3 książki za 35 oszczędź od 50%

Доктор Проктор и великое ограбление

Tekst
Autor:
1
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Доктор Проктор и великое ограбление
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1
Не очень большое похищение золота

В ОСЛО ЦАРИТ НОЧЬ. РЕДКИЕ КАПЛИ дождя падают на тихий спящий город. Но все ли в нем уснули? Одна капля задевает за циферблат часов на ратуше Осло и, повисев недолго на конце длинной стрелки, падает с высоты двадцати этажей. Мягко шлепнувшись об асфальт, она вместе с другими каплями бежит вдоль трамвайных рельсов. Если мы проследим за этой каплей в ее ночном путешествии по Осло, то около люка услышим в тишине слабый звук. Звук становится немного громче, когда капля стекает в люк и попадает в систему канализации Осло, где темнота еще гуще. Вместе с каплей мы плывем по трубам в грязной, дурно пахнущей воде; некоторые трубы маленькие и тесные, другие такие большие, что ты можешь встать там в полный рост. Глубоко под землей они пересекают вдоль и поперек этот скромный город, самый маленький из больших городов, – столицу Норвегии. И чем дальше к центру города ведут нас трубы и тоннели, тем громче становится звук.

О-очень неприятный звук. Как будто ты сидишь на приеме у зубного врача.

Похоже на жужжание бормашины, которая крушит эмаль твоего зуба, потом добирается до мякоти и до кончиков нервов. Иногда машина рычит басом, иногда вдруг взвизгивает, смотря по тому, что оказалось на пути крутящейся головки с алмазным покрытием.

Ну да ладно. Хорошо еще, что это не шипение анаконды с языком длиной в метр, не скрип ее удушающих мышц весом в полтонны, сжимающих жертву, и не жуткий лязг зубов, когда закрывается пасть размером с плавательный круг. Я говорю об этом потому, что, по слухам, змея водится где-то здесь, и еще потому, что слева в темноте мелькнули желтые змеиные глаза. Если ты уже жалеешь, что отправился со мной в это путешествие, предлагаю тебе сбежать. Тихонько закрой книжку, выйди из комнаты или залезь под одеяло и забудь все, что ты слышал о подземном мире Осло, о звуке бормашины, о змеях, которые пожирают крупных крыс, детей среднего роста и даже не очень больших взрослых людей – если у тех не слишком много волос на голове и нет бороды.

Счастливо тебе, и удачи во всем. Не забудь закрыть за собой дверь.

Вот так. Теперь мы остались одни.

Мы продолжаем двигаться в темноте по грязной реке к центру города. И когда звук превращается в дикий вой и мы видим свет, то понимаем, что это не рай и не зубной врач из преисподней, а нечто совсем другое.

Перед нами грохочет какой-то механизм с крутящимися колесиками. От него отходит стальная рука, поднимающаяся к отверстию, которое, судя по всему, этот механизм и пробил в потолке тоннеля.

– We are almost there, lads![1] – кричит самый высокий из трех парней, что стоят вокруг механизма и освещают отверстие карманными фонарями.

Все они в черных кожаных сапогах, закатанных джинсах с подтяжками и белых футболках. У самого высокого на голове, кроме того, шляпа-котелок. Но как раз сейчас он снял котелок, чтобы вытереть пот, и мы видим, что все парни подстрижены наголо, а на лбу у каждого над густыми сросшимися бровями вытатуировано по одной букве латинского алфавита.

Раздается щелчок, и сверло начинает визжать, как избалованный младенец.

– We are in![2] – кричит парень с буквой «B» на лбу и поворачивает выключатель.

Ужасный звук стихает, стальная рука опускается. Сверло появляется на свет, и на него стоит посмотреть: при свете карманных фонарей его головка выглядит как самый большой алмаз в мире. Впрочем, так оно и есть, это действительно самый большой алмаз в мире, недавно украденный из алмазных копей в Южной Африке.

Парень с буквой «C» на лбу подставляет к отверстию стремянку и поднимается по ней.

Двое других провожают его напряженным взглядом.

Пять секунд царит полная тишина.

– Charlie?[3] – кричит тот, что в котелке.


Еще три секунды тишины.

