3 książki za 35 oszczędź od 50%

Иллюзион. В погоне за беглецами

Tekst
Z serii: Иллюзион #2
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Иллюзион. В погоне за беглецами
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая. Драконий побег

Группа довольных семиклашек галдела и улюлюкала – нормальное явление, когда урок Ментальной Магии вела не доцент кафедры и по совместительству директор школы Есения Викторовна Макарова, а всего лишь аспирантка Регина Лисовец. У директрисы малявки даже пикнуть не смели, боясь заработать неуд или удвоенное домашние задание, с Фокс же заметно расслаблялись. И дело было не в разнице в возрасте, хотя, наверное, им, четырнадцатилеткам, все, кому чуть за двадцать, кажутся настоящими динозаврами. Забавно, неужели и она сама так считала?

Нет. На занятиях у Регины было шумно, потому что… весело. По счастью аспирантка третьего года обучения ещё не успела превратиться в сварливую нудную тётку, а от того позволяла ребятне отрываться по полной. Учёба ведь должна доставлять не только пользу, но и удовольствие. Верно?

Во время её уроков кабинет частенько завывал русским роком, над потолком летали ожившие с обоев объёмные бумажные птички, а парты сдвигались в дальний угол нагромождением баррикад, оставляя больше места для практических занятий. Конспекты же, напоминающие кривые наброски в несколько абзацев, чаще писались лежа на полу или вообще у кого-нибудь на спине.

Есения неоднократно ругала за это Регину, пытаясь втолковать, что теория необходима не меньше, чем практика. Да и на зачётах им будет проще готовиться, когда на руках имеется вся необходимая информация. Фокс слушала, согласно кивала, но продолжала гнуть свою линию. Сонного царства на лекциях ей не хотелось. Достаточно, что она уже один раз сама вот так уснула. Во время собственного первого урока в роли учителя.

И вообще, не нравится – не надо ставить ей занятия, да ещё и не у одного класса, но нет, Макарова почему-то решила, что это будет отличной идеей! Плюс дополнительной практикой и, как однажды обмолвилась директриса, тогда у Регины останется меньше времени, чтобы бесцельно шататься по школе, нервируя остальных учителей, потому что самостоятельным обучением Фокс занималась только если за дело брался Генри.

Впрочем, это было ожидаемо. Лишь благодаря его воспитательным методам Регине удалось кое-как сдать аттестационные экзамены и доползти до третьей магической степени. Генри, идущий на вторую семимильными шагами, порой приходилось запирать любимую девушку в комнате, отведённой аспирантам в жилом преподавательском корпусе, и часами стоять у неё над душой.

Не всегда, конечно, работало. Хитрая Фокс давно нашла способ извернуться и провести время с большей пользой, но факт оставался фактом – схема работала. Вот же странная вещь образование: сколько не отмахивайся, что-нибудь да приклеится жвачкой к рифлёной подошве.

Как Регину занесло в аспирантуру она не особо понимала даже по прошествии вот уже двух лет. С другой стороны, а чего удивляться? Генри, объявившийся на пороге школы первого сентября в год её выпускного класса, стал точкой отсчёта в принятии решения.

А понимание, что когда она выпустится и покинет Иллюзион, они больше не смогут проводить столько времени вместе сделало остальное. Какая там жажда познать непознанное, я вас умоляю! Дурацкие женские чувства – вот что ею двигало. И движет по сей день.

Три года. Они встречаются уже три года. Даже чуть больше. Наверное, давно пора устать друг от друга, надоесть друг другу или что там обычно бывает, но… Это были какие-то особенные отношения, иначе не назовёшь. От чего уставать? От того, что они неделями напролёт вместе? Так они не вместе.

То индивидуальные занятия, то определённые за ними преподавательские часы, к которым тоже ещё надо подготовиться, штудируя старые учебники и отрытые в закромах шкафов тетради со старыми конспектами. Вдобавок, аспирантура и лицензия на телепортацию открывала неограниченные возможности, так что частенько они “скакали” то домой, то к друзьям. Проведать-то всех надо.

