3 książki za 35 oszczędź od 50%

Получи по заслугам

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Мендетта узнает об этом, – зашептал Рэйвен на ухо задыхающейся жертве. – Его это взбесит. Теперь он будет знать, что за ним идет охота. Слышишь, ты, глупышка безмозглая? Ты даже не могла заработать себе на достойную жизнь. Посмотри на свою комнату. Посмотри на ее нищету. Когда я буду держать эту территорию, мои девки не будут так жить. Ты слышишь?

Девушка пыталась ударить убийцу по лицу, но на это у нее уже не хватало сил. Тогда она принялась яростно брыкаться, но вскоре движения ее стали судорожно угасать, и наконец она совсем затихла.

Когда язык вывалился из широко раскрытого рта, а глаза практически вылезли из глазниц, Рэйвен отвернулся, чтобы не видеть ее лица.

– Мерзкая маленькая тварь, – прошептал он.

Вскоре он почувствовал, как по его рукам потекла кровь из носа жертвы и она обмякла. Тогда он поднялся с кровати и некоторое время стоял, разглядывая труп.

Он чувствовал, что теперь может идти домой и лечь спать. Ненависть отпустила его – на какое-то время.

6

5 июня, 10:15

Солнечные лучи, проникая сквозь окна квартиры Мендетты, расписывали причудливыми узорами белый ковер на полу.

Остатки завтрака, сервированного на серебряном подносе, стояли на маленьком столике возле кушетки. В пепельнице тлела забытая сигарета, испуская тонкую струйку серого дыма.

На кушетке с закрытыми глазами лежала Джин. Она была все еще в ночной сорочке, и мысли ее витали далеко. Она пыталась представить свою жизнь без Мендетты. Это было непросто. Сложно было вообразить отсутствие окружавшей ее роскоши.

Но она знала, что больше не может жить с Мендеттой. Резкий телефонный звонок заставил Джин вздрогнуть. Она приподнялась и сняла трубку.

– Кто это? – спросила она низким, почти мужским голосом.

– Где Мендеттта? – донесся в ответ взволнованный голос Грэнтема.

Джин уставилась в потолок. Она не часто общалась с партнерами Мендетты.

– Его нет, – коротко ответила она. – Что-то случилось?

– А где он? Мне нужно связаться с ним.

– Он ушел утрясать дела с Пойзоном. Там тебе с ним не связаться. В чем дело? Я передам ему.

– Нет; пожалуй, я подожду, – отозвался Грэнтем после непродолжительной паузы.

Он явно был чем-то озабочен.

– Слушай, скажи мне, а я постараюсь связаться с ним.

– Это насчет одной из девочек. Этой ночью ее задушили.

Джин прищурилась и продолжила:

– И что с того? Тутси тут ничего не сможет сделать.

– Я знаю, но он должен быть в курсе.

– Хорошо, я передам ему. Кто это сделал?

– Копы не знают.

– Я не про это спрашиваю. Я спрашиваю – кто сделал?

Снова повисла пауза. Наконец Грэнтем заговорил:

– Только не надо говорить Мендетте, это лишь взбесит его, но я думаю, это Рэйвен.

Джин спустила ноги на пол и села.

– Почему ты так считаешь?

– Один из патрульных узнал его, когда тот заходил в квартиру девчонки. Ты его знаешь – О’Хара. Это его участок. Я сунул ему сотню баксов, чтобы держал язык за зубами.

Джин задумалась, затем переспросила:

– Рэйвен? Интересно… Что бы это значило?

– Я не знаю, но ведь он обещал что-то сделать, так ведь?

– Он сказал, что поимеет Тутси. Слушай, а что ты будешь делать, если он все же доберется до него?

– Не говори так, – отрезал Грэнтем. – Ему не дотянуться до него. Тутси – это величина. Он под хорошей охраной.

– Я знаю, но предположим – он дотянулся. Рэйвен беспредельщик, он на все пойдет, ты это знаешь. Что ты будешь делать?

