереться в своей комнате на ночь, а днем сбегать к Долли, чтобы не видеть его. К сожалению, со вчерашнего дня в школе начались каникулы, а потому у подруги приходилось проводить большую часть дня, чтобы не столкнуться с Адамом.

Когда в очередной раз в меня врезались его бедра и я почувствовала твердость в его штанах, то опешила и замерла. Немного подвинувшись вперед, я пыталась убедить себя, что это была чистая случайность с его стороны. Это ведь нормально, когда у парня встает, если о его ширинку трется девичья попка, правда? Да, правда, только я не какая-то девушка, я его друг. Ну, такой, с которым можно влезть на дерево, когда тебе десять. Или обсудить подружку в пятнадцать. Я не друг по… ну, по постели.

Когда его бедра вновь задели мой зад, я поняла, что это не случайность.

– Смена! – крикнула Долли, и я переключилась на игру, положив пальцы на кнопки.

В этот момент Адам уперся ладонями в углы автомата и приблизил свои греховные губы к моему уху.

– Давай, малышка, сильнее, – хрипло произнес он, вызывая двоякие образы, и я упустила шар.

Адам застонал, и мои внутренности встрепенулись. Я чувствовала пульсацию ниже живота и поняла, что уже ничего не могу с этим поделать. Чертов Адам со своими стонами и словами, которых не должен был произносить. Чертов пинбол и чертовы мои эмоции!

– Ура! Мы выиграли! – выкрикнула Кларисса.

– Нет, детка, – хмуро произнес Дрю. – Мы выиграли только последний раунд, но по очкам ведут Триш с Адамом. Мы проиграли.

– Ну-у, – протянула девушка и надула губы.

Дрю быстро поцеловал ее.

– Идем, наша еда прибыла.

Адам сделал пол шага назад, выпуская меня из клетки своего тела. Я не могла повернуться и посмотреть на него. Боялась увидеть то, чего нет.

– Идем, Триш. Ты молодец. Впрочем, как всегда, – произнесла Долорес и потянула меня за руку к столику, где сидели все остальные.

Когда мы поворачивали за угол стены, отделяющей автоматы от основного зала, я рискнула бросить взгляд на Адама. Он смотрел на меня, запустив руку в волосы. Во второй он держал свою бейсболку. В его взгляде сквозило сожаление и стыд. Мне показалось, что не одна я почувствовала что-то, но снова попыталась отогнать от себя эту мысль. Мне нужно было взять себя в руки и избавиться от надуманных знаков его внимания.

Глава 4

Следующие два дня я практически жила у Долорес, чтобы не встречаться с Адамом. Он писал мне и звонил, но я старалась быстро заканчивать эти разговоры. Друг напомнил мне, что мы собирались отправиться в кино вдвоем, но я сослалась на то, что у меня нет настроения смотреть ужастики. Хотя за это время мы с Долли пересмотрели их несчетное количество.

На третий день подруга уезжала с родителями за город, и мне пришлось оставаться дома. Я собралась и пошла к озеру с книгой. Решила, что мне будет полезно прочитать то, что задали на каникулы, в спокойной обстановке.

Примерно полтора часа спустя мне заслонил солнце севший рядом на покрывало Адам. Я подняла взгляд от книги и посмотрела на друга. Адам смотрел на водную гладь. Мое сердце пустилось вскачь, когда я рассматривала его мужественные черты. Он был одет в футболку, шорты и свою неизменную кепку.

– Ты меня избегаешь, – спокойно произнес он.

– Нет. С чего ты взял? – Я постаралась говорить безразличным тоном.

– Триш, мы всегда видимся каждый день. Созваниваемся. Переписываемся. Но вот уже три дня ты почти не отвечаешь на мои сообщения и едва ли говоришь со мной по телефону. О личных встречах я даже упоминать не буду. Я сделал что-то не так? – Адам повернулся ко мне лицом, а я уставилась в узор на покрывале.

– Нет, – выдавила я из себя.

– Тогда что происходит?

– Ничего. Прости, я была все это время у Долорес.

– Я в курсе. – На мой вопросительный взгляд он добавил: – Твоя мама сказала, когда я тебя искал.

Он помолчал немного, разглядывая меня, потом снова посмотрел в сторону озера.

– Что-то не так с моими родителями.

– В каком смысле? – спросила я, садясь рядом с ним.

– Не знаю, – печально произнес он. – Такое ощущение, что между ними кошка пробежала. В доме такое напряжение, что его можно резать ножом. Отец почти все время отсутствует, и я слышу как они ругаются, когда он возвращается. Мама плачет по ночам, хоть и пытается это от меня скрыть.

