Пламя в горах

Tekst
14
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Пламя в горах
Пламя в горах
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 23,89  19,11 
Пламя в горах
Audio
Пламя в горах
Audiobook
Czyta Светлана Сенчева
11,76 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 2

Утром меня разбудил настойчивый стук в дверь. Я подскочила с кровати, попутно осознавая, что вчерашний кошмар был явью, и мне сейчас предстоит идти морозить свою задницу в сугробах. Я подбежала к двери, пока непрошеный гость не расколол её напополам, резко дёрнула за ручку, впустив в комнату отрезвляюще морозный воздух.

– Ты с ума сошел так колотить? – разозлилась я, увидев на пороге Тимура.

– И тебе доброе утро, спящая красавица. Ты почему ещё в пижаме? Нам выходить пора, у меня и без тебя дел полно, – он задержал взгляд на моей белой футболке в области декольте, хмыкнул и продолжил, – Даю тебе пять минут на сборы, жду тебя на улице.

– Мы в армии что ли? Что за условия? Мне нужно принять душ, позавтракать и потом уже пойдем, – топнула я замершей ногой.

– Надо было раньше вставать, мы договорились на семь. Уже семь, – проворчал Тимур.

– Блин, будильник забыла поставить, – ударила себя по лбу, – Сейчас выйду, – с этими словами я захлопнула перед мужчиной дверь.

– Одевайся теплее, путь предстоит неблизкий.

Я уже было хотела открыть дверь, чтобы уточнить смысл последней фразы, но решила, что всё равно в ответ услышу только очередную колкость, поэтому, не став тратить на это время, начала впопыхах одеваться, а подробности его шоу-программы разведаю по пути. За пять минут я, конечно, не успела собраться, за что напоролась на полной злости взгляд.

– Не надо на меня так смотреть, – с гордым видом прошла мимо Тимура и направилась к склону, – Для женщины сбор меньше чем за полчаса – это уже подвиг.

– Мы не на свидание идём, и ждать тебя я не обязан, имей в виду на будущее, – заворчал он мне в спину.

– Я оплачиваю твоё время, так что будешь ждать, сколько потребуется.

– Что ж, тогда за простой возьму с тебя двойной тариф. И нам не в ту сторону.

– Но там же склоны и пункт проката инвентаря, – я удивленно посмотрела на инструктора.

– Мы не пойдем сегодня на склон, – с совершенно равнодушным видом он повернул налево от горнолыжного спуска и быстрым шагом пошёл по извилистой тропинке.

– Подожди меня, – я крикнула и побежала вслед за мужчиной, – А куда тогда мы идём? Я же говорила, мне нужны склоны и лыжи.

– Ты говорила, что тебе нужно всё самое экстремальное.

– Да. А что тут может быть более экстремальным?

– Ха, куча всего. Сейчас сплавимся по горной реке, и потом я тебе расскажу наш план на оставшиеся дни.

– Чего? – я застыла на месте, забыв, как дышать, – Какая ещё река? Я не пойду! Я не могу! Не умею, я там умру от страха.

Я тараторила без остановки, пока не увидела улыбающееся лицо Тимура. Он откровенно наслаждался моим испуганным видом.

– Расслабься, я пошутил. Не будет никакой реки, – он увидел, как я облегчённо вздохнула, и добавил – Сплавляться будем через три дня.

– Ты издеваешься? – я снова закипала, как кастрюля с супом, – Я не сдвинусь с места, пока ты не скажешь, куда мы идём.

– Какая ты вредная! С тобой никакого сюрприза не сделать.

– Ты сам один большой неприятный сюрприз для меня. Мне этого достаточно. Говори.

– А это даже приятно, – засмеялся он, – Мы идём наверх в горы.

– Зачем? Почему не на склон?

– Потому что я с твоим страхом высоты ставить тебя на горные лыжи не буду. Надо сначала справиться с твоей фобией.

– Что ты задумал? Я тебя наняла просто поставить меня на лыжи, а не проводить мне психиатрические сеансы на обрыве скалы. Почему нельзя просто показать мне технику? А дальше я как-нибудь сама. Что там сложного то? Катись себе вниз и катись.

– Сказала та, что вчера устроила целое представление на подъёмнике, – Тимур ехидно изогнул бровь и с укором посмотрел на меня.

