Его третья жертва

Tekst
10
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Его третья жертва
Его третья жертва
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,84  23,87 
Его третья жертва
Audio
Его третья жертва
Audiobook
Czyta Евгений Цуриков
14,93 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава восьмая

– Прошу прощения, что без приглашения, но мне нужно было вас увидеть. Я слышал новости о вашем сыне, – сказал мужчина.

Это был сосед Алана. Белла видела его на похоронах.

– Что вам нужно? – спросила она.

Он улыбнулся.

– Предложить свою помощь. Возможно, вы не помните, но я упоминал, что я адвокат, Роберт Нолан.

– А зачем мне адвокат? – Белла была озадачена.

– Поиски убийцы Алана поручили новому старшему следователю. Я говорил с ним вчера. Это начальник отдела уголовного розыска Дайсон. Я сказал ему, что, с вашего согласия, буду вас представлять.

Белла не понимала.

– У меня проблемы?

– Нет, но вы одной из последних видели Алана. Вы были с ним, когда его похитили. Полиции понадобится допросить вас, получить ваши показания. Плюс исчезновение вашего сына.

Она посмотрела на него.

– Они же не думают, что я как-то причастна к тому, что случилось с Аланом или Олли? – мысль была настолько дикой, что казалась практически смешной. Но Роберт Нолан не смеялся.

– Я не знаю, какая информация уже есть у полиции. Они могут связать эти два происшествия. На мой взгляд, Белла, вам нужен кто-то на вашей стороне.

Роберт Нолан напоминал ей Алана. Чуть старше, возможно, – вокруг висков пробивалась седина.

– Они хотят поговорить с вами сегодня, – сказал он мягко. – И поскольку ребенок пропал, они также хотят обыскать дом.

Она чуть не рассмеялась. Еще немного, и началась бы истерика. За неделю мир вокруг нее превратился в сплошное безумие.

– Они не найдут его здесь. С чего бы?

– Это обычная процедура при исчезновении детей. Этим утром я поеду с вами в полицейский участок, где вы ответите на кое-какие вопросы. Пока нас не будет, они обыщут дом.

– Они же не разворотят тут все вокруг?

Элисон, женщина-полицейский, все это время сидела тихо и не вмешивалась. Теперь она сказала доброжелательно:

– Я позабочусь о том, чтобы они работали аккуратно.

* * *

Нолан сопроводил ее в маленькую комнату для допросов и ободряюще улыбнулся.

– Вам просто нужно будет сказать им правду.

– Что, по их мнению, мне известно? Я могу лишь повторить то, что уже сказала. Я рассказывала им о том, что случилось на станции.

– Это все, что им нужно. Обычная процедура. Вы были там. Сейчас прошло время, вы могли что-то вспомнить, о чем не думали раньше.

Белла покачала головой. Настоящая пытка. Ее мысли были заняты только Оливером. Она думала о нем дни напролет, он снился ей по ночам. Она взяла на работе отпуск. Она не могла ходить туда и притворяться, что все в порядке. Только не сейчас, когда Оливер пропал.

Вскоре после того, как Белла и Роберт сели, в комнату зашли два детектива. Они представились как начальник отдела Дайсон и констебль Беквит. С Беквитом она уже встречалась. Они сели напротив. Комната пугала. Жалюзи были опущены, свет шел только от небольшой лампы на стене.

– Еще пара вопросов, чтобы все окончательно прояснилось, – начал Дайсон.

– Есть новости о сыне? Я схожу с ума.

Пустая трата времени. Они должны искать Олли. Белла с ненавистью смотрела на них, надеясь, что они начнут пререкаться и она сможет выплеснуть на них свою злость.

– Разве не этим вы должны заниматься? Ему пять лет, он там один, а вы не придумали ничего лучше, чем доставать меня! – Ее лицо краснело по мере нарастания злости. – Я не знаю, что я, по-вашему, могу вам сказать. Я не причастна к смерти Алана. Я любила его. Мы планировали пожениться. Вы ищете не там, где нужно!

Дайсон откинулся на стуле, совершенно не задетый ее выпадом.