– Адам…

– Ты нужна мне, – прервал он, и посмотрел на меня. – Я ни с кем не могу это обсуждать, ты же знаешь.

– Знаю. Ты всегда можешь прийти ко мне.

– Я приходил, но тебя никогда не было, – обиженно буркнул он, опустив голову.

Я подсела ближе и обняла его широкие плечи.

– Прости, я должна была быть рядом.

– Что, если они разведутся? – спросил Адам. – Это убьет маму.

– Ох, Адам.

– Скажи, что ты всегда будешь рядом, – внезапно сказал он, глядя на меня изумрудными глазами. – Скажи, что никогда не исчезнешь из моей жизни. Хочу, чтобы в ней был кто-то, кто станет моей точкой опоры. Моей константой, понимаешь?

Я кивнула, и проглотила образовавшийся в горе ком. Эта отчаянная просьба Адама еще раз убедила меня в том, что чувства, которые я придумала, должны были исчезнуть. Испариться, как будто их никогда не было. Иначе я рисковала потерять лучшего друга. Даже если бы я просто призналась ему в этой слабости, он мог отдалиться от меня, боясь развития наших отношений в этом направлении. А потому мне стоило взять себя в руки и снова вспомнить, кто мы друг для друга.

– Я всегда буду рядом, – слегка охрипшим голосом ответила я. В моей голове это звучало убедительнее. Не так просто было отметать зарождающиеся чувства.

– Спасибо, – выдохнул Адам, и приобнял меня, невольно сбрасывая мою руку со своих плеч. – Что читаешь?

***

Мы провели на озере остаток дня. Я радовалась тому, что захватила с собой запасной сэндвич и много воды. Настроение моего друга улучшилось и мы много смеялись, подкалывая друг друга. Все было как прежде. Ну, почти.

– У нас все хорошо? – спросил Адам, когда мы подошли на закате к моему дому.

– Конечно. А как иначе? – с легкостью ответила я.

Теперь я была спокойна. Все возвращалось в прежнее русло. Мы снова были Адамом и Триш – подростками, которые дружили с самого рождения. Школьниками, проживающими свои беззаботные каникулы. Я осознала, что все мои надуманные чувства и правда могли бы потревожить наше тихое болото, навредить нашей дружбе. А я, как и Адам, хотела, чтобы мой друг остался со мной навечно.

– Круто, – сказал Адам, врываясь в мои мысли. – Мне нужно позвонить Рите. А потом давай встретимся и хотя бы дома посмотрим кино.

– Конечно. У тебя или у меня?

– У тебя, – скривился Адам. – У меня дома сейчас свой собственный фильм и мне хочется сбежать из этого кошмара. Ты не против?

– Конечно, нет. Классика? – спросила я. – «Ходячие мертвецы»?

– Давай «Челюсти». «Мертвецов» мы пересматривали в прошлый раз.

– Ладно. Пойду найду диск.

– Скоро буду. С меня попкорн.

– Хорошо, – улыбнулась я.

Мы замолчали, но так и остались стоять, глядя друг на друга с улыбками. Несколько минут молчаливого общения взглядами, когда каждый был погружен в свои мысли. Несколько мгновений, которые снова подарили мне моего лучшего друга. Но тишина затягивалась и становилась странной.

– Ээ… Ну, я пошел, – сказал Адам, потерев затылок.

– Да. Конечно, да. Я тоже.

– Встретимся через несколько минут.

– Ага, у меня. Да.

Я едва ли осознавала, что вместо нормального ответа стояла и лепетала, повторяя одно и то же.

– До встречи, Триш, – снова проявил инициативу Адам, и развернулся еще до того, как я успела ответить.

– По-ка, – раздельно шепотом произнесла я, глядя как он идет к своему дому.

Обернувшись, я увидела, что мама внимательно смотрит на меня из окна. Я подняла руку и легонько помахала ей пальцами. Как только я вошла, она позвала меня в гостиную и велела сесть рядом.

– Ты влюблена, – мягко произнесла мама, и мое сердце пустилось галопом. Я почувствовала, как на щеках образуется румянец.

– Нет, – ответила я, пытаясь убедить ее и себя заодно.

– Да, милая. – Улыбка мамы была очень нежной, вокруг ее карих глаз залегли маленькие морщинки. – Я это вижу. Ты влюбилась в Адама. – Как только я яростно замотала головой, мама попыталась меня успокоить. – Это нормально, Триш. Все к тому и шло. Вы так много времени проводите вместе. Дружите столько лет. Ваши чувства были лишь вопросом времени.

