Опаснее мужчины

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Опаснее мужчины
Опаснее мужчины
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 15,14  12,11 
Опаснее мужчины
Audio
Опаснее мужчины
Audiobook
Czyta Юлия Тархова
8,43 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Ну, я пойду, – сказал он. – Нужно кое-что сделать. А ты доверься Джорджу, он у нас специалист. И помните, парни: за каждой дверью вас ждет потенциальный покупатель. Главное в нашем деле – правильный настрой. Без него даже не надейтесь влезть в башку к клиенту. Вам главное что? Чтобы он купил «Детскую энциклопедию». А ему эта книжка не нужна, потому что он о ней ничего не знает. Так убедите его, что «Д. Э.» – наилучшее вложение средств. Сделайте так, чтобы клиент с самого начала соглашался с вашими доводами. Войдите к нему в дом. Даже не пытайтесь продать книгу на пороге. И не упустите момент, когда пора заканчивать треп и переходить к оформлению заказа. – Лучезарно улыбнувшись Джорджу, он продолжил: – Джордж во всем разбирается. Главное, действуйте по схеме, и все у вас получится. Ну, доброй охоты. – Робинсон заметил, с каким презрением смотрит на него Брант, и его улыбка слегка померкла. Махнув рукой, он протолкался сквозь толпу и вышел на улицу.

Джордж с восхищением смотрел ему вслед.

– Да, этот парень свое дело знает, – произнес он. – Пожалуй, лучший продавец на моей памяти.

Потягивая свой лимонад, Брант поморщился.

– Рискну предположить, что вы повидали не так уж много продавцов, – сказал он, глядя мимо Джорджа, на компанию мужчин в другом углу бара.

– Ты о чем? – взвился Джордж. – В «Уорлд-уайд» никто не знает наших фокусов лучше, чем Робо.

Брант перевел равнодушный взгляд с компании мужчин на покрасневшее лицо Джорджа.

– Ваш Робинсон кормится со стада простофиль. Окучивает дураков, и ему это сходит с рук, – сказал он ровным тоном судьи, выносящего приговор.

Джордж был оскорблен в своих лучших чувствах.

– Но это же бизнес. Он и нас обучил. Само собой, мы платим ему небольшой процент. Мы не сумели бы ничего продать, если бы Робо не объяснил, куда идти и что говорить. Давай-ка полегче, старина.

– Что вы называете небольшим процентом? – На худом бледном лице Бранта появилось насмешливое выражение.

– Он же говорил тебе, разве нет?

– Я знаю, что он мне говорил. Но что он говорил вам? – Брант отбросил с лица длинную прядь волос.

Джордж опустил кружку на стойку. Пора осадить этого юнца.

– Робо получает десять процентов с наших продаж. Согласись, это справедливо. Каждый заказ приносит нам один фунт, и мы платим Робо два шиллинга. Не сказал бы, что он на нас наживается. – Он с тревогой взглянул на Бранта. – Он же нас обучил, раздал нам участки. Два шиллинга – не так уж и много. Разве я не прав?

Брант снова отбросил прядь с лица, нетерпеливо и раздраженно.

– С чего вы решили, что компания платит всего лишь фунт за заказ?

Джордж изумленно уставился на него, чувствуя, что стоит на пороге неприятного открытия и вот-вот услышит то, что совсем не хочет услышать.

– На что ты намекаешь? – взволнованно спросил он.

– За каждый заказ компания платит тридцать шиллингов. Вот почему ваш приятель Робинсон требует, чтобы все формы шли через него. Он забирает себе не только ваши два шиллинга, но и еще десять. Я не поленился позвонить в компанию и выяснить, сколько получу, если буду отправлять заказы прямиком в головной офис. Тридцать шиллингов.

Внезапно Джордж возненавидел этого юнца с соломенными волосами и отвратительным шрамом. Вот зачем он нагнетает? Джордж доверял Робинсону. Они прекрасно ладили. Робинсон назвал Джорджа своим лучшим продавцом, поручил ему ответственное дело. Всегда готов был подмаслить его лестью, успокоив задетое самолюбие. Джордж подумал о всех своих прошлых продажах, и ему стало нехорошо.