– Мы и не думали, что вы замешаны, мисс Ричардс. Нам просто нужна ваша помощь. Видите ли, смерть мистера Фишера – шестая в одной цепочке. Нам нужно, чтобы вы вспомнили каждую мелочь с того дня.

У него была приятная улыбка, и он казался довольно дружелюбным. Но Белла была ошарашена.

– Вы хотите сказать, что Алан стал жертвой какого-то серийного убийцы? То есть он просто оказался не в то время не в том месте?

Дайсон покачал головой.

– Нет, Фишер и был целью. В вашем первом заявлении вы сказали, что мужчина, который пришел за Аланом Фишером, знал, как его зовут. Знал, что у него есть жена. И знал, где найти вас на платформе – а дело было в час пик. Там толклись сотни людей. То есть он знал, как вы оба выглядите. А для этого требуется подготовка.

Белла оторопела. Она об этом и не думала.

– То есть полицейский, который забрал его, – это он убил Алана?

– Пока мы думаем, что это так.

– И он делал это раньше?

– Да. Он всегда убивает своих жертв одинаково, но похищает их по-разному. На сегодняшний день, мисс Ричардс, вы единственный свидетель, столкнувшийся с ним лицом к лицу.

Белла закрыла глаза. Она понимала, что это важно, но ее нервы были настолько на пределе, что она не могла думать. Она отчаянно пыталась вспомнить каждую мелочь, но в голове царил хаос. Она не видела ничего, кроме Олли и того, что могло с ним случиться.

– Я удивилась тому, как он внезапно появился, мы оба оторопели. По-моему, он ничем не отличался от других полицейских, – она знала, что толку от этого нет. – Ничего необычного в нем не было. Форма, значок, рация. Он выглядел естественно. Когда он сказал, зачем ему Алан, рассказал о его жене, мы не задавали вопросов. Алан пошел с ним, а я села на поезд обратно в Хаддерсфилд. Я забеспокоилась, когда он мне не позвонил. Позже тем вечером я услышала по радио о том, что произошло.

Дайсон кивнул.

– Он умный подонок, наш убийца. Никаких просчетов. Вы можете его описать?

– Не особо. Я помню только форму. Белая рубашка с короткими рукавами и жилет как у всех полицейских.

– Акцент? Цвет волос? Хоть что-нибудь?

– Акцент местный, северный. Волосы, по-моему, светлые, но я не уверена. Мы настолько погрузились в то, что он нам говорил, что я не обратила внимания на его внешность. – Начальник полиции смотрел с пониманием. – Извините, я не помню ничего, что могло бы помочь. Все случилось так быстро. Это был полицейский. Я даже на мгновение не могла бы себе представить, что он забирает Алана, чтобы убить его!

Белла прикрыла глаза пальцами. Она злилась сама на себя. Она же смотрела ему в лицо, она знала это. Так почему же она ничего не может о нем вспомнить?

– Мы ищем вашего сына, – заверил ее Дайсон. – Наши люди его разыскивают. Сегодня о нем сообщат в местных новостях. Мы также хотели бы, чтобы вы записали обращение, которое покажут по центральным каналам.

У Беллы снова задергался нерв.

– Нет! Я не могу этого сделать, – она сразу же запротестовала. Затем она заметила их удивление. – Я не справлюсь. Не смогу произвести нужное впечатление. – Трое мужчин посмотрели друг на друга. – Смерть Алана связана с исчезновением Олли? – она попыталась сменить тему, чтобы они отстали от нее насчет обращения.

– По правде говоря, мы не знаем. Но это слишком большое совпадение, и мне это не нравится. Как зовут отца Оливера?

– Гейб Паркер, – ответила Белла.

– Как вы думаете, его отец мог его забрать?

– Нет, – с уверенностью ответила Белла. – Он живет на севере Шотландии, работает на нефтяных вышках. Вы ищете не там. Гейб рад своей свободе. Ему неинтересно заниматься воспитанием. Мы редко общаемся.

Белла посмотрела на Нолана, который за весь допрос не сказал ни слова.

– Что вы думаете?