Вот и получалось, что по факту времени наслаждаться уединением выходило не так много. И это сейчас, а когда они нырнут в большой суровый мир и начнут работать? Хотя Генри вон уже второй год подрабатывает в МагДепе русского филиала, расположившегося в Петербурге. Что-то вроде оплачиваемой практики с плавающим графиком.

Причём неплохо себя зарекомендовал, так как за ними уже закрепили место в сфере международных связей с общественностью. Порой Регина сидела и не понимала: это как получилось, что столь образованный человек обратил внимание на такую тупицу, как она? Любовь зла. Не иначе.

Ладно, может, и не совсем тупицу, конечно… Всё же лицензию она получила, как и вытягивает аспирантуру, которую осиливает далеко на каждый. Да, с трудом. Да, с натяжкой и не без посторонней помощи, но вытягивает. А тут ещё эти галдящие малолетки. Рядом с ними она вообще гуру-мастер.

История последних ММИ ещё не стёрлась из памяти, так что младшие классы до сих пор смотрели на неё как божество: всесильное, могущественное и взрослое. Это, конечно, повышало самооценку, но и нервировало. Восхищение восхищением, но против истинной сущности не попрёшь – дети те ещё злобные спиногрызы.

Они же обожают, когда у кого-то что-то не получается. Это же такой повод для сплетен! Вот и приходилось заниматься усердней. Не хотелось упасть в грязь лицом, когда тебе прилетит какой-нибудь с виду невинный, но заковыристый вопросик. А он обязательно прилетит, умников хватает. Никакой “окей, гугл” не спасёт.

– Отлично, – наблюдая за тем, как по воздуху передвигается увесистая металлическая парта, кивнула Регина. – Очень хорошо, Валера. А теперь ставь её на место. Только осторожно, не ломая в этот раз стен… Так, так… – ножки мебели плавно коснулись ламината. – Отлично. Кто ещё хочет попробовать?

Урок левитации на габаритных предметах. Казалось бы, чего сложного, но всегда найдется кто-то у кого ничего не получается. Курносая девочка с тоненькими мышиными косичками удручённо всхлипнула после двух неудачных попыток.

В первый раз парта вовсе не сдвинулась с места, во второй нервно затряслась в приступе эпилепсии. Даже гвозди с треском выплюнула. Класс разразился смехом. В огромных девчачьих глазах блеснули слёзы.

– А ну тихо! – рыкнула Регина. Ого, послушались. Ребятня мигом замолчала. – Смеяться над одноклассницей? Думаете, это делает вам чести? Даша, – она подозвала девчушку. – Утри слёзы. С первого раза мало у кого получается. Я мучилась почти час, прежде чем у меня в своё время получилось.

– Правда? – в кукольных круглых глазах мелькнула благодарность.

– Если не веришь, можем потом спросить у Есении Викторовны. Тебе нужна мотивация. Давай знаешь как сделаем… – по мысленному велению парта укатилась в угол, туда, где стояли бастионом остальные. Фокс заняла опустевшее место в образовавшемся полукруге учеников. Приглашающий взгляд на Дашу. – Давай ещё раз. Но в этот раз попробуй поднять меня.

Ребятня зашушукалась! Ещё бы, такая возможность попрактиковаться на учителе предоставлялась не каждый день. У кого-то, того же Валеры, даже глаза загорелись в предвкушении. Зато Даша побледнела от ужаса. Хорошая девочка. Да и вообще, эта девчушка напоминала ей себя саму: неуверенную, малёк закомплексованную, но с потенциалом. Именно поэтому свою тушку Фокс и готова была ей доверить. А вот другим вряд ли.

– Что? – пролепетала та дрожащими губами. – Нет. У меня не получится.

– Получится. И зачет в конце семестра я тебе гарантирую, – подмигнула ей Фокс. – А теперь сконцентрируйся. Не отвлекайся на посторонний шум. Закрой глаза… – девочка послушно зажмурилась. – Представь стеклянный аквариум с перегородкой посередине. Наполни оба отсека жидкостью…

– Какой?

– Любой. Лучше разных цветов. Представила?

Неуверенный кивок.

