3 książki za 35 oszczędź od 50%

Реквием блондинке

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Устроившись поудобнее, я задумчиво смотрел на него. Несколько минут мы просидели в тишине. Поняв, что Диксон не планирует развивать свою мысль, я решил зайти с другой стороны.

– Что вам известно о пропавших девицах?

Открыв ящик стола, Диксон вытащил три фотографии – судя по всему, сделанные уличным фотографом. И протянул снимки мне.

– Уверяю вас, мистер Спивак, это совершенно заурядные девушки. Рабочий класс. Никаких секретов.

Взглянув на фотографии, я ему поверил. Таких девушек можно встретить в любую минуту на любой улице любого города.

– У них есть что-нибудь общее, кроме цвета волос? – спросил я, возвращая фотографии.

Диксон хотел что-то сказать, но тут раздался звонок. Редактор удивленно уставился на телефон.

– Прошу меня простить, – сказал он, взял трубку и робко приложил ее к уху.

Откинувшись на спинку стула, я рассеянно поглядывал на него.

– Кто-кто? – переспросил Диксон и стал слушать.

Из трубки еле-еле доносился чей-то голос: высокий и отрывистый. Слов я разобрать не мог.

Диксон вдруг съежился.

– Понимаю, – пробормотал он в трубку. – Да, конечно. Да. Само собой. – Он снова превратился в слух, а потом раздался щелчок: связь оборвалась. Диксон медленно положил трубку на рычаг, а потом уставился на свою промокашку. Я заметил у него на лбу капельки пота. А раньше их не было.

– Итак, что может быть общего между этими блондинками? – повторил я после долгой паузы.

Вздрогнув, Диксон посмотрел на меня с таким удивлением, словно забыл о моем присутствии.

– Боюсь, наше время подошло к концу, мистер Спивак. – Он тут же отвел взгляд. – Было очень занимательно с вами познакомиться. – Редактор встал и протянул мне рыхлую потную ладонь. Лицо его сделалось белым как бараний жир, а над правым глазом подергивалась жилка. – Думаю, вам больше не стоит сюда приходить. Ваше время – ценный ресурс, и мне не хотелось бы тратить его впустую.

– Пусть мое время вас не беспокоит, – сказал я. – Эту проблему я утрясу сам. – Вынув из кармана блокнот, я раскрыл его и показал Диксону двадцать пять долларов, спрятанных между страницами. – А ваше время оплачивается, так что и по этому поводу переживать не стоит.

– Вы очень предусмотрительный человек, – заметил Диксон. Ни во взгляде, ни в голосе у него не появилось ни капли интереса. – Но мне нечего вам продать. Понимаете, мистер Спивак? Продать нечего.

Убрав блокнот, я задумчиво посмотрел на Диксона:

– Кто вам звонил?

– Вы его не знаете, – ответил редактор, безвольно опускаясь в кресло. – До свидания, мистер Спивак. Уверен, вы без труда найдете выход.

Положив ладони на стол, я придвинулся к Диксону:

– Готов спорить, это был Мейси. Или Старки. – Я не сводил с него глаз. – И вам велели держать рот на замке, а не то… Ну, я не ошибаюсь?

Зажмурившись, Диксон съежился еще сильнее.

– До свидания, мистер Спивак, – тихо сказал он.

– Ну пока, – ответил я и вышел из комнаты.

Когда я направлялся к выходу, уксусная дама смерила меня взглядом.

– Ваш старикашка ноги со страху обмочил, – сообщил я. – Зажгите для него камин.

Я чувствовал, что она смотрит мне в спину, но не оборачивался. Захлопнув за собой дверь, я медленно спустился по лестнице, непроизвольно насвистывая «Траурный марш» Шопена.

Кирпичное здание «Истерн-отеля» было невысоким – всего три этажа, – но довольно длинным. Фасад был украшен металлическими пожарными лестницами, а на крыльце стояло штук двенадцать кресел-качалок.

Я поднялся по ступенькам, миновал веранду и вошел в фойе. Окинул взглядом пальмы в горшках, громоздкую мебель из красного дерева и медные плевательницы.

Клерк за стойкой регистрации возился со своим журналом. Напротив стояла высокая девушка. Ее золотистые волосы покоились на воротничке серо-голубого клетчатого платья. Через руку у нее был перекинут светло-серый плащ, а у ног стоял чемодан, обклеенный гостиничными ярлыками.