– Уже рассказали, значит, – я обиженно вздохнула, – Ладно, веди. А может, покушаем для начала? Так сказать, чтобы поднять боевой дух.

– Вот с этим лучше подождать, чтобы твой завтрак точно остался в тебе.

– Ты меня начинаешь уже серьёзно пугать.

– Я знаю, – он злобно захохотал.

И мы начали наш подъем. Тропинка, по которой мы шли, была извилистой и очень узенькой. Если бы Тимур не шёл впереди, указывая путь, то я давно бы потерялась. Снегопад, бушевавший последние дни, укрыл все следы человеческого присутствия. Я старалась быть максимально сосредоточенной, чтобы не поскользнулся и не полететь кубарем вниз. Шла ровно в пяти шагах от Тимура, периодически цепляясь за него, когда подъем был слишком высокий для моего скромного роста. Пробирались наверх таким образом мы где-то около часа, судя по ворчанию моего инструктора, тому причиной была я, медлительная каракатица. Я раз сто услышала, что этот маршрут он сам пробегает за пятнадцать минут. Чтобы не отвлекаться на ругань, я воспринимала его голос, как звук жужжащей мухи, и становилось как-то легче. Я даже привыкла идти на фоне его бурчания и поэтому в момент, когда оно резко замолчал, я оступилась и практически упала лицом в снег, но моя муха успела меня подхватить.

– На месте, наконец! – Тимур громко вздохнул и посмотрел на меня в ожидании реакции.

И она не заставила себя ждать. Стоило мне поднять глаза наверх, передо мной предстал мой самый страшный кошмар. Мы стояли около обрыва, и где-то там внизу бурлила горная речка. Я в ту же секунду зажмурилась и села на корточки. Не в силах пошевелиться, я так и осталась сидеть, пытаясь наладить дыхание.

– Успокойся, – донеслось откуда-то сбоку, – Тебе нужно собраться и открыть глаза. На самом деле здесь нет ничего страшного, мы стоим на твёрдой земле и наслаждаемся невероятным видом.

– Ты насладись, а я пока здесь посижу, – прошептала я, пытаясь унять подступившую дрожь.

Затем я почувствовала, как сильные руки схватили меня за плечи и потянули наверх. Я встала, выпрямилась, но глаза так и не открыла.

– Слушай мой голос и делай так, как я скажу. Хорошо?

Я кивнула.

– Топни ногами, почувствуй, что ты твёрдо стоишь на земле.

Я переступила с ноги на ногу.

– Ты чувствуешь, что я держу тебя за плечи?

Я кивнула.

– Отлично. Ты в безопасности, мы крепко стоим, и ничего нас не может сдвинуть к обрыву. А теперь я расскажу, что ты сможешь увидеть, если откроешь глаза, – он на несколько секунд замолчал, потом обнял меня крепче и стал шептать на ухо, – Мы с тобой сейчас находимся в ущелье скалы. Это скала невероятных размеров, она настолько величественна, что невольно захватывает дух. Всё пространство вокруг нас будто гипнотизирует, и хочется так и стоять часами, разглядывая каждую деталь этого природного творения. Если подойти немного ближе к обрыву, то можно услышать еле уловимый шум горной реки. А если осмелиться посмотреть вниз, то даже разглядеть, как волны бьются о камни и устремляются дальше, убегая от человеческого взгляда. Разве это не фантастично?

– Да, – прошептала я, словно в трансе от его обволакивающего голоса.

– Так открой глаза и посмотри на эту красоту. Возможно, это единственный твой шанс увидеть.

Я кивнула и медленно открыла глаза. В первый момент снежинки затуманили мне весь обзор, но когда взгляд смог сфокусироваться, я увидела всё то, что так красиво описывал Тимур. И он не соврал ни в одной детали. Вокруг была сказка. Я стояла и смотрела по сторонам, пытаясь объять взглядом всю красоту, окружающую нас. И даже не заметила, как Тимур отошёл от меня и скрылся где-то в стороне.

– А теперь следующий этап, – послышался его голос где-то неподалеку, – смотреть тебе уже не страшно, теперь поработаем с ощущениями.

– Хочешь сбросить меня с обрыва? – усмехнулась в ответ.

– Не так радикально, но нервы твои пощекотать хочу. Иди сюда.