Он наклонился вперед.

– Я думаю, мы должны верить в то, что мистер Дайсон знает, что делает.

– Вы сказали, что этот человек уже убивал. Дети пропадали в каком-либо из случаев?

Дайсон покачал головой.

– Ладно, мисс Ричардс, мы еще поговорим об этом. Спасибо за вашу помощь.

* * *

Роберт Нолан повез ее домой. Белла сидела рядом с ним и думала о допросе и о том, что Дайсон рассказал ей. Она снова крутила в руках кулон.

– Алан вам его подарил? – слова Роберта нарушили молчание.

– Это его бабушки.

– Я ее помню. Ходила пить чай с Аланом и Анной по воскресеньям. Высокая худощавая женщина с короткой стрижкой и вспыльчивым характером. Анне было не до нее.

Белла пожала плечами.

– Я никогда не видела Анну или кого-то еще из семьи Алана. Но я видела фотографии. Анна очень привлекательная. Наверное, она меня ненавидит.

– Она спокойно ко всему относится. Вам не стоит беспокоиться из-за нее. Она не будет вмешиваться. Анна в курсе того, что деньги Алана уйдут не к ней.

– Полиция общалась с ней?

– Да, но она мало что могла им рассказать. В последний раз она видела Алана, когда он уезжал на вокзал тем утром.

– И все-таки мне кажется, что она меня ненавидит.

– Анна не такая. Она разумная женщина. Она знала, что ее браку пришел конец.

* * *

Дайсон и констебль Беквит продолжали сидеть в комнате для допросов, когда Белла и Нолан ушли.

– Она спросила, пропадали ли дети в других случаях, шеф, – сказал Беквит.

– И что? Дети не пропадали. Я сказал ей правду.

– Но вы не сказали про собаку.

– Зачем? Чтобы окончательно ее запугать?

– Но ведь ситуации похожи.

– Это была чертова собака, сынок, не ребенок!

– Я просто сказал, – Беквит откашлялся.

Дайсон очень хорошо понимал, к чему клонит молодой констебль. Одна из предыдущих жертв, с зеленой печатью на руке, весь день присматривала за собакой, пока хозяин был на работе. Незадолго до убийства старушки животное пропало. Через пару дней собаку обнаружили в местном лесу висящей на дереве – с нее была содрана кожа, и она все еще была в ошейнике. Как предполагал Дайсон, убийца считал, что собака принадлежала женщине, которую он убил.

В комнату зашел офицер в форме.

– Вам звонят, сэр. Это Мэтт Бриндл.

Глава девятая

Эвелин Бриндл позвала сына.

– У нас гости. Если бы я не знала, что к чему, я бы сказала, что это Тэлбот.

 

– Это и есть Тэлбот, мам. Я позвонил ему пару часов назад и пригласил его к нам.

Его мать смотрела из-за занавески, как машина подъезжает к дому. Он заметил ее взгляд. Ей не терпелось задать вопрос, но она удерживалась. Мэтт знал, что мать больше всего боится его возвращения в полицию. Планы на дом ей тоже не нравились, но это было лучше, чем его возвращение в розыск.

– Все в порядке. Я просто хочу узнать кое-что, вот и все. Он здесь долго не пробудет.

Убийство Алана Фишера его заинтриговало. Он знал его, не очень близко и недолго, но они ладили. Мэтт был уверен, что если бы его не убили, они бы еще встретились. Ему хотелось узнать, что его старая команда из уголовного розыска предпринимает, чтобы поймать преступника. А еще ему было интересно, связывают ли они с убийством исчезновение сына Беллы.

Машина Дайсона остановилась перед главным входом, и Мэтт пошел встретить его.

Дайсон оглушил его своим йоркширским акцентом.

– Инспектор Бриндл. Или ты теперь скрываешься под титулом «лорд Бриндл»? Прямо настоящий провинциальный джентльмен. Не хватает только жакета для верховой езды и башмаков. А если серьезно, у вас тут отличное местечко. Я и забыл, какой большой этот дом.

Бриндл улыбнулся.