Я подошел к стойке и застыл в ожидании.

– Вы бронировали номер? – спросил клерк, обращаясь к девушке.

Она сказала, что нет, не бронировала.

Клерк с сомнением посмотрел на нее. Похоже, собрался отказать.

– Зачем бронировать? – спросил я. – У вас тут свободных номеров как у собаки блох.

Холодно посмотрев на меня, клерк развернул журнал к девушке. Бросив на меня быстрый взгляд, она записала свое имя. Симпатичная. Хорошая кожа, мелкие, правильные черты лица. Чувственная внешность.

Клерк выдал мне ключ, и я направился к лифту. Негр-портье подхватил чемодан и пошел вслед за мной. Мгновением позже к нам присоединилась хозяйка чемодана, и все мы поехали на третий этаж.

Пока я возился с замком, негр отомкнул дверь напротив и проводил мою новую соседку в номер. Прежде чем войти, я обернулся, и наши взгляды встретились.

– Спасибо, – сказала девушка и мило улыбнулась.

– Может быть, вам стоит поселиться в другом месте, – заметил я. – Эта гостиница очень уж паршивая.

– Я видала и похуже. – Она снова улыбнулась и ушла к себе.

Я закрыл дверь.

Комната не вызвала у меня особенного восторга. У окна стояла односпальная кровать. На письменном столе – белое пятно от пролитого джина. Рядом со столом – пара здоровенных кресел. На прикроватном столике – старомодный телефон с некрашеным металлическим корпусом и прозрачной целлулоидной трубкой. За платяным шкафом – ванная.

Сняв шляпу, я уселся в одно из кресел. За окном громыхали трамваи. Лифт, завывая, перемещался с этажа на этаж. Похоже, не видать мне покоя в этой комнате.

Закурив, я подумал, что неплохо бы выпить. Подошел к телефону и велел клерку прислать в номер скотча и содовой. Вернувшись в кресло, я задумался про Исслингера, Вульфа и Диксона. Поразмыслив, пришел к выводу, что очень скоро у меня появятся проблемы. Ну что ж, проблемы у меня бывали и раньше.

Но лучше сообщить обо всем полковнику Форсбергу. Если дело принимает крутой оборот, он доплачивает за вредность.

Я начал было составлять отчет для шефа – в уме, не записывая, – как в дверь постучали. Решив, что принесли скотч с содовой, я крикнул, не вставая с кресла:

– Войдите!

– Вот ведь незадача, – произнес девичий голос. – Я потеряла ключ от чемодана.

Я вскочил и повернулся к двери.

Без шляпки девушка оказалась еще красивее. Стояла на пороге, схватившись за дверную ручку, и с надеждой смотрела на меня. Я заметил, что у нее очень симпатичные стройные ноги.

– Откуда вы узнали, что я со школы промышляю вскрытием замков? – спросил я. – Даже мои близкие друзья не в курсе.

Она рассмеялась:

– Ниоткуда. Просто решила, что вы сможете мне помочь. Вы ведь мужчина крупный и, судя по внешности, сообразительный.

– Может, войдете? – спросил я, указывая на соседнее кресло. – Скотч и содовая уже в пути. Мамаша не любит, когда я пью один.

Помедлив, она закрыла дверь и направилась к креслу. Села, натянула юбку на колени и взглянула на меня:

– Вообще-то, я только хотела, чтобы вы открыли мне чемодан.

– О чемодане не волнуйтесь, – сказал я, снова усевшись. – Сперва мы выпьем, а потом я его открою. В этом городе я всего три часа, но мне уже одиноко.

– Неужели? – удивилась девушка. – Я бы и не подумала, что вам бывает одиноко.

– Только в этом городе, – заметил я. – Есть в нем что-то неприятное. Недружелюбное. Не заметили?

Она покачала головой:

– Я только что приехала. Давайте-ка познакомимся. Если вы, конечно, не против.

– Спивак. – Поудобнее устроившись в кресле, я с удовольствием смотрел на девушку. – Марк Спивак. Ищейка.

– Необязательно надо мной подшучивать, – серьезно произнесла девушка. – Я уже не маленькая. Вы чем-то торгуете?

Я покачал головой:

– Разве что своими мозгами. В Кранвиле за них дают неплохую цену. – Я протянул ей свою визитку.

