Связанные поневоле

Tekst
23
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Связанные поневоле
Связанные поневоле
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 30,61  24,49 
Связанные поневоле
Audio
Связанные поневоле
Audiobook
Czyta Аня Грэй
21,26 
Szczegóły
Связанные поневоле
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Наверняка вам попадался этот избитый и заезженный сюжетик.

Типа, чудная девушка приезжает потусить с подружками в Лас-Вегас и просыпается утром с жутким похмельем, обручальным кольцом на пальце и обалденно сексуальным парнем в постели, у которого на конечности аналогичное украшение.

А дальше милое развитие отношений: сначала ссоры, потом розовые сопли, и в завершении будет им счастье. И в конце читательницы вздыхают в умилении… Ах, какая любоф-ф-фь! Боже, какая романтика!

Интересно, если бы главная героиня проснулась не с офигенно сексуальным красавцем с телом бога, а, скажем, с конченым дрыщом или старым, плохо пахнущим богатым папиком, ну или фиг с ним, с красавчиком, но который окажется маньяком-рецидивистом, сюжет казался бы столь же романтичным? Даже если каждый из них впоследствии проявил себя бы необыкновенно душевным, добрым, щедрым и заботливым?

Но это отклонение от темы. Я о другом.

Представьте то же самое, ну, только без Вегаса и пьянки, просыпаетесь вы не в суперском люксе отеля, а в так себе приличной, типа, охотничьей хижине современного образца. И рядом с вами так же, как в романе, дрыхнет лицом в подушку абсолютно голый мужик. И надо признать, что вид сзади очень даже аппетитен. Даже в таком расслабленном состоянии есть возможность проследить взглядом озабоченной нимфоманки очертание каждой мышцы на широченной спине, а за такую классную задницу так и хотелось бы укусить, будь обстоятельства другими. И кольца у меня на пальце нет, но я точно знаю, что этот роскошный самец – мой муж, хотя понятия не имею, как его зовут, и даже как выглядит его лицо.

И почему, вы думаете, я не вздыхаю от счастья и умиления, нежданно-счастливо обретя такое загорело-мускулистое сокровище и мужское совершенство в качестве законного супруга?

Да потому, что нагло дрыхнущий мужик – Изменяющий облик, как, впрочем, и я. И прошлой ночью мы умудрились найти друг друга в животном облике и имели дурость заняться сексом.

Ну, и что, скажете вы?

Оно все бы ничего, будь мы людьми, решившими просто отвести душу, устроив случайный трах. Или, например, даже будь мы Изменяющими Облик, но не подходящими друг другу.

Тогда все, что нам грозило бы утром, – это неловкое прощание, да и того всегда можно избежать.

Но нет же! Я, в преддверии полнолуния, закинув, как обычно, в машину рюкзак и спальный мешок, что всегда держу наготове, и предупредив на работе, что буду отсутствовать три дня, свалила из города. Вообще-то, в штате земляной белки, больше известном как Северная Дакота много мест где такая, как я, может найти достаточно пространства чтобы можно было пережить полнолуние. Для меня всегда вопрос был в другом. Моей волчице хватало мозгов избегать людей, а вот насчет собственных соплеменников я в ней не была уверена. Поэтому у меня уже давно есть одно место, реальная глухомань, причем всего в часе езды от Фарго, где я на сто процентов знала, что и близко нет мне подобных. Уже три года я отправляюсь туда пережить полнолуние и побегать среди лесов и болот. В отличие от широко известного национального парка Рузвельта, сюда не перли туристы, чтобы любоваться красотами. Дорога была отвратной, что опять же мне только на руку. И все это время мне удавалось избегать во время Изменения не только людей, но и соплеменников, что несказанно меня радовало.

И вот надо же, посмотрите, что случилось! Я проснулась сегодня, придавленная к кровати мощным бедром этого незнакомого типа, а его мускулистая ручища по-хозяйски обвивала мою талию. И я чувствую, как на плече огнем горит парная метка и как в каждую мою клетку просачиваются его чертовы гормоны, изменяя мой запах и саму сущность.

И это настоящая, мать ее, катастрофа. Просто долбаный Армагидец и конец всему! Моя жизнь окончена!

Почему?

Да потому что у Изменяющих облик нет разводов или расставаний по договоренности. Я теперь не просто замужем за мужиком, о котором знаю только, что у него накачанная спина и роскошная задница. Я связана с ним до конца наших гребаных жизней. Это просто окончательный песец!

Вот интересно, я смогу удавить его подушкой, пока он не проснулся?

Глава 1

Я еще стояла и размышляла о том, в какой же глубокой заднице оказалась без права на досрочное освобождение, а мужик на постели, простонав, резко поднял голову. Он какое-то время оставался неподвижным, видимо, как и я вначале пытаясь сообразить, где он и с кем. И я, что б мне на фиг ослепнуть, не могла не заметить, как напряглись мышцы на его спине, руках и бедрах (и можно я упущу упоминание о филейной части?) так, словно он готовился к прыжку. Потом он принюхался, напрягся еще больше и издал низкий утробный рык, от которого задрожали мои внутренности, и, кажется, слегка задребезжали стекла.