– Ого, – произнес он после долгой паузы. – Так вот, значит, оно как.

– Странно, что вы сами все не проверили, – заметил Брант своим негромким резким голосом, допив лимонад.

– Вот ведь крыса! – воскликнул Джордж, сжимая кулаки и старательно изображая негодование. – Будь дело в Штатах, его давно бы вывезли в лесок.

– Вы были в Штатах? – Брант едва заметно улыбнулся.

– А то, – сказал Джордж, ухватившись за шанс реабилитировать себя в глазах этого юнца. – Но с тех пор много воды утекло. – Теряю хватку. Подумать только, такой мелкий жулик – и обвел меня вокруг пальца! Хорошо хоть Келли об этом не узнает, иначе замучил бы меня своими шуточками.

– Келли? – Худое лицо оставалось непроницаемым.

Схватив свою кружку, Джордж глотнул теплого безвкусного пива и добавил, не глядя на Бранта:

– Угу. Фрэнк Келли. В прошлом я на него работал. Хорошее было время.

– Келли? – Брант заметно напрягся. – То есть тот самый Келли? Преступник?

– Ага, он, – кивнул Джордж, чувствуя, что стремительно краснеет. – Бедняга Фрэнк. Не повезло ему. – Он поставил кружку на стойку и, пытаясь скрыть смущение, закурил сигарету. – Само собой, это было давно.

– Но теперь, когда вы все узнали, Робинсону это с рук не сойдет. Верно? – Брант скривил тонкие губы.

Внезапно Джордж понял, что попался на собственную удочку. Если он хочет, чтобы Брант составил о нем лестное мнение, придется вести себя соответственно.

– Еще бы, – проворчал он, хмуро глядя в пустую кружку.

– Это хорошо, – сказал Брант, не особенно стараясь скрыть издевку. – Я уж думал, все придется делать самому. Вы же знаете, как с ним говорить, верно?

– Я с ним разберусь, – грозно заявил Джордж, чувствуя растущее беспокойство. – Если кто решил обвести меня вокруг пальца, он об этом пожалеет.

– Я пойду с вами, – шепнул Брант. – Хочу посмотреть, как вы его отделаете.

– Нет, я сам, – пробормотал Джордж, покачав головой. – Вдруг выйду из себя? Мне не нужны свидетели.

– Я все равно пойду. – Брант сжал тонкие губы. – Обо мне не беспокойтесь.

Они переглянулись. У Бранта был такой недобрый взгляд, что Джордж совсем сник:

– Ну ладно. Если хочешь, пойдем вместе. – И, помолчав, продолжил: – Ну что, пора за работу. Готов?

– Да. – Кивнув, Брант поднялся из-за стойки. – Сегодня вечером будет на что посмотреть, – добавил он, выходя из бара вслед за Джорджем.

Глава третья

По пути в Уэмбли Джордж почти ничего не говорил. Во-первых, в ревущем вагоне метро разговаривать не так уж просто, а во-вторых, Джорджу нужно было обдумать то, что рассказал ему Брант.

Если это правда, Робинсон прикарманил как минимум двадцать фунтов. Джордж прикинул, что можно купить на эти деньги. Двадцать фунтов! Хватило бы на подержанный автомобиль, мрачно подумал он. Значит, вечером у них с Робинсоном встреча… вот только непонятно, что говорить. Если бы не Брант, Джордж не решился бы поднимать этот вопрос. Но теперь придется устроить спектакль для этого неприятного, назойливого самозванца. Джордж попробует уговорить Робинсона, чтобы тот выложил двадцать фунтов. Вряд ли дело выгорит – ведь у Робинсона никогда нет денег. Но попытаться стоит. Конечно, Робинсон может и разозлиться. Может даже потребовать, чтобы Джордж вернул образцы «Детской энциклопедии», а потом пошлет его ко всем чертям. И что тогда? Снова сидеть без работы? Эта мысль повергла Джорджа в ужас.