Девушка изучила ее и вернула мне.

– Итак, вы ищейка. – Она с любопытством смотрела на меня. Забавно, но дамочки, узнав о моей профессии, всегда смотрят одинаково. К этому я уже привык. – Меня зовут Мэриан Френч. Я продаю модное белье, – продолжила она, скорчив гримаску. – Беда в том, что в подобных городках модное белье не в почете. Думаю, общественной поддержки мне ждать не стоит. – Длинными пальцами она поправила волосы. – Но к этому я уже привыкла.

Негр-портье принес скотч и содовую. Посмотрел на меня, на Мэриан Френч и закатил глаза. Я дал ему какую-то мелочь и выставил за дверь.

– В этом городке мне пока не попадались люди, которых могло бы заинтересовать модное белье, – заметил я, срывая обертку с бутылки. Подумал и добавил: – Не считая вас. Как предпочитаете пить эту отраву?

Мэриан покачала головой:

– Я не пью крепкие напитки в компании незнакомцев. Матушка не велит. Плесните содовой.

– Точно?

– Точно.

Я налил ей полстакана содовой, а себе – чистого виски, после чего снова плюхнулся в кресло.

– Что ж, за вашу шелковую магию. – Я проглотил половину виски. Он оказался вполне приличным на вкус, а когда добрался до желудка, я понял, как сильно мне хотелось выпить.

– Вы здесь по работе или в отпуске? – спросила Мэриан, усевшись поудобнее и вытянув длинные ноги.

– По работе. – Я подумал, что неплохо бы почаще проводить время с девушками. Но только с милыми, вроде Мэриан Френч. А не с теми потаскушками, которые бегут в спальню, не успев толком представиться. – Не слышали? За последние четыре недели в Кранвиле пропали три блондинки. Меня наняли их отыскать.

– Ну, это проще простого, – сказала Мэриан. – Почему бы не сходить в полицию? Копы всех найдут, а вы получите деньги. Вот бы кто-нибудь взялся торговать моим товаром. Но, увы, приходится делать все самой.

– Об этом я и не подумал. – Я осушил стакан. – А что, неплохая мысль.

– Мыслей у меня множество, – вяло ответила Мэриан. – Но толку от них маловато. Пару лет назад у меня была мысль выйти замуж и нарожать детишек. – Закрыв глаза, она запрокинула голову на спинку кресла. – Но не сложилось.

 

Я что, должен выразить сочувствие? Судя по выражению лица и плотно сжатым губам, вряд ли. Она всего лишь решила выговориться. Встретила парня и подумала, что ему можно доверить свои секреты. Меня это вполне устраивало.

– Не берите в голову, – беззаботно заметил я. – До старой девы вам еще далеко. Что-нибудь да наклюнется.

Она улыбнулась и встала с кресла.

– Пора разбирать вещи. Знаете, сегодня славный день. За два года я не встречала никого дружелюбнее вас.

– Ну вот, постарались и встретили. – Я тоже поднялся на ноги. – Пойдемте посмотрим ваш чемодан. Даже интересно, не растерял ли я свои навыки.

Мэриан меня не слушала. Она смотрела на пол у двери, а на лице ее застыло выражение, какое бывает у девушки, увидевшей мышь.

Я проследил за ее взглядом. Под дверь осторожно просовывали квадратный белый конверт. Едва я его заметил, конверт перестал двигаться. Я шагнул вперед, налетел на Мэриан, мягко отодвинул ее в сторону и рывком распахнул дверь. Повертел головой, но в коридоре никого не оказалось. Подобрав конверт, я сунул его в карман и беспечно сказал:

– Теперь видите, что это за гостиница? Еще и часа не прошло, а счет уже тут как тут.

– Вы уверены, что в конверте счет? – Мэриан озадаченно смотрела на меня.

– Может, я приглянулся черномазому и он зовет меня на свидание. – Я взял девушку за локоток и аккуратно вытолкал в коридор, к двери ее номера. – Хотите верьте, хотите нет, но ниггеры бывают весьма любвеобильны.

Одолжив у Мэриан заколку для волос, я меньше чем за минуту справился с замком чемодана и с улыбкой сказал:

– Вот видите? Друзья неспроста прозвали меня Гарри Медвежатник.

– Мне послышалось, вас зовут Марк.

