Утраченное сокровище

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Утраченное сокровище
Утраченное сокровище
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,29  25,83 
Утраченное сокровище
Audio
Утраченное сокровище
Audiobook
Czyta Марина Никитина
20,57 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Утраченное сокровище
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Holly Webb

The Hounds Of Penhallow Place 2: The Lost Treasure

Text copyright © Holly Webb, 2017

Illustrations copyright © Jason Cockcroft, 2017

The right of author/illustrator has been asserted.

All rights reserved.

© Кузнецова Д., перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

1. Лето секретов


– Мы можем спуститься в бухту искупаться, – предложила Полли.

Рекс в ответ лишь лениво махнул лапой, давая понять, что слышал. Его разморило на солнышке, он лежал, развалившись, на спине и вовсе не собирался никуда идти. Но Полли была неумолима. До конца каникул оставалось три недели, и она буквально чувствовала, как время утекает сквозь пальцы. Ей хотелось приключений, хотелось увидеть что-нибудь новое и интересное, а не просто валяться на солнце. Правда, псу этого не объяснишь. А в особенности псу-призраку, который такой древний, что и сам не знает, сколько точно ему лет.

Полли тяжело вздохнула и заглянула за куст роз, чтобы удостовериться, что никто из посетителей, гуляющих по саду, ее не услышал.

– Наверняка на пляже будет полно людей, устроившихся там на пикник, – добавила она уныло. – Уже почти обед… Что случилось? – Полли не обратила внимания, что Рекс перевернулся и теперь сидел, положив свою вытянутую серую морду ей на плечо. Пес лизнул девочку в щеку. – Похоже ты чем-то недоволен.

Полли задумчиво оттолкнула мокрый нос друга.

– Я не знаю. Просто я проснулась сегодня утром и вспомнила, что больше половины каникул уже прошло. Вот и все. – Рекс молчал, и Полли заглянула ему в глаза. – Я скоро пойду в школу.

– Тебе придется уехать? – спросил пес, понурив голову.

Полли внимательнее пригляделась к своему другу. Бедняга как-то весь поник. Его крупная голова волкодава понуро висела между передними лапами, а кости плеч выпирали из серебристо-серой шерсти. Внезапно Рекс стал выглядеть каким-то отощавшим и грустным.

– Рекс! Что такое? – Полли обхватила друга за шею, с облегчением почувствовав его тепло и собачий запах. Чем больше времени Полли и Рекс проводили вместе, тем реальней становился он для нее. Могла ли она представить, что когда-то его силуэт расплывался и бледнел по краям?



– Ты уедешь.

– Нет! – Полли крепче обняла Рекса, а затем отклонилась, чтобы поймать его взгляд. – Нет-нет, ты не понимаешь. Я пойду в школу здесь, в нашей деревушке. – Она с тревогой посмотрела на него. – Ты подумал, что меня отправят в школу-интернат, как Уильяма?

Рекс кивнул. Он все еще не сводил с нее глаз, в которых светилась тревога, но уши у него немного поднялись.

– Уильям был из рода Пенхэллоу и очень богат, поэтому родители и отправили его в такую школу. В те времена многие состоятельные семьи отсылали своих детей учиться в подобные учебные заведения. В любом случае моя мама не смогла бы себе позволить школу-интернат. Да и я бы не поехала, честное слово. Ненавижу такие школы.

Уильям, призрак, обитающий в одной из детских Пенхэллоу-холла, был отправлен родителями в школу-интернат в семь лет. Полли с трудом могла себе представить, как можно в таком юном возрасте покинуть дом. Он оставил родителей, любимого пса Магнуса. Должно быть, это было ужасно, хотя сам Уильям никогда не жаловался.

Полли почесала Рекса за ухом и вздохнула.

– Но меня все равно не будет дома целый день. Думаю, я буду возвращаться не раньше четырех.

Рекс сел прямо, а его хвост застучал по земле:

– Но мы же будем встречаться вечером. И гулять ночью. Школа ведь не на целый день?

– Нет, конечно. А еще у нас будут выходные. Прости, Рекс, не хотела тебя расстраивать. Вероятно, те дети, с которыми ты общался, все учились в школах-интернатах.

– Или вообще не ходили в школу, – добавил Рекс. – Значит, твоя новая школа здесь, в деревушке?

– Да. И скоро мне придется поехать в город, чтобы купить форму. Мама отвезет меня. – Полли скорчила недовольную гримасу, а Рекс засопел ей в ухо. Полли захихикала.

– Итак, чем займемся, Полли?

Полли моргнула – она так расстроилась из-за школы, что почти забыла о том, что собиралась отправиться навстречу приключениям. Но потом радость от предвкушения новых открытий так захватила ее, что она подпрыгнула на месте.