– Титул не мой, а мамин. Моего отца сделали пожизненным пэром за благотворительную деятельность. После его смерти титул остается за матерью. Она – «леди Бриндл». Ко мне не имеет никакого отношения. Я унаследовал лишь эту груду камней.

– Чертовски жаль, если хотите мое мнение. Титул отлично подошел бы к этому старому дому.

Мэтт сменил тему:

– Хорошо, что вы приехали, Тэлбот.

– Да, малыш, особенно после того, как ты проигнорировал все мои письма. Не отвечал на звонки, на приглашение зайти и потолковать. Я чертовски старался, но ты все пропустил мимо ушей.

– Простите, сэр, не принимайте на свой счет. – Он повел себя необдуманно. Должен же он был понимать, что однажды ему может что-то понадобиться от Тэлбота. Его заинтересованность делом Фишера и похищением сына Беллы не ослабевала. Это разбудило в нем полицейского. Само дело и то, что он знал их обоих.

– Как твоя мать? Ты ей уже, поди, опротивел?

– Близок к тому, Тэлбот. Я плохой пациент. Заходите. Она будет рада вас видеть. И мне правда жаль, что я не отвечал. Мы могли хотя бы это обсудить. – Мэтт провел Дайсона наверх по ступенькам.

– Ничего, малыш. Поговорим сейчас. И дорога была мне в удовольствие, эти края намного приятнее Лидса. Красивое тут у вас местечко, холмы.

Они стояли у парадного входа. Отсюда открывался вид на сады, спускавшиеся к озеру, на ухоженные газоны, украшенные разноцветными клумбами. Прямо по центру, на самом виду, был большой, богато украшенный фонтан.

– Я планирую кое-что тут сделать. Мы хотим открыть часть комнат в доме и часть земель для всех желающих.

– Восхищаюсь твоим запалом. А мать одобряет? – в голосе Тэлбота прозвучало сомнение.

– Боюсь, у нас нет выбора. Семье и поместью необходимы деньги.

– Так зачем я здесь? Что ты задумал, парень?

– Мне нужна информация. Команда в Хаддерсфилде сейчас работает над делом, которое мне интересно, убийство Алана Фишера. Его взял Карлайл, насколько я знаю.

Дайсон сморщился.

– Уже нет. Все поменялось. Дело теперь мое. Алана Фишера убил один наш старый приятель. «Мистер Извините». Помнишь его?

Мэтт помнил. Когда он еще был на службе, делом занималась другая команда.

– Тот же пистолет? Выстрел в висок? Та же отметка на руке?

Дайсон кивнул.

– На сей раз синяя, и слово «извините» по-китайски, как и раньше.

– Я интересуюсь, потому что я знал Алана. Не очень хорошо, но достаточно, чтобы понимать, что он был хорошим парнем. Он приезжал сюда помочь мне настроить компьютерную сеть для бизнеса. Я был на его похоронах и встретил там Беллу Ричардс. – Мэтт улыбнулся.

– Мы допрашивали ее сегодня утром. Она ничего не запомнила. А теперь пропал ее сын. Молюсь, чтобы это не кончилось, как с той псиной.

Мэтт нахмурился.

– И я, Тэлбот. Но то, что его похитили, должно что-то значить.

– Мы не знаем наверняка, что эти два дела связаны.

– Но интуиция подсказывает, что это так? – спросил Мэтт.

– Конечно. Ты так не считаешь?

Мэтт кивнул.

– Вы в этом деле с самого первого убийства. Я лишь то и дело касался его. Но что-то в этих убийствах меня беспокоит.

– Осторожно, парень, ты уже не в команде.

– Ничего не могу с собой поделать. Я знал его. И я знаю об убийствах с «извинением». Я что-то слышу и узнаю из новостей, но, честно говоря, Тэлбот, я не могу понять, в чем тут дело.

Мужчины прошли по широкому холлу и попали в просторную гостиную. Обстановка была пышная, кругом бархатные занавеси и диваны. Обои тяжелые, вычурные, по стенам – сплошь большие картины маслом. Дайсон застыл с открытым ртом перед портретом над огромным мраморным камином.

