3 książki za 35 oszczędź od 50%

Квинсленд. Штат солнечного сияния

Tekst
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Квинсленд. Штат солнечного сияния
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая

День первый (вторник)

– Ну так что, Тео? Мы идем на свидание или как?

Длинноволосая брюнетка с прямой челкой, ярко-фиолетовыми прядями и пирсингом на носу в виде блестящего камушка оперлась пятой точкой о парту и выжидающе скрестила руки на груди. Симпатичный шатен же с зачесанными назад волосами лишь усмехнулся, покачав головой.

– Руби, тебе никто не говорил, что парни не любят настырных?

– Может и говорили. Не помню. Да и какая разница? Мужчины нынче обмельчали, так что нам, слабому и прекрасному полу, приходится вывозить на себе сразу двоих. Ну так? Погуляем разок, а там, может, ты окажешься таким скучным, что я сама от тебя сбегу.

Сидящий рядом с Тео парень: с взъерошенной темной копной, небрежно расстегнутой на груди рубашке и развязанным галстуком, что говорило, по меньшей мере, об его отношении к принятой в школе форме, насмешливо прыснул в кулак.

– Что верно, то верно. Ты и правда бываешь редкостным занудой, – толкнув локтем друга, хмыкнул он. – На твоем месте я бы согласился. Больше часа свидание все равно не продлится.

– Спасибо, – смерили его оскорбленным взглядом. – Вот сам и иди.

– Не, с ним не хочу, – тряхнула челкой Руби. – Прости, Холден, ты не в моем вкусе.

– А это уже обидно, – насупился тот. – Всем по вкусу, а тебе нет.

– Да ну с тобой связываться. Ни одной юбки не упустишь. Что за девица с ногами от ушей была с тобой на последнем концерте? Где ты их вообще находишь? По объявлению заказывал? Девочка на час?

– Слушай, у тебя вообще есть кнопка фильтрации? – сердито покачал головой парень. – Нажми ее и держи покрепче.

– Зачем? Что хочу, то и говорю… – Руби осеклась на полуслове и, вскочив, бросилась на шею к зашедшей в класс невысокой девушке с высоким контрастно темно-светлым хвостиком. – Киса! С возвращением!!!

– Не кричи на ухо, – почти задыхаясь от объятий, ответила та, пытаясь вслепую поймать слетающую с плеча лямку сумки.

– Прости, но я так рада!

– Понимаю, но если на радостях меня придушишь, спасибо не дождешься.

– Ладно, ладно, – Руби неохотно отпустила подругу и без предисловий завопила на весь класс. – Эй, народ! Киса вернулась!!!

Это, в общем-то, было необязательно. Жаркие объятия и так не остались без внимания. Несколько человек уже спешили к ним здороваться, другие же, мало что понимая, переглядывались в сторонке. Неудивительно, новоприбывшую знала лишь часть класса. Три года – немаленький срок, многие уже по нескольку раз тасовались и переводились в другие школы. Или учились по иным профильным предметам в параллельном. Как Эшли, например.

Хлоя Джонсон, а именно так звали прибывшую, с удивлением и восторгом разглядывала знакомые лица. Последний, двенадцатый выпускной класс… За годы, что она провела в Америке, много чего изменилось. Повзрослела она, повзрослели и другие. Все же пропасть между пятнадцатью и почти восемнадцатью весьма значительна.

Взять ту же Руби. Та очень похорошела. Из нескладной девчонки превратилась в настоящую красотку. Только вот эти фиолетовые волосы, колготки в сеточку и пирсинг… Хорошо, что они встретились пару дней назад, иначе Хлою ожидал бы сердечный приступ.

Уже прозвенел звонок, а она все топталась у входа, отвечая на вопросы и утопая во всеобщем внимании. Обстановку разрядил появившийся учитель, поприветствовавший на правах старых знакомых блудную ученицу и напомнивший, что как бы то ни было, урок уже начался и никто его не отменял. Руби, мигом сориентировавшись, бесцеремонно согнала с места долговязого парнишку-соседа и усадила подругу рядом с собой.