Внутри меня проснулась необъяснимая решимость, даже не задав ни одного вопроса, я аккуратно двинулась в сторону, откуда доносился голос. Когда я смогла различить силуэт Тимура сквозь метель, то увидела и главный номер его шоу-программы. Он стоял рядом с верёвочным мостом, соединяющим две стороны ущелья.

– Нет! Ни за что! – я в панике замотала головой.

– Это единственный способ перебороть страх. Ты должна пройти по этому мосту. Поверь, тебе сразу станет легче жить.

– Жить? Да я на этом мосту умру в тот же момент, когда моя нога коснется первой дощечки.

– Этого не будет. Доверься мне, – Тимур протянул мне руку.

– Довериться тебе? Я тебя совсем не знаю. А то время, что мы вместе, ты только и делаешь, что изводишь меня!

– Зато всё то время, что я изводил тебя в самолёте, ты спокойно провела весь полет в нормальном состоянии, а не впивалась своими когтями в сиденье.

Я на секунду задумалась. А может, он и прав. Я всё время так была зла на него, что совсем забыла о своем страхе.

– Ну, хорошо. Допустим, ты прав. Но сейчас мне дико страшно.

– Я буду рядом с тобой каждый шаг. Иди сюда, – он ещё раз протянул руку.

Я схватилась за неё и вплотную подошла к мостику, который медленно раскачивался на ветру. Вообще он напоминал мост из фильмов ужасов, с которого главные герои обязательно падают в пропасть из-за треснувшей деревянной доски.

– Он выглядит очень хлипким! – я завыла в голос.

– Так и задумано. Это же экстремальный аттракцион.

– То есть он крепкий на самом деле?

– Да.

– Хорошо. Давай страховку, я согласна, – я кивнула сама себе.

– Страховки нет. Это же экстрим.

– Что? – я повернулась назад и впечаталась в Тимура.

Он снова обнял меня за плечи, развернул обратно лицом к мосту и сказал:

– Я – твоя страховка. Идём.

– А почему я первая? Давай ты.

– Если я буду спереди, то даже не услышу, как ты полетишь вниз, а так хоть смогу позвонить твоим родным с печальной новостью.

– Ну, спасибо. Это самые худшие напутственные слова в жизни.

– Сейчас будет ещё хуже, – с этими словами он подтолкнул меня в спину.

Мне ничего не оставалось сделать, как шагнуть вперёд на первую дощечку. Я мёртвой хваткой схватилась за канаты, которые служили поручнями. Всеми силами старалась пробудить в себе храбрость, но где-то вдалеке слышался тихий голос мамы, которая в слезах просила меня не рисковать понапрасну. Чтобы отогнать наваждение, я яростно замотала головой.

 

– Мы здесь заледенеем, пока ты решишься сделать шаг, – меня снова ткнули в спину.

– Ну, простите, что заставляю вас ждать. У меня тут, может, момент истины происходит, можно сказать, перерождение, – я вышла из оцепенения и снова начала злиться.

– Есть места более комфортные для перерождения. А это всего лишь мост, а не жерло вулкана. Иди уже.

– Ты меня уже достал, – зарычала я в ответ и сделала шаг вперёд.

Потом ещё шаг и ещё. Я словно на автомате отключила все свои эмоции и просто шла вперёд. Взгляд был сфокусирован строго на одной точке. Я неотрывно смотрела на другой конец моста, там было моё спасение. Как вдруг сзади закричал Тимур, пытаясь переорать гул ветра.

– Остановись!

– Зачем? – я тут же встала, как вкопанная, перебирая в уме все возможные катастрофы, что могли произойти за эти минуты.

– Мы дошли до середины.

– И? Отпразднуем на том конце! – я всё также не сводила глаз со своей точки фокусировки.

– Нет, сейчас ты должна остановиться и посмотреть вниз.

– Что? Ты с ума сошел? Я тогда потеряю весь настрой.

– В этом и суть, Алиса. Ты не победила страх, ты его заглушила и прешь, как танк, не видя ничего вокруг. Посмотри вниз и встреться со своим страхом лицом к лицу.

– Это и был твой план? Довести меня до инфаркта? – теперь я уже откровенно паниковала, – Нет, я в этом не участвую. Я иду дальше.

– Тогда иди без меня, – абсолютно равнодушным голосом ответил Тимур.