– А теперь подними перегородку, но так, чтобы жидкости не смешались, – огорчённый вздох оповестил, что у кого-то всё же получилось месиво. Суть этого простенького упражнения, в своё время рассказанное ей Мо, не была сложной по исполнению. Представить картинку просто. Сложнее, не поддавшись “ложной” просьбе, удержать её в голове нетронутой. Когда говорят: не разлей, что ты обычно делаешь? Именно. Разливаешь. А если сдержишься, значит подчиняешь себе разум. Именно это и требовалось от Даши. – Ничего, – успокаивающе кивнула Фокс. – Попробуй заново… Представила? А теперь убирай… Сохраняй форму, чётко различай грани, не дай им деформироваться. Контролируй сознание. Ты управляешь им, а не оно тобой…

– Кажется, получается… – неуверенно пискнула Даша.

– Умница. Продолжай держать этот образ, а теперь мысленно произноси заклинание…

Не сразу, но нехитрые манипуляции возымели действие. Регина почувствовала, как её замшевые сапожки до колен потеряли опору. Приятное чувство невесомости расслабило тело. Она даже руки расставила в стороны, чтобы насладиться ощущением эфемерности.

Полёт начинался вертикально: медленно, плавно, но постепенно переходил в горизонтальную плоскость. Как славно, что она сегодня в приталенной юбке-карандаше, ничего не задирается. В последнее время Фокс носила только такой официальный прикид. Несолидно всё же преподавателю щеголять перед учениками в подранных джинсах.

– Отлично, очень-очень хорошо… – чувствуя, как её покачивает на воздушных волнах отозвалась Регина. – Держи контроль. Не ослабляй хватку… – она бы, конечно, с удовольствием пролетала бы так весь день, уж больно невероятные ощущения, но урок надо продолжать. – А теперь плавно опускай…

Что-то громко хлопнуло, как если бы со всей дури долбанули по гелиевому шарику. Даша, как и остальные, подскочила, теряя зрительную связь с целью. Фокс тоже от неожиданности не успела себя подстраховать и полетела вниз, но ожидаемого финала в стиле “ракета земля-воздух-земля” не последовало. Она была подхвачена оказавшимся рядом не пойми откуда Генри.

– Плохо, – с улыбкой по которой становилось понятно, кого стоило благодарить за переполох, покачал головой он. – Очень плохо. Учишь держать контроль, а сама так легко его потеряла.

 

– Дискредитировать во время занятий, – сердито насупилась Фокс, стискивая его за шею. – Как непрофессионально.

– Всего лишь хотел показать: нельзя отвлекаться. Магия не любит полутонов. Надеюсь, вы это запомните, – тут уже Генри обращался не к ней, и Регина запоздало поняла, что на них таращились два десятка пар глаз. А то как же! Их отношения были ни для кого ни секретом. Спасибо играм. Пришлось без особой охоты сползать с удобных рук. Ну и ладно. Вечером заберётся обратно.

До конца урока оставалось всего ничего, а тут ещё и Генри взял слово, пройдясь по основным пунктам темы урока. Детишки огорчённо вздохнули. Ну вот, опять теория. Пришлось доставать тетради и конспектировать длинные абзацы. Регина, решив избрать политику зрителя, отошла в сторонку, не мешая умам просвещаться и с улыбкой наблюдая за своим парнем.

Ей нравилось слушать его. Не нудно, доходчиво, красочно. Из Генри вышел бы бесподобный учитель. Только этот его дар рассказчика и помогал Фокс не входить в сонное оцепенение, когда он с ней занимался. А ещё обещанный за прилежное выполнение работы массаж.

Апрельский вечер. Уже почти тёплый, но отважно щеголявших без куртки находилось немного. Негоже сердить Мо. Закатные всполохи окрашивали пастельными оттенками высящиеся вдалеке горы и отблёскивали в окнах величественного особняка. Многие из старшеклассников, собравшись оживлённой компашкой, развалились под сенью круглогодично цветущего сада. Сидят, болтают, меланхолично полистывают учебники.

Группа малышей первого-второго класса носится неподалеку пытаясь догнать павлина. Несколько таких отчаянных рискнули получасом ранее подобраться к жар-птице, ворующей вишню, но были временно ослеплены гневным взмахом сияющего хвоста. Теперь топчутся вслепую, натыкаются на что ни попадя и хохочут. Такие забавные и такие… дети.