– Этой не было, когда я тут был последний раз. Хорошенькая девушка. – Он повернулся к Бриндлу. – Ваша родственница?

– Предок, да. Это Джулианна, жена Джозиа Бриндла.

– Не особенно-то она любила прикрываться, да? – он кивнул на глубокое декольте. – Прохладно тут, в Йоркшире, для таких-то нарядов.

– Джулианна была известной красавицей в свое время. А также невероятной кокеткой. Этот портрет написан в 1802 году. Мы периодически меняем картины и мебель, поэтому вы его не видели. У нас куча всего припрятана по подвалам.

Дайсон огляделся по сторонам.

– Да у вас тут на стенах целое состояние. И старинная мебель, тоже, поди, недешевая. Вон тот кабинет, – он кивнул в сторону, – я не эксперт, но уверен, что это «Моркрофт». Комната битком набита такими штуками. Почему вы не заработаете на продаже чего-нибудь?

– Мы не можем. Это условие указано во всех завещаниях Бриндла, начиная с самых ранних. Коллекция должна оставаться цельной. И мы еще должны пополнять ее современными произведениями. Я пока что мало что сделал в этом плане.

Дайсон остановился перед другим портретом.

– А это он сам?

– Да, это Джозиа Бриндл, человек, построивший все это – суконную фабрику и поместье. Он производил камвольную ткань. Построил фабрику, этот особняк и дома, которые вы видели по дороге сюда. Когда-то там жили работники фабрики. Он нанимал в основном местных. На соседнем портрете его сын, Уолтер. Он по-настоящему развернул это дело. Был одним из инвесторов туннеля Стэндэджа. Сделал на этом огромные деньги. По каналу под Пеннинскими горами перевозили всевозможные товары и машины, из Манчестера в Хаддерсфилд и обратно, включая нашу шерсть. Семья Бриндл значительно поднялась благодаря этому туннелю. После его строительства можно было не тратиться на перевозку товаров на лошадях по холмам.

– Настоящий урок истории. Могу поспорить, народ будет их только так заглатывать, когда ты тут все обустроишь. – Дайсон посмотрел на него. – Ну так что, Мэтт? Почему тебе так интересно это убийство? Дело в знакомстве с Фишером или в работе?

Мэтт повернулся к другу.

– Не в работе. Я завязал со службой. Посмотри, как меня починили, – он потер ногу. – Все еще болит. И о моем состоянии ты знаешь – после Полы…

– Я помню, каково тебе было после нападения, и я тебя не виню. Но в душе ты коп. Ты можешь пытаться быть в стороне, зарыться с головой в обустройство поместья, строить свой бизнес. Но не работает же?

Старый начальник Мэтта был прав. Он видел его насквозь. Все, чего он хотел, – это работать в полиции. Он все еще тосковал по работе, и эта тоска не отпускала.

– После того, что случилось с Полой, я поклялся, что никогда не вернусь.

– Ты достаточно хорошо знал нашу Полу, чтобы понимать, что ей бы хотелось другого. Ей бы хотелось, чтобы ты вернулся к работе, ушел в нее с головой. Если бы она тебя сейчас видела, задала бы тебе жару.

– Но это же не так просто. Вернуться теперь было бы трудно. Во-первых, моя мать. Она будет насмерть стоять, лишь бы я не возвращался в полицию. А после всего, что она для меня сделала, для нее это будет просто пощечина. Плюс я подал заявление об увольнении больше трех месяцев назад. Даже ты не сможешь его отменить.

– Ты об этом? – Тэлбот криво усмехнулся, вытащив свернутый конверт из кармана и помахав им перед ним. – Прости, Мэтт. Я его придержал. Неправильно с моей стороны, я знаю, но ты тогда был слишком не в себе. Я не мог позволить тебе принять столь серьезное решение впопыхах.

– Так что это значит? Я с вами или нет?

– Ты все еще один из нас, Мэтт. Если захочешь. Я выписал тебе больничный на длительный срок по причине болезни и траура. Тебе нужно будет лишь заглянуть к нашему врачу, тебя выпишут, и ты снова в строю.