Наконец Чарли появляется, с трудом удерживая в руках предмет, очень похожий на кирпич, если не считать того, что он золотистого цвета и явно гораздо тяжелее кирпича. Сбоку выдавлены буквы: «БАНК НОРВЕГИИ».

А ниже буковки поменьше: «ЗОЛОТОЙ СЛИТОК НОМЕР 101».

– Help me, Betty[4], – говорит Чарли.

Тот, у кого на лбу татуировка с «B», подбегает и принимает у него золотой слиток.

– And the rest?[5] – спрашивает самый высокий и сдувает пыль с котелка.

На лбу у него буква «А», но как раз сейчас ее трудно читать, потому что лоб пересекла глубокая морщина.

– That’s all there is, Alfie[6].

– What?[7]

Те из вас, кто лучше других разбирается в иностранных языках, уже поняли, что все трое говорят по-английски, но давайте допустим, что мы проглотили одну из мультиязычных пилюль доктора Проктора, и тогда продолжение разговора будет таким:

– Там всего только один слиток, Альфи. В остальном банковское хранилище абсолютно пусто.

– И что, это весь золотой запас их чертова национального банка? – Средний парень по имени Бетти фыркает и выпускает из рук золотой слиток, который громко стукается о дно багажника.

– Спокойно, Бетти, – говорит Альфи. – У этого тоже прекрасная внешность. Самое настоящее золото. Поехали домой, парни.

– Тсс! – вдруг восклицает Чарли. – Вы слышите этот звук?

– Какой?

– Шипение.

Альфи издает громкий стон:

– Под землей не бывает шипения, Чарли. Крысиный писк и лягушачье кваканье – это пожалуйста, но шипение надо искать где-нибудь в джунглях.

– Смотрите!

– На что?

– Видели? Желтые глаза! Моргнули вон там и сразу же исчезли.

– Рыжие крысиные хвосты и зеленые лягушачьи лапки – это пожалуйста, – говорит Альфи. – Но желтые глаза – это уж ты поищи где-нибудь в джунг…

Его прерывает оглушительный лязг.

– Гм, – говорит Альфи и чешет в затылке. – Может, мы с вами и правда в джунглях, парни, потому что звук, бесспорно, такой, словно сжимаются челюсти змеи, если вы спросите меня. И мне кажется, вы должны меня спросить. Ну же.

– Как хочешь, Альфи, – кивает Чарли. – Это что, и в самом деле челюсти змеи?

– Точно. А ведь мамаша сказала, что хочет получить хороший подарок из Осло. Может быть, привезти ей боа?[8]

– Заметано! – говорит Бетти и вынимает из багажника тяжеленное железное чудище.

Он заряжает чудище (которое вовсе не чудище, а немецкий ручной пулемет) и начинает палить без остановки. Пламя вырывается из дула пулемета и освещает стены, пули свистят и щелкают по тоннелю.

Двое других направляют лучи фонарей туда, где Чарли увидел желтые глаза. Но там ничего нет, лишь дрожащая крыса стоит на задних лапах, прижавшись спиной к стене.

– Вот дьявол, – шепчет Бетти.

– У нас есть то, за чем мы пришли, – говорит Альфи и надевает на голову свой котелок. – Собираемся и уходим.

И, наблюдая за тем, как наша капля бежит по трубе к очистным сооружениям, а потом к Осло-фьорду, мы слышим, как троица собирает инструменты и заводит машину.

Но самое последнее, что мы слышим…

Правильно.

Ш-ш-шипение змеи.

Глава 2
Дело берет в руки секретная служба гвардии

РОВНО В ВОСЕМЬ УТРА ДИРЕКТОР Национального банка Норвегии сделал то, что он делал каждое утро, приходя на работу. Он спустился по лестнице в самый глубокий подвал Норвегии. Прошел мимо монетного литейного цеха, где делают монеты с изображением короля, мимо типографии, где делают бумажные деньги с портретами умерших великих норвежцев, по большей части усатых, мимо курительных комнат, где делают кольца табачного дыма, и затем спустился в самый низ, туда, где люди хранят ценности в банковских ячейках. Там он и его заместитель отперли ключом замки трех стальных дверей и наконец оказались перед дверью, за которой хранится весь золотой запас Норвегии.

 

– Отпирай! – скомандовал, как всегда, директор банка.

