Za darmo

Модная лавка

Tekst
2
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Модная лавка
Audio
Модная лавка
Audiobook
Czyta Актерский коллектив
5,56 
Szczegóły
Модная лавка
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

* * *

Действующие лица

Сумбуров.

Сумбурова, жена его.

Лиза, дочь его от первой жены.

Лестов, любовник ее.

Маша.

Аннушка.

Мадам Каре, француженка, хозяйка лавки.

Мосье Трише. деревенский конторщик.

Андрей, слуга Лестова.

Антропка, слуга Сумбуровых.

Полицейский офицер со служителями.

Действие в модной лавке.

Действие первое

Театр представляет внутренность модной лавки, наполненной богатыми уборами и товарами последнего вкуса.

Явление первое

Лестов и Маша, которая сидит, занимаясь работою.

Лестов. Ну, скажи ж, Машенька, разжилась ли, разбогатела ль ты без меня и скоро ли откроешь свою модную лавочку? Такой пригоженькой и проворной девушке давно бы уж пора из учениц самой в мастерицы!

Маша. О сударь! я не довольно знатного происхождения…

Лестов. Как, чтоб содержать модную лавку?

Маша. А вы этим шутите? И тут также на породу смотрят; и если не называешься или мадам ла Брош, или мадам Бошар…

Лестов. Бедненькая! неужели тебе не на что купить мужа-француза?

Маша. Ну, столько-то бы я смогла. Да сестрица ваша согласится ли дать мне отпускную?

Лестов. Тьфу пропасть! я вечно забываюсь и думаю, что ты вольная. Для чего, Маша, ты мне на удел не досталась? Сестра совсем не смыслит, какое у ней сокровище. У меня бы был тебе один только приказ – мной повелевать, душа моя!..

Маша. Ох, сударь, да отвяжитесь! – Вы все портите, что я ни зачинаю. Знаете ли, что вы оскорбляете мою честность?

Лестов. Ага! Разве между ваших товаров и это иногда навертывается?

Маша. Вы, как я вижу, все тот же повеса, каковы были и до походу.

Лестов. О, нет, нет! Ты не поверишь, как меня в один год перевернуло: я стал совсем иной человек.

Маша. Уж будто и не мотаете?

Лестов. Ни малехонько.

Маша. Давно ли?

Лестов. О тех пор, как ничего не дошарюсь в карманах.

Маша. А страстишка к игре?

Лестов. Фи!

Маша. В самом деле не играете?

Лестов. Ни во что, кроме карт, да в биллиард, между делья.

Маша. Будет путь! – А сердечные-то обстоятельства, волокитства ваши, небось, все идут по прежнему?

Лестов. Ах, Маша! что ты мне напомнила!

Маша. Ба! это что значит? Какой же протяжный вздох! какой томный и печальный взгляд! – Уж не урок ли вы передо мною вздумали протвердить?

Лестов. Нет, я в самом деле влюблен, и влюблен страстно, отчаянно!

Маша. Вы влюблены? страстно, отчаянно? а во многих ли, смею спросить?

Лестов. Ветреница! Год тому назад, идучи походом, остановились мы в одном богатом селении, это было за Курском; помещик пригласил меня обедать…

Маша. Ах, сударь, вы не поверите, какой мне праздник, коли сюда кто-нибудь завернет из такой дали, а особливо щеголек или щеголиха; я уж в эту неделю слона смотреть не хожу.

Лестов. Жаль же, что ты не видала моих хозяев. Господин Сумбуров старик, правда, добрый, но вспыльчивый и горячо привязанный к дедовским русским обычаям; тот день только и счастлив, когда удастся ему побранить или моды, или иностранцев; и такой чудак, что даже маленькое дурачество, сделанное в его родне, мучит его, как уголовное преступление, наносящее стыд всему роду. Ну, а на его глазах около двадцати женщин самой близкой родни, – так сочти, сколько ему спокойных минут остается? Госпожа Сумбурова, вторая его жена…

Маша. Как, там на двух женятся?

Лестов. Какой вздор! Он, как порядочный человек, наперед овдовел.

Маша. А, а! – Ну, жена его?..

Лестов. Степная щеголиха, которая лет 15 сидит на 30 году; вдобавок своенравная, злая, скупая, коварная, бешеная; зато Лиза, дочь господина Сумбурова от первой жены…

Маша. Голос ваш стих, лицо сделалось вдруг так умильно… Ах, сударь, эта Лиза, эта чародейка! она-то, знать, вас околдовала!

Лестов. Прекрасна, как ангел, мила, умна, – все достоинства, все совершенства…

Маша. Ну уж, разумеется, что все это природа обобрала у всех женщин и пожаловала ей одной!

Лестов. Я влюбился, открылся ей в том и узнал из ее глаз мое счастие. Если бы зависело только от воли Лизы, – то бы уже давно…

Маша. Тс, постойте, сударь!

Лестов. Что такое?

Маша. Постойте, постойте, – переведите немножко дух и начните в порядке второй том вашего романа: гонение, разлука, тысячу препятств; пожалуйте, ничего не позабудьте, у меня под вашу сказочку работа пойдет скорее.