– Тэлбот! Вы просто нечто!

Мэтт улыбался. Давно ему не было так хорошо. Он был в шаге от возвращения к прежней жизни, и Тэлбот был рядом. Всем сердцем он хотел согласиться. Но тут его улыбка померкла. Справится ли он? Его уверенность в себе разбита. Он все еще страдал от внезапных панических атак. Доктор списывал это на посттравматический стресс. Если он вернется, справится ли с работой? Он не хотел никого подвести в трудной ситуации.

– На самом деле ты мне нужен, Мэтт. – Тэлбот перевел дыхание. – Я тебе помогу, немного облегчу задачу. Сейчас необязательно все решать окончательно. Попробуй недельку-другую, посмотри, как будешь себя чувствовать. Я дам тебе часть дела Фишера, чтобы ты мог в него погрузиться. А потом обсудим остальное.

Глава десятая

Белла стояла, упершись лбом в окно, и смотрела вдаль на задний двор. Стояла ранняя весна, и клумбы опустели. Лужайка была запружена после дождей. Безрадостная картина вторила ее душевному состоянию.

Элисон Рэй тихонько покашляла, стоя в дверном проеме.

– К вам посетитель, Белла. Говорит, что коллега. Хотите поговорить с ним?

Кто там еще? Белла не хотела никаких посетителей, но они все равно приходили. Она прожила здесь недолго, чуть больше двух лет, но люди вокруг были дружелюбные, а теперь они все узнали о том, что случилось. И приходили ее навестить. Приносили цветы, продукты, торты, вино. Они пытались ее подбодрить, но это было неблагодарное дело. Только возвращение Оливера живым и здоровым вернуло бы ее улыбку.

Она вздохнула.

– Да, впустите его. Репортеры все еще здесь?

Элисон кивнула.

– Осталась пара самых упорных. Мужчина из «Хроники» и кое-кто из газет Лидса. – Она замолчала. – Вы же понимаете, что теперь все ведущие СМИ по всей стране охотятся за этим делом? Еще немного, и оно появится в ежедневных изданиях.

Это беспокоило Беллу. Последнее, чего ей хотелось, так это чтобы ее лицо раскатали по таблоидам.

– Дайсон все еще хочет, чтобы вы сделали обращение. Так вы могли бы достучаться до того, кто забрал Олли, попросить вернуть его вам.

– Я не в состоянии сделать это сейчас, Элисон. Может быть, позже.

Белла понимала, почему они этого от нее хотят, но сейчас она просто не могла.

Элисон мягко улыбнулась.

– Следуйте указаниям Дайсона. Он скажет вам, когда придет время.

– Я дам ему знать.

Элисон хотела что-то ответить, когда в дверь заглянул Джоуэл Доусон.

– Белла, извини, я не мог не прийти. Хотел узнать, как ты, что случилось. Твой сын…

Джоуэлу Доусону было за сорок. Высокий, с узковатыми плечами, коротко остриженными темными волосами. Судя по всему, он отращивал бороду, что ему не шло. Тень вокруг подбородка придавала ему лишних лет. Но все же он был другом, Белла ему доверяла. Она посмотрела ему в глаза, и от этой встречи с близким человеком на нее снова нахлынуло отчаяние.

Она расплакалась.

– Они говорят, что делают все, что могут, но я им не верю. Они думают, что исчезновение Олли и убийство Алана связаны, но больше ничего мне не говорят.

Джоуэл убрал поднос с несъеденной едой с дивана и сел, нахмурившись.

– Ты не ешь?

– Я не могу. В горло не лезет, – голос звучал безжизненно. Белла провела длинными пальцами по волосам. На голове бардак. Вернувшись из участка, она приняла душ и надела халат. Даже расчесываться не стала. Она потерла щеки. – Я не в том виде, чтобы принимать гостей.

– Слушай, подойди сюда, сядь. Я не гость. Мы вместе работаем, мы друзья, – на последнем слове его голос дрогнул. – Что случилось, Белла? Кто его похитил?

Белла села рядом с ним на диван и не стала возражать, когда он приобнял ее.