– Нашёл места для шантажа! Ты же меня тут не бросишь, я уверена!

– Легко, ты попусту тратишь моё время. У меня есть дела и поважнее.

– Ты мерзкий! Вот, что я о тебе думаю! – заорала в ответ.

– Это неправда, просто ты трусиха.

Я грязно выругалась, сделала три глубоких вдоха и посмотрела вниз. Я знала, что в тот момент, стояла на мосту, вцепившись до хруста пальцев в канаты, но моё сознание падало вниз сквозь снежную бурю, всё дальше и дальше от моего тела, до момента пока я не почувствовала сильный всплеск смертельно ледяной воды, а дальше ничего. Ни боли, ни страха, ни паники. Осталась лишь я. Мне оставалось только проводить взглядом тот бурный поток воды, что уносил мой страх в неизвестном направлении. Я повернулась голову в сторону, чтобы рассмотреть всё, что происходило вокруг, и невольно улыбнулась. Потом взглянула на напряженное лицо Тимура.

– Как ты понял?

– Не ты одна в этом мире чего-то боишься.

– Спасибо тебе, – я не переставала улыбаться.

– Принимаю благодарность в денежном эквиваленте, – хмыкнул он в ответ, – А теперь пошли дальше. Буря набирает обороты, нам лучше найти местечко безопаснее.

Я снова оглянулась по сторонам и только сейчас смогла заметить, что вокруг нас действительно бушевала метель. Не став тратить время на выплеск эмоций, я снова сфокусировалась на противоположной стороне ущелья, которая практически скрылась из вида из-за усилившегося снегопада, и пошла вперёд. Вторую половину пути удалось пройти быстрее, мои ноги уже предательски не тряслись, что позволило мне увеличить скорость. И как только мы ступили на твёрдую землю, я совсем перестала сдерживать бурлящую во мне радость и запрыгала от восторга.

– Оставим ликование на потом, ветер усилился. Пойдём, нам нужно укрыться, – Тимур смотрел на меня, как на сумасшедшую.

– Но где?

– Чуть ниже есть небольшой туристический домик, как раз для таких случаев, но надо поторопиться.

– Хорошо, – уверенно кивнула в ответ, – во мне сейчас бурлит адреналин, так что я смогу и сама спуститься и тебя на себе донести.

– Мне невероятно повезло, – съязвил Тимур, – Пошли, Алиса всемогущая.

Он указал на тоненькую тропинку, спускающуюся вниз с горы, и пошёл вперёд, прокладывая мне путь. Метель становилась всё сильнее, и вскоре видимость стала минимальной. Наши голоса заглушал гул ветра, и чтобы не потерять друг друга, нам пришлось взяться за руки и двигаться в унисон. Адреналин в крови зашкаливал, только этот факт помогал мне не вернуться к своему обычному паническому состоянию. В тот момент я чувствовала себя как никогда сильной и весь путь до домика мысленно себя хвалила. В итоге я проворонила момент, когда Тимур остановился, и со всего размаху врезалась ему в спину.

– Полегче, – закричал он.

– Извини, – прогнусавила я, растирая ушибленный нос.

– Мы пришли, – он кивнул в сторону небольшой избы, – Ты заходи, ключи под пустым горшком у двери, а я сбегаю в сарай за дровами. Дом давно стоит пустой, нужно его протопить.

– Хорошо, – я кивнула и поднялась на крыльцо.

Тимур скрылся из вида, а я поспешила спрятаться от надвигающейся стихии. Горшок нашла быстро, хоть его практически полностью завалило снегом, но ключа под ним не оказалось. От мысли, что нам всё же не удастся согреться и обсохнуть, по телу пробежала зябкая дрожь. В надежде на чудо я схватилась за ручку входной двери, и к моему облегчению дверь поддалась и открылась.

