Сделай одолжение – сдохни!

Tekst
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Он вдруг осклабился:

– Вот здорово! Спасибо, мистер Девери. А я-то думал, вы будете меня мурыжить, лишь бы выжать из моего старика побольше денег.

– А это мысль! – подыграл я ему. – Может, тебе стоит взять еще пяток уроков?

Он встревожился:

– Эй! Я же просто пошутил.

– Я тоже. Поехали назад, я поговорю с мистером Райдером.

Мы вернулись в школу. Я пообщался с Бертом, и тот пригласил Хэнка к себе в кабинет, чтобы проверить его знания.

Десять минут спустя Хэнк выпорхнул из дверей с сияющей улыбкой.

– Победа! – провозгласил он. – Спасибо, мистер Девери, вы потрясный.

– Тебе еще предстоит официальный экзамен, – напомнил я ему. – Так что смотри у меня!

– Да, конечно, мистер Девери. – И, по-прежнему улыбаясь, он умчался.

– Ловко у вас получается, Кит, – восхищенно проговорила Мэйси, которая внимательно слушала весь наш разговор. – Вы так рявкнули! Аж жутко сделалось.

– Старый армейский трюк, – ответил я, но в глубине души был очень доволен собой. – Кто там у нас следующий?

Я закончил работу в самом начале седьмого, заглянул к Берту попрощаться, а потом сел в машину и двинулся по Мейн-стрит в сторону своего временного жилища.

Внезапно я услышал полицейский свисток и похолодел. Я повернул голову направо. Высокий тип в коричневой форме, в сером стетсоне и с пушкой на бедре делал мне знак остановиться.

Сердце мое екнуло. В последние десять месяцев я старался держаться от легавых подальше. У меня даже выработалась привычка переходить на другую сторону улицы или нырять в ближайший магазин, если я видел неподалеку копа. Но от этого смыться некуда. Я глянул в зеркало заднего вида и, убедившись, что других машин сзади нет, подкатил к обочине.

Я застыл на сиденье с вспотевшими ладонями и чувствовал, как сильно колотится сердце. В зеркало я хорошо видел, как ко мне непринужденной походкой приближается служитель закона. Поймав на дороге очередную жертву, копы никогда не суетятся – таковы законы психологической войны. Этот малый не был исключением. Но вот наконец он оказался рядом, и я смог его рассмотреть: молодой парень, узкое лицо с острыми чертами и тонкими губами, маленькие глазки с пытливым взглядом полицейского. Первый человек в Уикстиде, которого я бы не назвал славным. Нашивка на его рубашке гласила: «Помощник шерифа Абель Росс».

– Твоя машина, Мак? – спросил он тоном крутого голливудского героя.

– Нет, и я не Мак, мое имя – Девери.

Он прищурил свои и без того узкие глазки.

– А раз это не твоя машина, что же ты делаешь за рулем?

– Еду домой, помощник шерифа Росс, – ровным голосом объяснил я и заметил, что мое спокойствие его слегка напрягает.

– А мистер Райдер в курсе, Мак?

– Мое имя – Девери, помощник шерифа Росс, – напомнил я. – А что до вашего вопроса, то да, Райдер в курсе.

– Права. – Он протянул руку, здоровенную, как окорок.

Я вручил ему документ, и он принялся внимательно его изучать.

– Недавно восстановлены. И откуда же перерыв в пять лет?

Теперь уже напрягся я.

– Последние пять лет я не водил.

– Как так?

– Мне не нужна была машина.

Он склонил голову набок и воззрился на меня.

– Это по какой же такой причине?

– По личным обстоятельствам, помощник шерифа Росс. А почему вы, собственно, спрашиваете?

После долгой паузы он наконец вернул мне права.

– Я тебя здесь раньше не видел. Что ты делаешь у нас в городе?

– Я новый инструктор автошколы, – объяснил я. – Если хотите убедиться, можете поговорить с мистером Райдером.

– Обязательно. Мы хорошенько проверяем всех неместных. Особенно тех, кто пять лет не садился за руль.

– Что вы имеете в виду?

– Неужто не знаешь? – отозвался он и, развернувшись, зашагал вдоль тротуара.