– Мне нужно ходить на работу. Мне нужны деньги. Это было во время того проклятого собрания. Я попросила соседку забрать Олли. Она остановилась поговорить с кем-то, и через минуту Олли уже не было. Она сказала, что отвернулась буквально на пару секунд. Мой мальчик, наверное, ужасно напуган.

– Они найдут его. Полиция, общественность, все будут его искать.

 

Белла с трудом подавляла волнение.

– Он такой маленький, Джоуэл. И слабый. У Олли астма. Ему нужен ингалятор, а с собой его у него не было. Он будет страдать от приступов, особенно если ему страшно.

Слезы текли ручьем.

– Ты сказала об этом полиции?

– Я не знаю. Не помню, что я говорила.

– Нужно сказать. Они сообщат в прессу, об этом скажут по новостям. Кто бы ни удерживал Олли, он об этом услышит и, возможно, купит ему замену.

При условии, что кто-то держит Олли у себя и он еще жив.

– Спасибо, Джоуэл. Я скажу Элисон. Она знает, что делать.

Белла хотела улыбнуться, поблагодарить его за заботу. Но все, чего ей на самом деле хотелось, это чтобы он ушел. Джоуэл был внимательным, но раздражал. На работе он был таким же, без конца приносил ей кофе, подбирал ее ксерокопии, если они падали на пол. А ей лишь хотелось, чтобы он занимался своим делом. Может, она слишком придиралась? В конце концов, Джоуэл неплохой, надежный и разумный. Такой типаж должен был бы ей понравиться, но нет. Ее всегда привлекали авантюристы или те, кого уже прибрали к рукам. Да и теперь это неважно. Единственный мужчина, которого она любила, был мертв. В глубине души она знала, что другого в ее жизни больше не будет.

Он прошептал ей на ухо:

– Я здесь, если понадоблюсь. Я знаю, как тебе тяжело. Я же потерял Эмму пару месяцев назад.

Белла посмотрела на него. Теперь она понимала, через что он прошел, когда лишился невесты.

– Почему любовь приносит столько боли? Я знаю одно: я никогда больше никого не полюблю. Теперь есть лишь я и Олли. Остальные ничего не значат для меня. Пошли они все к черту. Не хочу, чтобы опять мне разбивали сердце.

Джоуэл ничего не сказал. Белла вяло ему улыбнулась.

– Из меня сейчас компания так себе. Но я ценю твое беспокойство, спасибо, что пришел.

– Все в колледже передают тебе привет, – ответил он. – Они все за тебя беспокоятся. Если будет что-то известно или если тебе понадобится любая помощь, дай нам знать.

Она взяла его за руку и посмотрела в его серьезные темные глаза.

– Я больше не могу это выносить, Джоуэл. Я в отчаянии. Я просто хочу, чтобы Олли вернулся, но никто меня не понимает. Я потеряла Алана, и это ужасно, но сейчас! Полиция допрашивала меня, я чувствовала себя преступ- ницей.

– Что они сказали о мальчике?

– Ничего. Женщина, которая открыла тебе дверь, из полиции. Она поселилась здесь и должна меня информировать. Но они ничего не делают. Я чувствую себя такой беспомощной. Эти первые дни очень важны. Они должны делать все, чтобы найти Олли, а не тратить время и деньги на то, чтобы донимать меня.

– Будь сильной, Белла, – он поцеловал ее в щеку.

Дружеский поцелуй, но Белла сразу же вытерлась. Джоуэл был хорошим другом, но она совершенно не хотела переходить эту черту. Она могла с ним поговорить, потому что у него была чуткая душа. Он похож на нее, он много страдал и понимал ее. Его жена умерла всего лишь через два месяца после свадьбы, потеряла сознание на кухне в их новом доме. Джоуэл обнаружил ее на полу лишь спустя несколько часов, когда вернулся домой с работы. Ей уже ничем нельзя было помочь. Белла знала, что он наверняка винил себя. Он говорил, что надо было уйти с работы раньше. Позвонил ей в обед. Но в колледже был вечер открытых дверей, и он задержался. Он будет жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

– Я знаю, как тяжело тебе было потерять Алана. Я прошел через это с Эммой. Но еще и Олли… Ты выживешь, только если будешь изо всех сил стараться держаться.