Я пулей влетела внутрь и закрылась, чтобы ветер не проскользнул в дом. Немного отдышавшись, сняла шапку с головы и распустила волосы, чтобы они быстрее высохли. Огляделась по сторонам, дом был практически пустой. Из мебели имелись один стул да небольшой столик, на котором лежали недожжённые свечи и отсыревшие спички. В углу комнаты притаилась старенькая печка, возле которой на полу валялись ошметки еды. Видимо последние посетители не особо старались навести чистоту перед уходом. Я принюхалась и почувствовала какой-то неприятный запах. Наверняка где-то еще валяются стухшие остатки званого обеда. У двери, ведущей предположительно в другую комнату, вонь усиливалась. Я зажала нос рукой и толкнула ногой дверь. Мерзкий запах просто сбивал с ног, глаза слезились, а к горлу подступала тошнота. Я попыталась найти взглядом, что же источает такой аромат, но в комнате было слишком темно. Окна были закрыты плотным шторами, я аккуратно по стеночке прошла к окну и резким движением раздвинула шторы, свет залил комнату. Обернувшись, увидела на полу разложенный спальный мешок. А внутри кто-то спал. Теперь мне стало ясно, в доме поселился жилец, который не обременяет себя ритуалами личной гигиены. Я на цыпочках прокралась к двери, чтобы не разбудить неожиданного соседа, и рванула к выходу. На крыльце снова столкнулась с Тимуром.

– Что за привычка постоянно на меня налетать? – он подхватил упавшие дрова, – Пошли внутрь, на улице настоящее бедствие.

– Мы здесь не одни. У Вас там жилец и весьма вонючий, – я сморщилась и покрутила рукой у носа.

– Чего? Кто там?

– Он спит в спальном мешке, – зашептала в ответ, – Я не стала его будить.

– Сейчас разберёмся, пропусти, – Тимур вошёл внутрь и с грохотом скинул дрова на пол. Затем прошёл в указанном мной направлении, я посеменила за ним.

– Эй, товарищ! Просыпайся! – Тимур пнул ногой по спальному мешку, но ответного движения не последовало.

– А может у него обморожение, тут же так холодно, – испуганно предположила я.

Тим пожал плечами, наклонился и расстегнул молнию на мешке, которая была закрыта почти до упора.

– Какого черта? – он резко встал и отошёл к окну.

– Что? Что там? – я подошла ближе и наклонилась.

– Нет! Не смотри!

Но было поздно, я уже успела разглядеть, что внутри мешка был труп с полностью изуродованной головой. Отскочив в один прыжок к двери, я пулей вылетела на улицу. И через секунду меня настиг приступ тошноты. Было такое ощущение, что всё внутри меня хочет вылезти наружу. Следом за мной вышел Тимур. Он оказался более стойкий, но было видно, что ему тоже требуется время, чтобы восстановить внутреннее равновесие.

– Пойдем скорее отсюда, – зашептала я, прикладывая все усилия, чтобы снова не упасть на четвереньки с дикими спазмом в желудке.

Тимур молчал, и только по сжатым кулакам было видно, что он борется с собой. Я не стала на него наседать, дала ему столько времени, сколько требовалось, чтобы прийти в себя. После продолжительного молчания он повернулся ко мне и суровым голосом сказал:

– Нет. Нужно вызвать полицию.

– Вызывай, и пойдём, – я натянула шапку на замершую голову.

– Мы должны дождаться полицию, и сейчас нам не дойти до отеля. Слишком сильная метель.

– Так и полиция, значит, не сможет до нас добраться. Ты что же предлагаешь нам остаться здесь с этим… этим человеком? – сказала я, дрожащим пальцем указывая внутрь дома.

– Выбора нет. Подождём на крыльце.

– Ну, нет, – замотала я головой, – Я здесь не останусь ни на минуту! С меня на сегодня хватит. Сначала ты пытаешься меня сбросить с обрыва, потом ведёшь в дом, где лежит мертвец! Это случайно не твой прошлый ученик? – паника взяла верх, и я стала кричать, как сумасшедшая.

– Успокойся, – строгим голосом перебил меня Тимур, – У тебя истерика.

– А не должна быть?

– Что ты от меня хочешь? Думаешь, мне нравится всё это? Вообще с тех пор, как я встретил тебя в самолёте, то в моей жизни стали происходить всякие гадости.

– Так это я виновата? Поверь мне, моей самой главной мечтой является избавиться от тебя как можно скорее, – я зло топнула ногой и отошла в дальний угол крыльца.