Я некоторое время продолжал сидеть, уставившись в лобовое стекло. Свой срок я отбыл, и полицейский уже ничего не мог с этим поделать, но я прекрасно понимал, что подобный инцидент может ожидать меня в любом городе, куда бы я ни приехал.

Для копов бывших заключенных не бывает – они теперь вечно будут видеть во мне потенциального преступника.

На противоположной стороне улицы находился бар с незамысловатой вывеской: «Бар Джо». Мне надо было выпить. Заперев машину, я пересек улицу и вошел в помещение.

Бар был большой и темный, два вентилятора на потолке гоняли горячий воздух. После яркого солнечного света я секунду-другую не мог толком ничего разглядеть, но затем глаза привыкли к полумраку. В дальнем конце двое мужчин подпирали собой длинную барную стойку, разговаривая с барменом. Заметив меня, тот прошел вдоль всей стойки мне навстречу с широкой радушной улыбкой.

– Приветствую, мистер Девери. – Навскидку ему можно было дать лет пятьдесят. Этакий упитанный жизнерадостный коротышка. – Приятно познакомиться. Я Джо Саммерс. Владелец этого кабака… Чего желаете?

– Скотч со льдом, пожалуйста, – ответил я слегка настороженно. – Откуда вы меня знаете?

Он ухмыльнулся:

– Мой малец был у вас на уроке сегодня утром, мистер Девери. Он говорит, вы клевый. Учитывая, что всех, кому больше двадцати пяти, он считает старыми занудами, это большая похвала.

– Сэмми Саммерс? – Я вспомнил мальчишку. Не из самых способных учеников.

– Ага, он самый. А вот и ваш скотч, мистер Девери. Добро пожаловать в наш город. Хоть я и сам здесь живу, но можете мне поверить: городок, ей-богу, славный.

С другого конца стойки вдруг раздался истошный вопль:

– Я же попросил повторить! Где, черт возьми, моя выпивка?

– Извините, мистер Девери. – И Джо поспешил в глубину бара.

Я принялся за виски, попутно рассматривая двух посетителей в дальнем конце стойки. Один был малорослый сухопарый тип, лет под пятьдесят. Другой – тот, что орал, – высокий, здоровенный мужик, с «пивным» брюшком и потным, раскрасневшимся, ничем не примечательным лицом, на котором выделялись густые черные усы в стиле Чарли Чана[7]. На нем были легкий синий костюм, белая рубашка и красный галстук. На мой взгляд, больше всего он походил на не слишком преуспевающего коммивояжера.

– Джо! Еще виски! – горланил он. – Слышь? Наливай давай, не томи!

– Нет, Фрэнк, если ты собираешься ехать домой на машине, то даже и не проси, – твердо возразил Джо. – Тебе уже хватит.

– А кто сказал, что я сам поведу? Меня Том отвезет.

– Еще чего! – выпалил тощий. – Думаешь, мне хочется потом топать домой восемь миль?

– Не скули, – сказал верзила. – Еще виски, Джо! Последний разок – и мы отчалим.

– Я тебя не повезу, – сказал Том. – Это мое последнее слово.

– Ах ты, тощий сукин сын… А я-то думал, ты мне друг.

– Так и есть, но даже ради друга я не потащусь восемь миль пешком.

Пока я все это слушал, меня словно что-то слегка толкнуло изнутри. Перст судьбы? Повинуясь этому смутному позыву, я направился вдоль стойки.

– Джентльмены, может быть, я смогу вам помочь, – предложил я.

Здоровяк повернулся и свирепо уставился на меня:

– А ты что за хрен с горы?

– Знаешь, Фрэнк, это невежливо, – мягко сказал Джо. – Это мистер Девери, наш новый инструктор по вождению. Он работает у Берта.

Пьяница продолжал осоловело всматриваться в меня:

– И чего ему надо?

Я обратился к его худосочному приятелю:

– Если вы повезете его домой, я поеду следом и потом привезу вас назад в город.

Тощий схватил мою руку и принялся энергично ее трясти:

– Как это славно! Вы очень добры, мистер Девери. Это идеальный вариант. Да, кстати, меня зовут Том Мейсон. А это Фрэнк Маршалл.

Здоровяк попытался сосредоточить на мне взгляд, кивнул, а затем повернулся к Джо:

– Ну так как насчет скотча?