– Так и есть, но свое настоящее имя я сообщаю далеко не каждому. – Я подошел к выходу и открыл дверь. – Кстати, не стоит ли нам познакомиться поближе? Как насчет поужинать сегодня вечером?

Мэриан задумчиво смотрела на меня, и я понял, что происходит у нее в голове.

– Только не сочтите меня за местного сердцееда, – негромко добавил я. – У приглашения нет никакого подтекста.

Слегка покраснев, Мэриан рассмеялась и тут же сказала:

– Простите, но я попадала в разные ситуации. У девушек вроде меня прекрасно развиты мышцы рук. А все потому, что приходится регулярно отталкивать джентльменов, охочих до женской ласки. Сегодня я слегка устала. Так что, пожалуй, откажусь.

– Говорю же, я ничего в этом роде не замышляю, – заметил я. – Но раз не хотите – как хотите.

– Да я с радостью, – вдруг сказала Мэриан. – Только дайте мне время принять ванну. В восемь?

– В восемь, – подтвердил я и ушел.

Вернувшись к себе в номер, я открыл конверт. Записка была напечатана на машинке:

У тебя двенадцать часов, чтобы убраться из города. Больше предупреждать не станем. Не успеешь и глазом моргнуть, как сгинешь. Только не подумай, что ты нам не нравишься. Просто в Кранвиле становится тесновато. Так что не глупи и уматывай. В ином случае похороны за наш счет.

Я налил себе еще виски и уселся в кресло. Тот, кто сунул записку мне в номер, находится в соседней комнате – справа или слева. Он не мог пробежать весь коридор, пока я шел к двери.

Я взглянул на стену перед собой. Потом обернулся и рассмотрел стену напротив. Интересно, в каком он номере. Должно быть, затаился и ждет моего следующего хода. От этой мысли мне стало не по себе.

Аккуратно спрятав записку в карман, я на секунду задумался, а потом взялся за рапорт для полковника Форсберга. До встречи с Мэриан оставалось полтора часа. За это время нужно закончить с писаниной, принять ванну и решить, останусь ли я в Кранвиле или уеду завтра же утром.

Я сидел за столом и размышлял. Потом встал, открыл чемодан, вынул черный полицейский пистолет 38-го калибра и выглянул в окно, на оживленную улицу. Сунул пистолет за пояс и спрятал рукоятку под жилетом.

Глава вторая

– Похоже, за нами следят, – спокойно заметила Мэриан Френч.

Поужинав, мы возвращались в гостиницу. В безоблачном небе, заливая светом всю улицу, висела огромная зловещая луна. Вечер выдался душным, и я нес пиджак, перебросив его через руку.

Одетая в легкое летнее платье, Мэриан держала в руке шляпку. Девушке захотелось прогуляться до гостиницы пешком. Когда мы вышли из ресторана, было самое начало одиннадцатого. Мы перешли дорогу и оказались в тени зданий. Тут-то Мэриан и произнесла вышеозначенную фразу.

Я взглянул на девушку сверху вниз:

– Уверены, что дело не в тех ваших коктейлях со льдом?

Она покачала головой:

– Не думаю. Такое чувство, что нами кто-то интересуется. Только не оборачивайтесь.

В тот момент мне не хотелось нарываться на неприятности. Незачем впутывать в мои дела Мэриан. Я пошарил глазами в поисках такси, но улица была пуста. Глянул через плечо, но тени домов были слишком густыми, и я не смог как следует рассмотреть тротуар.

– Никого не видно, – заметил я, ускоряя шаг. – А вы что-то заметили?

– Когда мы вышли из ресторана, на другой стороне улицы был мужчина. Он направился следом за нами, но потом я упустила его из виду. И забыла о нем, пока снова не заметила его под фонарем. Когда я оглянулась, он нырнул в подъезд – так стремительно, что у меня мурашки пошли по коже. Может, я сегодня слишком нервничаю? – Вложив узкую ладонь в мою, Мэриан стиснула мне пальцы.

– Как он выглядел?

– Я не рассмотрела, – ответила она. – Крупный. Но во что одет, на кого похож – не знаю.

– Ну ладно, – сказал я. – Не волнуйтесь. Может, он и не за нами идет. Скоро все узнаем. Когда свернем за угол, не останавливайтесь. Стук ваших каблучков собьет его с толку. Я же останусь на месте и устрою нашему преследователю сюрприз.