Лестов. Какая ж ты верченая, Маша! – Ну, слушай же: я позабыл тебе сказать; с первых слов моих с господином Сумбуровым нашлось, что он и покойный мой старик водили хлеб-соль; в глуши на это памятливы, и потому-то я был очень им обласкан. Старик даже приметил нашу взаимную склонность с Лизой, не морщась; я с ним объяснился, и он вполовину был уже согласен; но жена его, проча падчерицу за своего родственника, который обещал ей за то добрую поживку, испортила все дело, и, под видом, что я недовольно богат, мне отказано. В отчаянии оставил я с Лизою мой покой, мое счастье, – и вот уже год, как, не имея о ней никакого известия, потерял всю надежду, а страсть моя только что умножается!

Маша. Целый год! – это уж, подлинно, из шутки вон. Да какое ж ваше намерение?

Лестов. Любить и…

Маша. И воздыхать, и терзаться!.. какая жалость! В таких летах с такими хорошими качествами, лучшее свое время проплакать! – Однако ж, сударь, если уж это необходимо, так приезжайте тосковать в нашу лавку: такой молодой и чувствительный человек здесь в редкость, в диковинку.

Явление второе

Маша, Лестов, Сумбурова и Антроп.

Сумбурова (входя, отдает, салоп Антропу, который зазевывается на лавку и не принимает его.) Ротозей! распусти бельмы-то!

Лестов (особо.) Сумбурова!

Антроп. Виноват, боярыня, глаза разбежались!

Маша (вполголоса.) Ага! это гости, верно, из степных пожаловали.

Лестов (вполголоса.) Какое счастие! – так, – я не ошибаюсь…

Сумбурова. Матушка мадам! покажи-тко, что у вас есть хорошенького?

Маша. У нас ничего нет худого, сударыня! (Особо.) Ты, моя голубушка, поплатишься нам с поклонами за все, что мы на тебя ни нацепляем. (Громко.) Что вам угодно?

Сумбурова. Ах, боже мой! что это значит? Антропка, мошенник, поди сюда!

Антроп. Барыня, чепцов-то, чепцов-то здесь! у нашей городничихи столько нет!

Сумбурова. Он свое несет! Не приказывала ли я тебе, мерзавцу, везти меня во французскую лавку? Куда это вы меня завезли, скверные уроды?

Маша. Он прав, сударыня: это в городе первая французская лавка; спросите, у кого изволите, про нашу хозяйку, мадам Каре! – Лучшие и знатнейшие щеголихи имеют честь у нас проматываться.

Сумбурова. Право, так? Виновата, душа моя! Услыша, что ты говоришь по-русски, я уж было испужалась; мои скоты ведь ничего не смыслят: они в самом деле готовы завезти в русскую лавку – а мне надобны лучшие товары: я сряжаю приданое падчерице!

Лестов (про себя.) Приданое? – Какая ужасная весть! Верно, выдают Лизу! Надобно все узнать и во что бы то ни стало разбить эту свадьбу. (К госпоже Сумбуровой.) Позвольте сударыня, изъявить вам мою радость…

Сумбурова. Я, батюшка, радуюсь вашей радости, хотя и не ведаю, что б это была за радость. (Про себя.) Так, это Лестов!

Лестов (про себя.) Прием не горяч. (Громко.) Прошедшего года в короткое время бытности моей с полком в вашей деревне…

Сумбурова. А! виновата, мой батюшка! Я было вас и не узнала! Да и не диковинка – через наше село почтя вся армия прошла, так где всех упомнить! (Маше.) Покажи-тко мне, душа моя, самых лучших лино-петинетов и кружев.

Лестов. Позвольте, сударыня, чтоб я приехал к вам с моим почтением.

Сумбурова. Напрасный труд, мой батюшка: мы скоро отсель уедем. (К Маше.) Правда ли, душа моя, будто здесь стали сарафаны носить?

Маша. Здесь, сударыня, совершенная свобода, и одевается всякий, как ему угодно.

Лестов. Вы, конечно, не одни изволили приехать.

Сумбурова (про себя.) Не отстанет! (К Лестову.) С мужем, мой батюшка, с мужем! Я без Артамона Никифорыча не люблю в даль пускаться: не знаешь, долго ли пробудешь.

Антроп. И ведомо, боярыня: едешь на день, а хлеба запасай на неделю.

Сумбурова. Тебя кто просит рот разевать, – скотина, молчи!

Антроп. Эка беда, и так уж от молчанья-то на запятках в целый день из силы выбьешься, инда к утру кости все разломит.

Лестов. Прелестная падчерица ваша, конечно, с вами?

Маша (про себя.) Бедняжка! никак тропинки не отыщет!

Сумбурова. С нами, сударь! (Маше.) Кружева совсем мне не нравятся. Покажи-тко мне тули и пекинеты.

Лестов. Позвольте, сударыня, спросить, чье счастие хотите вы устроить, чью свадьбу сряжаете?

Сумбурова. Это, батюшка, дела семейные; вам их и долго и скучно будет слушать. (Про себя.) Он выживет меня! (Маше.) Мне ничто не нравится; да, кажется, у вас нет ничего хорошего, голубушка; – поехать в другую лавку.

Маша (особо.) Голубушка! ах, она степная! молчи же, не выезжать тебе отсель. (Громко.) Посмотрите, сударыня, эти накладочки, мы их с последними кораблями прямо из Парижа получили.

 

Сумбурова. Из Парижа?

Лестов. Маша, ради Бога вымани ее отсель, – не могу ли я через слугу…

Маша. Постойте, постойте! Вы увидите, как она сбавит спеси. Аннушка! Аннушка!