Мы стояли в мёртвой тишине, в прямом смысле этого слово, минут пять. Я пыталась отдышаться и унять панику, которая то и дело брала верх надо мной. В моем арсенале была куча техник успокоения, в какой-то момент это стало главным спасением в моей жизни, а паника – главным попутчиком. Я закрыла глаза и представила место, где была счастлива в последний раз. Это было летом. Мы с отцом поехали летать на воздушном шаре. Я с непередаваемым восторгом смотрела, как надувают эти огромные разноцветные шары, потом один за другим они взмывали в небо. Отец выбрал для нас небольшой шар ярко-оранжевого цвета с маленькой корзинкой только для двоих. Мы летели над бескрайними полями, утопающими в цветах и зелени. Отец без конца фотографировал, открывающиеся под нами виды. Его мечтой было запечатлеть всё самое прекрасное в этом мире. На многих его фотографиях была я, и всего лишь один раз я смогла его уговорить сфотографироваться вместе. Это был именно тот день. Ту фотографию, я всегда ношу с собой с тех пор, как напоминание, что в этом мире есть счастье.

Я тихонько вздохнула, принимая спасительную тоску в сердце, и почувствовала тепло. Паника отступала, давая возможность сделать глубокий вдох. Я открыла глаза, возвращаясь в реальность, и поняла, что всё это время Тимур стоял сзади и держал меня за плечи.

– Что ты делаешь? – я отскочила от него.

– Пытаюсь помочь тебе успокоиться. Заметил на обрыве, что такой способ помогает.

– Хочешь сказать, что меня успокаивают твои объятия? Ты слишком много на себя берёшь.

– Давай уже перестанем ругаться. Извини, что нагрубил тебе. Ты здесь совершенно не при чем. Я понимаю, что ты не хочешь оставаться тут, но сейчас у нас нет другого выхода.

Я посмотрела на Тимура в поисках подвоха, но не смогла его найти. Еще никогда этот мужчина не был таким сосредоточенным и серьёзным. Его серые глаза были суровы, но в них читалась усталость.

– Ты прав, – кивнула в ответ, – Извини и ты меня. Как ты уже понял, я склонна остро реагировать на пугающую меня обстановку. Но мы сделаем всё как необходимо. Ты хотел вызвать полицию, надо бы им уже позвонить.

– Точно, – он достал телефон из кармана и посмотрел на экран, – Сети почти нет из-за метели. Надо подняться повыше. Я пойду, а ты…

– Я с тобой, – перебила в ответ, – я лучше у обрыва часик другой постою, чем здесь. Не думала, что когда-нибудь такое скажу.

Тимур слегка улыбнулся, глядя на меня. Потом натянул капюшон на голову, надел перчатки и показал рукой направление, куда нам нужно подняться.

Идти было невыносимо трудно. Снег заметал с такой силой, что не видно было даже своих собственных ног, благо подъем был недолгим. Через пятнадцать минут мы забрались на небольшой выступ, и Тимур смог дозвониться до местного отделения. Как я и предполагала, дежурный ответил, что они приедут, как только снегопад утихнет, а пока они просят нас оставаться на месте преступления, как главных свидетелей. Приняв с отчаянием тот факт, что сидеть нам с нашим мёртвым другом ещё долго, мы направились обратно к домику. Дорога туда забрала последние силы, и Тимуру пришлось буквально закидывать меня на крыльцо. Усевшись на лавку, я с мучительным наслаждением вытянула вперёд ноги, а спину облокотила на стену дома. Затем закрыла глаза и громко вздохнула, выплескивая наружу бушевавшие эмоции. Тимур последовал моему примеру и тоже пристроился рядом.

– Не понимаю, что я такого сделала, что судьба отправила меня сюда? – я заворчала не в силах больше сдерживаться.

 

– Разве ты не на отдыхе? – отозвался Тимур.

– Нет, я же говорила, что я тут по работе.

– Ах, да. И что же это за работа? Не хочешь ли ты стать лыжным инструктором?

– Хватит зубоскалить. Я должна написать статью про экстремальные зимние развлечения. Я журналист.

– Вот оно что, – Тим засмеялся, – Ты уж извини, но надо же было сделать такую глупость и доверить эту статью тебе.

– Хоть мне и обидно, но ты прав. Я терпеть не могу всё это. Будь моя воля, я бы ни за что в жизни не приехала сюда.

– Не будь такой негативной. На самом деле здесь очень мило.