– Уверены, что это хорошая мысль? – Мэриан с тревогой заглянула мне в глаза. – Вдруг он опасен?

– Вряд ли, – усмехнулся я. – Такие не опасны. – Сдвинув полу жилета, я коснулся гладкой рукоятки «тридцать восьмого». – Смотрите, впереди поворот. Не останавливайтесь. Если я задержусь, сможете найти дорогу в гостиницу?

– Пожалуй, – с легким сомнением произнесла она. – Уверены, что поступаете правильно? Вы же не хотите, чтобы вас… ранили? Мне будет очень жаль…

– Все в порядке. – Я похлопал ее по руке. – В моей работе такое бывает сплошь и рядом. И пока что меня никто не ранил.

Мы свернули за угол, и я легонько подтолкнул девушку:

– Ну, в путь, милая. И погромче стучите каблучками.

Оглянувшись на меня, Мэриан пошла вперед. Деревянные каблуки ровно щелкали по клинкерной мостовой.

Положив ладонь на пистолет, я прижался к стене и выглянул за угол.

Вдалеке на Мэйн-стрит гудели автомобили. Стучали, удаляясь, каблуки Мэриан. И еще тикали мои наручные часы. Больше ничего.

Простояв так несколько минут, я услышал еще один звук: кто-то осторожно приближался ко мне. Чуть крепче сжав рукоятку пистолета, я ждал. У поворота человек замедлил ход, а потом остановился. Повисла долгая тишина; казалось, умолк даже шум машин на Мэйн-стрит.

Я не шевелился. Стоял, вжавшись в стену, тихонько дышал носом и прислушивался изо всех сил.

Вдруг человек за углом сдавленно кашлянул. Вздрогнув, я чуть было не вытащил пистолет, но потом беззвучно усмехнулся и ослабил хватку.

Раздался еле слышный звук. Человек сделал шаг вперед, и на мостовую передо мной упала длинная тощая тень. Я взглянул на нее, и мне стало страшновато. Пот, что стекал по спине и собирался в подмышках, внезапно показался мне ледяным.

Человек все еще оставался за углом. Я не мог его видеть, но луна светила так, что тень его была прямо передо мной.

Эта тень выглядела как мрачная карикатура на человека. Преследователь казался очень высоким и чрезвычайно плечистым. Шляпа с широкими полями была до нелепого маленькой по сравнению с огромными плечами. Брючины развевались, словно паруса. Человек не двигался. Руки его были в карманах пиджака, а шея вытянулась вперед.

Я очень осторожно снял пистолет с предохранителя. Несколько минут смотрел на тень, но она оставалась неподвижной. Я понял: человеку за углом известно, что я его поджидаю, и он решил предоставить мне право первого хода.

Перестук каблучков Мэриан стих. Жаркий ночной воздух словно застыл, и это добавляло жути. Вдруг прямо у меня над головой раздался тоненький женский смех. Истерический, словно хохочет умалишенная. Отступив, я быстро глянул вверх.

На четвертом этаже соседнего дома в одиноком окне горел свет. Когда я поднял взгляд, налетел горячий ветер. Грязные занавески всколыхнулись и конвульсивно затрепетали, словно плавники засыпающей рыбы.

Женщина опять расхохоталась. Потом захныкала и наконец зарыдала.

Я снова взглянул на мостовую. Тень исчезла. Я слышал только горькие рыдания женщины да хлопанье занавесок на ветру.

Вытащив пистолет, я снял шляпу и высунулся из-за угла. Нашего преследователя как не бывало. Улица была пуста, если не считать тощей кошки. Да и та, завидев меня, шмыгнула в тень.

Я достал носовой платок, вытер лицо, негромко усмехнулся и буркнул себе под нос:

– Ну и ладно. Ты, видать, тоже перепугался.

Убирая носовой платок, я подумал: еще пара таких вечеров, и пора будет переезжать в дурдом.

Глянул направо, налево. Убедился, что на улице никого нет, и, превозмогая духоту, припустил вслед за Мэриан. Она ждала на следующем перекрестке. Увидев меня, девушка устремилась мне навстречу.

– Уф! – Она схватила меня за руку. – Я уж начинала за вас беспокоиться. Кого-нибудь видели?

– Нет. Только кошку, да и та полудохлая, – с улыбкой ответил я. – От кошек-то вреда немного, верно?