Что ж, нет смысла переживать, мрачно решил он. В конце концов, Робинсон его обманывал, и он этого так не оставит. Джордж будет вежлив, но тверд. Остается надеяться, что все пройдет гладко. Нельзя, чтобы Брант подумал, что Джордж не способен справиться с такой ситуацией. Казалось, когда Джордж упомянул Фрэнка Келли, во взгляде Бранта появилось чуть больше уважения. Только бы этот парень держал рот на замке. Поморщившись, Джордж украдкой взглянул на его равнодушное лицо, но увидел лишь некрасивый воспаленный шрам и холодно блеснувший глаз. Вот ведь неприятный тип. Шантрапа, да и только. Интересно, поверил ли он рассказу про Келли? Когда у парня такое невыразительное лицо, трудно что-либо понять. В любом случае Брант не задавал лишних вопросов. Казалось, после мимолетного удивления он принял слова про Келли за чистую монету.

Поезд остановился на станции «Уэмбли». Облегченно вздохнув, Джордж поднялся на ноги. Он был рад хоть чем-нибудь заняться. Не хотелось думать ни о Бранте, ни о предстоящей встрече с Робинсоном. Отодвинув все эти безрадостные перспективы на задворки сознания, Джордж, шаркая подошвами, топал рядом со своим спутником.

– Для начала зайдем в школу на Рэдлет-роуд, – сказал он, когда оба быстро шагали по Хай-роуд. – Вчера я оставил там наши формуляры. Видишь ли, если не знать, где живут детишки, заказов нам не видать. Пылесосы, например, продают по-другому – просто чешешь от одной двери к другой. Но в нашем деле нужно знать, в каких домах есть дети, а в каких – нет. – Остановившись, он выудил сигарету из мятой пачки и предложил ее Бранту.

– Я не курю, – коротко ответил тот, и это была его первая фраза с тех пор, как они вышли из вагона метро.

– А, ну ладно. – Озадаченно взглянув на Бранта, Джордж закурил, и они пошли дальше. – Итак, нам нужны имена и адреса всех учеников муниципальных школ. Раздобыть их нелегко, ведь учителя не горят желанием нам помочь. Им бы радоваться, что у детей будут книжки, верно? Не тут-то было. – Джордж громко шмыгнул мясистым носом. – Конечно, некоторые идут нам навстречу. Иначе ничего бы не вышло. Но в большинстве своем школьные учителя – недоверчивые лодыри. Нам нужно, чтобы учитель пустил формуляр по классу и велел детям записать туда имена и адреса. На следующий день мы забираем формуляры и начинаем ходить по домам. На словах все просто, согласен? Но не спеши с выводами. Скоро увидишь, как оно на самом деле.

Во время всего разговора Брант держался рядом с Джорджем. Лицо его ничего не выражало, глаза были пустыми. Судя по всему, он не слушал, что ему говорят.

Такое равнодушие раздражало Джорджа. Умолкнув, он угрюмо подумал: «Ну ладно. Что, это тебе игрушки? Погоди, скоро узнаешь, что почем. Попробуй-ка получить заказ. С такой надменной физиономией у тебя нет ни единого шанса на успех. Думаешь, кому-то захочется на тебя смотреть, пока ты будешь распинаться? Да клиенты захлопнут дверь прямо перед твоей страшной рожей, вот увидишь. И поделом тебе. Поставят тебя на место, дружок, раз уж ты того желаешь. Продолжай в том же духе, и угодишь прямиком в канаву. И не говори потом, что я не пробовал с тобой подружиться. Но для этого, черт побери, нужны и встречные усилия».

 

Когда они добрались до школы, Джордж был даже рад. Теперь он покажет Бранту, как ловко обработал директора во время вчерашнего визита. Они прошли по пустой спортивной площадке и оказались перед зданием из красного кирпича. Несмотря на уверенный вид, Джордж всегда ступал на школьную территорию с чувством вины. Совет Лондонского графства запрещал торговым агентам входить в средние и муниципальные школы. В глубине души Джордж боялся, что однажды столкнется с проверяющим и тот с позором его выгонит.