Урок прошел в легком хаосе, во всяком случае, для третьей парты второго ряда. Хлое и хотелось бы попытаться послушать тему, но подруга не предоставляла такой возможности. После трех лет рванных переписок и разговоров по телефону, легкой на словцо Руби хотелось наговориться на десять лет вперед. Даже многократные угрозы учителя выставить их из класса ни к чему не привели. Тихий шепот пришлось сменить на размашистые скатерти записок.

За четвертой партой первого ряда кое-кому тоже было не до химии и скучных объяснений. Кайл Холден, тот самый парень, что сидел с Тео, то и дело искоса поглядывал на новенькую взглядом профессионала-оценщика. И оценка выходила очень даже лестной.

Симпатичная. Ниже его на голову, зато формами не обделена. Одета как и все в форму “Марсден Стейд”: черную юбку, бордовый галстук и блузку с короткими рукавами. Только если на многих девчонках заводская форма висела мешковато, словно не по размеру, на ней сидела как влитая. Перешивала? Судя по длине юбки, которая была явно короче обычного, да. Следит за собой, явный плюс.

Разглядывания Кайла не остались незамеченными. Правда Хлоя всего раз смерила его вопросительно-узнающим взглядом и до конца урока уже больше не обращала внимания. Что вообще-то задело парня. Он считал, что пользуется большим успехом.

К обеду рвение Руби говорить без умолку чуть поутихло, но передохнуть Хлое все равно не удалось. Стоило зайти в столовую, помещение заходило ходуном. А вот и вторая часть приветствий. Эшли, девушка из параллельного класса, уже вовсю стискивала подругу. Джонсон же недоверчиво рассматривала ее. Видеть на фотографиях одно, а вот в живую…

Если бы она не знала, никогда бы не подумала, что перед ней девушка. Когда-то такие забавные белесые косички сменились короткой стрижкой. Мужские брюки, пиджак и выглядывающая из-под него рубашка скрывали любые намеки на женственность. Даже по лицу нельзя определить истину. Перед ней стоял, что называется, настоящий парень. И очень даже привлекательный… Бррр, что-то Хлою не туда понесло.

– С ума сойти, – покачала головой она, взлохматив ей волосы. – И куда мир катится?

– Что, не нравится? – хитро прищурилась та.

– В том-то и дело, нравится. Даже очень. Теперь держись от меня подальше, а то за себя не ручаюсь, – хмыкнула девушка.

– Что, мявка, на девушек потянуло? Совсем разочаровалась в парнях? Или они в тебе? – послышался насмешливый голос.

Мимо проплыла длинноногая девица в юбке, короче Хлоиной раза в два. Темноволосая с рождения, та решила поспорить с природой и превратилась в чистейшую блондинку с волосами до бедер. Вряд ли натуральными, так как девица, насколько помнила Хлоя, в последнюю их встречу блистала откромсанными по плечи паклями.

– И тебе привет, белобрысая. Кого обкорнала, чтобы состряпать парик? – поприветствовала она ее.

– Как всегда очаровательна, – скривилась та. – И чего тебе не сиделось в Америке? Тоска по родному краю замучила?

– Нет. По тебе, Оливия. Ночей не спала, только о тебе и думала. Так что смотри, будь аккуратней, не попадись в темном проулке. А то вдруг меня и, правда, на девушек потянуло.

Блондинка демонстративно передернулась и гордо прошествовала мимо.

– Вот это я понимаю, настоящая любовь, – хихикнула Руби. – Столько времени не виделись, а взаимной неприязни ни на грамм не убавилось.

– Какая неприязнь? О чем ты? – отмахнулась Хлоя. – Мне лично давно все фиолетово. А вот у нее еще явно горит обида за прическу.

– И ты даже не злишься на нее из-за Тайлера?

– Тайлер? Кто такой? – наиграно удивилась девушка. – Аааа, тот урод, считающий себя слишком офигенным, чтобы встречаться с одной?

Руби снова хихикнула.

– Ага, он самый. Ладно, пошли, киса. Я голодная как мишка после спячки.

– Киса. Мне нравится, – раздался позади них задорный голос. В столовую как раз вошли Тео и Кайл. Последний с усмешкой оглядел Хлою. – Так и буду тебя называть.

– Отлично, – скривилась та. – А вот и еще один. И откуда они берутся? Звезда школы, если правильно понимаю?

– О, так ты меня уже знаешь? – удивился тот. – Польщен. Спорим, ты моя тайная фанатка?