Джо налил ему еще порцию, а Мейсон в это время уже дергал приятеля за рукав:

– Будет тебе, Фрэнк, хорош! Уже поздно.

Пока Маршалл расправлялся с алкоголем, я обратился к Джо:

– Вы не могли бы позвонить миссис Хансен и предупредить, что я немного опоздаю к ужину?

– Конечно, мистер Девери. Вы такой славный человек.

Наконец Маршалл нетвердым шагом вышел из бара. Мейсон, качая головой, последовал за ним вместе со мной.

– Наш Фрэнк не умеет вовремя остановиться, мистер Девери, – пробормотал он. – Просто беда.

Они с Маршаллом залезли в обшарпанный зеленый «плимут», припаркованный рядом с заведением. Подождали, пока я сяду в свою машину, и тронулись в путь. Я поехал следом.

Миновав Мейн-стрит, «плимут» повернул вглубь материка. Спустя десять минут мы оказались в чуть ли не самом фешенебельном местном районе, судя по роскошным домам и виллам с ухоженными садами, пестревшими всполохами цветов. Еще через десять минут пошли рощи. Тут и там попадались разбросанные фермы.

Сигнал поворота на «плимуте» подсказал мне, что Мейсон сворачивает налево. Машина исчезла на грунтовой дороге, такой узкой, что на ней, как мне показалось, и два автомобиля бы не разъехались. В тупике, которым она оканчивалась, одиноко стоял большой двухэтажный дом, наполовину скрытый деревьями и кустами.

По короткой подъездной аллее Мейсон завел машину в примыкающий к дому гараж, а я тем временем развернулся, закурил и стал ждать. Минут через пять Том засеменил по аллее в мою сторону.

Сев в машину, он сказал:

– Это очень любезно с вашей стороны, мистер Девери. Я знаю Маршалла со школьной скамьи. Он славный, когда не пьян. Но сейчас он просто выбит из колеи, и, в общем, я не могу его осуждать.

– Вот как? – отозвался я без особого интереса. – А что за беда у него?

 

– Он ждет, когда умрет его тетка.

Я бросил на Мейсона удивленный взгляд:

– Да что вы?

– Ну да. У него виды на будущее. Он наследник. После ее смерти он станет самым богатым человеком в Уикстиде.

Мне вспомнились шикарные дома, мимо которых мы недавно проезжали, и мой интерес обострился.

– Я здесь человек новый, мистер Мейсон, и не знаю, что это может значить – самый богатый человек.

Я хотел получить информацию, однако боялся обнаружить свое любопытство, поэтому нащупывал почву осторожно.

– Между нами говоря, когда она умрет, Фрэнку достанется больше миллиона долларов.

Я остолбенел. Все мое внимание было теперь приковано к его словам…

– А это точно? Недаром ведь говорят: не мечтай о башмаках покойника, босиком находишься…

– В том-то и беда. Старушка умирает медленно… рак. Может скончаться завтра, а может протянуть еще какое-то время. Два года назад она сказала Фрэнку, что собирается оставить ему все свои деньги. С тех пор он часы считает. От всех этих волнений он и начал частенько поддавать. А раньше ведь практически не притрагивался к спиртному.

– И правда, мистер Мейсон, непростая ситуация.

Он дружески тронул меня за руку:

– Зови меня просто Том, ладно? А тебя, дружище, как звать?

– Кит.

– Хм, звучит скорее как фамилия. Необычное имя. – Он почесал подбородок и продолжил: – Да, Кит. Ситуация еще та, что и говорить. Я волнуюсь за Фрэнка и за его жену тоже, хоть я с ней и не знаком.

– А Фрэнк вообще чем занимается?

– Недвижимостью. У него во Фриско небольшое агентство. Мотается туда каждый день на поезде.

– Ну и как бизнес?

– Все шло отлично, пока Фрэнк не начал прикладываться к бутылке, а вот теперь постоянно жалуется, что дела не очень. – Мейсон покачал головой. – Да ведь с Фрэнком говорить бесполезно. Сколько раз я пытался ему втолковать, что нельзя столько пить… Будем надеяться, он скоро получит эти несчастные деньги и тогда, быть может, возьмет себя в руки.