– Ключ у тебя, Тор, – сказал, как всегда, заместитель директора и зевнул.

– Да-да, это правда, – сказал, как всегда, директор банка и отпер замок.

Они вошли в хранилище.

Точно в четыре минуты и тринадцать секунд девятого в самом глубоком подвале Норвегии прозвучал отчаянный крик. И точно в четыре минуты и пятнадцать секунд девятого директор банка прошептал заместителю директора банка:

– Об этом никому ни слова, понятно? Нельзя допустить паники.

– Но… Но в следующий понедельник приедут инспектора проверять наличие золотого запаса! – возразил ввергнутый в отчаяние заместитель директора банка. – И что тогда нам делать? Что будет с Норвегией?

– Предоставь все мне, – сказал директор банка Тор.

– Но что будешь делать ты?

Директор банка Тор немножко подумал.

– Паниковать, – ответил он.

И оба громко закричали.


Было девять часов, и король, как обычно, лежал в постели и смотрел по телевизору спортивные новости. Ведущий поправил на носу очки и сообщил, что, по слухам, владелец «Челчестер Сити» Максимус Рублёв попытается перед финалом Кубка купить того самого Ибранальдовеса, самого дорогостоящего, самого лучшего и самого избалованного футболиста в мире. Но только денег у него на это, конечно, не хватит. Правда, Рублёв – самый богатый человек на свете, богаче, чем Улав Крон, Стейнрик Хаген и Скиллинге Рёкке, вместе взятые. Рублёв владеет Финляндией, Новой Зеландией, восемнадцатью фабриками с толстыми столбами дыма и тощими детьми-работниками, двадцатью четырьмя политиками, стадионом «Челчестер», четырьмя лицензиями на такси и одним украденным велосипедом с двадцатью четырьмя скоростями. Но это абсолютно бесполезно. Все знают, что ни у кого нет денег, чтобы купить Ибранальдовеса. Последние, кто пытался это сделать, предлагали девятнадцать миллионов фунтов стерлингов, Таджикистан, три авианосца, только что вымытый небоскреб и два сильно подержанных поршневых самолета. Получив отказ, они прибавили Доминиканскую республику, улицу Родхусгата в Осло, три дорожных чека на большую сумму и Землю Королевы Мод[9]. Даже не спросив разрешения у королевы Мод. И услышали громогласное «Нет!».

– Ваше величество… – В дверях возник камердинер. – Прибыл директор Банка Норвегии, и…

– Пусть войдет, – сказал король, не отводя взгляда от экрана.

Ворвался директор банка и с места в карьер завопил:

– Разве это не ужасно?

– Да, – подхватил король. – Такие деньги.

Директор банка изумленно посмотрел на короля:

– Вы что, уже слышали?

– Конечно. Как раз сейчас об этом говорят по телевизору. А ведь Рублёву совершенно незачем покупать Ибранальдовеса, чтобы победить «Роттен Хэм». Что ни говори, это нищая футбольная команда, занимающая последние места в четвертом дивизионе.

– Да нет же, я говорю об ограблении!

– Каком ограблении?

– Минувшей ночью кто-то украл весь золотой запас Норвегии!



– Что ты говоришь, Тор? Кто-то украл весь… Но ведь это всего-навсего один золотой слиток. А мы застраховались от ограбления?

– Да, но…

– Платим не слишком много, надеюсь?

– Нет, но…

– В таком случае обратись в полицию. И не приставай ко мне во время спортивных новостей.

– Нет-нет, в полицию обращаться нельзя ни в коем случае. Начнется паника.

– Какая паника?

– Финансовая.

Король оперся подбородком на указательный палец.

– Гм. Я вспомнил: в тот день, когда у нас в королевской школе проходили финансы, я был простужен.

– Понятно, – сказал директор банка. – Позвольте, я объясню: все люди должны думать, что они могут обменять бумажные купюры, которые мы печатаем, на золото, которое лежит у нас в хранилище Банка Норвегии. Если они узнают, что там нет золота, возникнет всеобщая паника, они попытаются обменять деньги, и – р-раз! – норвежская крона станет дешевле, чем эре[10], а мы все станем ужасно бедными.

– Звучит не так уж и страшно. А насколько бедными мы станем?

– Что вы имеете в виду?