– Честно говоря, я перепугалась, – сказала Мэриан. – Наверное, нервы подвели. Я была уверена, что тот мужчина нас преследует.

По улице неспешно ползло такси. Я подозвал его взмахом руки.

– Поедем в гостиницу. Вам нужно как следует выспаться. Утром придете в норму.

Усаживаясь в машину, Мэриан спросила:

– Вы же меня не обманываете?

– Ни в коем случае. – Я похлопал ее по руке. – Там и правда никого не было.

– Ничего не понимаю, – произнесла она. – Ничего. Когда тот человек исчез из виду, я вся заледенела. Раньше со мной такого не случалось.

Каждые несколько секунд, когда такси проезжало мимо фонаря, свет ненадолго выхватывал из темноты ее лицо. Мэриан побледнела, выглядела уставшей и хмурила аккуратно подведенные брови.

– Забудьте, – сказал я. – Никого там не было. Это все шуточки вашего воображения.

– Интересно, зачем вы пригласили меня на ужин? – неожиданно спросила она.

– Я же сказал. Мне было одиноко, вам тоже, а Кранвиль – весьма угрюмый городок. Вы же не жалеете, что приняли мое приглашение?

– Жалею? – Она покачала головой. – Это был один из лучших вечеров в моей жизни. Вот только в конце я сглупила. – Сев ровнее, она развернулась лицом ко мне. – Что же это за город такой? Не успела я сойти с поезда, как… – Помолчав, она продолжила: – Ах, забудем. Наверное, это жара на меня так действует.

– Так что произошло? – Я накрыл ее узкую ладонь своей.

– Мне стало страшно. Здесь какая-то нервная обстановка. Грязный, злой и бездушный город. И такое ощущение, что все чего-то боятся. Вы тоже это заметили или мне просто кажется?

– Да. Грязный, злой и бездушный, – сказал я, стараясь, чтобы голос звучал непринужденно. – Но бояться совсем не обязательно…

– Вы же не шутили насчет пропавших девушек? – перебила она. – То есть вы и правда постараетесь их найти?

– Конечно. Но город тут ни при чем. Девушки могут исчезнуть где угодно. Почему вы вдруг о них вспомнили?

– Не знаю. Наверное, просто устала. Утром все будет хорошо.

В этот момент такси остановилось у гостиницы.

– Правильная мысль, – сказал я, помогая девушке выйти из машины. – А теперь вам пора отдохнуть.

Расплатившись с водителем, я поднялся на веранду и увидел в двух креслах-качалках неясные очертания человеческих фигур. Оба полуночника взглянули на меня. Я же, не обратив на них внимания, вошел в фойе и направился к стойке регистрации.

– Добрый вечер. – Клерк взглянул сперва на Мэриан, а потом на меня. На желтоватом лице его отразилось неодобрение. – Вас ожидают два джентльмена.

– Меня? – переспросил я.

Клерк кивнул:

– Они на веранде.

– Ясно. – Я повернулся к Мэриан. – Ступайте наверх и ложитесь спать. Вечер был шикарный.

– Спасибо вам, – сказала она взволнованно. – Мне тоже понравилось. – Помедлив, девушка направилась к лестнице.

Я пожелал ей вслед доброй ночи, снова повернулся к клерку, закурил и твердо посмотрел на него:

– Что за парни?

– Первый – мистер Макартур, – равнодушно ответил он. – Второго я не видел.

 

Макартур! Выходит, он обдумал мое предложение, ускользнул от жены и готов к разговору.

– Хорошо, я с ними побеседую, – сказал я и вышел на веранду.

Вскочив на ноги, Макартур вгляделся мне в лицо.

– Мистер Спивак? – с подозрением спросил он. – Да, теперь вижу. Я хочу извиниться.

– Пустяки. – Подцепив кресло носком ботинка, я придвинул его к себе. – Если вам нужна моя помощь, вы ее получите.

На свет вышел второй человек. Молодой, худощавый, на несколько дюймов ниже меня. Костюм его был ладно скроен, но парень носил его небрежно. Галстук был перекручен так, что узел оказался у правого уха.

– Это Тед Исслингер, – негромко сказал Макартур. – Мы все обсудили и пришли к выводу, что нужно с вами повидаться.

– Вы сын Макса Исслингера? – заинтересовавшись, спросил я.

– Он самый. – Парень протянул мне руку.