– Он не влюблен в меня. – Мама вопросительно приподняла бровь, и я поторопилась добавить: – Как и я – в него. Мы просто дружим.

Мама, вероятно увидела, что я не собиралась сдаваться, потому решила немного отступить.

– Ну, хорошо. Значит, мне показалось. Как провела день?

– Хорошо. Я была на озере, читала. Потом пришел Адам, и мы общались.

– Уверена, было здорово.

Я смотрела на маму, и меня не покидало чувство, что она практически изучает меня, как клетку под микроскопом. В тот момент мне так хотелось сбежать от нее, что аж стопы зудели.

– Ладно, я пойду. Адам… он придет кино посмотреть. А где наш ДВД с «Челюстями»?

Я засуетилась вокруг тумбочки, в которой мы хранили наши диски. «Ты производишь кучу нелепых движений» – сказал бы Адам, глядя на меня в тот момент. Я действительно была как никогда неуклюжей, но пронзительный взгляд мамы, который я буквально чувствовала спиной, заставлял чувствовать себя неловко.

– Вот он! – Я победно вскинула руку с нужным диском, и принялась заталкивать назад все, что вытянула до этого.

– Знаешь, влюбиться в человека, которого ты знаешь как себя саму, не так уж и плохо, – спокойно произнесла мама, положив руку мне на плечо. Слегка сжав его, она вышла из гостиной, а я почувствовала себя как сдувшийся шарик. Я выдохнула весь воздух, который задерживала в легких, и уже медленно и почти спокойно начала раскладывать диски по местам.

– Привет, – услышала я от окна голос Адама. – Триш, забери попкорн, я с ним не влезу.

Пока я шла к окну и смотрела в глаза друга, у меня из головы не шел разговор с мамой. Я не хотела в него влюбляться. Я не собиралась этого делать. Это просто произошло. Нужно было признать факт, а не пытаться убегать от себя. Я собиралась позже хорошенько все обдумать. А в тот момент я хотела лишь насладиться фильмом с лучшим другом, пока мои чувства к нему еще все не испортили.

***

Я почувствовала легкий поцелуй на лбу. Теплые губы задержались там немного дольше. Родной запах Адама окутывал меня и дарил комфорт. Крепкие руки обнимали, а мягкие губы касались кожи. Я не хотела открывать глаза. Мне было нужно, чтобы этот момент не заканчивался. Я тихонько застонала.

– Адам…

– Триш, малышка, тебе нужно встать и закрыть за мной окно. Я ухожу.

– Останься, – произнесло подсознание моим голосом.

Я почувствовала как рядом со мной напрягся Адам и тогда до меня дошло, что я сболтнула. Я распахнула глаза.

– В смысле, останься, досмотрим фильм, – попыталась я исправить ситуацию.

– Он уже закончился, – негромко рассмеялся Адам, отчего его грудь, на которой лежала моя голова, затряслась.

– Я все проспала? – спросила я, поднимая тяжелую ото сна голову.

– Да. Как всегда, – ответил он, спуская ноги с моей кровати.

Ну какой же надо быть идиоткой, чтобы уснуть, когда в твоей постели находится один из самых красивых парней школы?

– Прости, – сказала я, положив ладонь на его спину. Не знаю, зачем сделала это, просто поддалась порыву.

– Иди закрой окно, – мягко сказал он, вставая.

 

Я нехотя поднялась и поплелась за ним к окну.

– Следующим посмотрим что-то новое. Может, это не даст мне заснуть.

Адам улыбнулся, повернувшись ко мне.

– Конечно. Спокойной ночи, Триш. – Парень притянул меня в свои объятия и поцеловал в макушку. Я содрогнулась от того, как чувствовала каждый миллиметр прижавшегося ко мне теплого тела. – Было круто сегодня. Закрой окно. Пока.

– Пока, – тихо ответила я, когда он выпрыгнул в окно и помахал мне на прощание.

Я провожала его взглядом до самого крыльца дома Скоттов. Не могла оторвать от него взгляда. Мне предстояла еще целая ночь размышлений о том, что делать со своими чувствами. И в свете всего этого мне нужно было решить, говорить ли о них Адаму и как во всю эту ситуацию вписывается его девушка Рита.

Как только Адам взбежал на крыльцо своего дома и вошел в дом, я закрыла окно и задернула занавеску. Увидев краем глаза, что в его комнате зажегся свет, я вздохнула и поплелась в душ. Мне действительно предстояла бессонная ночь.