– Быть такими же бедными, как Швеция, – это, конечно, плохо, но не станем же мы настолько бедными, как восточная часть Австрии?

– Восточная часть Австрии?

– Ну да, в западной части Австрии дела идут превосходно, но я слышал, что в некоторых местах восточной части Австрии люди так бедны, что не имеют возможности купить автомобиль своей жене или домик в горах. А многим нужно работать не меньше восьми часов в день лишь для того, чтобы съездить в отпуск в Таиланд.

– Я боюсь, что мы будем еще беднее, ваше величество.

– Что? Ну-ка подскажи, насколько беднее?

– Э-э… Как «Роттен Хэм».

– О боже! – Король отбросил одеяло, выпрыгнул из постели и сунул ноги в туфли, опушенные соболем. – Принять срочные меры! Вызвать войска! Повысить ренту! Ввести комендантский час! Что еще можно сделать?

– Можно… э-э… найти золотой слиток. У нас есть время до следующего понедельника, когда Всемирный банк явится сюда с ежегодной инспекцией. Если к этому времени слитка не будет в хранилище, новость распространится по всей стране и нам конец!

Король прошествовал к двери, открыл ее и крикнул:

– Всем сделать прививку от свиного гриппа! Закрыть перевалы в горах! Позвать сюда секретные службы!

– Разве у нас есть секретные службы? – осторожно спросил у него за спиной директор банка.

– Этого я тебе, к сожалению, не могу сказать, Тор, – проговорил король. Он подошел к окну, окинул взглядом Осло и убедился, что люди ходят по улицам, как обычно, и нет никаких признаков, что кто-то что-то пронюхал. – Но если у нас есть секретные службы, я их сюда вызову, а ты будешь присутствовать и разъяснишь им ситуацию. Понял? Боже мой! Как «Роттен Хэм» и восточная часть Австрии…


В шесть минут двенадцатого в кабинете короля, вытянувшись по стойке «смирно», стояли двое. Оба в длинных серых плащах со зловеще поднятым воротником и в солнцезащитных очках, отчего вид у них был чрезвычайно таинственный. Такой таинственный, что если бы ты увидел их на улице, то сразу подумал бы, что к ним можно обратиться с просьбой о какой-нибудь секретной услуге. Отчасти потому, что ты увидел бы полосы на брюках, торчащих из-под пальто. Но главным образом потому, что на них были черные головные уборы гвардейцев с пучком страусовых перьев. А означать это могло только одно: что они числятся в секретной службе гвардии.

– Можете не стоять по стойке «смирно», – сказал директор банка Тор. – Король придет не раньше, чем закончит завтракать.

Двое тут же перестали стоять по стойке «смирно» и схватились за свои усы.

– Мне кажется, вы состоите на тайной службе в гвардии, – забросил удочку директор банка.

– И отчего же тебе, енто, так кажется? – спросил тот, у кого усы торчали вверх, и подозрительно покосился на директора банка.

– Из-за пучков… э-э, извините, из-за кисточек на ваших головных уборах.

– Я думаю, за ентим красавцем нужен глаз да глаз. Как ты думаешь, Хельге?

– Я думаю, ты прав, Халлгейр, – сказал второй и подергал усы, свесившиеся вниз. – А кроме того, понимашь, больше нет тайной службы гвардии. Она называется теперь секретной службой. Извиняюсь, поправочка: если бы тайная служба существовала, то ее переименовали бы сейчас в секретную службу.

– Тик в тик, – произнес Усы-Вверх. – Но это тайна, никому не говорите. И не забудьте: мы не сказали ни слова о том, что мы работаем в секретной службе. Правда ведь, Хельге?

– Я не слышал ни единого слова, Халлгейр. Потому что это первая заповедь секретной службы. Мы не говорим ни единого слова о том, что работаем там. Извиняюсь, поправочка: они не говорят ни единого слова о том, что они работают там. Но это тоже большой секрет, понятно?

– Понятно, Хельге.

– Да я не тебе это говорю, Халлгейр. А этому штатскому.

– Понятно, – кивнул директор банка Тор. – Вам уже рассказали, что случилось?

– Это секрет, – ответил Хельге. – И то, что приключилось, и то, знаем ли мы про то, что приключилось.

В этот момент открылась дверь, и вошел король.

Хельге и Халлгейр тут же вытянулись по стойке «смирно».

