Говорящий карман

Tekst
9
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Говорящий карман
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Holly Webb

ANIMAL MAGIC #7: MOUSE MAGIC

Text copyright © Holly Webb, 2011 Original edition published and licensed by Scholastic Ltd.

Иллюстрация на обложке Алексея Вайнера

© Покидаева Т., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке. Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет за собой уголовную, административную и гражданскую ответственность.

* * *

Джону, Тому, Робину и Уильяму


Глава 1

Лотти и Руби шли быстрым шагом по вечернему Нитербриджу. Софи, Лоттина такса, вертелась у них под ногами, ее длинные уши развевались на холодном ноябрьском ветру Подруги ходили на Нитербриджский холм и немного припозднились. Дома их наверняка уже ждали – мама готовила праздничный ужин, ведь сегодня у Лотти день рождения! – но Лотти была уверена, что мама на них не обидится. И вообще жаль, что она не смогла пойти с ними и не увидела единорогов.

– Теперь так рано темнеет, – сказала Руби, когда они уже подходили к зоомагазину. – Совсем по-зимнему. И холодно тоже по-зимнему.

Лотти зябко поежилась:

– Если бы в выходные было так же холодно, как сейчас, нам не пришлось бы ехать в Линфорд на каток. Можно было бы кататься на коньках прямо здесь, на реке.

Буквально за пять шагов от двери магазина Руби остановилась и схватила Лотти за рукав:

– Лотти, спасибо, что ты показала мне единорогов. Это было волшебно! Они такие красивые!

Лотти улыбнулась и быстро обняла Руби:

– Они потрясающие, скажи? Наверное, это был лучший подарок на день рождения.

Сегодня ночью, уже под утро, Лотти приснился сон: призрачный голос Космоса, черного единорога, рассмеялся ей в ухо и сказал: «С днем рождения!» Она проснулась с твердой уверенностью, что ей надо пойти на Нитербриджский холм, и еле дождалась конца уроков. Казалось, они никогда не закончатся.

И вот теперь Лотти вошла в зоомагазин и блаженно зажмурилась, вдохнув теплый, пусть и слегка душноватый и чуть отдающий мышиным запахом, но такой родной и знакомый воздух. Она прислонилась спиной к стеклянной двери и улыбнулась. До сих пор с трудом верится, что она здесь живет. Как же ей повезло!

Неудивительно, что Лотти чувствовала себя такой невероятно счастливой. Ей сразу понравился «Зоомагазин Грейса», даже когда они жили здесь только втроем: ее дядя Джек, его сын Дэнни и она, Лотти. Она очень любила животных, и поселиться прямо в магазине – о таком можно было только мечтать! Пусть даже в самом начале дядя Джек и Дэнни вели себя странно и скрытно.

Впрочем, вскоре все выяснилось. Дядин зоомагазин не был обычным зоомагазином. Здесь жили только волшебные животные, которые умели говорить – причем некоторые из них очень любили поговорить. Дядя Джек и его брат, Лоттин папа, происходили из рода чародеев, магия которых позволяла им взаимодействовать с волшебными животными, и Лотти унаследовала от папы магические способности. Она тоже была волшебницей!

И теперь дядин зоомагазин превратился для Лотти уже в настоящий дом. Во-первых, здесь ее папа. Вот он, сидит за прилавком – вылитый дядя Джек, только более загорелый. И что самое удивительное и чудесное: мама тоже здесь, готовит Лоттино любимое блюдо – картофельную запеканку с мясом. Для большинства людей, подумала Лотти, в этом нет ничего странного и удивительного. Но ее папа долгое время считался погибшим, и его не было дома целых восемь лет. Еще две недели назад ее мама жила и работала в Париже. Собственно, из-за маминой работы Лотти и пришлось поселиться у дяди в Нитербридже. Сначала Лотти сердилась на маму и думала, что та ее бросила, сплавив папиным родственникам. Но теперь она поняла, что приезд в Нитербридж стал самым лучшим событием в ее жизни.