– А что я могу сделать, черт возьми? Я не в силах с ним тягаться. У него целая шайка головорезов, они там все отмороженные. На данный момент мы не в состоянии вести войну.

Джин улыбнулась:

– Это значит, ты ляжешь под него?

– А что мне еще остается? Все держится на Тутси. Если Тутси уйдет, все разбегутся, как крысы.

– Я знаю.

Повисла долгая пауза.

– Послушай, Джин, но ты же не думаешь, что…

– Я ничего не думаю, – оборвала его Джин, – но и ты, и я – мы должны сами позаботиться о себе, верно?

– Ну да, это так, конечно, но с Тутси ведь ничего не случится. Я уверен, что с ним ничего не случится.

Джин снова улыбнулась.

– Я рада это слышать, – сказала она и повесила трубку.

Долгое время она лежала и что-то обдумывала, затем снова сняла трубку и набрала номер. На другом конце кто-то грубо спросил, чего она хочет.

– Я хочу поговорить с Рэйвеном, – спокойно ответила Джин. – Да, скажите, что это Джин Мендетта. Да, без сомнений, он будет говорить со мной.

Повесив трубку, она снова легла с довольной улыбкой, ожидая звонка Рэйвена.

7

5 июня, 11:20

Джей остановил такси и направился в восточную часть города. Он был доволен собой. Добравшись до офиса, первым делом он позвонил Джеральду Фишеру и расспросил его об инциденте, о котором поведал ему Роджерс.

Фишер хорошо помнил тот вечер.

– А почему ты спрашиваешь об этом? – настороженно поинтересовался Фишер.

– Я хочу найти парня, который устроил скандал, – прямо ответил Джей. – Возможно, он играет важную роль в одном большом деле, над которым мы сейчас работаем. Я ничего не утверждаю, но шанс есть. Надеюсь, ты поможешь мне.

– По правде говоря, я действительно его знаю. Он был одним из моих клерков. Поэтому-то я и удивился, увидев его в клубе. Его имя – Флэтчер. Тебе нужен его адрес? Могу дать.

– Конечно, это то, что мне и нужно!

– Подожди минутку.

Джей слышал, как Фишер с кем-то перебросился парой фраз и снова заговорил в трубку:

– Сейчас поищут. Где-то было записано.

– А он что, больше у тебя не работает?

– Боже упаси, нет! Таких типов мне в офисе не надо. Он сам выставил себя полным идиотом. Нужно было от него избавляться. Я рассчитал его на следующее же утро.

– А что все же случилось, мистер Фишер?

– Я не знаю. Должно быть, он просто напился. Орал что-то там о своей сестре. Просто в «Двадцать втором» нельзя так себя вести. Нет, я должен был от него избавиться.

– Ну конечно, – усмехнулся Джей.

– А вот и адрес.

Джей записал, поблагодарил Фишера и повесил трубку. Тут же он подумал, что, скорее всего, затея глупая, но попытаться все же следует.

Такси подкатило к большому многоквартирному дому.

– Это здесь, босс, – извиняющимся тоном сказал водитель.

Джей расплатился и вышел. Поднявшись по ступенькам, он позвонил в дверь. Кругом было грязно и отталкивающе убого. Он чувствовал, как за ним наблюдают из-за рваных занавесок со всех сторон улицы. Дверь открыла неопрятная старуха, вместо фартука на ней был какой-то мешок. Взгляд неприветливый. Джей приподнял шляпу и спросил:

– Мистер Флэтчер дома?

– Он на верхнем этаже. Можете пройти, – пробурчала старуха, освобождая проход. – Да скажите ему – пусть заплатит за квартиру. Я уже устала ему напоминать.

Джей пропустил ее замечание мимо ушей и стал подниматься по лестнице. На первой площадке, прислонившись к стене, стоял огромный негр и нагло таращился на гостя. Когда Джей прошел мимо, тот демонстративно сплюнул на пол.