– Доброе утро, гвардейцы.

– Доброе утро, ваше королевское величество. Мы надеемся, ваш завтрак был хорош.

– Н-ну да, яйца в мешочек и отбивная из фазана на тосте из хлеба грубого помола. Я наелся, почистил зубы и теперь готов посмотреть на тех, кто в состоянии помочь нам найти золото.

Усы-Вверх выключил в зале свет, Усы-Вниз включил проектор. На стене появилось изображение высокого мужчины с заметным шрамом на лице.

– Первым делом, вот этот человек. Его зовут Харри, и говорят, будто бы он классный сыщик[11]. К сожалению, его сейчас нет в Норвегии.

– По слухам, он в Гонконге и курит опиум. Это вредная привычка, ваше величество.

– Что правда, то правда. А еще есть вот эта дама…

Фотография на стене показала высокую тощую брюнетку. На одной ноге у нее был роликовый конек.

– Ее зовут Распа. Говорят, что она может путешествовать во времени. Мы подумали: а что, если послать ее в день накануне кражи, чтобы она спрятала золотой слиток в более надежное место?

– К сожалению, ее давно никто не видел. Есть предположение, что она заблудилась во времени и пространстве где-то по соседству с Французской революцией.

– А еще вот этот парень…

Фотография на стене была не слишком отчетливой: высокое здание с чем-то зеленым на переднем плане.

– Снято любителем. Но это единственное фото человека, про которого говорят, что он обладает суперспособностями. Например, может превратиться в человека-лягушку, подпрыгнуть на десять метров и высунуть язык вперед на столько же метров. Мы подумали, что он мог бы вернуть золото. К сожалению, мы не знаем, кто он и где, понимашь, находится.

– Но мы, конечно, можем это выяснить, если пожелает ваше величество.



Тишина.

– Ваше величество?

Послышался негромкий храп.

Усы-Вниз включил свет.

Король тут же проснулся:

– Кто я? Где я? Неужели в Австрии? Ох, только, пожалуйста, не в восточной части Австрии…

– Кого вы выбираете для спасения Норвегии, ваше величество?

– Для спасения Норвегии, да-да-да! – Король поднял указательный палец. – Граждане, в этой стране есть лишь один человек, который может спасти Норвегию.

– Всего один, ваше величество?

Король поднял еще два пальца:

– Или три. Собственно говоря, их трое. И вы должны найти их сегодня же.

– А что же в них, того-этого, особенного, раз вы считаете, что они могут спасти Норвегию?

– Дело в том, что они уже спасли Землю от вторжения с Луны.

– Э-э… Какого такого вторжения?

– Вы этого не помните, потому что вас загипнотизировали, как и все остальное население Норвегии. Это длинная, но правдивая история уж поверьте мне. Я был вместе с ними, и они действительно спасли мир.

– И кто же они? Секретные суперагенты? Тренированные супергерои? Мужская сборная Норвегии по кёрлингу?

 

Король встал со стула, подошел к окну и покачался на каблуках, во второй раз окидывая взглядом столицу своей страны. Поведение людей было совершенно обычным. Но так будет недолго. Только до тех пор, пока всем не станет известно о краже золотого слитка. А случится это на следующей неделе, когда с инспекцией прибудет Всемирный банк. И тогда – привет от восточной части Австрии. Ой-ой!

– Доктор Виктор Проктор, – сказал король. – А еще Лисе и Булле.

Глава 3
Набор команды

ТОЧНО В ШЕСТНАДЦАТЬ МИНУТ четвертого Халлгейр (секретный агент гвардии с усами, торчащими вверх) и Хельге (столь же секретный агент, но с усами, свисающими вниз) позвонили в дверь маленького красного дома на Пушечной улице в Осло. Пели птички, и казалось, все вокруг дышит покоем. Пожалуй, так оно и было на самом деле.

Огромный пузатый мужчина, открывший дверь, прорычал командирским тоном, но очень дружелюбно:

– О боже, секретная служба гвардии. Чем я могу вам помочь?

Усы-Вниз даже начал жевать ус от возмущения:

– А вот откуда вам известно, что…

– Остановись, Хельге, – сказал Халлгейр. – Ваша дочь дома, комендант?