Мама готовила картофельное пюре и что-то тихонечко напевала себе под нос, но когда Лотти и Руби вошли в кухню, сразу же повернулась к ним. Лотти увидела мамино сияющее лицо, и от радости ей захотелось прыгать и громко петь. Мама так хорошо улыбалась, к ее щеке прилип комочек пюре, волосы, собранные в хвост, растрепались. Лотти никогда не видела маму такой красивой. Папа сидел за столом и старательно делал вид, что изучает каталог кормов для животных, но на самом деле любовался мамой. Они пока не воссоединились как пара – они слишком долго были в разлуке, целых восемь лет, и теперь заново узнавали друг друга, – но Лотти не теряла надежды.

– Вы их видели? – спросила мама, глядя на Лотти сияющими глазами.

Лотти медленно кивнула. У нее было странное чувство, словно все происходит во сне. Ее мама, которая никогда не любила животных и уж точно не верила в чудеса, теперь спрашивает у нее, видела ли она единорогов!

Единороги жили в потайном волшебном лесу у подножия Гималаев. Лоттин папа, потерявший память из-за чар злой колдуньи Пандоры, прожил с ними восемь лет. Он почти превратился в единорога, но пробудившаяся магия Лотти – которую она унаследовала от папы – вернула его домой. Девочка думала, что странные сны о серебряном единороге – это действительно просто сны. Она даже не знала, что потихонечку отменяет заклятие, которое наложила на папу Пандора.

В такую историю ее прежняя, благоразумная и очень практичная мама ни за что бы не поверила. Лотти только потом узнала, что мамино неверие в магию происходит отчасти из-за происков злой колдуньи Пандоры. Оказалось, что до того, как он встретил маму, Пандора была папиной девушкой, и после того, как они расстались, она затаила на него злобу. Она безумно его ревновала и поэтому подстроила все так, чтобы Лоттин папа уехал на поиски единорогов в волшебный лес в Гималаях, где Пандора устроила ему ловушку. И еще она сделала так, что разум его жены, Лоттиной мамы, стал невосприимчивым к магии. Но теперь Пандора сама исчезла в волшебном лесу – ее превратили в единорога, и она уже никогда никому не сможет причинить зла.

Из-под стола показались мягкие серые уши, а потом – очень медленно – серовато-розовый нос и два черных серьезных глаза. Кролик Барни решил посмотреть, чем занимается его самый любимый на свете человек.

– Привет, Барни, мой хороший, – Лоттина мама погладила его по ушам тыльной стороной ладони. Барни помог маме вспомнить, что она все-таки любит животных. Он ей сразу понравился, и они подружились, даже когда мама еще не знала, что он говорящий. Но чтобы мама погладила животное в процессе приготовления еды – такого Лотти не видела еще никогда! Она понимала, что это хороший знак, но все равно они с дядей Джеком потрясенно переглянулись. Не то чтобы они этого не одобряли… Дядя Джек обычно возился на кухне с филином на плече и, вполне вероятно, парой-тройкой мышей в волосах. Филин Гораций на самом деле был замаскированным фениксом, но Лотти почему-то не сомневалась, что фениксы тоже не очень гигиеничны. В этом смысле они мало чем отличались от обычных филинов и прочих птиц.

– Если можно, побольше масла, – заметила Софи, которая вынырнула из-под стола с другой стороны и окинула критическим взглядом кастрюльку с картофельным пюре. – Пюре, мне кажется, суховато.

Мама возмущенно приподняла бровь, но потом пожала плечами и задумчиво перемешала пюре большой деревянной ложкой.

– Если только совсем чуть-чуть, – согласилась она.

Софи кивнула, пристально наблюдая за тем, как мама добавляет в пюре еще кусочек сливочного масла, потом шумно втянула носом маслянистый пар, поднимающийся от кастрюльки, и блаженно зажмурилась.

– Magnifique[1]. – Она резко открыла глаза и строго взглянула на Лоттину маму. – Хотя это, конечно, не французская кухня.

– Конечно нет. – Мама поднесла к носу Софи ложку с пюре. – То есть сегодня ты есть не будешь?

– В чужой монастырь… – проговорила Софи страдальческим голосом. – Я никогда не отказывалась от еды. Никогда.