– Но я не могу, Джоуэл. Я тону, иду ко дну, и никто меня не слушает. – Она опустила глаза. – Если они не найдут Олли, если он не вернется, я не хочу больше жить.

– Это в тебе говорит усталость и стресс. Я тебя не виню. Я слишком хорошо знаю, каково это. Но, Белла, пожалуйста, обратись за помощью к специалисту, поговори с кем-нибудь. С психологом. Тебе нужно держаться. Олли может вернуться к тебе в любой момент. Ты не можешь знать наверняка, что с ним произошло что-то ужасное.

Она похлопала его по руке.

– Джоуэл. Я знаю, ты пытаешься меня утешить, но ты же не глупый человек. Мы все смотрим новости. Дети исчезают, и сколько из них возвращаются целыми? – Она покачала головой. – Он пропал, я знаю.

* * *

– Белла, Роберт Нолан пришел.

– Пусть заходит. – Она повернулась к Джоуэлу. – Роберт мне помогает. Он адвокат и, как и ты, хорошо знал Алана. Не знаю, что бы я делала без него.

Из этих двоих мужчин, сидевших с ней в комнате, она предпочитала Роберта. Хотя они только недавно познакомились, она ему доверяла. Джоуэл был милый и хороший друг, но иногда он казался каким-то слишком навязчивым, что ее отпугивало. Она не могла отделаться от ощущения, что он пользовался ее горем.

– Полиция ничего не нашла во время обыска, – начал Роберт. – Они забрали твой ноутбук для расследования. Тебе его вернут, не волнуйся.

Белла улыбнулась ему.

– Элисон проследила, чтобы они не устроили тут бардак. К тому времени, как мы вернулись из участка, их тут уже не было.

– Они обыскивали твой дом? – Джоуэл выглядел удивленным.

Роберт сидел, повернувшись лицом к ним обоим.

– Обычное дело. Не из-за чего волноваться. Они все еще копают в поисках улик.

Джоуэл повернулся к Белле.

– Полиция с тобой грубо обошлась? Что они спрашивали? Что ты, по их мнению, можешь знать?

– Они хотели, чтобы я описала мужчину, который увез Алана с вокзала. – У нее вырвался хриплый смешок. – Он был одет как полицейский. Идеальная маскировка – ничего, кроме формы, я и не запомнила. – Она всхлипнула. – Я смотрела ему прямо в лицо, но никак не могу его вспомнить, как бы ни пыталась.

– Ты устала, вот и все. Через какое-то время, когда отдохнешь, что-то может и вспомниться, – сказал Роберт.

– Они хотят, чтобы я выступила по телевидению. Обратилась к тому, кто забрал Олли. Но я не смогу. Я сломаюсь и буду посмешищем. Передашь им, Роберт?

Роберт посмотрел на нее с непониманием.

– Знаешь, это ведь может помочь, и так обычно и делают в таких случаях. Ты уверена?

Джоуэл враждебно посмотрел на него.

– Она же сказала «нет». Отстаньте от нее. Белла достаточно всего перенесла, еще вы с полицией будете доставать.

– Может, вернемся к этому через пару дней, когда тебе станет лучше, – Роберт улыбнулся ей.

– Роберт, если Олли не вернется, мне никогда не станет лучше. У тебя нет детей. Мне было больно потерять Алана, но потеря Олли разрывает мне сердце на части.

Роберт посмотрел на часы.

– Мне нужно увидеться еще с одним клиентом, но я вернусь и принесу тебе еды. Ты поди и не ешь толком, да?

Белла покачала головой.

– Я не могу есть.

– Но сегодня ты поешь, даже если мне придется готовить самому. Кажется, Алан говорил, что ты больше всего любишь китайскую еду?

Белла кивнула. Спорить с ним было бесполезно. Она уже заметила, что Роберт может быть очень настойчивым, если захочет.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?