Добравшись до верхнего этажа, Джей наткнулся на здоровенную толстуху, которая сидела в проходе возле своей двери и чистила картошку. Джей спросил, где комната Флэтчера. Она молча указала пальцем. Джей постучался и, не дожидаясь ответа, отворил дверь.

На засаленном матрасе лежал мужчина. Видно было, что он дня три не брился; кроме этого, Джей сразу отметил, что Флэтчер слеп на один глаз.

Увидев незнакомца, Флэтчер сел. Вид у него был испуганный.

– Что вы хотите? – спросил он на удивление вежливым тоном.

Джей окинул взглядом комнату и демонстративно поморщился.

– Я Эллинджер из «Сент-Луис баннер». Хотел бы поговорить с тобой, приятель.

– Я не хочу ни с кем разговаривать, – сказал Флэтчер, поднимаясь с кровати.

Джей отметил его болезненную худобу. Флэтчер закашлялся, и ему пришлось снова сесть на кровать. Джей придвинул поближе ветхое кресло и тоже сел.

– Послушай, Флэтчер, не заводись. Ты в затруднительном положении. Возможно, я смогу помочь тебе.

Прокашлявшись, Флэтчер с жаром выпалил, тыча себе в глаз:

– Посмотрите, что они сделали! Это их рук дело. Они спустили меня с каменной лестницы, а один из этих подонков заехал мне локтем в глаз.

Джей закурил. Его воротило от дурного запаха грязной комнаты.

– Вот поэтому я и пришел повидаться с тобой. Расскажи, в чем тут дело, и я постараюсь тебе помочь.

Флэтчер недоверчиво посмотрел на него и требовательно спросил:

– Почему? Почему вы хотите помочь мне?

– Сейчас это не важно. Ты недавно потерял работу, так? Давай колись.

– Это из-за Жанет, – начал было Флэтчер, но тут его худое лицо перекосилось, и он расплакался.

Джей сдвинул шляпу на затылок и от растерянности раздул щеки.

– Тебе надо выпить, – наконец сообразил он. – Подожди, я сейчас принесу.

Флэтчер с трудом взял себя в руки.

– Нет, не уходите. Я в порядке. Просто неважно себя чувствую. Плохо питался.

– Ну, тогда пойдем, я угощу тебя обедом, – предложил Джей и поднялся.

Флэтчер замотал головой:

– Нет, не сейчас. Может, попозже, а сейчас я хочу рассказать вам.

Джей снова сел.

– Продолжай.

– Моя сестра Жанет однажды утром ушла на работу и не вернулась. Я рыскал повсюду. Я обращался в полицию, но и они ее не нашли.

Джей вздохнул. Он знал, что много девушек в Сент-Луисе уходят из дому и уже больше никогда не возвращаются.

– Может, она уехала и вышла замуж. А возможно, ей взбрело в голову податься в Голливуд. У многих девчонок вдруг что-то переклинивает в черепушке, и они смываются, никому ничего не говоря.

Флэтчер посмотрел на Джея. Его единственный глаз яростно сверкал.

– Надеюсь, вы не верите в эту чушь? То же самое мне говорили в полиции.

 

Джей заерзал.

– Ну а что еще могло с ней случиться? Ты же не думаешь, что она умерла?

– Видит Бог, так и есть! – Флэтчер ударил кулаком по колену и выкрикнул: – Ее похитили! Вы слышите? Работорговцы!

– Наверняка ты этого не можешь знать, – попытался успокоить его Джей. – Ты можешь только предполагать. Сейчас такое не часто происходит. Мы всё здесь зачистили.

– Вы ошибаетесь. Это происходит каждый день и круглый год. Порядочных девушек похищают и силой отправляют в бордели. Их не счесть. И ничего с этим сделать нельзя. Полиция в курсе, но помалкивает. Рты им затыкают деньгами.

– Без доказательств это всего лишь слова. Зачем ты устроил дебош в клубе «Двадцать два»?