– Для тебя, возможно. По всей видимости, ты любитель смертельно страшных горных склонов и хлипких мостиков, – я увидела улыбку на лице Тимура, – А этот трюк с мостом твой фирменный, я уверена. Сколько наивных дурочек ты так соблазнил?

Тим удивленно посмотрел на меня и заулыбался ещё сильнее.

– Не мало.

– Я так и знала. Так ты здесь давно работаешь?

– Сегодня первый день.

– Врёшь.

– Нет, прилетел сюда на пару недель по делам, и меня попросили помочь.

– Почему тебя?

– Я хорошо знаю эту местность. Пробежал на лыжах все склоны, прошёл по всем тропинкам.

– Ты жил здесь?

– Да, с самого рождения.

– Почему уехал?

– Это становится похоже на допрос, – Тимур отвернулся и стал смотреть на падающий снег.

– Извини, просто интересно стало, что может заставить человека уехать из такого красивого места?

– Скажу так, даже в самом великолепном месте будет тоскливо, если тебя там никто не ждёт.

– Да тут притаилась драматичная история, – присвистнула я в ответ.

– Не у тебя же одной есть тёмное прошлое, – Тимур прострелил меня лукавым взглядом.

– Что ты имеешь в виду? Моё прошлое прозрачное, как растаявший снег, – я моментально напряглась.

– Так это ты от хорошей жизни такая трусиха?

– Много ты понимаешь в человеческих страхах. Иногда страх – это просто страх.

– Неа, всегда есть что-то. Так какая твоя история? – он внимательно стал изучать моё лицо.

Его взгляд был настолько пронизывающий и внимательный, что я невольно отклонилась назад, машинально пытаясь закрыться и не подпускать его ближе.

– Один общий труп не делает нас друзьями, так что давай оставим задушевные беседы и вернемся к суровой реальности.

Пока я говорила, Тимур не сводил глаз с моих губ, потом еле заметно улыбнулся каким-то своим мыслям и, молча, кивнул.

Я даже на мгновение смутилась, не зная, как реагировать на его поведение, но появившиеся из-за деревьев полицейские, спасли меня от неловкого разговора.

– Здравствуйте, – сказали запыхавшиеся мужчины, когда поднялись на крыльцо, – Где он?

– Внутри, – Тимур открыл дверь.

– Оставайтесь здесь, – с этим словами полицейские прошли внутрь.

Мы стали ждать, прислушиваясь к их разговорам, но в основном они говорили о чем-то своём. Минут через тридцать полицейские вышли обратно к нам.

– Мы всё осмотрели, дом сейчас опечатаем. Чуть позже пришлём людей за телом.

– Как скажете, – Тимур кивнул, – Мы можем идти?

– Нет, есть несколько вопросов, и вы должны подписать пару бумажек.

Дальше ещё минут двадцать, стоя на морозе, мы рассказывали во всех подробностях, как нашли мёртвого бедолагу.

– Последний вопрос, – наконец, сказал один из полицейских, – Мы нашли документы в кармане убитого.

– Убитого? – забормотала я заледеневшими губами.

– Конечно, у него голова прострелена, разве могут быть сомнения? – со снисходительной усмешкой взглянул на меня мужчина.

– И правда, от холода не соображаю совсем, – мне стало стыдно за свою глупость.

– Так какой вопрос? – перебил нас Тимур.

– Документы на имя Кирсанова Филиппа Борисовича. Вам знакомо это имя?

Тимур резко отступил на шаг. Он будто потерялся в пространстве, всё пытался что-то сказать, но никак не мог.

– Тим, что с тобой? – я взяла его за руку.

– Так вы знаете этого человека?

– Да, – прохрипел он в ответ, – Это мой друг.

– Ясно. А вы тоже с ним знакомы? – полицейский посмотрел на меня.

– Нет, впервые слышу это имя, – сказала я, не отрывая взгляда от побелевшего Тимура.

– Хорошо. Сделаем так. Сейчас сюда приедет бригада за телом и отвезёт его в морг. Вы возвращаетесь в отель, а вечером мы вызовем вас на опознание, – мужчина смотрел на Тима.

– А мне что делать? – пропищала я, напоминая о своём присутствии.

– А вы пока отправляйтесь в отель и продолжайте отдых. К вам вопросов больше нет, по крайней мере, сейчас. С курорта не уезжать до официального разрешения.