– Само собой. У меня и сейчас в кармашке твоя фотка. Зацелованная до дыр.

– О, правда? До такой степени? Тогда не станем противиться судьбе, считай сегодня твой счастливый день. Выбирай день для свидания.

– Чего-чего?

– Свидания, – попытка приобнять Джонсон за талию не увенчалась успехом. Кайл поспешно отстранился, чтобы не получить по лицу. Неудача нисколько не умерила его хорошего настроения. – Ну это когда двое гуляют за ручку и мило беседуют. Иногда целуются. Никогда раньше не бывала на таком? Ничего, я научу.

Бровь Джонсон медленно поползла вверх.

– Самомнения твоего, конечно, хватит на троих.

– И обаяния, – согласно кивнул тот. – Ну так что? Сегодня? Завтра?

– В следующей жизни.

Кайл задумчиво прикинул что-то в уме.

– Нет. Не пойдет. Слишком долго ждать, – настойчивое покашливание за плечом явно намекало, что Тео надоело топтаться на входе. – Ладно, киса, мне сейчас некогда. Позже определим время и место.

Сморщившись, Джонсон проводила удаляющихся парней сердитым взглядом.

– Индюк. Еще противней, чем ты описывала.

– Не а, – тряхнула головой Руби. – Хуже. Потом увидишь. Все, хватит торчать на входе. Всех идиотов соберем.

Усевшись за отдельным столиком, девушки продолжили делиться новостями. Эшли дулась и злилась за то, что Хлоя не сообщила ей о приезде заранее, как Руби. И даже аргумент, что на выходных та все равно уезжала из города, а потому было решено сделать своего рода сюрприз, ее не пронял.

– Прошвырнемся по центру? – предложила Руби. – У нас тут открыли кафешку с таким мороженым, пальчики оближешь! Мы с Эш туда каждую неделю ходим.

– Я месяц занятий пропустила, – покачала головой Джонсон. – Наверстать бы. Придется сидеть дома, зубрить.

– Что делать? Зубрить? Что ты сделала с нашей кисой? Верни, верни ее немедленно!!!

Попытка задушить подругу и последовавший за ним тройной женский смех слегка разрядил ситуацию.

– Ты уже записалась к миссис Робинс? – уже более миролюбиво спросила Эшли.

 

– Нет. После уроков собиралась… – ответила Джонсон, рыская вилкой по тарелке с салатом и начиная откровенно злиться. Не на девчонок.

– Значит, будешь продолжать заниматься музыкой?

– Да, наверное. Мама этого бы хотела.

– Это хорошо. А то кроме дурацкой долбежки последние годы тут мало что можно услышать, – обрадовалась Эшли.

– Да ладно, – укоризненно нахмурилась Руби. – Песни очень даже цепляют! Да и вообще, то что у нас своя группа, которой удалось пробиться дальше школы – это же круто!

– Ты так говоришь, потому что уже два года тайно влюблена в клавишника.

– Ну не два года, чуть меньше… – смутилась та. – Все равно толку мало. Сам Тео на меня внимания не обращает, а мне уже почти надоело проявлять инициативу. Гордость тоже не железная.

– Смирись. Звездная болезнь еще никого не обходила мимо, – назидательно стукнула ту по лбу пальцем Эшли. – Школьная половина от них пищит, поклонниц за территорией тоже хватает, эго растет. Неужели хочешь быть частью тупой массы, что бегает за ними, заливая пол слюнями?

– Нет, конечно…

Руби уже только что не пунцовела. А что поделаешь, сердцу-то не прикажешь. Она может внешне пытается хорохориться и делать вид, что просто дразнит Тео, но против истины не попрешь. Он ей нравился с самого начала, когда группа только-только начала рождаться. Хотя и тогда-то он на нее не обращал внимания. А теперь и подавно.

А что творилось в школе первые месяцы! После дебютного выступления “Вестников” (так они себя прозвали) в каком-то клубе, школа буквально взорвалась. Девчонки, что изначально просто тащились от талантливых новеньких, уговоривших директора разрешить в школе репетиции, спятили окончательно. Топтались у классов, срывая уроки, поджидали кумиров на улице, заваливали их любовными письмами, а глазами стреляли с таким рвением, что крошился потолок.