– Пахнет вкусно, – сказала Лотти и быстро обняла маму одной рукой, чтобы не мешать ей готовить. – Скоро будет готово? На улице холодно, и я ужасно проголодалась.

– Я тоже, – добавила Руби. – Похоже, будет вкусно.

Что там единороги? Как тебе показалось, у них все в порядке? – спросил Лоттин папа с легкой тоской в голосе. – Там был весь табун?

– Кажется, да. – Лотти задумалась, пытаясь вспомнить и сосчитать. – Минимум пятьдесят единорогов. Они промчались по склону долины. Это было волшебно! Руби так разволновалась, что чуть не упала.

– Я никогда раньше такого не видела. – Руби села за стол и о чем-то задумалась, подперев подбородок кулаками. Она улыбалась.

– Ну вот. – Мама выложила пюре поверх мясного фарша и поставила все в духовку. – Скоро будет готово.

– А где Дэнни? – спросила Лотти. – У себя наверху?

Дядя Джек кивнул:

– Сидит в своей комнате.

– Девочки, вы не хотите переодеться? – спросила мама подчеркнуто бодрым голосом. Лотти поняла намек. Дядя Джек и так сидел мрачный как туча. Похоже, Дэнни опять сделал что-то не то. Может быть, нагрубил Лоттиной маме – в который раз. С тех пор как родители девочки поселились в зоомагазине, Дэнни стал раздражительным и угрюмым. Это очень огорчало Лотти. Мама Дэнни умерла несколько лет назад, и это объединяло их с Лотти: у него был только папа, у нее – только мама, и они оба знали, что значит потерять одного из родителей. Но теперь у Лотти опять была полная семья, и Дэнни яростно, жутко завидовал.

 

Руби принесла с собой платье, чтобы переодеться к праздничному ужину, и они с Лотти пошли наверх. Софи, конечно, пошла вместе с ними. У нее была целая коллекция ошейников с блестками, и она тоже хотела принарядиться.

– Здорово, когда можно устроить семейный праздник, – сказала Руби.

Лотти улыбнулась:

– Да, очень здорово. Мама всегда готовила что-нибудь вкусное на мой день рождения, но мы были только вдвоем. А в этом году нас будет так много! И я уже справила свой день рождения с тобой и с девочками из школы – на катке в прошлые выходные, – сказала Лотти, пытаясь пригладить щеткой свои непослушные темные кудряшки. – Я себя чувствую прямо избалованной принцессой.

Софи решительно вклинилась между Руби и зеркалом:

– Да, мне определенно идут красные стразы. Лотти, застегни мне ошейник. – Она грациозно вытянула шею, не отрывая глаз от зеркала. – Merci, ma petite[2]. Ну что, вы готовы? – Обернувшись к девчонкам, она окинула их командирским взглядом и вышла из комнаты, сверкая стразами. Лотти с Руби переглянулись и, пряча улыбки, поспешили следом за Софи.

У подножия лестницы дядя Джек выговаривал Дэнни:

– …Лоттин день рождения! Веди себя прилично! – Услышав цокот коготков Софи по деревянным ступенькам, он тут же умолк и затащил Дэнни в кухню.

– Он все такой же противный? – шепотом спросила Руби. Обычно они с Дэнни неплохо ладили – раньше они учились в одной школе, но в этом году Дэнни перешел в среднюю школу и теперь ездил учиться в соседний город.

– Ужасно противный, – тоже шепотом ответила Лотти. – Но я, кажется, знаю почему. – Она тихонько вздохнула. Она очень надеялась, что Дэнни скоро привыкнет к тому, как все стало сейчас. Потому что иначе… Нет, лучше об этом не думать. Наверное, она просто не переживет, если маме или папе придется уехать.

– Она идет! Она идет! – пронесся по магазину приглушенный шепот, когда Лотти и Руби спустились на первый этаж. Пестрая стайка мышей рванулась вперед, чтобы вбежать в кухню раньше Лотти. Дружный хор голосов грянул:

– С днем рождения, Лотти!