– Лисе? Она…

В этот момент из дома донеслись жуткие визгливые звуки.

– Это она! – крикнул Усы-Вверх и оттолкнул коменданта. – Кто-то нас опередил. Ее надо спасать!

Гвардейцы ворвались в дом и взлетели по лестнице наверх, к источнику ужасных страдальческих воплей. Они распахнули дверь – это была комната девочки – и остановились в изумлении, зажимая руками уши.

На стуле в середине комнаты сидела девочка. Выглядела она совсем не как суперагент, а скорее как обыкновенная девочка с каштановыми косичками, несколькими веснушками и добрыми голубыми глазами, удивленно уставившимися на двух гвардейцев. Перед ней стоял пюпитр с нотами, а изо рта у нее торчало что-то длинное и черное, издававшее те самые чудовищные звуки.



– Чё… чё тут происходит? – крикнул Халлгейр.

Девочка вынула изо рта длинный предмет:

– Ничего не происходит. Я репетирую партию кларнета. Завтра оркестр школы «Укромный уголок» будет исполнять для родителей «Годд сейв де квин»[12]. А вы зачем пожаловали?

– Ну ладно, – сказал Халлгейр. – Если ты Лисе, то Норвегии нужна твоя помощь.

– Неужели? – изумилась Лисе.

– Нам этого не понять, – сказал Хельге и скептически осмотрел самую обыкновенную комнату девочки с портретами поп-звезд, глобусом и несколькими плюшевыми мишками, которые выглядели еще менее героически, чем сама девочка. – Но кое-кому, наверное, так кажется. Вот это правда.


Точно в двадцать одну минуту четвертого Халлгейр и Хельге стали пробираться сквозь высокую траву, растущую перед покосившимся синим домиком, расположенным в самом конце Пушечной улицы. Из-за дома до их ушей доносились непонятные глухие удары. А когда они обогнули угол, их глазам предстало странное зрелище. Под грушевым деревом стояла тощая фигура в профессорском пальто, со взъерошенными волосами и чем-то вроде очков для плавания на носу. Фигура балансировала на одной ноге. Другая нога, на которой было надето что-то напоминающее старинный черный башмак, медленно поднялась над колодой с поленом. И опустилась. С глухим стуком башмак воткнулся пяткой в полено, и оно тут же раскололось на две половины, упавшие по обе стороны колоды. Высокий тощий человек снова поднял ногу и пнул сначала одну половину полена, потом другую. Обе пролетели по воздуху через сад к стене дома и изящно улеглись на поленницу.



– Вы, наверное, доктор Проктор?

Тощий человек выпрямился и посмотрел на Хельге и Халлгейра с широкой улыбкой.

– Вы это видели? Жжик, прыг – и на свое место в поленницу! Я работаю над моделью, которая будет способна валить деревья. Подумать только, какое значение это может иметь для лесной промышленности. Минуточку, так вы поэтому здесь? – Странный человек оживился еще больше: – Вы прочитали письмо, которое я послал в Лесное министерство! Приехали купить мое изобретение! У меня больше не будет долгов!

– Не совсем поэтому, доктор, – сказал Халлгейр и поправил шляпу с пером. – Мы туточки, чтобы…

– Дайте я угадаю! Вы из патентного бюро и хотите осмотреть мою прицельную перчатку, которую я представил для получения патента?

– Нет, мы…

– Тогда вы из сборной команды Норвегии по метанию дротиков. Я знаю, вам совершенно необходима моя прицельная перчатка!

– Профессор, – сказал Хельге. – Насколько мы поняли, нас послали попросить вас спасти Норвегию.


Точно без четверти четыре двое представителей секретной службы гвардии остановились у желтого домика на Пушечной улице и позвонили в дверь. К ним вышла девочка-подросток.

– Булле дома?

– Какой Булле?

Хельге откашлялся и покачался на каблуках:

– Тот Булле, который, как говорят, спас мир от нашествия, понимашь, пришельцев с Луны, моя малышка.

Девочка посмотрела на них враждебно:

– Я не ваша малышка, это во-первых, а во-вторых, недоросток Булле ушел. Вы из передачи «Вруны Норвегии»?

– Кто-кто Норвегии? Что это значит? – спросил Халлгейр и посмотрел на нее поверх солнцезащитных очков.