– А вы не догадываетесь? Грэнтем замешан в похищениях!

– Да ты рехнулся! Грэнтем? Не говори ерунды!

Флэтчер откинулся на спину и заговорил как в горячке:

– Я следил за ним. Однажды ночью, когда клуб был уже закрыт, я увидел, как к клубу подъехала машина. На улице было пусто. Меня никто не видел. Они вытащили из машины девушку. На голове у нее был намотан плед. Когда ее подвели к двери, она скинула плед и закричала. Тогда они ударили ее чем-то по голове. Удар был очень сильный. Я отчетливо слышал это глухой звук с того места, где стоял. Потом они затащили ее внутрь. Это вам о чем-нибудь говорит?

Безумный блеск единственно глаза Флэтчера смутил Джея, и он не нашелся, что ответить. Тем временем Флэтчер продолжал:

– Тогда я еще кое-что расскажу. В другой раз я забрался на крышу клуба. Вы никогда не бывали на верхнем этаже клуба, нет? Я тоже. Но я забрался на крышу. Я лежал, прижавшись ухом к черепице, и слушал. И я кое-что расслышал. Я слышал девичий крик. Я слышал удары хлыста и еще всякие ужасные звуки.

– А ты в этом уверен? – перебил его Джей, весьма заинтригованный услышанным.

Флэтчер подскочил и схватил Джея за лацканы пиджака:

– Вы думаете, я это все придумываю? Вы что, не понимаете, что это значит? Моя сестра была одной из этих похищенных девушек. Ее заперли там, в клубе, и пытали, пока она не согласилась делать, что от нее требовали. Она где-то в городе, отдает свое тело всем, кто готов заплатить. Вы слышите? А все вокруг, будь они прокляты, твердят мне, что такого здесь произойти не может! Что город вычищен! А это происходило и происходит сейчас… сейчас… сейчас!

Джей деликатно оттолкнул его от себя.

– Успокойся. Я верю тебе, верю. Только ты послушай меня, Флэтчер. Тебе надо включить мозги. Не стоит так себя распалять. Тебе придется давать показания. Я позабочусь, чтобы ты получил немного денег, и пристрою тебя на работу. Ты должен все предоставить мне. После этого дела я увольняюсь. Мы хотим прикрыть этот клуб, и ты дал мне правильную зацепку. Теперь оставь это дело мне. Мы прижмем этих подлецов.

Обговорив с Флэтчером дальнейшие действия, Джей поехал в офис газеты. Обратный путь занял намного больше времени.

8

5 июня, 22:40

Бенни Пермингер больше не интересовался боем. После первого гонга он сел, подавшись вперед; его челюсти были плотно сжаты, а руки сцеплены на коленях. Он дал им три раунда, чтобы разогреться. Эти громилы не могли идти напролом сразу в первых раундах. Они должны были приглядеться друг к другу, прощупать слабые места. Бенни был готов потерпеть.

И вот уже шел пятый раунд, но до сих пор ничего не изменилось. Эти два слюнтяя, казалось, просто были влюблены друг в друга. Они обменялись слабыми тычками, затем обнялись в клинче, а когда расцепились, посмотрели друг на друга, как будто были удивлены, увидев, что они все еще на ринге. Затем все пошло по кругу – тычки и клинчи.

Бенни резко откинулся на спинку стула с долгим протяжным возгласом отвращения. Вот тогда-то это и случилось. Он почувствовал, как его уши скользнули по чему-то гладкому и теплому. Через мгновение он сообразил, что его голова оказалась меж дамских колен, обтянутых шелковыми чулками. Согласитесь, такое не каждый день происходит. Это маленькое недоразумение совершенно выбило Бенни из колеи. Оно целиком завладело его воображением и совершенно отвлекло от боя.

Дама тут же отпрянула назад, но факт оставался фактом. Голова Бенни побывала у нее между ног.