– Но…

– Всё, – полицейский прервал меня, – У нас полно дел. Уходите.

– Идем, – Тимур, наконец, вернулся в реальность, крепко сжал мою руку и повел в сторону отеля.

Я не успела глазом моргнуть, а мы уже пробежали километра два вниз. На протяжении всего пути Тимур не отпускал мою руку, он практически волочил меня за собой. Когда вдали показался мой дом, я уже была в полуобморочном состоянии, и наплевав на своего хмурого попутчика резко остановилась.

– Я не могу больше так бежать, – вырвала руку из его ладони и согнулась пополам, опершись на колени, – Меня не готовили к горному марш-броску.

– Извини, я не подумал об этом, – Тимур вздохнул и закрыл глаза ладонью, – Мне просто необходимо было уйти оттуда скорее.

Я взглянула на Тима, он ходил из стороны в сторону, как метавшийся лев, запертый в клетке.

– Мне жаль твоего друга, – неуверенно произнесла я, – Вы были близки?

– Мы дружили с детства.

– Соболезную.

– Спасибо,– Тимур глубоко вздохнул, – Ладно, пойдём. Провожу тебя до дома.

Я кивнула. Остаток пути мы больше не говорили, я чувствовала, что Тим был полностью погружен в свои собственные мысли и человеческое вмешательство сейчас последнее, что ему было нужно. Только лишь у дома я прервала молчание:

– Спасибо тебе. И я понимаю, что тебе сейчас не до меня, так что если ты не захочешь больше со мной заниматься, ничего страшного. Я сама как-нибудь.

– Хорошо, пока! – Тимур махнул мне рукой и пошёл в сторону главного корпуса.

Прощание было так себе. Хоть я и понимала, что он сейчас находится в состоянии шока, но всё равно в груди что-то предательски кольнуло, когда он так холодно попрощался, даже не взглянув на меня. Проводив его взглядом, я вошла в свой номер. Не раздеваясь, рухнула на кровать и закрыла глаза.

Что за день! Я даже не могу понять, как смогла всё это выдержать. Еще неделю назад главным моим страхом было пропустить автобус и опоздать на работу. И вот сейчас я лежу спокойная, как удав, после того, как прошлась по хлипкому мосту над пропастью и столкнулась лицом к лицу с мертвецом. Что я сейчас чувствую? Страх? Панику? Отчаяние? Нет. Я чувствую голод. Зверский голод.

Я подскочила с кровати, будто только что проснулась и полна сил, снова натянула шапку до самых ушей и вышла на улицу. В планах было посидеть в кафе и написать начало статьи, благо впечатлений уже набралась целая гора, похлеще здешних.

Устроившись у окна, я сделала заказ. Пока ждала свой обед, стала обдумывать, с чего бы начать описывать свои приключения, но творческий порыв был прерван телефонным звонком.

– Привет, Алиса! Как продвигается статья?

– Добрый день, Алёна Игоревна! Как раз пишу её.

– Похвально, что времени зря не теряешь. Не забудь, что я хочу пощекотать нервы нашим читателям, так что напиши что-нибудь захватывающее.

– Что думаете насчёт трупа в спальном мешке? Достаточно захватывающее?

– Что? Труп?

– Да, сегодня у меня был поистине непростой день.

– А кто это? Может, какой-нибудь миллионер? Это было бы чудесно! – полным энтузиазма голосом заверещала начальница.

– В каком смысле?

– Эх, Алиса! Какая ты ещё зелёная! Ты представь, какой у тебя материал на руках, если этим трупом окажется какая-нибудь медийная личность.

– Но мы же пишем о моде и красоте. Насколько помню, у нас нет в журнале колонки «Труп месяца».

– А это и не нам в журнал. Я знаю кучу людей, которые купят такую статью за сумасшедшие деньги. Так кто это?

– Не думаю, что это кто-то известный. Я это имя нигде не встречала. Полицейский сказал, что в кармане нашёл документы на имя Кирсанова Филиппа Борисовича.

– Что? – в трубке послышался грохот, судя по звуку, упала либо начальница, либо шкаф.

– Алёна Игоревна, с вами всё в порядке?

– Кирсанов Филипп? Хомякова, ты совсем с головой что ли не дружишь? Это же сын владельца этого курорта. Он пропал две недели назад.

– Правда? – я ахнула.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?