У входа он остановился и с неловкой улыбкой показал на приколоченное к двери объявление.

– Видал? – спросил Джордж, опасаясь, что Брант тоже начнет волноваться. – «Торговым агентам вход на территорию школы запрещен». Говорил же, не все так просто. Но если директор настроен дружелюбно, что-нибудь да выйдет.

Брант промолчал. Лишь презрительно взглянул на Джорджа.

Распахнув дверь, Джордж вошел в длинный коридор, пропахший дезинфицирующим средством, жидкостью для мытья полов и застарелым потом. Они с Брантом миновали несколько классных комнат. За дверными стеклами виднелись небольшие помещения, и в каждом за партами сидели дети. Джордж с Брантом не остались незамеченными: дети поворачивались к дверям, будто колосья на ветру.

Джордж съежился под их любопытными взглядами. Втянув голову в широченные плечи, он заторопился к директорскому кабинету.

Директор сидел за столом. Увидев посетителей, он нахмурился.

Это был худой невысокий старик в поношенном костюме. И совершенно лысый, если не считать двух или трех старательно прилизанных седых прядей. В его больших спокойных глазах читалась усталость, а плечи его поникли, словно не выдержав груза ответственности.

– Добрый день, мистер Пикторн, – сказал Джордж с тем беспредельным восторгом, которого он всегда был исполнен на работе. – А денек-то какой замечательный! Жаль, что приходится сидеть в четырех стенах, но всем ведь нужно зарабатывать на жизнь, верно? – Он навис над директором: большой, дружелюбный, подобострастный. – Некогда прохлаждаться, пока дела не сделаны. Пашем без передышки, да? – Подмигнув, он понизил голос: – Вот бы сейчас оказаться на крикетном поле!

В разговоре с незнакомцами Джорджу нужно было какое-то время, чтобы одолеть свою застенчивость. Но теперь он четко знал, что говорить, и автоматически произносил дежурные фразы. Хотелось верить, его беглая речь произведет впечатление на Бранта. Пусть поучится, как общаться с людьми. С такой кислой миной он никогда ничего не продаст. Людям нравится видеть рядом с собой веселого, жизнерадостного человека.

Заморгав, мистер Пикторн уставился на Джорджа и слегка улыбнулся.

– Ах да, – сказал он, печально покачивая головой, – крикетное поле. – Потом он взглянул на Бранта, и его дружелюбие как ветром сдуло. Сжав губы, мистер Пикторн спешно отвел взгляд.

«Ага! – торжествующе подумал Джордж. – Видишь, что бывает, когда люди видят твое мурло? Ну давай, важничай и дальше. Мне плевать. От меня, по крайней мере, не отворачиваются».

Почуяв, что атмосфера в кабинете переменилась, он торопливо продолжил:

– Я, мистер Пикторн, как раз шел мимо. Дай, думаю, заберу вчерашние формуляры. Они же готовы?

Мистер Пикторн занялся наведением порядка в карандашнице, с подчеркнутой аккуратностью расставляя цветные карандаши и ручки на нужные места.

– Нет, – сказал он, не поднимая глаз. – К сожалению, не готовы.

Джордж почувствовал, как его дружелюбие, подпитанное былой приязнью мистера Пикторна, улетучивается, словно воздух из воздушного шарика.

– Ну, ничего страшного, – сказал он с натянутой улыбкой. – Я же понимаю, что у вас дел невпроворот. Представляю, каково быть директором школы. С утра до вечера работа, работа, одна работа. Ну так я зайду завтра? Может, найдете время, чтобы заполнить формуляры.

Мистер Пикторн продолжал возиться с ручками и карандашами.