– А мы можем, – от волнения она еле могла говорить, – отправиться будить остальных собак? – Полли с надеждой посмотрела на Рекса. Их ждет столько приключений и нерассказанных историй. Уж она это точно знает.

Рекс некоторое время смотрел на Полли, а затем замахал хвостом:

– Но кого именно? В поместье так много спящих собак. – Пес посмотрел на дом, провел взглядом по веренице окон. В задумчивости пошевелил ушами. – Можно было бы начать с портретов в библиотеке или гостиной. Или с фигурок, украшающих главную лестницу. Там достаточно собак. Ну и, конечно, не забыть мозаики в фолли[1].

– Где? – не поняла Полли. – А, ты про тот забавный каменный храм? – Она помотала головой. – Не думаю, что мы сможем туда пойти. Там устраивают детские мастер-классы, где детей учат создавать собственные мозаики. Мама говорила, что эти мастер-классы оказались такими популярными, что все места были заранее забронированы. Мама очень обрадовалась, ведь это была ее идея проводить мероприятия на территории поместья. Она хотела, чтобы я тоже пошла, но я решила провести время с тобой. Там везде будут люди. И даже если они не могут видеть тебя, то услышат, как я разговариваю с тобой. Здесь не протолкнуться, все посетители хотят полюбоваться розами.

Розовый сад был одним из любимых мест Рекса в имении. К тому же он находился неподалеку от террасы, где стояла статуя пса, стоило лишь спуститься вниз. Именно там Полли и Рекс впервые встретились вскоре после того, как она приехала в Пенхэллоу-холл. Но, к сожалению, это было и одно из самых популярных мест у туристов. Рекс задумчиво наморщил нос:

– Может, тебе стоит пойти на этот… мастер-класс? Ты должна больше времени проводить с мамой.

– Ну, мамы там все равно не будет, она просто организатор. В данный момент она занята тем, что готовится к новой выставке.

Рекс фыркнул, а Полли ему улыбнулась. С тех пор как она сказала маме, что та слишком много времени уделяет работе, все изменилось.

– Она не хотела забывать обо мне. Просто ей очень нравится здесь работать, к тому же это помогает забыть о смерти отца. – Полли вздохнула. – Жаль, что мы не можем рассказать маме про тебя. Ты ей понравишься, когда она, конечно, отойдет от шока. Только представь, мама сможет расспросить о доме кого-то, кто такой же древний, как и само поместье. Это даже лучше, чем все эти старые документы семейства Пенхэллоу, от которых она в таком восторге.

Рекс встал и пошел по направлению к дому.

– Я не знаю, – произнес он, когда Полли присоединилась к нему. Он посмотрел на дом. – Не уверен, что твоя мама поверит. По какой-то причине ты единственная, кто может меня видеть. Я до сих пор не понимаю, как так вышло и почему, но я все равно этому рад. Я чувствую себя таким живым, каким не чувствовал на протяжении многих лет. И не только я ожил, между прочим. Оживают и другие собаки… Кстати, если хочешь разбудить кого-то еще, будет проще это сделать с теми, кто уже просыпался. Ты видела таких?

Полли задумчиво произнесла:

– Я точно не уверена. Мне кажется, я что-то такое замечала краем глаза. Особенно ночью, когда тайком спускалась к тебе. Полагаю, в лунном свете лучше видно… – Она запнулась, не зная, как их назвать. Ей не хотелось называть Рекса призраком. Это слово ему точно не подходит. Он был слишком реальным, теплым, живым, забавным. А призраки обычно страшные, пугающие. – …Неясное, то, что не увидишь в другое время. Иногда мне даже кажется, что собаки виляют хвостами. Совсем чуть-чуть.

– Точно. – Рекс выглядел довольным собой. – Я же тебе говорил, что все больше псов Пенхэллоу-холла просыпается.

– Вчера в Китайской гостиной мне показалось, что фарфоровая собачка вот-вот со мной заговорит. – И Полли улыбнулась при воспоминании о забавной сплющенной мордочке собачки. Когда бы она ни входила в гостиную, фарфоровая собачка первой бросалась ей в глаза. То же было и с посетителями: они улыбались необычной маленькой синей статуэтке, протягивали руки, чтобы коснуться ее, но затем вдруг вспоминали, что это бесценный антиквариат, который запрещается трогать, и прятали руки в карманы.