Дама сидела на ряд выше, прямо за Бенни. Возможно, она никогда раньше не видела боев, поэтому излишне оживилась. Она так сильно подалась вперед, что ее колени нависли над головой Бенни.

Бенни тоже сидел, подавшись вперед. В этом не было ничего удивительного. Оба пытались выжать хоть каплю адреналина из этого боя здоровяков-слюнтяев. Но тут Бенни резко откинулся назад. Женщина была обескуражена, когда у нее между ног появилась мужская голова. Естественно, она отпрянула на безопасное расстояние. К счастью, это не привлекло всеобщего внимания.

Но вот ее дружок был парень смышленый. Один из тех типов, от которых ничего не ускользает. Он не замедлил высказаться:

– Давай продолжай. Выложи все на тарелочку и пусти по рядам. На меня можешь не обращать внимания.

По голосу Бенни понял, что незнакомец крутого нрава. Это привело его в замешательство. Он замер и уставился на боксеров, которые продолжали топтаться по рингу. Через какое-то время Бенни бросил быстрый взгляд на сидевшую рядом Сэйди. Ее одолевала дрема, и, похоже, она была не в курсе произошедшего.

Бокс был ей неинтересен, но она уже привыкла выбираться с Бенни куда-нибудь по вечерам. Больше всего ей нравилось ходить в кино, потому что там он не нервничал, не смотрел на других женщин и не ругался.

К счастью для Бенни, один из бойцов решил, что пора закругляться. Он ринулся в атаку и застал соперника врасплох. Толпа оживилась, и в поднявшемся гаме Бенни почувствовал себя более уверенно. Но бой уже не привлекал его. Ему хотелось взглянуть на даму, что сидела позади него. Но Бенни знал, что если он это сделает, то уже не сможет остановиться, поэтому он просто смотрел на ярко освещенный ринг и представлял, как она могла бы выглядеть.

Вскоре у него сложилась такая картина, что он едва мог усидеть на месте. В программе было еще два боя, но Бенни даже не думал оставаться. Он хотел как можно скорее вернуться домой.

– Давай, милая, пора убираться отсюда, – сказал он Сэйди.

Сэйди проснулась и уставилась на двух маленьких человечков на ринге, затем непонимающе посмотрела на Бенни.

– Ну и где обещанные страсти? – спросила она.

Бенни бросил на Сэйди оценивающий взгляд. Она была хороша – правильный рост, черные шелковистые волосы изящно вились.

Она напоминала Бенни тех красоток с обложек «Студенческой жизни», которые будоражат воображение парней. После двух лет супружеской жизни Сэйди все еще была желанна для него. К тому же она была очень добра к нему. Первые шесть месяцев прошли в полной гармонии. Он даже стал сторониться других девушек.

Но потом Бенни привык и потихоньку начал посматривать по сторонам.

Поначалу, когда он шел рядом с Сэйди и сравнивал ее с другими женщинами, то Сэйди всегда побеждала, настолько она была хороша. Но вскоре он начал размышлять об этих «других». А каковы они? И вот тут было не все так однозначно. Ведь какой была Сэйди, он уже знал. Ну а потом, лишь увидев незнакомку, Бенни уже не мог удержаться от комментариев. Он говорил Сэйди: «Видела эту дамочку? Вот это да! Какая фигура! Ты видела что-нибудь подобное?»

Первое время Сэйди реагировала на это спокойно. Она думала, что Бенни просто подшучивает над ней. Но вскоре это стало ей надоедать, а Бенни все больше распалялся:

– Держу пари, эта дамочка горячая штучка. Да посмотри, как она размахивает своими буферами. Вот это да! Думаю, она пользуется большой популярностью.

Вроде бы ничего страшного, но это задевало. Более того, это стало действовать Сэйди на нервы. Она понимала, что в один прекрасный день он сорвется. А если изменит один раз, то уже не остановится. Она сделала все, что могла, чтобы удержать его, но уж таков был Бенни. Он ничего не мог с собой поделать.