– Я передумал, – коротко сказал он, не глядя на Джорджа. – Если уж на то пошло, меня отговорил мой помощник, мистер Хэрринг. И он совершенно прав. Я просто не успел все обдумать. Конечно, книги хорошие. Я уже давно наслышан про «Детскую энциклопедию». Но мистер Хэрринг напомнил, что нам запрещено привечать торговых агентов. Совет этого не одобрит. – Открыв ящик стола, мистер Пикторн вынул пачку формуляров – ту самую, что вчера принес Джордж. – Извините. – Он подтолкнул формуляры к Джорджу. – А теперь, если позволите… – Смущенно улыбнувшись, он взглянул на Бранта и придвинул к себе кипу документов.

– Видишь? – сказал Джордж, когда они вновь оказались на улице. – Значит, сегодня нам некуда идти. Вот ведь крыса подлая! А вчера передо мной стелился. Я битый час выслушивал разговоры про его чертов сад. Делал вид, что интересно! Он клялся и божился, что раздаст формуляры. Ну да ладно. Не бывает правил без исключений. – Выудив из кармана пачку сигарет, он закурил. – Значит, сегодня у нас холодные продажи. Будем ходить по улицам, высматривать детишек и спрашивать, где они живут. И еще поглядывать, нет ли в окне или во дворе игрушек. Терпеть не могу такое занятие! Все только на тебя и смотрят. Бывает, спросишь ребенка, где его дом, а он пугается и начинает орать как резаный.

Сунув руки в карманы, Брант уставился на свои ботинки. Его равнодушный вид привел Джорджа в бешенство.

– Ну, что будем делать? – Брант как будто хотел сказать: сам кашу заварил, сам ее и расхлебывай.

Сдержав раздражение, Джордж достал список школ и принялся его изучать.

– Пожалуй, сходим на Шерман-роуд. Это в полумиле отсюда. Лучшая школа в районе. Если не пристроим там наши формуляры, пиши пропало.

– Хорошо. – Шагая в ногу с Джорджем, Брант пожал плечами. – Главное, чтобы сегодня мы получили хоть какой-то результат.

– Критиковать любой горазд, – резко заметил Джордж, бросив на Бранта сердитый взгляд. – Думаешь, у тебя выйдет получше? Давай попробуй.

– Попробую, если вы снова все запорете, – равнодушно произнес Брант.

Джордж не поверил своим ушам. Он молча шел дальше и едва не дымился от ярости. Оказывается, это он все запорол! Надо же, наглость какая! А он еще пытается учить этого самодовольного мальчишку. Да-да, именно так: самодовольного мальчишку! Значит, он попробует? Ну что ж, посмотрим. Может, и правда – пусть выставит себя на посмешище? Этот шрам, эти соломенные патлы, этот потрепанный пиджак… Да кто его вообще будет слушать? Но Джордж решил не рисковать. Нужно, чтобы в этой школе все прошло как по маслу. На Шерман-роуд учатся дети из семей побогаче, и каждый заполненный формуляр – это потенциальный заказ.

В школьном фойе они наткнулись на все то же зловещее объявление. Торговых агентов здесь не жаловали. Под официальной табличкой была записка от руки:

Читать умеете? В таком случае не входить! Никаких торговых агентов в рабочее время. О любой попытке проникнуть на территорию школы без соответствующего разрешения я немедленно сообщу местным властям.

Чез Экклз, директор

Джордж прочел записку, и у него засосало под ложечкой.

– Такого я еще никогда не видел, – прошептал он, украдкой поглядывая на коридор с классными комнатами. – Не очень-то радушный прием, верно?

Брант пожал плечами.

– Всегда можно прикинуться неграмотным, – сказал он с ехидной усмешкой. – Думаю, вам он поверит.

Джордж залился краской и, не говоря ни слова, направился к кабинету директора. Жаль, что рядом нет Робинсона. Кто-кто, а Робо сообразил бы, как себя вести. Людской неприветливостью его не проймешь.

Постучав в дверь, Джордж застыл в ожидании. Из кабинета донесся рев:

– Войдите!