Я удивленно смотрел на него. Внешность что надо: черные курчавые волосы зачесаны назад, лицо бледное, а черты приятные. Крепко пожав ему руку, я бросил вопросительный взгляд на Макартура. Но за главного тут был Тед Исслингер.

– Мистер Спивак, – негромко произнес он, – вы, должно быть, понимаете, что я в неловком положении. Нельзя ли побеседовать где-нибудь подальше от чужих глаз?

Я вспомнил о человеке в соседнем номере и покачал головой:

– Только не у меня. Предлагайте место, и я пойду с вами.

Взглянув на Макартура, Тед пожал плечами и сказал:

– Я на машине. Можем отъехать и пообщаться.

– Это меня устраивает. – Вслед за ним я спустился с террасы.

Мы перешли дорогу. В темноте нас ждал «понтиак» с откидным верхом. Открыв дверцу, Тед уселся за руль.

Я оглянулся на гостиницу. Все окна были занавешены – за исключением одного на третьем этаже. И там я увидел очертания мужчины. Тот смотрел на улицу. Едва я поднял взгляд, как он отскочил от окна.

Я успел заметить три важные подробности. Во-первых, мужчина был в номере по соседству с моим. Во-вторых, на голове у него была шляпа с широкими полями. И в-третьих, у мужчины были чрезвычайно широкие плечи.

Забравшись в «понтиак», я захлопнул дверцу.

Когда мы отъезжали от гостиницы, мне снова стало страшновато. Но я не подал виду. За время поездки никто из нас не произнес ни слова.

Выехав из города, Тед Исслингер сбавил скорость и остановился на обочине, в тени деревьев.

– Здесь и поговорим, – заметил он, усаживаясь поудобнее.

Сидевший сзади Макартур подался вперед и тяжело задышал мне в шею. По его поведению я понял, что он встревожен и нервничает.

Молча закурив, я выбросил спичку в открытое окно. Повисла долгая пауза, во время которой я искоса поглядывал на Исслингера. Парень задумчиво смотрел на деревья. В лунном свете он выглядел очень молодо: года двадцать три, не больше. И он тоже слегка нервничал.

– Нам больше не на кого надеяться, – внезапно прошептал он. – Поэтому мы к вам и пришли.

Я молчал.

Исслингер оглянулся на Макартура.

– Никому не рассказывайте о нашей встрече, Мак, – продолжил он. – Отец придет в ярость, если узнает, что…

Макартур взволнованно засопел.

– Вы продолжайте, – перебил он. – Я буду нем как рыба.

Я молча смотрел, как они стращают друг друга. Облегчать им жизнь я не собирался. Сами ко мне явились, так что пусть выкладывают карты на стол.

Тед Исслингер повернулся ко мне лицом.

– Вы должны знать, что в этом деле я соблюдаю нейтралитет, – сказал он, поглаживая рулевое колесо. – Да, вы работаете на Вульфа, а это значит – против моего отца. Но тут я ничего не могу поделать. Уверен: никто, кроме вас, не сумеет найти пропавших девушек. А мне нужно только одно: чтобы их нашли.

– Почему это так важно для вас? – спросил я, с любопытством глядя на него.

– Мы с Льюс дружили. Я учился в одном классе с Верой. Каждую неделю встречался с Джой. Неплохо их знал, и они мне нравились. Хорошие девчонки. – Сделав глубокий вдох, Тед выпалил: – Нынешними темпами их никогда не найдут.

– Дружили, значит? – Хмыкнув, я выделил интонацией слово «дружили».

Лицо Теда напряглось.

– Знаю, о чем вы думаете, – слегка рассердившись, сказал он. – Но ничего такого не было. Это приличные девушки. Просто любили повеселиться, как и все. Мы, кранвильские ребята, тусовались с ними, но не более того.

Я взглянул на Макартура. На его костлявом желтом лице было написано отчаяние.

– Тед говорит правду, мистер, – подтвердил он. – Девочки вели себя как надо.

– Ладно, ладно. – Я пожал плечами. – С чего вы решили, что их не найдут?

Исслингер сжал баранку так, что побелели костяшки пальцев.

– Это политическое дело, – с горечью сказал он. – Всем плевать, что будет с девушками. Полиция сидит сложа руки. Для Мейси главное, чтобы их не нашел кто-то другой: тогда, считайте, дело в шляпе. Старки планирует надавить на горожан. Его банда возьмет под контроль избирательные участки. Сделать это несложно. Надо только…

– Знаю, – вмешался я. – Не будем тратить время. Чем я могу помочь?