Слава богу, сумасшествие длилось недолго. Очень скоро стало понятно, что парни обращали на них внимания столько же, сколько на летающую по классу муху. Наверное, решили, что лучший способ угомонить нервных барышень – разграничить рамки. Вроде как даже негласное правило ввели: не встречаться ни с кем из школы. И это самое смешное, потому что после их внезапного успеха школа занятно пополнилась новенькими. То-то их ждал облом.

Так что теперь все уживались более-менее спокойно. Конечно, самые смелые еще на что-то надеялись, но в большей мере ограничивались грустными вздохами и страстными взглядами. Даже сейчас несколько девиц позабыли об обеде и поедали глазами ребят, усевшихся как обычно за дальним столиком. И, черт возьми, даже и не возразишь, все красавцы как на подбор.

Тео Скиллер – клавишник. Как говорит Эшли, самый мало-мальски адекватный из квартета. Входит в десятку отличников школы. Умный, начитанный, спокойный. Никто еще ни разу не слышал, чтобы он повышал голос.

Эммет Харлан (ударник) и Ленс Отис (басист) учатся в параллельном вместе с Эш. Один жгучий брюнет с убранными на макушке в хвостик волосами, другой патлатый блондин. Эти уже, что называется, разгильдяи и любители тусовок. Частенько прогуливают уроки, а вот репетиции никогда. Учителя только отмахиваются. А что с ними делать? Не выгонять же. Зачеты и тесты как-то сдают, и то ладно.

Ну и собственно Кайл Холден, гитарист, вокалист и по совместительству лидер группы. На самом деле, ее создатель. Именно он, переехавший в Квинсленд из Лондона с семьей уже достаточно давно, но перешедший в их школу лишь пару лет назад и приметил Тео и Эммета. А вот как они познакомились с Ленсом загадка. Тот раньше учился в другой школе. Это потом уже перевелся к ним.

Да-а-а, Кайл Холден, мечта девчонок. Аристократичного вида брюнет с небрежно встопорщенными волосами, тонкими ироничными губами, ямочкой на подбородке и с такими пронзительными ярко-синими глазами, что первое время никто не верил, что тот ходит без линз. Ну не бывает такого синего и все тут!

От него тащились все. И это несмотря на не самую лестную репутацию. Репутацию, о которой Хлоя уже наслышалась от Руби с лихвой и заочно успела не то, чтобы невзлюбить парня, но составить для себя мысленный портрет. И далеко не самый положительный.

Вкратце: наглый и самоуверенный. Считает себя эталоном неотразимости. На вечеринках и в клубах ходит в компании постоянно сменяющихся девиц. Любитель поиграть на нервах и потешить эго. Ммм… мало?

Для того и было устроено представление минутами ранее. Больно нужно ему свидание с какой-то там новенькой! Тем более с их правилом. Скорее просто ждал, что она растечется счастливой кляксой по полу от оказанного внимания. Да, да. Уже бегу, мистер Холден, ловите!

Кстати, о нем.

– А ты что думаешь, киса? – полюбопытствовала Эшли, довольная тем, что хоть немного вразумила Руби.

– Думаю, что он меня достал! – не выдержав, Хлоя раздражено отбросила вилку. – Чего уставился?

Последние несколько минут на нее, не отрываясь и не таясь, пялился Кайл, потешаясь над попытками Джонсон делать вид, что она ничего не замечает. Довольный невербальной победой, той поймал ее взгляд, насмешливо подмигнул и, наконец, отвернулся.

– Да не обращай внимания, – успокоила ее Эшли. – Он с тобой играет, привычное дело. Недельку поглумится и успокоится.

– Ага, он успокоится, а эти дуры как бы не сожрали ее от зависти, – добавила Руби, кивая на девчонок, прожигающих взглядом Хлою. Кажется, от них не укрылась откуда-то взявшаяся благосклонность к новенькой. Ну для них новенькой, а вообще-то старенькой.

– Пускай попробуют, – отмахнулась Джонсон. – Я что, просто так три месяца на восточные единоборства убила?

– Когда давят массой, кулаками особо не помашешь.

– Вот и посмотрим.

– Хм, киса… – осторожно заметила Руби. – Как давно ты перестала ходить на сеансы?