Оба вошли в маленькую комнатку с голыми стенами. Здоровенный толстяк с пышными светлыми усами на плоском круглом лице поднял хмурый взгляд.

– Кто вы такие? Что вам нужно? – осведомился он голосом, хриплым от постоянного крика.

– Доброе утро, мистер Экклз. – Джордж нерешительно улыбнулся. – Простите за вторжение, но я проходил мимо и решил, что вам будет интересно узнать о новом издании «Детской энциклопедии».

Мистер Экклз, перегнувшись через стол, вперился в Джорджа жесткими глазками.

– Чего? – крикнул он. – Вы что-то продаете? Где ваше разрешение?

Джордж непроизвольно попятился.

– Прошу, поймите меня правильно, мистер Экклз, – сказал он, стараясь не покраснеть. – Мы ничего не продаем. Просто решили: вам будет интересно узнать, что новое издание «Детской энциклопедии» уже… э-э-э… издано. И над ним прекрасно потрудились. Добавили две сотни цветных иллюстраций, перепроверили все карты. Теперь там нового материала на двести тысяч слов, так что наш замечательный справочник полностью соответствует духу времени.

– Хм… – проворчал мистер Экклз. – Знаете, вам не положено находиться на школьной территории. У меня нет ни желания, ни времени на разговоры с торговыми агентами. Ну да ладно. Спасибо, что заглянули. Доброго дня. – Схватив ручку, он начал что-то писать.

Будь Джордж один, он бы выскользнул из кабинета. Но пока рядом стоял неподвижный, неприветливый, ненавистный Брант, отступать было некуда.

– Если позволите, мистер Экклз, – снова начал красный как свекла Джордж, – я бы хотел обсудить с вами один вопрос. Разумеется, «Д. Э.» вам хорошо известна. Уверен, вы согласитесь: это чрезвычайно полезная книга с непревзойденной репутацией в мире научно-популярной литературы. Любое дитя, у которого есть наш замечательный справочник, имеет очевидное преимущество перед бедняжкой, у которого этого справочника нет. А с учетом того, что ребенок всегда может найти в нашей книге ответы на самые затруднительные вопросы, «Д. Э.» еще и облегчает работу педагогов. Вы же не станете с этим спорить?

Отложив ручку, мистер Экклз откинулся на спинку кресла. Его движения были неторопливы и зловещи.

– Стоит мне прийти к выводу, что на территорию школы явились торговые агенты, – сказал он с ледяным спокойствием, – и я тут же сдам вас в полицию.

Джордж переступил с ноги на ногу и проговорил, заикаясь:

– Уверяю вас, мистер Экклз, я… я не имею намерения что-то продать, ни в коем случае. Я просто надеюсь, что вы пойдете нам навстречу. Мы сможем рассказать родителям о ценности «Д. Э.» и о той пользе, что она – несомненно! – принесет детям, только если нам помогут ваши сотрудники.

Мистер Экклз поднялся на ноги. Джорджу показалось, что директор раздулся, словно резиновая кукла.

– Вы собираете заказы, – страшным голосом произнес мистер Экклз. – Так я и думал. Как называется ваша фирма?

Джордж уже видел, как в Совет Лондонского графства поступает жалоба. Хотя в компании «Уорлд-уайд паблишинг» было известно, какими методами пользуются их торговые агенты, официально руководство ничего не признавало. Пока никто не жалуется, все нормально. Как только поступит жалоба, продавца уволят.

Джордж тупо уставился на мистера Экклза. Он покраснел, во рту у него пересохло, а глаза вышли из орбит. Сейчас сюда явятся полицейские и отведут его в участок.

– Ну? – кричал мистер Экклз, наслаждаясь смятением Джорджа. – Как называется ваша фирма? Я все выясню досконально, чтобы вы, торгаши, перестали донимать меня и моих подчиненных. Каждый день одно и то же. Если не пылесосы, то шелковые чулки. Если не чулки, то книжки, которые никому не по карману. Я этого так не оставлю!