– Но мне нужно ввести вас в курс дела, – возразил Тед. – Видите ли, Старки без разницы, найдут девушек или нет. Но для Вульфа и моего отца все иначе. Они гарантировали, что отыщут эту троицу. А Мейси заинтересован в том, чтобы этого не произошло.

– Представляете, насколько безнравственными бывают люди? – Макартур ударил кулаком в спинку моего сиденья.

– Значит, полиция сидит сложа руки. – Я надвинул шляпу на глаза. – А как насчет той дамы-детектива, что нанял ваш отец?

Тед нетерпеливо всплеснул руками.

– Одри? Ума не приложу, зачем отец это затеял. Он не в своем уме, если думает, что Одри Шеридан сможет что-то сделать. Она хорошая девушка. Я ее всю жизнь знаю. Но против Мейси и Старки она никто. Кроме того, у нее нет опыта в подобных делах.

Я выпустил дым через ноздри.

– У нее есть лицензия на частный сыск, верно? Если девушка ни на что не способна, зачем же ваш отец ее нанял?

– Понятия не имею. – Тед беспомощно пожал плечами. – Отец совершенно точно знает, что от Одри не будет никакого толку.

– Так дело не пойдет, Тед, – заметил Макартур. – Нужно сказать ему правду. – Он снова подался вперед, и я увидел его озабоченное лицо. – Одри всем нравится, – продолжил он, обращаясь ко мне. – Отец Теда нанял ее, чтобы воспользоваться ее популярностью. И если она не найдет девушек, его не будут так уж сильно винить.

– Меня от всего этого уже тошнит, – вспыхнул Тед. – Даже отец и тот не беспокоится о пропавших девушках. У него на уме только выборы. Представляете, каково мне? Я буквально с ума схожу. Отец и слушать меня не желает. Когда Мак сказал, что вы к нему заходили, я сразу понял: вот наша единственная надежда. Мне плевать, кто станет мэром, но девушек нужно найти!

– Если они еще здесь, найду, – пообещал я. – Но мне понадобится помощь. Ваш городок настроен против меня сильнее, чем хотелось бы. Как думаете, что случилось с этими девицами?

– Есть у меня одно предположение, – сказал Тед. – Мак со мной не согласен, но я почти уверен, что прав.

– Послушайте, – настойчиво произнес я. – Разве я не говорил, что устал? Если есть что сказать, выкладывайте. А если нет, мне пора спать.

– Думаю, все это затеяли, чтобы дискредитировать Вульфа и моего отца. Готов биться об заклад, что девушек похитил Старки. Для того чтобы отец с Вульфом недосчитались голосов.

– Догадки нам не помогут. Как насчет доказательств?

– Кое-что есть. Я рассказал все Одри, но без толку.

Я молчал, набрав полные легкие дыма.

– За день до исчезновения Льюс сказала, что уличный фотограф сделал ее фото. В день пропажи она собиралась забрать карточку. Фотоателье принадлежит Старки. Побочный бизнес.

Я задумался. На первый взгляд ничего особенного. Но мне стало интересно.

– Думаете, там ее и похитили?

– Именно так, – кивнул Тед.

– А двух других, часом, не фотографировали? Если да, то это уже кое-что. – Тут я вспомнил снимки, которые показывал мне Диксон, и подскочил на сиденье. Все фото были сделаны на улице: на переднем плане девушка (голова и плечи), а за нею здания. – Их снимал один и тот же фотограф! – взволнованно произнес я. – В редакции «Кранвиль газетт» мне показывали фото всех троих. Снимки сделаны на улице.

Макартур втянул воздух сквозь зубы.

– Я же говорил, что этот парень нам поможет. Понял это, как только его увидел.

Тед удивленно взглянул на меня.

– Значит, за всем и правда стоит Старки, – мрачно произнес он. – И что будем делать?

– Разберусь, – сказал я. – Что-то еще?

Переглянувшись, они решили, что добавить нечего. Меня это вполне устраивало. Что ж, я не зря потратил время. Теперь есть над чем поработать.

– Мы хотим быть в курсе дела, мистер Спивак, – с тревогой заметил Тед. – Вы же не станете ничего от нас скрывать?