Теперь я уже слушал вполуха. На обратном пути в Уикстид я весь ушел в свои мысли. Больше миллиона! Кто бы мог подумать, что в таком захолустье можно унаследовать подобную сумму!

Меня вдруг охватила зависть. Вот если бы на месте Фрэнка Маршалла был я! Уж я бы не стал надираться от растерянности и бессилия. С моей ловкостью, знанием дела я бы легко получил кредит под будущее наследство. Да я бы… У меня аж сердце зашлось.

«Не это ли, – подумалось мне, – тот самый долгожданный шанс?»

Глава вторая

После ужина я вышел на веранду и взялся обдумывать то, что услышал от Тома. Конечно, он мог и преувеличивать, ну а что, если все это правда и Маршаллу в самом деле светит наследство в миллион долларов?

Пять с лишним лет я ждал возможности отхватить по-настоящему крупный куш. И вдруг здесь, в этом захудалом городишке, такая возможность, кажется, представилась.

Как отреагирует простой обыватель, узнав, что мелкотравчатый агент по недвижимости готовится стать обладателем миллионного наследства? Подумает: повезло же парню – и тут же об этом забудет. Ему уж точно не придет в голову, что этим наследством можно попытаться как-то завладеть. Вот только я-то обывателем как раз не был.

В тюрьме мне достался в сокамерники один ушлый аферист, которому нравилось похваляться своим «боевым прошлым». По его словам, он сделал просто феерическую карьеру на мошенническом поприще, пока его не сгубила собственная жадность.

– Эх, братан, – сетовал он, – я так долго наживался на чужой жадности, что в конце концов и сам стал таким же. А теперь полюбуйся на меня… десять лет как с куста!

Бывало, он углублялся в тему алчности и принимался философствовать:

– Если у тебя два доллара, ты захочешь четыре. Если у тебя пять тысяч, захочешь десять. Такова человеческая природа. Я знавал парня, у которого было пять миллионов, так он чуть пуп не надорвал, лишь бы превратить их в семь. Люди по натуре своей ненасытны. Чем больше они имеют, тем больше им хочется, и если они поймут, что ты можешь научить их заколачивать шальные деньги, то просто прохода тебе давать не будут.

По собственному опыту работы с финансовыми заправилами я знал, что это сущая правда. А что касается Маршаллова наследства, то я прекрасно понимал, что эти деньги не будут пылиться у него дома в ожидании первого же удачливого воришки. Деньги обратятся в акции и облигации, надежно оберегаемые банкирами и брокерами. Впрочем, последнее меня не пугало. Недаром ведь я в свое время и сам был брокером.

Если бы знать наверняка, что Маршаллу достанется это наследство! Уж я, можете не сомневаться, сумел бы уговорить его вложить деньги так, как это было выгодно мне, – и миллион в итоге перекочевал бы на мой счет. А то, что Маршалл закладывал за воротник, только упрощало дело. Я был уверен, что сумею прельстить его какой-нибудь заманчивой операцией по «гарантированному и безопасному» превращению одного миллиона в три.

Люди по натуре своей ненасытны.

Эта простая истина поможет мне прибрать к рукам его деньги. Разумеется, операция должна быть тщательно спланирована. Я вспомнил о своем замечательном архиве, который мне удалось собрать за время работы в конторе «Бартон Шарман» в Нью-Йорке. В этом досье было полно всевозможных фактов, цифр, карт и схем – отличное подспорье для составления убедительного плана, которым я мог бы соблазнить Маршалла. Но это, в общем-то, вопрос вторичный. Сейчас важнее было другое. Прежде чем решать, какую именно наживку повесить перед его носом, нужно было найти доказательства его прав наследства и собрать как можно больше сведений о нем самом. Мейсон упоминал, что Маршалл женат. Надо будет побольше разузнать о его жене. Есть ли у них дети? А может, еще какие-нибудь родственники: проклятые доброхоты, готовые помочь пьянице не растерять полученное наследство.

Придется, видимо, подружиться с этим Маршаллом. Не исключено, что в пьяном виде он сам выдаст нужную информацию, однако мои немногочисленные наблюдения за его поведением подсказывали, что он может оказаться трудным клиентом.

Я решил, что стоит обзавестись привычкой заскакивать после работы в бар Джо пропустить стаканчик. Так я смогу расширить круг знакомств и, вполне вероятно, снова увижу Маршалла.