– Тогда же, когда на борьбу пошла. Собственно, меня туда и послали. Выплескивать негатив.

– Кто послал?

– Мозгоправ. Сказала, что часовое молчание ни к чему не приведет и велела записаться в спортивную секцию. Короче, тактично избавилась от меня. Я попробовала, конечно, но продержалась недолго.

– Я-я-ясно, – удручено протянула Руби.

Что ж, тогда дурехам-фанаткам остается посочувствовать. Хлою ничего не стоило вывести из себя. Причем с детства. Они-то сами подружились после того как Джонсон сломала ей нос. Влепила со всей дури волейбольным мячом по лицу в первом классе. Кровищи тогда было! Как с поросенка.

И повод-то, главное, пустяковый. То ли Руби как-то нелестно отозвалась о ее подаче, то ли посмеялась над ее хвостиками… Родители потом сами между собой чуть не перегрызлись у директора, а вот девчонки помирились и подружились. Эшли примкнула к ним уже позже, но, слава богу, вполне мирно. Без кровавых инцидентов.

После обеда, распрощавшись с Эш и все же договорившись встретиться после занятий и прошвырнуться по городу, девушки отправились на английский и сдвоенную историю. Время тянулось мучительно медленно, а особенно мучительно, потому что рядом то и дело вырисовывался Кайл. Джонсон неоднократно чувствовала на себе его взгляд, а в какой-то момент, не удержавшись, даже показала средний палец. На что получила негромкий, но различимый смешок. Ему явно понравилось.

Финальный звонок объявил, что уроки окончены. Забежав к миссис Робинс и обрадовав своим возвращением и желанием продолжать заниматься музыкой, девушки примостились в ожидании Эшли на ступеньки уличной лестницы, укрываясь от палящего солнца в тени козырька.

Хлоя с нежностью любовалась невесомостью школьного здания, выстроенного на опорных колоннах и усыпанного открытыми балкончиками. Любовалась хитроумным переплетением приткнутых к ним стеклянных блоков с длинной крытой галереей, идущей вдоль поля для регби, и не могла отделаться от мысли, что словно и не уезжала из Австралии. Словно эти три года, проведенные в Америке, были чем-то далеким и ненастоящим, чем-то вроде сна. Тут же все такое родное.

Вон на поле с шумом и гамом тренируется школьная команда, а вон ребята поодиночке уселись под спасительной тенью деревьев и что-то пишут в тетрадках, скрючившись пополам. Наверное, делают домашнее задание или готовятся к пересдаче, успев схлопотать неуды спустя всего несколько недель. Другие просто валялись на газоне, наслаждаясь солнечными лучами.

– Я скучала по этому, – вздохнув, озвучила вслух девушка.

– А по мне? – обиделась Руби.

– Само собой. Куда же я без тебя, глупая.

– Это хорошо. Я тоже скучала. Тут было так тухло без тебя. Дойдем в выходные до пляжа? Покатаемся на досках, если не будет шторма?

– Сто лет на нее не вставала…

– А я все это время практиковалась. Уж теперь-то утру тебе нос!

– Даже не мечтай…

– Киса, меня ждешь? – какой раздражающе знакомый голос!

Вся звездная компания в сборе. Кайл расслаблено закинув руки за голову, шел впереди все с тем же небрежно-очаровательным видом: за день даже не удосужился поправить галстук.

– Разумеется, тебя, – кивнула девушка. – Где ты ходишь?

Холден растерялся. Видимо, ждал другого ответа. Но быстро вернул привычную улыбочку на место.

– О… и что же ты хотела? Решила по поводу даты свидания?

Хочет поиграть? Ладно, они поиграют.

– Мелко плаваешь. Давай сразу по-крупному. Замуж возьмешь?

Очередная заминка.

– Так сразу?

– Ну а чего ждать? Поженимся, поживем вместе, там и притремся. Но учти, готовлю я плохо, и носки стирать не буду. Увижу грязные, сразу в помойку полетят.

– Зачем мне жена, которая не умеет готовить?

– Не надо? Ну и вали куда топал. Чего отвлекаешь? – Хлоя демонстративно помахала ему рукой и, отвернувшись, уткнулась в телефон. Руби не выдержав, захохотала. Разразились смехом и члены группы, чем переполошили млеющих на солнышке ребят.