– Пойдем разбудим его? Или ее. Мне почему-то кажется, что это она, – предложила Полли, но затем покачала головой. – Нет, сейчас в Красной гостиной будет полно народу. Все красивые безделушки, которые Пенхэллоу привезли из Китая, выставлены там. И мама тоже там. В этой комнате много семейных портретов, примерно одной и той же эпохи. И мама пытается выяснить, кто из членов семьи начал коллекционировать все эти вещи. Она хочет устроить отдельную выставку и назвать ее «Сокровища Китая».

Рекс повернулся к Полли:

– А мы не можем забрать оттуда фарфоровую собачку?

Полли захихикала:

– Можешь представить, что скажет мама, если я попрошу у нее эту статуэтку на пару минут…

Рекс обиженно запыхтел:

– Не могу. Я до сих пор не привык ко всем этим посетителям в моем доме. – Пес с раздражением посмотрел на двух пожилых леди, которые шли мимо, любуясь розами. Одна из них обернулась и подмигнула Полли. Но вдруг смутилась, отвернулась и продолжила идти по дорожке.

 

– Она тебя видела! – зашептала Полли Рексу. – Как ты думаешь? На мгновение?

– Нет… – Рекс мотнул головой. – Думаю, она просто почувствовала мой гнев. Мне надо быть осторожнее.



Полли вздрогнула. Она и забыла, каким странным бывает ее друг. Даже если она и не хотела называть его призраком, он тем не менее не был обычным псом. Пенхэллоу оказался буквально наводнен ожившими предметами истории – предметами, которые ходят, разговаривают и иногда виляют хвостами. Правда, пока она встретила только Рекса, Магнуса и Уильяма.

История Уильяма чрезвычайно грустная. Он погиб во время Первой мировой войны, сражаясь где-то в Бельгии. Тогда ему было лишь шестнадцать. Перед смертью он успел повидать столько ужасов, что его призрак решил вернуться в Пенхэллоу, туда, где он провел свои детские годы, где был счастлив и любим.

Если верить словам Рекса, в Пенхэллоу было много призраков – или воспоминаний. Но что, если не все из них такие дружелюбные? Впрочем, это не останавливало Полли. Она по-прежнему страстно хотела найти и разбудить новую собаку.

– Давай подождем, пока не наступит ночь, – предложила она шепотом. – Дом сейчас битком набит людьми. Я поставлю будильник на четыре утра. В это время уже светает, но еще слишком рано, чтобы нам могли помешать работники поместья. Поднимись наверх и перекуси со мной, – сказала Полли.

Рекс принюхался.

– Я бы с удовольствием. А у тебя есть чипсы? Они так вкусно пахнут.

– Ой! Извини. – Полли потерла ухо. – Я и забыла, что ты не можешь есть.

– Я бы смог, наверно, если бы попробовал, – задумчиво пробормотал Рекс. – Нет… Лучше не надо. Я, пожалуй, вернусь в статую и вздремну, раз мы собираемся гулять сегодня ночью. Тебе бы тоже не мешало. – Он коснулся своим влажным носом щеки девочки. – До встречи!

* * *

После обеда Полли собиралась лечь поспать. Они с мамой занимали небольшую квартирку в одной из башен поместья. Эта квартира была одним из плюсов проживания в Пенхэллоу. Квартира полностью принадлежала им, но тем не менее являлась частью этого роскошного старого особняка. Полли пришла в восторг от неправильной формы спальни и круглого окошка.


Но сейчас Полли не могла уснуть. Она была слишком взбудоражена предстоящим ночным приключением. В конце концов она сдалась и спустилась в Красную гостиную, чтобы снова взглянуть на фарфоровую собачку.

– Привет, мам! – Полли прошла мимо семейства, рассматривающего изящный деревянный комод, покрытый глянцевым красным лаком.



Мама оторвалась от записей, которые она делала, и просияла:

– Полли! Тебе что-нибудь нужно, милая?

– Нет, я просто заглянула сюда. Это он? – Полли кивнула на портрет мужчины с серьезным, задумчивым лицом, возле которого ее мама делала заметки. – Тот, о ком ты мне говорила?

– Да, Лоуренс Пенхэллоу. – Мама вздохнула. – Бедняга. Полагаю, портрет был написан после его возвращения из Китая. Для него это путешествие стало кошмаром. В Китай он поехал с дипломатической миссией, и она завершилась не слишком успешно. Тогда, в восемнадцатом веке отношения между Британией и Китаем были довольно напряженные. Ему, вероятно, нравилось путешествовать, он находил это увлекательным, но как, должно быть, он скучал по своей семье… – Мамин голос дрогнул, и Полли прижалась к ней, чтобы ободрить. Для них обеих говорить о чем-то, что могло вызвать воспоминания об отце, было до сих пор трудно. Прошел год с тех пор, как отец Полли погиб. Он ехал на велосипеде, когда его сбил грузовик.