Впервые после выхода из тюрьмы меня охватили азарт и воодушевление. Даже если план не сработает, у меня, по крайней мере, появилась цель: судьба второй раз в жизни давала мне шанс сорвать настоящий куш!

На следующее утро я явился на работу без десяти девять. Берт был уже на месте – разбирал почту.

После обмена приветствиями он сказал:

– Слышал, вчера вечером вы выручили Тома Мейсона.

Определенно, новости в этом городе распространялись быстро! Тем более осторожным мне следовало быть при наведении справок.

– А… это… – Я присел на краешек его стола. – Мейсон, похоже, славный парень. Говорит, у него тут магазин хозтоваров.

– Верно. Дело перешло ему от отца, а тому в свою очередь – от его отца. Да, Том – славный парень. – Берт распечатал очередной конверт. – Хотел бы я сказать то же самое о Фрэнке Маршалле. Был ведь приличным человеком… отзывчивый, ни в чем не откажет. А теперь… – Он покачал головой.

– И дом у него стоит уж как-то совсем на отшибе. Не хотел бы я жить в такой глуши. Вряд ли его жена в восторге.

– Вы правы, Кит. – Берт откинулся на спинку кресла. – Дом этот оставила Маршаллу его богатая тетка. Она раньше сама в нем жила, пока ее не поместили в больницу. Фрэнк вполне мог бы его продать, тетке уже до этого дела нет, но он рассчитывает, что этот район начнет скоро развиваться и тогда он сможет выручить за дом хорошие деньги.

– Том сказал, что Фрэнк торгует недвижимостью.

Я отметил про себя, что Берт не клюнул на наживку насчет жены Фрэнка, и решил пока эту тему оставить.

– Так и есть. Еще пару лет назад все было тип-топ, но теперь… – Берт нахмурился. – Невозможно нормально заниматься бизнесом, когда столько пьешь.

Тут вошла Мэйси и сообщила, что меня уже ждет первый на сегодня ученик.

– Ну, до встречи, – бросил я Берту и пошел давать урок непрерывно хихикающей девице с брекетами на зубах.

Рабочий день пролетел незаметно. Ученики успели трижды провезти меня по Мейн-стрит, причем на дороге нам всякий раз попадался помощник шерифа Росс. В первый раз я помахал ему, но тот сделал вид, что не заметил. В следующие две встречи уже я усиленно делал вид, что не обращаю на него внимания, хотя отлично знал, что коп пристально следит за мной своими лисьими глазками на узкой хмурой физиономии.

С этим Россом надо держать ухо востро, напомнил я себе. Наличие дополнительной помехи в виде маячившего на горизонте полицейского несколько осложняло операцию по отъему денег у Маршалла (если, конечно, он сам их когда-нибудь получит), однако трудности меня не пугали. Настроен я был решительно.

В шесть часов я попрощался с Бертом и Мэйси и отправился к Джо.

В баре было всего пять посетителей, увлеченно беседующих друг с другом. Больше всего меня, разумеется, волновало, объявится ли Маршалл.

Джо прошел вдоль барной стойки и пожал мне руку:

– Что вам сегодня предложить, мистер Девери?

– Пожалуй, джин с тоником.

Он поставил передо мной напиток, а затем облокотился на стойку, очевидно настроенный поговорить.

– Вы вчера не слишком опоздали к ужину?

– Нет, и спасибо, что предупредили миссис Хансен.

– Пустяки. Этот Маршалл… – Он покачал головой. – Просто беда с ним. Том вам, наверное, рассказывал.

– Он что-то говорил о престарелой тетке.

– Точно. Раньше все знали ее как мисс Хаккет. Она работала медсестрой в местной больнице… Очень приятная была женщина. Как-то раз тут на шоссе случилась авария: машина – вдребезги, а водителя доставили в нашу больницу. Это было лет сорок назад. Сам я тогда совсем еще пацаном был, эту историю потом от отца услышал. Так вот, пострадавшим оказался Говард Т. Фремлин, владелец сталелитейной корпорации из Питтсбурга. Ехал себе по делам во Фриско, когда в него вдруг врезался грузовик. Короче говоря, мисс Хаккет какое-то время ухаживала за ним в больнице, а потом они поженились, и она уехала с мужем. И только после смерти Фремлина, лет тридцать спустя, вернулась в Уикстид и купила тот огромный дом, где теперь живет Маршалл. Ну а сейчас она очень плоха и лежит в той самой больнице, где когда-то работала. Странно порой складывается жизнь, да?