Эммет ободряюще похлопал Кайла по плечу.

– Сочувствую. Тебя только что кинули.

Холден не ответил. Он удивленно посмотрел на Хлою, которая и не собиралась больше тратить на него время и, усмехнувшись краешком губ, кивнул ребятам. Уже проходя мимо, он не оборачиваясь, бросил:

– Я подумаю над твоим предложением, киса.

– Уже не надо. Второй раз не предлагаю, – не отрываясь от телефона, ответила та. – Найду кого-нибудь посговорчивей.

Очередной смех не заставил себя ждать. Кайл хоть и не любил, когда последнее слово оставалось за кем-то, благородно разрешил даме насладиться маленькой победой. Ничего, он еще поставит ее на место.

– Браво, – утирая выступившие на глаза слезы, сказала Руби. – Хоть кто-то сбил спесь с этой физиономии.

– А что, больше ни у кого не хватает мозгов? Он же наслаждается вниманием, разве не видно?

– Видно, но все всё равно тихо млеют и мечтают, чтобы он обратил его на них.

– Ну и дуры.

Руби красноречиво поглядела на подругу.

– Возможно, только вот на свидание Холден за последний год никого из наших еще не звал.

Глава вторая

День второй (среда)

– Хлоя, ты не опоздаешь?

– Нет, Руби должна заехать за мной.

Со второго этажа спустился мужчина, облаченный в джинсы и самую обычную футболку, купленную с дочерьми не так давно. Что поделать, Гордон Джонсон не признавал строгих костюмов. Вдобавок, подобный вид ему очень шел. Несмотря на возраст, он еще не потерял былой привлекательности, хотя морщинки и затронули лицо, а на роскошной шевелюре появилась первая седина.

– Прости, что не получается подвезти.

– Да ничего, пап, – последние тарелки легли на стол. – Завтрак готов. Софи!

Со стороны лестницы послышался топот слоненка, и к ним выбежала девчушка трех с небольшим лет, облаченная в лавандового цвета сарафанчик с кучей бантиков. Два веселых кудрявых хвостика подпрыгивали в такт шажкам.

– Уже собралась? – улыбнулась Хлоя, разглядывая сестренку. Та с готовностью закивала. Первые дни в садике ей нравились. Там, по крайней мере, не заставляли спать днем.

Пока домашние завтракали тостами с популярным по всей Австралии веджимайтом, девушка пила холодный кофе, к которому они приучились в соединенных штатах и разглядывала совмещенную с кухней гостиную.

Нераспакованные коробки высились баррикадой вдоль стен. Пока никак не находилось времени обжить новое место. В высокие окна подглядывало утреннее солнце, играя лучами по светло-кремовым стенам. Забавно, но густая зелень, маячащая за окном и обрамляющая открытую террасу, нисколько не мешала им пробиваться внутрь.

Хлое нравился новый дом. Может, и не самый богатый и просторный, но все лучше, чем та крохотная квартирка в Бостоне. Правда хоть уехать в Америку им пришлось и не по своему желанию, последние три года были самыми счастливыми. И самыми грустными.

Отец с Софи уехали, а Хлоя, дожидаясь подругу, успела помыть посуду и собрать скопившуюся грязную одежду. Вечером надо забросить в стирку, а после школы приготовить обед, пока не вернулись домашние. Хорошо папе по пути забирать сестру из садика, а то и это пришлось бы делать ей.

 

С улицы донеслось оглушительное бибиканье. А вот и Руби на своей развалюшке с откидным верхом. Причем машина-то не такая уж и старая, на фотографии полугодовой давности она выглядела очень ничего, но после нескольких месяцев садисткой эксплуатации превратилась в несчастное корыто, по которому плакала покраска.

Для Руби, получившей недавно права, надо было выбрать что-то менее бьющееся. Впрочем, неважно. Главное, пока на ходу. Неохота тащиться из Бинли до Брисбена на автобусе. А тут минут пятнадцать, и они уже въехали на территорию школы, минуя приветственную вывеску: “Марсден Стейт Хай Скул” с опознавательным гербом – большой буквой “М” которую обвивала нарисованная акула.