Мыши выстроились рядами на полках буфета, приплясывая и попискивая от восторга. Фред, Лоттин любимый розовый мышонок, сделал себе высоченный праздничный колпак из розовой бумаги, грозивший свалиться при каждом движении.

– Совершенно нелепое животное, – пробормотала Софи, сердито глядя на Фреда. Он постоянно ее раздражал, но она никогда бы не призналась, что это все из-за ревности. Она была Лоттиным фамильяром, ее самым близким и самым родным существом, но все равно сомневалась, что Лотти любит ее больше всех.

Лотти украдкой оглядела кухню. Где же подарки? Утром она согласилась с мамой, что подарки ей будут дарить после ужина – спокойно, без спешки, а не в суете перед школой, – но ей уже не терпелось скорее их получить!

Наверное, они где-то спрятаны, решила Лотти. И подарки, и праздничный торт. Она очень надеялась, что подарки все-таки будут, и их будет много, и никто не решит, что в одиннадцать лет человек уже взрослый, а значит, вполне обойдется одним подарком. И без торта со свечками.

Но обеденный стол был накрыт по-праздничному. Повсюду горели крошечные свечи, и за столом собралась вся семья. Им пришлось потесниться, чтобы все поместились. Ариадна – девушка дяди Джека и наставница Лотти по магии – тоже пришла и сидела рядом с дядей Джеком. Табита, ее кошечка-фамильяр, устроилась у нее на плече и медленно моргала, глядя на мышей, которые старательно делали вид, что ее здесь вовсе нет. Они знали, что Табита не станет на них охотиться, но инстинкты все равно им подсказывали, что Табита охотнее отужинает ими, нежели картофельной запеканкой с мясом.

– Уже можно дарить подарки? – с нетерпением спросил Фред, как только Лотти уселась за стол и положила себе на тарелку кусок запеканки. – Ты говорил, что за ужином! – обиженно пропищал он, когда дядя Джек покачал головой. – Тогда ешьте быстрее, а то мы уже заждались.

Лотти улыбнулась, мысленно вздохнув с облегчением. Значит, подарки будут. Конечно, она в этом не сомневалась, и все же… буквально на долю секунды… Ей не терпелось почти так же сильно, как Фреду.

– А теперь уже можно? – пропищал Фред, когда Лоттина мама принялась убирать со стола. Он вскарабкался вверх по скатерти и уселся рядом с декоративной свечой прямо напротив Лотти, грея лапки о теплую свечку и напряженно поглядывая на Софи, которая сердито хмурилась.

– Сначала торт, – объявил дядя Джек и поднялся из-за стола, чтобы выключить свет. Теперь кухню освещало только пламя свечей на столе. В полумраке сверкали десятки крошечных нетерпеливых глаз.

Мама вошла в кухню с подносом, на котором стоял праздничный торт. «Интересно, где они его прятали, чтобы никто из животных не добрался до него раньше времени?» – подумала Лотти и улыбнулась. Должно быть, поставили Горация его сторожить. Теперь, когда он принял облика филина, мыши боялись его как огня.

Торт был огромный: с белой и розовой глазурью и одиннадцатью высокими розовыми свечами. Мама всегда на день рождения Лотти пекла невероятные торты, но этот торт был, наверное, самым красивым из всех.

– С днем рождения, Лотти, с днем рожденья тебя! – ни в склад ни в лад запел нестройный хор голосов, но все равно это было приятно и очень трогательно. Воздух как будто дрожал от радостного волнения. Больше всех волновались розовые мышата. Лотти чувствовала это и понимала, что у них есть какой-то секрет. Наверняка они приготовили что-то необыкновенное.

Пока мама резала торт, папа положил на стол перед Лотти целую гору подарков, завернутых в красивую упаковочную бумагу.

– Надо поторопиться, пока у Фреда не случился сердечный приступ, – улыбнулся он.

– Со мной все нормально, спасибо! – Фред поднялся на задние лапки и браво выпятил грудь. Но весь эффект пропал, когда мышонок принялся нервно теребить свой хвост. – Только, пожалуйста, Лотти, поторопись. Мы тоже приготовили тебе подарок! – добавил он и сел на место с нервным смешком.