– Спорим, он очень скучал, – шепотом согласилась Полли.

– Хм. Он оформил эту комнату в китайском стиле, – пояснила мама. – Привез из путешествий украшения и мебель. А еще разбил китайский сад, ты знала об этом?

Полли удивленно посмотрела на маму.

– Нет… Никогда его не видела. И Стефан мне о нем тоже не рассказывал.

Стефан, главный садовник, обещал ей показать часть сада, которая закрыта для публики, но так и не нашел на это время. Он был таким же занятым, как и ее мама.

– Этот сад нуждается в реставрации. Стефан мечтает этим заняться, говорит, что он мог бы стать очень красивым, но у него не доходят руки. Можно повторить рассадку растений, как на рисунках дочери Лоуренса Пенхэллоу. Мы нашли ее эскизы. – Мама счастливо улыбнулась. Для тех, кто любит старые письма и дневники, Пенхэллоу – идеальное место. Похоже, здесь никто ничего никогда не выбрасывал. – Лоуренс Пенхэллоу приложил руку и к саду. В нем он увековечил свои воспоминания о путешествии в Китай.

Полли перевела взгляд на портрет Лоуренса Пенхэллоу. Темные глаза мужчины внимательно смотрели с картины.

– Как будто он смотрит сквозь меня куда-то еще, – пробормотала Полли и почувствовала, как мамина рука сжала ее ладонь.

– Я понимаю, что ты хочешь сказать, – кивнула мама. – Мне тоже интересно, о чем он думает. Еще одна загадка. – Она улыбнулась Полли. – Порой мне кажется, что в этом доме их немало.

* * *

В первые часы новых суток Полли сбежала вниз по лестнице, оказавшись в основной части дома. Темная фигура отделилась от теней и присоединилась к ней. Теплый мокрый язык коснулся руки девочки. Полли потрепала Рекса за ушами и заметила, что к ним направляются еще две фигуры.

– Привет, – прошептала она Уильяму, который крался по коридору. Фонарик Полли высветил портреты на стенах. – Ты хочешь помочь нам разбудить китайскую собачку? Ты слышал, как мы о ней говорили? – Полли не знала, часто ли Уильям бродит по дому, потому что большую часть времени он проводил в своей детской. Но тем не менее он мог появляться и в других частях дома, и в садах, и на пляже. Однажды он даже поднялся к ней в комнату, но только когда она его пригласила. Теперь, когда он привык к Полли, ему даже, похоже, нравилась ее компания. Мальчик приходил поздороваться раз в несколько дней, пусть даже их разговоры длились недолго.

– Я рассказал Магнусу, – сообщил Рекс. Магнус, еще один ирландский волкодав, спал в статуе напротив статуи Рекса.

– Какая именно фарфоровая собачка? – уточнил Уильям. – В гостиной моей бабушки было полно статуэток стаффордширских спаниелей.



– Нет, это китайская статуэтка. В Красной гостиной.

– Что? Ты имеешь в виду того синего монстра на камине?

– Тсс! – шикнула на него Полли.

– Да уж. Страшилище с выпученными глазами.

– Может, тебе лучше не ходить с нами? – нахмурилась Полли. – Я-то думала, тебе интересно найти еще одну собаку в Пенхэллоу. Но если ты будешь грубить, она не станет разговаривать с нами. – Девочка повернулась к Рексу и Магнусу. – Интересно, собака будет выглядеть как ее статуэтка? Ты, Рекс, выглядишь точной копией своей статуи, а вот Магнус нет. Он просто жил в твоей статуе, поскольку они парные…

– А вот и неправда, – мрачно заметил Магнус. – Я похож на свою статую. У той только нос немного длинноват.

– Это потому что у тебя приплюснутый нос, – пробормотал Рекс. – И да, Полли, я думаю, что собачка будет выглядеть так же, как и статуэтка, в которой она спит. Но только не синяя. По крайней мере, я на это надеюсь…

– Значит, это будет маленькая собачка? – Полли была уверена, что высотой статуэтка не больше тридцати сантиметров. Вероятно, это будет какая-нибудь порода вроде таксы.

Рекс громко вздохнул:

– Ты задаешь слишком много вопросов. Может, да, а может, и нет. Думаю, это диванная собачка. Одно из тех пушистых созданий, которых в свое время было полно в доме. – Рекс фыркнул, и в лунном свете Полли заметила хмурое выражение его морды. Ей внезапно стало жалко собачку, которую им предстояло разбудить.

1Каприз, или фолли – небольшое забавное или экстравагантное здание, которое украшает дворцовые и парковые ансамбли. (Прим. пер.)
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?