– За столько времени можно было научиться парковаться, – пробубнила Хлоя, подпрыгнув на сидении, когда бампер поздоровался с бордюром.

– А, ерунда. Живые же, – весело отмахнулась Руби, выпрыгивая из машины с грациозностью кенгуру. – Сходим сегодня куда-нибудь? – спросила та, когда они проходили мимо бесконечного ряда припаркованных автомобилей.

– Не могу. Дел по горло. Дом завален коробками. Вчера искала кастрюлю, чуть не свихнулась.

– Тогда давай к тебе. Компанией веселее убираться. Эш, думаю, тоже не откажется.

Хлоя не сдержала улыбки.

– Я тебя люблю, знаешь?

– Знаю.

– А меня? Доброе утро, киса, – раздался веселый голос.

Возле глянцевого черного кабриолета, словно только сошедшего с фабричного конвейера, стоял Кайл, приветливо помахивая ей связкой ключей. Рядом копался в брошенной на заднее сидение сумке Тео. А вот он даже не поднял на них головы.

– Было доброе, – закатила глаза Хлоя, проходя мимо.

– Зачем так пессимистично? – обиделся тот, но девушки уже ушли далеко вперед.

– Чего ты к ней привязался? – Тео, наконец, закончил с вещами и с укором уставился на друга.

– Не знаю. Нравится ее дразнить.

– Не заметно, что бесполезно? Ей на тебя плевать.

– Ничего. Это пока.

– Вот прицепился, – фыркнула Хлоя, с шумом скидывая сумку на парту.

– Игнорируй и отстанет. Если тебе это, конечно, надо, – предложила Руби.

– В смысле, если надо?

– Хочешь сказать, тебе неприятно? Ни капельки? Ты первая в школе за последний год с кем он сам заговорил. Остальных так, терпит.

Джонсон хмуро вскинула бровь. Не надо было ей такого внимания, спасибо. Это же позерство чистой воды и не более. Пускай уже отстал бы. Что, в школе больше нет мишений для третирования?

– Мы вроде без аварий сегодня обошлись. Где тебе по голове прилетело?

Подруга хихикнула.

– Ой, брось. Ну признайся: тебе понравились песни, что я скидывала!

– Я же уже говорила: ничего отстойней не слышала, – проворчала Хлоя, усаживаясь на место. Правда особой уверенности в ее голосе не наблюдалось. – Какой интеллект, такие и песни.

Руби благоразумно решила не развивать тему. Дружба дружбой, но порой тебе могут и зарядить с ноги. Надо заметить, из лучших побуждений и исключительно любя. Только вот ее врожденная проницательность все успела заметить и сделать мысленные выводы. А пока и этого было достаточно.

Сдвоенная социология прошла вполне заурядно, даже Кайл почти не таращился на Хлою. Видимо понял, что этим вывести ее не получится. Зато в перерыв, когда девушка стояла у шкафчиков в коридоре, перебирая учебники, ее бесцеремонно приобняли сзади за талию.

– Я тут подумал над твоим предложением, – теплым дыханием обдал ее щеку бархатистый голос. – Может все же и соглашусь. Носки, так и быть, будем закупать оптом. Я их стирать тоже не буду. Кстати, от тебя вкусно пахнет, киса. Земляника?

Джонсон была бы не Джонсон, если бы оставила подобное хамство без спуска. Локоть описал дугу и впечатался аккурат в сзади стоящего. Кайл выдохнул, но стоически выдержал. Впрочем, будь у нее желание, удар вышел бы и посильнее.

Хлоя громко захлопнула шкафчик и с вызовом обернулась.

– Я же сказала, сроки вышли. Предложение аннулируется, – и под удивленные взгляды бредущих по коридору учеников звонко зацокала каблучками по напольной плитке.

До конца уроков Кайл больше к ней не подходил. Правда уже после, направляясь к классу Эшли, Руби радостно растрезвонила подруге, как красавчик-вокалист подкараулил ее у туалета.

– Выпытывал о тебе. Спрашивал кто такая, и всегда ли так агрессивна.

– И что ответила?

– Что он еще не видел тебя агрессивной. И я ему заранее сочувствую.

– И?

– Не знаю. На горизонте замаячила Оливия, начала негодующе зыркать глазищами, и я слиняла под шумок.