Регина гуляла с Генри вдоль озерного берега, наблюдая за размеренным и таким привычным сумасшествием. Ундины в камышах громко возились, хрюкая от смеха. А нет, это хрюкал по неосмотрительности пойманный ими домовой, которого те пытались защекотать. Пришлось вызволять бедолагу.

– А ну как сейчас кого-то ощипаю по чешуйкам, – пригрозил хохочущим и улепётывающим на дно русалкам Генри. Коренастый домовой, доходящий обычному человеку до колен, которого он за ногу выдернул из лап дьяволиц, сердито завозился, вскочил на ноги, оттянул задравшуюся на округлом пузике промокшую рубаху, подпоясанную ремнём, и поспешно ускользнул к кустам дикой розы, цветущим у фундамента особняка. Там у школьных духов имелся свой лаз, позволяющий лишний раз не шнырять перед носом у учеников. Генри проводил его задумчивым взором. – И никакой благодарности. Вот оно – свинство в чистом виде.

– А чего ты ожидал? – рассмеялась Регина. – Эти ребята сами по себе.

– А как же стремление стать лучше? – Генри беззаботно закинул руки за голову, впитывая лицом свежесть и краски весеннего вечера.

Фокс с нежностью смотрела на дорогой сердцу благородный английский профиль с встопорщенным вихром волос, но в какой-то момент отвлеклась на носящуюся малышню, наколдовывающую огромные мыльные пузыри. Перевела взгляд на словно светящийся в предзакатных лучах особняк и громче положенного вздохнула.

– Что такое? – Генри, заметив смену её настроения, ободряюще взял её за руку. Невинный с виду жест, но сколько же в нём было поддержки.

– Не знаю. Просто… – Регина снова обернулась к школе. – Ещё год и уже больше мы сюда не вернёмся… Что нас ждёт дальше?

– Что-то другое. Новое. А хорошее или плохое, узнаем потом. Зачем загадывать?

– Хочешь сказать, ты готов к следующей стадии взросления? – усмехнулась Фокс. – Дом, работа, семья, дети…

Её наградили ласковой улыбкой.

– Звучит неплохо, – Генри придвинулся ближе. – Разве нет?

– Да. Кажется… – мягкие губы коснулись Регининых, отметая сомнения. Ещё и задиристо прикусили, заставляя думать совсем не о том… Да уж, Генри знал, как успокоить разбушевавшиеся женские мысли и вывернуть их в другое русло.

– Пойдем внутрь? – предложили ей негромко, согревая дыханием.

– Это деловое предложение или констатация факта?

– Дружеское пожелание. Скоро начнётся дождь.

Регина озадаченно вскинула голову, разглядывая может и облачное, но вполне себе не предвещающее непогоды небо, однако сопротивляться не стала и послушно позволила увлечь себя в школу.

Каково же было её изумление, когда часом позже в окнах почернело. Завывающий через оконные щели ветер игрался сорванными с фруктовых деревьев яблоками и грушами. Кружил в бешеном танце не так давно высвобожденную из-под снежного покрывала и ещё не убранную лешаками прошлогоднюю кляклую листву. Молния, смешанная с раскатистым громом ударила вдалеке между горами, на мгновение озаряя улицу мистическим отсветом, а затем начался ливень. Настоящий потоп.

Бушующий дождь с сотрясающим стены и оконные рамы громом продолжался всю ночь, норовя затопить подъездную дорогу к главной лестнице вышедшем из берегов озером. Насколько противно было на улице, настолько же приятно было отогреваться по другую сторону: в теплой, уютной спальне.

В спальне Генри, вообще-то, но давно ставшей общей в обход не очень-то довольных этим фактом учителей. Но что ни говори, детки выросли. Совершеннолетним уже особо не позапрещаешь. Тем более когда они научились ставить блокировки, тщательно оберегая личное пространство, так что…

Регина подскочила в постели от очередного громового рокота. Дождь лупасил по подоконнику, отстукивая понятную только ему одному мелодию, и судя по напористости не собирался прекращаться. Генри расслабленно спал на животе, уткнувшись лицом в подушку. Когда Фокс зашевелилась, высвобождаясь из-под его руки, он лишь чуть дёрнулся, ища новую удобную позу, но просыпаться не собирался.