Я с готовностью согласился и, сделав глоток, продолжил беседу:

– Том говорит, у нее рак.

– Верно… лейкемия. Просто чудо, что врачам так долго удавалось поддерживать в ней жизнь, но теперь, говорят, шансов совсем мало и она может умереть с минуты на минуту.

– Фремлин? – проговорил я, с прищуром глядя на свой стакан. – Какой-то миллионер, да?

– Именно. Оставил ей кругленькую сумму в миллион долларов, которую Маршалл и унаследует. Остальная часть состояния пошла на благотворительность. Я слышал, всего там было миллионов десять.

– Вот это деньжищи…

Убедившись, что Мейсон и впрямь не преувеличивал, я решил теперь перевести разговор на сына Джо, Сэмми. Как раз когда я объяснял, что парнишке понадобится еще несколько занятий, в бар вошел дюжий, крепко сбитый малый. Я бросил на него взгляд и остолбенел. На нем были рубашка цвета хаки, темно-коричневые брюки и серый полицейский стетсон.

Коп остановился рядом со мной и пожал руку Джо.

– Привет, Сэм! – сказал Джо. – Что будешь?

– Пиво.

Полицейский повернулся вполоборота и посмотрел на меня. У него были внимательные серые глаза, вислые усы, волевой подбородок и искривленный (похоже, когда-то перебитый) нос. На вид лет пятьдесят пять. Жетон на рубашке украшала надпись: «Шериф Сэм Макквин».

– Познакомься с мистером Девери, Сэм, – представил меня Джо, наливая пиво. – Он новый инструктор по вождению в школе Берта.

– Приветствую!

Макквин протянул мне руку, и мы обменялись рукопожатием.

После некоторой паузы Макквин произнес:

– Я слышал о вас, мистер Девери. Пойдемте присядем? А то я весь день на ногах.

И, взяв свою кружку, он направился к дальнему столику.

Я в нерешительности посмотрел на Джо.

– Очень славный человек, – шепнул он. – Просто замечательный.

Я захватил свой джин-тоник и присоединился к Макквину. Устроившись за столиком, шериф предложил мне сигару.

– Благодарю, я их не курю, – ответил я и достал сигарету.

– Добро пожаловать в Уикстид. – Шериф одним глотком отхлебнул сразу половину своего пива, с удовлетворенным вздохом хлопнул себя по животу и поставил кружку на стол. – У нас славный городок. – Закурив сигару, он продолжил: – Знаете, уровень преступности у нас самый низкий на всем побережье.

– Есть чем гордиться.

– В общем, да. Бывает, конечно, ребятня что-нибудь стащит из магазина, какие-нибудь мужики сцепятся по пьяни или подростки решат ради забавы угнать машину. А так, мистер Девери, никаких серьезных преступлений. Из-за этого я даже слегка расслабился. Впрочем, я только рад. Погони, преследования – в моем возрасте все это уже не вызывает энтузиазма.

 

Я понимающе кивнул.

Последовала долгая пауза. Затем шериф тихо произнес:

– Слышал, у вас вышел неприятный инцидент с моим помощником.

«Ну вот, начинается», – подумал я и внутренне сжался.

Стараясь сохранять невозмутимый вид, я ответил:

– Он решил, что мне вздумалось украсть машину мистера Райдера.

Макквин отхлебнул еще пива.

– Росс у нас парень инициативный. Даже слишком… Надеюсь, при случае мне удастся перевести его во Фриско. В крупном городе у него будет больше возможностей проявить служебное рвение. Так вот, он без моего ведома навел о вас справки и представил мне отчет.

Через открытую дверь бара я видел, как под палящим вечерним солнцем проплывала вереница машин: люди ехали домой. Меня же, несмотря на жару, понемногу начинал пробирать озноб.