И тут вперед шагнул Брант, до этого стоявший у Джорджа за спиной. Он подошел прямо к мистеру Экклзу и пронзил его холодным равнодушным взглядом.

– Не нужно кричать, – негромко сказал он. – В других школах нас принимали весьма учтиво, мистер Экклз. Уверен, мы имеем право на вежливый прием и у вас.

Сердито посмотрев на Бранта, мистер Экклз неожиданно отступил назад.

– Мы, так же как и вы, всего лишь делаем свою непростую работу, – продолжал Брант, глядя Экклзу в глаза. – Как представители «Уорлд-уайд паблишинг», мы имеем право, чтобы нас выслушали. Наша компания сотрудничает с учителями вот уже двести лет. У нас превосходная репутация, и Совет Лондонского графства благоприятно отзывается о качестве наших изданий. «Детская энциклопедия» пользуется всемирной известностью.

Мистер Экклз медленно опустился в кресло – так, словно вдруг ослаб в коленях.

– «Уорлд-уайд паблишинг», – пробормотал он, черкнув что-то на промокашке. – Хорошо, я запомню.

– Да уж запомните, – сказал Брант. – Удивительно, что человеку вашего опыта неизвестно, кто издает «Детскую энциклопедию». У вас есть экземпляр?

– У меня? – Мистер Экклз поднял взгляд. – Нет. Теперь послушайте, молодой человек…

– В таком случае спешу вас обрадовать. Вам подарят экземпляр энциклопедии. Именно за этим мы и пришли.

 

– Подарят экземпляр? – повторил мистер Экклз, и его глазки увеличились в размерах. – То есть бесплатно?

– Совершенно верно. – Брант оперся руками на стол. – Нам хотелось бы обеспечить каждого учителя экземпляром «Д. Э.». Но раздать такое количество книг невозможно по очевидным причинам. Поэтому мы решили презентовать директору лучшей школы каждого административного округа издание класса люкс в кожаном переплете: бесплатно, безвозмездно, то есть даром.

Мистер Экклз удивился. Что касается Джорджа, тот и вовсе онемел от изумления.

– Ну и ну! – воскликнул мистер Экклз. Лицо его озарила хитрая улыбка. – Что же вы сразу не сказали? Присаживайтесь, молодой человек. Извините, что был с вами резок. Знай вы, как меня донимают с утра до вечера, сразу бы поняли, что мне нужно хоть как-то защищаться.

Придвинув стул, Брант уселся, а Джордж остался стоять у двери. Похоже, про него все забыли.

– Насколько мне известно, мистер Экклз, – продолжил Брант после короткой паузы, – у ваших учеников исключительно хороший почерк. Мистер Пикторн, директор школы Святой Троицы, тоже гордится почерком своих подопечных. Мы хотим устроить безобидное состязание между школами. Полагаю, вы захотите с нами сотрудничать. Нам нужны лишь образцы почерка всех ваших учеников. Мы отправим их в головной офис. Ребенку, чей почерк признают лучшим, выдадут почетную грамоту и денежный приз в десять шиллингов. Мистер Пикторн с радостью пошел нам навстречу, и мы бы хотели, чтобы ваши дети также приняли участие в состязании. Независимо от вашего решения «Уорлд-уайд паблишинг» вышлет вам экземпляр «Д. Э.». Вы получите его в начале следующего месяца.

– Пикторн? – Мистер Экклз фыркнул. – Старый болван! Его сорванцы даже букв не знают. У него нет методики. Состязание, говорите? Нам их обойти – раз плюнуть. – Он хмуро уставился в промокашку. – Да, предложение заманчивое. Хотелось бы поставить этого Пикторна на место, но у меня весь день расписан. А для вашей затеи нужно время.

– В школе «Радлет» мы уложились в десять минут, – спокойно произнес Брант, поерзав на стуле. – Нам нужно лишь одно: пусть дети запишут свои имена и адреса на бумагу. Этого будет достаточно для оценки почерка. Система простая: поскольку у нас уже будет имя и адрес победителя, вас больше не потревожат. Уверен, это не повредит учебному процессу.