Лотти смотрела на упакованные подарки и не знала, какой из них открыть первым. В конце концов она зажмурилась и выбрала подарок наугад. Маленький сверток из серебристой бумаги. Без ленточки. Подарок от папы. Лотти улыбнулась папе и развернула скрепленную прозрачным скотчем бумагу. Внутри лежал маленький бархатный мешочек, и она с любопытством его открыла. Ей на ладонь выпала тонкая серебряная цепочка с подвеской в виде бегущего единорога. Подвеска была совсем крошечной, но Лотти смогла разглядеть каждый волосок в его серебряной гриве. Ей казалось, что она чувствует, как стучит его сердце, и слышит густой земляной запах джунглей.

– Это не просто подвеска, а медальон, – сказал папа. – Там внутри волос из гривы Космоса. Тот самый волос, который открыл нам дверь в джунгли. Я подумал, тебе понравится. Не знаю, сможем ли мы вернуться туда…

– Мне очень понравилось! Спасибо. – Лотти обняла папу, и он бережно застегнул тонкую цепочку у нее на шее.

– Давай дальше! Дальше! – пропищал Фред, приплясывая на месте.

Мама в пару к цепочке с единорогом подарила Лотти серебряный браслет (и Лотти подумала, что это здорово – значит, мама с папой выбирали подарок вместе). Руби – совершенно роскошный бархатный шарф, фиолетовый в тонкую серебряную полоску. Дядя Джек – толстую книгу о скорпионах. Лотти подумала, что он наверняка хотел оставить эту книгу себе. Ариадна тоже подарила книгу: большую, в красной кожаной обложке с тисненой надписью «МОИ ЗАКЛИНАНИЯ». Но внутри были только чистые страницы.

– Ты запишешь сюда заклинания, которые составишь сама, – улыбнулась Ариадна, увидев недоуменное лицо Лотти. – Это будет следующий этап твоего обучения: составление и отработка заклинаний.

Софи подтолкнула поближе к Лотти маленький сверток. Она делала вид, будто ей совершенно все равно, как будет воспринят ее подарок, но при этом украдкой поглядывала на Лотти. Сверток был без ленточки и без скотча, и Лотти подумала, что Софи заворачивала подарок сама и с ее короткими лапами это наверняка было непросто.

– Ой, Софи! – воскликнула Лотти, достав из обертки крошечный портрет таксы в золоченой рамке. Не совсем Софи – у нарисованной таксы нос был чуть длиннее, – но очень похожей.

– Моя бабушка, – сказала Софи, подставив Лотти макушку для поцелуя. – Это очень старинный и ценный портрет. Береги его, ладно?

– Конечно, я буду его беречь.

Дэнни презрительно фыркнул, и Лотти удивленно обернулась к нему. Софи сердито нахмурилась:

– Ты хотел что-то сказать, Дэниэл?

– У тебя есть подарок для Лотти, Дэнни? – быстро спросил дядя Джек, пытаясь разрядить обстановку.

– Нет, – проговорил Дэнни со злостью в голосе. – Зачем ей подарки? У нее и так все есть. – Он резко поднялся из-за стола и, схватив Септимуса, своего черного крысюка, выбежал из кухни, громко хлопнув дверью.

Все растерянно переглянулись, но не сказали ни слова.

– Еще подарки! – наконец пропищал Фред, нарушив затянувшееся молчание.

– Да! Да! Теперь наша очередь! – подхватили остальные мышата.

Фред спрыгнул со стола и скрылся среди своих взволнованных сородичей, столпившихся на полу у буфета. Лотти услышала, как он шепчет:

– Быстрее! Быстрее! Нет, не так туго! Мне нечем дышать! Да, вот так хорошо!

Толпа мышей расступилась, и Фред несмело вышел вперед. Он был опоясан красной атласной лентой, завязанной большим бантом. Его усы легонько подрагивали от застенчивости.

– Вот наш подарок, – выпалил он. – Это я!

1Великолепно (фр.).
2Спасибо, моя малышка (фр.).
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?