Когда он умудрился просунуть голову между этих ножек в шелковых чулочках, что-то перевернулось внутри Сэйди. Это было слишком. Он не догадывался, что она все видела. Что ж, пусть для него это будет сюрпризом.

– Давай, милая, – поторапливал Бенни. – Эти придурки сведут меня с ума.

Они протиснулись через весь ряд и выбрались в проход. И тут Бенни оглянулся. Сэйди ждала этого момента. А сердце Бенни чуть не выскочило наружу, когда он увидел эту женщину. Дьявол! Как она была хороша! От мысли, что его уши скользили по внутренней стороне ее ножек, Бенни весь затрепетал.

И тут Сэйди прорвало:

– О да, конечно! Можешь ничего не говорить, и так все ясно. Она очаровательна. Все при ней. И она настоящая угроза для порядочных мужчин, так как совершенно доступна.

Бенни опешил:

– Эй! Что за чушь ты несешь?

Но Сэйди уже шла вниз по проходу, не слушая его. Она чувствовала, что некоторые мужчины невольно отводят взгляд от ринга, чтобы посмотреть, как она уходит. Она начала покачивать бедрами. «Ну давайте, – думала Сэйди, – пяльтесь на меня. Я и сама еще кое-чего стою».

Бенни нагнал ее.

– Что ты там несла о той женщине? – сказал он сердито. – Терпеть не могу такие выходки.

Сэйди лишь глянула на него через плечо и пошла дальше.

– Мне показалось, ты неплохо проводишь время, – сказала она.

От неожиданности Бенни споткнулся и чуть не упал. Значит, она все видела. Черт! Можно было догадаться, что она вряд ли пропустит такое. Теперь ему приходилось чуть ли не бежать, чтобы не отставать от Сэйди.

– Ты же не собираешься сходить с ума из-за такой мелочи? – спросил Бенни с тревогой. – Сама понимаешь, это была случайность.

– Конечно, это была случайность. Довольно приятная для тебя, не так ли?

Они добрались до машины. Сэйди сама открыла дверцу и села как можно дальше от него. Он завел двигатель и медленно повел машину к выезду по извилистой дороге.

– Забудь об этом, милая, – сказал он. – Глупая случайность. Да к тому же она не такая и красотка.

Сэйди понимала, что он лжет, но, почувствовав сильную усталость, она откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.

Бенни расценил молчание Сэйди как знак того, что она больше не злится. Он попытался сосредоточиться на дороге, но мысли о женщине с заднего ряда не покидали его. Она была сногсшибательна. Надо же такому случиться. Если бы Сэйди не было рядом и если бы того амбала тоже не было, возможно, он бы пригласил ее куда-нибудь. И все могло получиться. Легкая добыча. Бенни едва хватало терпения вести машину.

Сэйди безучастно прильнула к стенке лифта, пока они поднимались на шестой этаж. На Бенни она не смотрела. Он стоял рядом, вытирая платком вспотевшие руки и с тревогой поглядывая на нее.

«Выглядит усталой и немного раздраженной, – размышлял Бенни. – В любом случае, если повести себя правильно, все будет в порядке».

На заре их брачной жизни, приходя с работы, он с порога подхватывал ее и нес в спальню, оставляя ужин подгорать на плите. Она всегда протестовала, но на самом деле ей это нравилось, как, впрочем, и ему.

Лифт остановился на шестом этаже, и Сэйди вышла. В противоположном крыле находилась квартира Тутси Мендетты.

Тот факт, что такой богатый человек, как Мендетта, живет в квартире напротив, не давал покоя Бенни. Правда, он никогда его не видел. В любом случае в этот раз его мысли были далеки от Мендетты.

Лишь со второй попытки Бенни удалось попасть ключом в замочную скважину. Его руки слегка дрожали.

Они зашли в свою маленькую квартирку. Бенни дождался, пока она снимет шляпку и пальто, затем тихо подошел сзади и осторожно обнял.

– Я люблю тебя, милая, – сказал он дрожащим голосом.