Регина долго лежала на спине, разглядывая ожившие на потолке силуэты от гуляющих ходуном деревьев. Попытки уснуть ни к чему не приводили. Ещё и есть захотелось. Желудок привычно заурчал, требуя обратить на него внимание. Вот же весело. Идти на кухню не хотелось, а она вчера, кажется, доела всё, что было припрятано у них в шкафу запасливым Генри, привыкшим к ночным дожорам своей девушки. Хотя, может, батончик-другой шоколадки и остался…

Окно накрыла громадная тень, погрузив комнату в черноту. Почти сразу послышался знакомый рёв, и уж он точно не имел никакого отношения к грому. Раздался оглушительный треск, словно кто-то с разбегу влетел головой в распределительный щит и схлопотал, по меньшей мере, двести двадцать вольт. По тёмному небосводу прошлась рябь. В стекле на мгновение отразился слабый радужный перелив, затем всё стихло. Лишь дождь продолжал как ни в чём не бывало барабанить по подоконнику, пригвождая к земле недавний грохот.

Фокс и думать забыла о голодном желудке. Вместо этого она с запозданием подскочила с кровати, но ничего вразумительного разглядеть не могла. Вода каскадом заливала окно. Не помогал даже козырёк. Попробуй что рассмотри. Хотя и так было понятно, что к чему. Драконы разбушевались. Далеко не единичные случаи во время такой погодки.

Водным-то ещё ничего, они преспокойно отсиживаются на дне озера, а вот подгорные сырость не переносили. Если пещеру начинало затапливать – жди громко выраженное “фи”. Однако в этот раз они себя переплюнули. Слишком уж близко пролетели от школы. Обычно отсиживались на расстоянии, а тут буквально впритык.

Разве по периметру не наложены охранные заклинания на подобные случаи? А то кто его знает, что придёт в голову разозлённой многотонной ящерице? Может ей очень захочется проломить мордой кирпичную стену кабинета Рунологии? Или сказать привет этажу пятиклашек?

Генри всё так же сладко спал. Вот что значит крепкий мужской сон. Хоть из танка пали, хоть в рупор над ухом ори – не проснётся, проверено. Даже завидно. Вот кто не страдает с утра синдромом озлобленной Спящей Красавицы, которой вместо положенных ста лет сократили отпуск до недели. Уж из кого получаются лучшие наемные убийцы, так это из таких вот невыспавшихся дамочек.

Регина вернулась под бочок к Генри, но уснуть смогла только спустя ещё пару часов. Так что не было ничего удивительного, что утром в общий холл на первом этаже она вытекла хмурым апатичным облаком. Правда сонное оцепенение быстро сошло на нет стоило увидеть печальную картину возле парадных дверей. Ливень прекратился лишь к рассвету, небо всё ещё было затянуло серыми тучами, а земля раскисла и превратилась где-то в зыбучие пески, а где-то в полноценный пруд. Туда уже и лягушки умудрились набежать.

Вся эта печальная картина была не столь катастрофична, если бы не полёгший в неравном бою армией храбрых любимый учениками школьный сад. Складывалось впечатление, что ночью к ним забрёл отколовшийся от собратьев великан и, устав после долгого путешествия, прилёг отдохнуть. Аккурат на цветущие яблони и сакуру.

Помимо прочего, кое-где были заметны следы несостоявшегося огневища. Видимо пролетая мимо, драконы, а по масштабам бедствия их явно было больше одного, попутно плевались огненными залпами, но дождь, к счастью, почти сразу тушил проклёвывающиеся костерки, не давая разрастить пожару. Тем не менее досталось даже павлину, хмуро бредущему мимо поваленных с корнем персиковых деревьев. От былого хвостатого великолепия осталось подпаленное оперение. Бедолага.

Ладно. Хвост у него отрастёт новый, ничего страшного. Сад тоже восстановить дело нескольких минут, тут понадобится-то парочка стихийников, не больше. Вопрос стоял в другом… разве такое могло произойти? Сад, как близлежащая территория школы, тоже должен защищаться охранной магией.