– Ознакомившись с его отчетом, мистер Девери, я подумал, что лучше займусь этим делом сам. – Он затянулся сигарой и продолжил: – В конце концов, это моя работа. Я переговорил с Райдером, Пиннером и Мейсоном. И еще с миссис Хансен. Сказал, что хочу выяснить их мнение о вас, ведь вы здесь человек новый, а я, как им известно, по роду своей деятельности обязан проверять всех вновь прибывших. Так вот, все они исключительно хорошо о вас отзываются. Насколько можно судить по их рассказам, вы можете стать настоящей находкой для нашего городка. Вы, как я слышал, помогли Мейсону отвезти Маршалла домой. А еще поставили на место этого мальчишку, Хэнка Соберса. В свое время у меня были с ним проблемы. Ему, конечно, нужна твердая рука.

Я ничего не говорил, выжидая.

Шериф между тем покончил с пивом.

– Ну, мне пора. Жена готовит на ужин цыпленка – не хочу опаздывать. Повторюсь: мы рады видеть вас в нашем городе. А на Росса можете не обращать внимания. Я сказал ему, чтобы он к вам не лез. – Макквин многозначительно посмотрел мне прямо в глаза. – Видите ли, мистер Девери, я считаю, что не надо будить спящую собаку. Никто у нас не доставит вам неприятностей, если только вы сами их на себя не навлечете. Договорились?

– Да, шериф, конечно, – сдавленно выговорил я.

Он поднялся из-за стола, пожал мне руку, помахал Джо и вышел на улицу.

Как и сказал Джо, очень славный человек. Но я достаточно хорошо знал легавых, чтобы не сомневаться: несмотря на все свои любезные речи, этот славный человек теперь глаз с меня не спустит. В противном случае он поступит как последний дурак. А я почему-то был уверен: дураком шериф Макквин отнюдь не был.

К столику подошел Джо – забрать пустую кружку из-под пива.

– Все-таки Сэм – само дружелюбие, – заметил он, протирая столик. – Шерифом он у нас уже почти двадцать лет. Умудряется всех знать и со всеми ладить. Не то что его помощник Росс, который вечно лезет на рожон. Говорят, Росса переведут во Фриско, как только там освободится подходящая должность… Поскорей бы уж его туда спровадили.

– А мистер Маршалл сегодня не приходил? – как бы между прочим поинтересовался я.

– Он не так часто захаживает, и только с Томом: чтобы тот потом отвез его домой. Чаще пьет у себя дома. Все-таки мозги у него на месте, и лишиться прав ему совсем не улыбается. Без машины Фрэнк как без рук, учитывая, в какой дали он живет.

Я ухватился за этот шанс:

– А его жена что, не водит машину?

Джо пожал плечами:

– Понятия не имею, мистер Девери. В глаза ее не видел. Она вообще не бывает в городе.

– Да что вы? Ей, наверное, скучно там совсем одной.

– Как ни странно, некоторым женщинам даже нравится уединение, – отозвался Джо. – Взять хотя бы мою супругу. Либо копается в саду, либо сидит у телевизора, вот и все ее занятия. Компания ей, в отличие от меня, не нужна.

Тут в бар вошли двое новых клиентов, и Джо засеменил к ним. Я же, допив свой джин, помахал ему рукой и вышел на улицу, где меня ждала разогретая на солнце машина.

После ужина я расположился на веранде и принялся перебирать в голове все, что мне удалось разведать к этому моменту. Маршалл, судя по всему, и правда скоро может стать обладателем миллиона долларов. Раз его тетке действительно достался миллион от мужа, значит Мейсон и Джо не просто так болтали. Но можно ли быть уверенным, что старуха оставит Маршаллу все деньги? Короче говоря, прежде чем всерьез браться за планирование операции, требовалось раздобыть более надежные сведения.

Думал я и о шерифе. Теперь он в курсе моей судимости. Впрочем, по здравом размышлении я признал это неизбежным. Рано или поздно Макквину стало бы все известно, так что, наверное, даже хорошо, что это уже произошло. Если бы у Маршалла внезапно исчезли деньги, а шериф до тех пор и не предполагал, что в городе живет бывший заключенный, его подозрения, естественно, пали бы на меня. А раз он все выяснил заранее, можно было надеяться, что, когда дойдет до дела, моя причастность уже не будет казаться очевидной.