– Вы опять станете делать вид, будто берете у нас интервью?

– Делать вид, будто берем интервью – о чем?

– О том, как Булле спасал мир, конечно. Знаете, что было после того, как вы надули нас в прошлый раз? Мамаша плакала три дня, а я не могла ходить в школу, потому что все вокруг смеялись надо мной: «Это сестра того врунишки». – Девочка так рассердилась, что у нее покраснели все прыщики на лице. – Поэтому мы напрочь забыли о Булле, понятно вам?

– Да, теперь, кажется, понятно. Но сейчас нам жуть как важно найти его. Куда он подевался?

– Не знаем мы никакого Булле, говорю я вам! И к тому же я зуб дала Булле, что никому не расскажу, где он, этот придурок.

– Зуб дала?

Девочка скорчила гримасу:

– Этот лилипут дал мне пятьдесят крон, чтобы я поклялась, что зуб даю.

Двое из секретной службы переглянулись.

– А если мы дадим тебе сто крон? – осторожно предложил Хельге.

– За кого вы меня принимаете? Я все-таки его сестра.

– Ну ладно, – сказал Халлгейр, и они повернулись, собираясь уходить.

– Подождите! – остановила их девочка.

Они еще раз повернулись.

– Что?

Она поморгала и протянула руку:

– Двести крон.


Пожилая пара смотрела сверху вниз на энергичного рыжеволосого мальчишку, такого маленького, что его почти не было видно за прилавком магазина, в который они зашли.

– Нет, – сказал мужчина. – Мы не хотим покупать дельтаплан, мы всего лишь немножко заблудились, говорю я тебе. Если ты расскажешь нам, как ехать, мы наконец выберемся из этого проклятого, Богом забытого места туда, где живут люди!

– Вы не только получите скидку в тридцать процентов и вдобавок комплект шестов, чтобы использовать дельтаплан в качестве палатки в том случае, если придется приземлиться где-нибудь в горах… – сказал рыжеволосый мальчик, запрыгнув на прилавок, – вы получите еще и пакет угля, чтобы приготовить мясо на гриле!

– Послушай, моя жена боится высоты, и мы никогда не…

– И это еще не все! – закричал мальчик. – Вы получите также карту Южного Трёнделага, Западной Швеции и половины Восточной Норвегии!

– Нет, нет, нет! Как отсюда выехать на автостраду, парень?

– Если вы купите один, всего лишь один дельтаплан, вы получите карту и совершенно самостоятельно найдете дорогу до самого Гётеборга. А поскольку день сегодня прекрасный, я решил добавить пакет – нет, не пакет, а ДВА пакета – какао! Ну так как?

– Нет! – прорычал мужчина и стукнул кулаком по прилавку с такой силой, что его испуганная жена, боявшаяся высоты, вздрогнула, и ее шляпа съехала набок.

Рыжеволосый мальчик кивнул:

– Понимаю, вам нужно немного подумать, добрый человек. Хорошо, тогда я с удовольствием объясню вам, как отсюда выехать. Это совсем несложно, вы сами видите, что все остальные как-то выбрались. Позвольте только спросить, не трудно ли будет вам бросить в почтовый ящик эту открытку, когда вы вернетесь к благам цивилизации. Открытка адресована моим друзьям Лисе и доктору Проктору.



Женщина кивнула, поправила шляпу и взяла открытку, а мальчик развернул карту и начал объяснять мужчине путь к цивилизации.

В открытке было написано вот что:



Рыжеволосый мальчик вышел из дома и стал махать автомобилю, который рванулся вперед, оставляя за собой облако пыли. Вскоре звук мотора затих, и теперь было слышно лишь негромкое пение птиц, доносившееся из леса, окружающего дом и ангар с большим рекламным щитом:

ПРОДАЖА!

ДЕЛЬТАПЛАНЫ С 30 %-ной СКИДКОЙ.

ПОКУПАЙТЕ СЕЙЧАС!!!

Но вот Булле услышал еще один звук. Это был голос. Он доносился откуда-то сверху.

– Эгей, Булле! Булле! Смотри сюда!

Булле прикрыл рукой глаза от солнца и посмотрел на дельтаплан, кружащий над ним. Под крылом дельтаплана висел человек в тесном тренировочном костюме красного цвета, с трудом вместившем огромный живот, и в очках с толстыми стеклами, больше похожими на стеклянные шарики.