Экклз озадачился.

– Ну, если все так просто… – с сомнением сказал он. – Наверное, я смогу это устроить. Хорошо, договорились. Не зайдете ли завтра?

Брант устало взглянул на него:

– Нам нужно обойти еще много школ, мистер Экклз. Может, мы подождем? Дело займет лишь несколько минут. – Он умолк, и мистер Экклз хотел было возразить, но Брант продолжил: – Кстати, вам, наверное, понадобится отдельная полка для экземпляра «Д. Э.»? В компании есть лишняя. Отличная полка из светлого дуба со стеклянными дверцами. Думаю, я уговорю начальство с ней расстаться.

Мистер Экклз вскочил на ноги. Лицо его сияло.

– Да, – сказал он, потирая руки, – звучит волшебно. Хм… Да, непременно. Ну что ж, подождите здесь, а я озадачу детишек. Постараюсь побыстрее.

Дождавшись, пока он выйдет из комнаты, Джордж спросил:

– Ты что, с ума сошел? Что ты творишь? Компания не раздает энциклопедии, а уж полки – тем более. Полки они даже за деньги не продают.

Брант взглянул на него – устало, отстраненно – и заметил, презрительно скривив губы:

– Он этого не знает.

– Ну, скоро узнает. Когда ему не пришлют книги, – сказал Джордж. Теперь он изрядно разволновался. – Он подаст на нас жалобу. Может, даже заявит в полицию. И тогда нам мало не покажется. А что это за бред насчет состязания? Мне и правда начинает казаться, что ты спятил.

Брант выглянул в окно.

– Вы что, не понимаете? – начал он тем снисходительным тоном, каким разговаривают с докучливыми детьми. – У нас будут имена и адреса всех засранцев, что учатся в этой школе. Вы же за этим сюда пришли, верно? И снова все запороли, а я разрулил. Я же говорил, что справлюсь.

– В таком случае выложишь десять шиллингов из собственного кармана. Я деньгами не разбрасываюсь, – сердито заявил Джордж, покраснев.

– Не тупите. – Ледяные глаза Бранта сверкнули. – Не видать им десяти шиллингов как своих ушей.

– Что? – воскликнул Джордж, подавшись вперед. – Про приз ты тоже наврал?

– Вы дурак или что? – с любопытством осведомился Брант. – Ваш приятель Келли не дал бы им ни гроша, ведь так? Что с вами такое? Теряете хватку? – Он смотрел на Джорджа, пока тот не отвернулся. – Чего вы волнуетесь? В следующем месяце нас здесь не будет. Никто не знает, как нас зовут. Даже если директор напишет жалобу, мы скажем, что ничего такого не было. Свидетелей-то нет.

Осознав всю чудовищность этого обмана, Джордж лишился сил, уселся и тупо уставился на Бранта.

– Это мошенничество, – наконец выговорил он. – Я… я не знаю, что еще сказать.

– Ой, заткнитесь вы! – злобно рыкнул Брант. – Весь этот бизнес – сплошное мошенничество. Если держать рот на замке, компании без разницы, как вы ведете дела. Жалованье вам не платят. Им на вас плевать, даже если будете подыхать с голоду. Все, что им нужно, – болван, продающий книжки. Робинсон обманывает нас на десять шиллингов с каждого заказа. Думаете, ему есть до вас дело? Ничего подобного. Главное, чтобы ваши денежки шли ему в карман. Этим, прости господи, наставникам лишь бы поживиться. Все это обман от начала до конца. – Брант наклонился к Джорджу. Тощие щеки его слегка покраснели. – Тут либо мы, либо нас. Если вам это не по душе, выметайтесь к чертовой матери, а я все сделаю. Я пришел сюда, чтобы заработать, и я получу свое. Так что заткнитесь!

От этой гневной тирады Джордж лишился дара речи. В кабинете воцарилась тишина, если не считать детских голосов, доносящихся из классных комнат.