– Что-то не так, – заметил Генри, когда они с Региной, полюбовавшись на стихийное бедствие на улице, зашли в гудящую ульем столовую. – Преподы озабочены.

– Ещё бы, – хмыкнула Фокс, рассматривая напряженные лица учителей и думать забывших о завтраке. – Будешь тут нормальным, когда за стеной последствия ядерного взрыва.

– Да нет. Тут что-то ещё, – покачал тот головой, наблюдая как носится от коридора к столовой и обратно взъерошенный Феня.

То откуда-то из небытия выудит швабру, то бросит и помчится к лестнице. Весь в мыле и словно не в себе. Да, Генри прав. Что-то назревало. Уж если Леонид Афанасьевич вёл себя более странно, чем обычно, есть повод задуматься. А тут ещё в какой-то момент замдиректор подлетел к Есении Макаровой и заговорщицки шепнул: “прибыли”.

Причём на волне эмоций шепнул так громко, что слышно его было и на другом конце столовой. Директриса коротко кивнула, поднялась из-за стола и в сопровождении своей правой руки, облачённой в неизменный побитый от лет костюм, под всеобщее непонимание вышла из зала.

Регина нашарила взглядом стол аспирантов и знакомую рыжую макушку.

– Вот сейчас и узнаем, что творится, – заметила она, решительно направляясь к другу. Руслан, а это был именно он, встретил её без привычной улыбки. Ага, значит точно уже в курсе. В Иллюзионе он всегда знал всё и обо всех. По-другому никак, если у тебя в родственничках затесалась шахматная королева.

Обычно за их “недовзрослым”, как их обзывали преподы, столом царила вечная анархия. То вилки летали, то исподтишка оживали тефтели, которые без разбору начинали бомбардировать макушки малышни. Именно поэтому аспирантов и не сажали за стол с преподавателями. Какой там! Преподавательский стол – это элита. Это взрослые мудрые люди, подающие всем своим видом пример, а тут тефтели…

Однако сегодня аспирантский стол сидел как никогда смирный. Даже ранняя весенняя муха, подозрительно принюхивающаяся к апельсиновому джему, офигевала от такой послушности и, сгорая от неловкости за то, что нарушает тишину, старалась жужжать тише. Как особе воспитанной, ей из спячки-то ещё было не положено выходить, а она тут, понимаешь, громыхает.

– Привет, – без особого настроения махнула подошедшим Алиса. Видно, что озабочена она была не меньше Руслана. – Слышали, что произошло?

– Видела. Ну немного переволновались дракончики, с кем не бывает, – развела руками Фокс, пока не особо понимающая, что происходит и из-за чего все вдруг стали такими серьёзными. – Жертв же нет. Сделаем малышам ата-та, чтоб неповадно было и пускай дальше себе спят.

– Ага, – угрюмо усмехнулся Руслан. – Как только найдем их, непременно сделаем ата-та.

– В смысле, как только найдем?

– В прямом, – Макаров младший сделал неоднозначный жест вскинутой рукой. – Нету драконов в школе. Тю-тю. В смысле, водные-то остались, а вот подгорные всей компанией дружненько проломили защитный купол и свалили в человеческий мир. И насколько я понял, уже успели засветиться. Иначе МежМагДеп так быстро к нам не послал бы своих завязавших с человечинкой вампирюк.

Регина поёжилась. Драконы сбежали в обычный мир? Это же катастрофа. И нарушение главного правила соглашения при котором Иллюзиону было дозволено выстроить заповедник на Алтайских землях. И раз так скоро местные органы прибыли к ним с разборками, тут друг прав, ничего хорошего ждать не приходилось…

 

– Они же не… – Фокс испугано пробежалась глазами по лицам друзей. – Они же не убьют их?

– С учётом того, что само общество охраны магических животных давно уверяет, что их вид опасен и не имеет права на выживание, я бы не был так уверен, – печально взлохматил шевелюру Руслан. – Но даже не это самое страшное.

– Да что может быть страшнее???

– У МагДепа теперь появился отличный повод закрыть школу. Они, наверное, в восторге. Спорим, уже шампанское на радостях открыли.