– Вы то когда успели поцапаться?

– Я тут причем? Она услышала, что речь идет о тебе.

– Да я для нее прямо как красная тряпка, – Хлоя демонстративно хлопнула себя по лбу, высказывая все свое мнение по поводу крашеной блондинки.

– Да нет, она просто уже не первый год пытается завоевать внимание Кайла. Вроде даже в самом начале развела его на свидание, но после я их вместе не видела.

– Свидание? С Оливией? Ну, все. Теперь я разочаровалась в Холдене еще больше.

– О, легки на помине, – Руби заглянула в класс. – Вся шайка в сборе.

Хоть уроки и были окончены, несколько человек еще копошились за стоящими в ряды компьютерами. Эшли, все в излюбленной мужской форме, нацепив на нос прямоугольные очки без оправы, бегала пальцами по клавиатуре с такой скоростью, что руки казались расплывчатым пятном. Будущий программист, чего уж.

На другом конце ряда краснея, потея и надуваясь воздушным шариком, сгорбившимся на стуле, сидел Ленс. Ему, в отличие от Эш, с меньшим успехом давалось полученное задание. Тео, склонившись над другом, пытался что-то объяснить, но не особо дружащий с техникой басист мало чего понимал. Эммет, пристроившись сбоку от стола, безмятежно поигрывал складным ножиком.

А вот Кайл, облокотившись на противоположную парту, откровенно зевал, что жутко не нравилось специально задержавшейся Оливии, которая уже раз третий роняла все подряд, пытаясь привлечь его внимание, но вместо этого довольствовалась лишь открытыми ртами двух парней, притаившихся в уголке.

Правда оцепенение Холдена тут же исчезло, едва в кабинете появилась Хлоя.

– Киса, соскучилась? Или решила извиниться?

– Ага, прими мое глубочайшее раскаянье, – закатила глаза та. – Надо бы треснуть посильнее. Ничего, в следующий раз отыграюсь.

– Грубиянка, – усмехнулся Кайл.

– Оливия, чего ползаешь под столом? Твой парик не самая удачная швабра. Выползай, – засмеялась Руби.

– На себя бы посмотрела, – огрызнулась та, для которой волосы после понятных причин и личностей были болезненной темой. – Долго будешь ходить словно тебя головой в краску окунули? Это же так убого смотрится.

– Все лучше, чем вата, которую ты напихала себе под блузку, – заступилась за подругу Хлоя. – Или это чистый силикон? А ему ничего не будет от жары? Смотри, как бы ни поплыло.

Кайл громко хмыкнул.

– Закройся, мявка, – вспыхнула блондинка. – Знала бы, как было спокойно без твоей физиономии.

– Знаю, но увы. Отдохнула и будет. Придется потерпеть меня еще годик, – быстро потеряв к ней всякий интерес, Хлоя переключилась на Эшли. – Закончила?

– Почти, – не прекращая печатать, ответила та. – Еще минута.

– Ужас, – приобняв подругу, поморщилась Джонсон, всматриваясь в экран с мельтешащими строчками. – И ты что-то в этом понимаешь?

– Угу.

– Мне бы твою голову. Одолжи на время экзаменов.

– Сладко смотритесь, – хмыкнула проходившая мимо Оливия. Она, наконец-то, похоронила все шансы привлечь внимание Кайла. Тем более, когда перестала быть единственной девушкой в классе. – Чем не идеальная парочка?

Хлоя устало покачала головой. Однообразие шуточек этой мадам вызывало уныние. Руби и раньше рассказывала, что перемены в Эшли встали той как кость в горле. Что дико бесило. Двадцать первый век на улице или нет? В конце концов, просто так что ли на всех углах кричат о толерантности?

Если их подруга чувствует себя комфортно в том образе, который выбрала, с какой кстати они будут ее за это понукать? И за что она еще только сильнее уважала Эшли, ту не пробирали никакие насмешки. Вот и сейчас она даже не прекратила печатать.

– В целом, ты права, – холодно заметила Джонсон. – Очень даже идеальная. Во всяком случае, с Эшли есть о чем поговорить. А от тебя уши вянут уже через час, – слаженный хлопок ладоней Хлои и стоящей рядом Руби подтвердили, что вся троица придерживалась единого мнения.