– Отпусти меня! – резко бросила Сэйди.

Металлические нотки ее голоса шокировали Бенни. Он повиновался, но повернул ее лицом к себе. Холодный, враждебный взгляд, с которым он встретился, заставил его отпрянуть, как будто он со всего маху врезался лицом в кирпичную стену.

– Послушай, что случилось? Я тут думал о тебе, пока мы ехали. Я считаю, что нам следовало бы вернуть наши отношения на пару лет назад.

– Подумай снова, – грубо обронила она.

– Да что за бредятина? – вспыхнул Бенни, чувствуя, как в нем закипает злость.

Сэйди перешла в гостиную, но он заметил, как она прикрыла глаза рукой.

Бенни побрел за ней, пытаясь подавить охватившую его злость. Прислонившись к дверному косяку, он спросил:

– В чем дело?

– Ты сам знаешь, – ответила она сквозь слезы.

– Не говори загадками. Если у тебя какие-то проблемы, почему бы не оставить их при себе? Послушай, дорогая, – Бенни снова перешел на примирительный тон, – сейчас не время ссориться. Иди ко мне. Как насчет того, чтобы провести это время с пользой? Тебе сразу станет легче.

– Хватит! – оборвала его Сэйди. – У тебя одно на уме. Эта потаскуха тебя завела, и теперь ты надеешься удовлетвориться со мной? Но я не желаю в этом участвовать, ясно?

 

Бенни сорвал с себя шляпу и швырнул ее через всю комнату. Он был в бешенстве.

– Черт возьми, да что на тебя нашло? – Голос его сорвался на крик.

Сэйди отошла и села на диван.

– Меня тошнит от того, как ты смотришь на женщин. И мое терпение иссякло. Ты пялишься на каждую юбку, проходящую мимо. Но одних взглядов тебе уже мало. Ты хочешь поделиться этим со мной. Отлично; если ты хочешь каждую бабу на улице, то иди и бери их, но меня оставь в покое.

Бенни в задумчивости потер нос, затем сказал неожиданно спокойным тоном:

– Так вот в чем дело. Ты ревнуешь. Слушай, я не прикасался ни к одной женщине с тех пор, как женился на тебе. Почему бы мне не поглазеть на них? Что в этом такого? Я ничего плохого не делаю, просто смотрю! Ну так ведь?

– Ах вот как ты это трактуешь? Значит, в этом нет ничего дурного, и теперь мне придется ходить с тобой по улице и смотреть, как ты заглядываешь под каждую юбку, до конца моей жизни, так?

Бенни сел в кресло напротив Сэйди. С большим трудом ему удавалось держать себя в руках.

– Не будь такой занудой, милая, – сказал он с легкой иронией. – Мы просто несем бред. Сейчас ты слишком расстроена. Завтра мы будем смеяться над этим. Выкинь все эти мысли из головы, и все у тебя будет как надо.

– Нет, не будет.

– Будет, будет.

– Нет, не будет.

– Ну не вредничай. Я же сказал, что все будет как надо, значит будет.

Вид у Сэйди был очень напряженный.

– Что же мне ответить тебе? Понимаешь, когда я говорила, что не будет, я имела в виду, что не будет так, как я хочу. Я получу лишь то, что ты мне дашь.

Бенни почувствовал, как кровь приливает к лицу.

– Хорошо, допустим, ты считаешь, что получаешь только то, что я тебе даю. Ну и что в этом такого?

– Ничего. Просто все будет продолжаться так, как происходит вот уже шесть месяцев. Если ты, конечно, понимаешь, о чем я.

– Ладно, расскажи мне, как это будет.

– Я буду готовить тебе еду каждый чертов день. Я буду стирать твою одежду, когда это потребуется, а это требуется, поверь, очень часто. Мы будем жить в этой замечательной квартире, без домработниц, но зато ты сможешь произвести впечатление на своих друзей. Мы каждый день будем думать, как оплатить все наши счета. Я буду ложиться в нашу постель, ожидая увидеть тебя либо слишком пьяным, либо слишком уставшим. Затем, пока ты спишь, я полночи буду таращиться в потолок и думать, что и когда пошло не так. От этой головоломки я уже не смогу заснуть и буду мучиться, пока не придет время готовить тебе завтрак. Вот и все.