– Гляньте на меня! Я – Петтер! Только меня зовут Петтер! Новый рекорд, Булле! Я долетел почти до Дании и вернулся! Да здравствует Петтер!

Человек – судя по всему, его звали Петтер – стал плавно спускаться к Булле, бешено размахивая руками.

– Здорово, Петтер! – крикнул в ответ Булле. – Но будь осторожен, чтобы не…

Раздался треск, крепления и крылья рассыпались, дельтаплан врезался в стену дома, сорвал телеантенну и упал на землю.

Булле подбежал к Петтеру, который выполз из-под обломков и принялся стряхивать землю и траву с толстого живота.

– Эх ты, растяпа! Надо было смотреть, куда летишь!

– Какая разница, хоть смотри, хоть не смотри, я все равно ничего не вижу, – сказал Петтер и поправил очки. – Я летал к берегу, Булле! Скоро научусь летать до Копенгагена и буду там покупать сдобные булочки к нашему какао. Кстати, о какао…

– Я подогрею то, которое мы приготовили сегодня утром, – вздохнул Булле.

Полчаса спустя они сидели на кухне и пили какао, а Петтер, кроме этого, очень сосредоточенно смотрел на доску китайских шахмат.

– Я думаю, – сообщил Петтер.

– Угу, – сказал Булле. – Ты думаешь уже двадцать минут и все еще не сделал первого хода. А пора бы!

– Да я не о китайских шахматах. Я думаю о том, что ты здесь уже давно. Не скажу, чтобы твое присутствие было мне неприятно, но…

– Травля, Петтер, травля. Все в школе и все домашние смеются надо мной. Все мои друзья…

– Все друзья? Сколько же их?

– Ладно, оба моих друга… Они меня предостерегали. Говорили: надо помалкивать о том, что мы спасли мир от невидимых монстров с Луны, нам все равно никто не поверит. Но я-то… я всегда был идиотом…

– Знаешь, не надо быть таким строгим по отношению к самому себе, Булле! Ты совсем не идиот!

– Нет, идиот!

– Нет, не идиот! Ты гораздо умнее, чем… Чем я, например.

– Нет, не умнее.

– Уж можешь мне поверить, Булле!

– Нет.

– Да!

– Ладно, будь по-твоему, – согласился Булле и стал громко прихлебывать какао.

– Тихо! – сказал Петтер и поднял голову. – Слышишь звук?

– Он называется «прихлебывание», – ответил Булле.

– Не этот, а вон там! – Петтер показал на потолок.

Булле прислушался. И правда. Звук «жжик-жжик-жжик» становился все громче.

Булле выглянул из кухонного окна. От внезапно возникшего ветра наклонились елки, взлетела пыль на дороге, трава прижалась к земле. Звук становился все громче, во дворе появилась тень.

И пока эти двое сидели за чашкой какао, приблизился воздушный корабль, который повис прямо напротив их кухонного окна, разгоняя во все стороны пучки травы, еловые шишки и кур.

– Как ты думаешь, кто это? – спросил Петтер и сделал глоток какао.

– Похоже на вертолет, – сказал Булле.

Рекламный щит с надписью «ПРОДАЖА! ДЕЛЬТАПЛАНЫ С 30 %-ной СКИДКОЙ. ПОКУПАЙТЕ СЕЙЧАС!!!» развалился и улетел.

– Это-то я вижу, но кто там внутри?

– Если судить по солнцезащитным очкам и шапкам, то это секретная служба гвардии.

– Ага. В таком разе давай приготовим себе еще какао.

1Мы почти у цели, парни! (англ.)
2Мы внутри! (англ.)
3Чарли? (англ.)
4Помоги мне, Бетти (англ.).
5А остальное? (англ.)
6Это все, что там есть, Альфи (англ.).
7Что? (англ.)
8Кажется, Альфи все равно, какое боа привезти в подарок мамаше: змею из семейства удавов или длинный узкий шарф из меха.
9Часть береговой полосы Антарктиды.
10Одна сотая кроны.
11Автор имеет в виду полицейского Харри Холе, о котором он написал несколько увлекательных детективов для взрослых.
12«Боже, храни королеву» (искаж. англ.).