Напоследок мои мысли обратились к тем скудным сведениям, которые Джо сообщил мне о жене Маршалла. Итак, она затворница. Весьма любопытно. Я непременно должен побольше о ней разузнать, прежде чем приступать к разработке плана.

В ту ночь я лег спать с чувством выполненного долга: начало было положено, и это не могло не радовать. Засыпая, я подумал, что главное сейчас – набраться терпения. Ради миллиона долларов можно немножко и подождать.

В последующие три дня ничего нового я о Маршалле не узнал. Общаясь с Бертом и Джо, я о нем не спрашивал. Сами они его имени не упоминали, а я, несмотря на соблазн, держал себя в руках.

На четвертый день я наконец сдвинулся с мертвой точки, хотя, когда утром миссис Хансен поднялась ко мне с завтраком, я еще об этом не догадывался.

– Могу я попросить вас об одолжении, мистер Девери? – обратилась ко мне хозяйка, ставя на стол поднос.

– Ну разумеется.

– Моя сестра с мужем живут на ферме и время от времени присылают мне кое-какие продукты. Сегодня они хотят отправить мне поездом двух уток. Я не слишком-то доверяю вокзальной почте: эти железнодорожники такие нерасторопные. А будет жаль, если птица испортится, – такая жара… Вы не могли бы съездить на вокзал и забрать посылку? Поезд из Фриско прибывает в шесть двадцать.

– Конечно заберу. Никаких проблем.

– Просто скажите начальнику вокзала, мистеру Хейнсу, что вы от меня. Огромное вам спасибо, мистер Девери.

После работы я отправился на вокзал. Оставил машину на стоянке, а сам пошел на платформу, где без труда нашел мистера Хейнса, сгорбленного седовласого старичка.

Я представился и сказал, что приехал за посылкой для миссис Хансен. Он сосредоточенно выслушал меня, кивнул и приветливо потряс мою руку.

– А я о вас слышал, мистер Девери. Вы учите водить мою внучку… Эмму Хейнс. Как, кстати, ее успехи?

Я вспомнил Эмму. Это она носила брекеты и беспрерывно хихикала.

– Некоторые успехи есть, мистер Хейнс, но девочке понадобится еще несколько уроков.

– Нынешняя молодежь только об этом и думает. – Он укоризненно покачал головой. – Гоняют на машинах как сумасшедшие. – Тут старичок достал из кармана старомодные часы. – Поезд уже на подходе, мистер Девери. Пойду за вашей посылкой.

Он зашагал в дальний конец платформы, а я тем временем закурил. Вдруг я заметил полицейский автомобиль, из которого показалась худосочная фигура Росса. Помощник шерифа неторопливо пересек расстояние до автостоянки и встал, прислонившись к какой-то машине.

Я обернулся на звук медленно приближающегося поезда. Как только состав остановился, из него посыпались люди, спешившие к своим автомобилям. Тут же подоспел и мистер Хейнс с коробкой в руках.

– А вот и ваша посылка, мистер Девери. Нужно только расписаться вот здесь.

В этот момент я увидел, что из вагона выбирается Фрэнк Маршалл. Двигался он словно человек, спускающийся с опасного горного склона: не оставляло сомнений, что он пьян в стельку. Из кармана пиджака торчала бутылка виски. Лицо пылало багровым жаром, а на светло-голубом костюме выделялись темные пятна пота. Из поезда он вышел последним и нетвердой походкой направился в мою сторону. Мистер Хейнс к тому времени уже меня оставил и удалился к себе в контору.

Проходя мимо, Маршалл покосился на меня, но, кажется, не узнал. Тут я вспомнил, что на стоянке околачивается помощник шерифа Росс. Я поставил посылку на землю и схватил Маршалла за рукав.

– Мистер Маршалл…

– А? – Он повернулся и уставился на меня мутными глазами.

– Мы с вами познакомились у Джо. Моя фамилия Девери.

– Ну и что? – Он выдернул руку. – Какого черта?

– Просто решил на всякий случай предупредить вас, что там у вокзала караулит помощник шерифа Росс.

Маршалл нахмурился. На его лице читалась мучительная работа мысли.

7Чарли Чан – персонаж романов Э. Д. Биггерса (1884–1933) и множества кинофильмов.
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?