– Ты можешь сделать кое-что для меня? – процедил сквозь зубы Бенни. – Прямо сейчас?

Сэйди внимательно посмотрела на него и сказала:

– Валяй.

– Ты можешь заткнуться? Заткнуться, прежде чем скажешь то, о чем будешь жалеть, и после чего уже ничего не будет иметь значения?

Сэйди покачала головой.

– Нет, – сказала она, – думаю, что нет. Думаю, я свое отмолчала. Теперь я буду говорить, пока не скажу все. Я ждала достаточно долго.

Бенни достал сигарету и закурил, отметив, что его руки уже не дрожат, а ходят ходуном.

Сэйди сидела, обняв колени, и поверх них глядела на него. После долгой паузы она продолжила:

– Я обманывала себя, но больше не могу. Я правда думала, что ты отличный парень, Бенни. Я была высокого мнения о тебе. И это не твоя вина, просто я обманывала сама себя. Ты не отличный парень и никогда им не будешь. Есть в тебе что-то, что тебе мешает. Ты любишь красивые вещи. Ты усердно работаешь, чтобы купить их, а потом выбрасываешь. У тебя нет чувства к тому, что уже заполучил, – только к тому, что хочешь заполучить. И меня ты уже заполучил. Я знаю, что для этого тебе не пришлось сильно стараться. Я пошла тебе навстречу. Я тоже хотела заполучить тебя. Но я хотела тебя совсем по-другому, чего ты так и не понял. Я хотела тебя всего. И утром, и ночью. Я хотела бывать с тобой на людях. Я хотела, чтобы мы вместе ели, разговаривали и смеялись. Но, Бенни, ты этого не хотел.

– Я думаю, тебе лучше остановиться, – сквозь зубы проговорил Бенни.

Но она продолжала, как будто и не слышала его:

– Как думаешь, мне приятно слушать твои разговоры о других женщинах? Но я старалась вести себя прилично, разве нет? Сначала было просто больно. Потом я стала задумываться, почему не получается удержать тебя? Может, причина во мне? Но ведь я отдала тебе все, что у меня было. Я делала все, что ты от меня хотел, потому что надеялась, что ты будешь доволен, но нет. А когда ты хотел меня, я только и думала о том, что ты используешь меня, думая о какой-то другой женщине, которую приметил по дороге домой. Все женщины одинаковы в темноте, не так ли, Бенни? Но мне это надоело. С меня хватит. Иди и возьми их, Бенни, иди, возьми их всех.

– Ты закончила? – хмуро спросил Бенни.

Сэйди пожала плечами и спокойно продолжила:

– Не сердись. Это не приведет ни к чему хорошему. Давай смотреть правде в глаза. Когда-нибудь ты все равно сорвешься. Однажды, когда я утрачу свежесть, ты уже будешь не просто глазеть по сторонам и обсуждать этих женщин со мной, ты будешь тайком изменять мне. Я не буду дожидаться этого, Бенни. Я хочу, чтобы мы расстались сейчас, а не тогда, когда я не смогу с этим справиться.

– Ну, я дал тебе выговориться, – сказал Бенни, поднимаясь с кресла, – и, надеюсь, ты довольна. Но с меня тоже хватит. С этого момента каждый сам по себе. Уверен, тебе понравится. Хотя после того, как ты сама попробуешь зарабатывать себе на жизнь, возможно, ты будешь рада вернуться. В любом случае – дерзай. Я переночую где-нибудь в другом месте.

Он поднял шляпу и, не оглядываясь, вышел, энергично хлопнув дверью. Сэйди некоторое время сидела очень тихо, потом начала плакать.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?