Ага, похоже, милашка тоже сообразил, что жизнь – та еще редкостная сучка!

– Что, утро добрым не бывает? – проговорила я, и он сел так резко, что у меня в глазах это движение смазалось.

Мужик… хотя, точнее будет сказать, мой муж уткнулся тяжелым взглядом в меня и молча принялся проводить осмотр, начиная от пальцев на ногах и выше, так сказать, по списку.

Я стояла совершенно голая, потому как моя одежда осталась у моей машины, а где находилась я в данный момент – даже примерно не представляла. Вот почему наука до сих пор не придумала какого-нибудь навигационного устройства для таких, как я? Чтобы каждый раз, очнувшись, хоть знать, где находишься и куда податься. Может, потому, что для официальной науки мы не существуем?

Я, нисколько не смущаясь пристального досмотра моего голого тела (ага, поздновато как-то начинать стесняться), изучала результат своей неисправимой оплошности в ответ. Ну, что сказать? Если брать охренительную внешнюю привлекательность за мерило счастья, то мне следует прямо на месте обделаться от того, сколько мне его привалило сразу и одномоментно. Мужчина передо мной, несмотря на то, что он заспан, слегка помят и ко всему прочему необычайно мрачен, обладал прямо-таки сногсшибательным, чисто самцовым магнетизмом, я уже не говорю о просто совершенном теле и чрезвычайно красивом лице. Его изучающие меня глаза яркого золотисто-карего цвета и сейчас были прищурены и явно не светились радостью. Ноздри его прямого, с едва заметной горбинкой носа трепетали, так как он продолжал ловить наши запахи, видимо, еще находясь в процессе осознания, до какой же степени мы влипли.

Его рот – жесткий, четко очерченный и довольно крупный, а губы, похоже, прокушены в нескольких местах и выглядели слегка припухшими после наших ночных безумств. Я невольно облизнула свои, ощущая, что они не в лучшем состоянии, и я наверняка сейчас просто сказочно выглядела с моими и без того не тоненькими губами. Неожиданное видение этого его рта, обрушивающегося на меня снова и снова повсюду, прострелило мой мозг, и я едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть. Волна тягучего плотского желания прокатилась по мне от макушки до пяток и потом сконцентрировалась в низу живота. Прекрасно! Похоже, чертовы гормоны пары начали свое победное шествие по моему телу и бедненькому разуму. Что же, я всегда отвлеченно задавалась вопросом: как это должно ощущаться, и, видимо, вот и ответ. Но, черт возьми! Я же интересовалась этим в чисто научно-познавательных целях и никогда не планировала испытать это на себе! Млин, я ведь считала себя достаточно умной и предусмотрительной, чтобы избегнуть всей этой хрени со связыванием!

Кстати о гормонах… Я резко подняла глаза в надежде, что, может, во мне этой ночью оставалась хоть капля разума, не побежденного животными инстинктами, но тут же была вынуждена разочароваться. На его плече ближе к ключице явственно виднелась моя метка. Причем, судя по яркости и интенсивности, сил я не пожалела. Тупая идиотка!

– Похоже, я реально облажался, – низким хриплым голосом, наконец, проговорил мой свежеприобретенный супруг, моль пожри его шкуру.

– Это ты после того, как меня рассмотрел, понял? – усмехнувшись, спросила я.

– Что?! – мужчина нахмурился, явно еще не проснувшись окончательно.

А может, он у меня по жизни одноклеточный, и мыслительный процесс не его сильная сторона? Повезло же мне тогда!

– Говорю, что ты тут не один такой, млин, счастливчик.

Он поднялся, и я просто вынуждена лицезреть полную картину, которая включала в себя и мощную грудь с коричневыми, плоскими сосками, и пресс, выглядящий так, словно его вырезал твердой рукой помешанный на мужских торсах скульптор. Вот ненавижу всех этих качков, которые проводят полжизни в залах, «прорабатывая» каждый долбаный кубик и, проходя мимо зеркальных витрин в городе с девушкой, смотрят исключительно на себя любимых. А еще они обожают надевать такие футболочки в облипочку, чтобы даже в одежде были заметны результаты их непомерных потных усилий. Фу-у-у!

Но почему-то при взгляде на тело моего случайно приключившегося мужа даже мысли о зале не возникло. Вот просто зуб даю, что он отродясь там не был. Как, впрочем, и я. Конечно, особо гордиться нечем, ведь это наша физиология Изменяющих облик делает для нас понятие целлюлита или плохой физической формы просто невозможным. Другой обмен веществ и то, сколько энергии тратится на Изменение, и эти пробежки не оставляют никакого шанса хоть грамму лишнего жира. Проще говоря, я могу жрать, как лошадь, весь месяц, и все это просто сгорит за три дня полнолуния. Но есть и минус, и существенный. Если мы не накапливаем достаточно энергии, то, изменившись, становимся реально опасными для всего живого, что окажется поблизости, пока мы в животной форме.

Мужчина сложил на груди руки, привлекая мое внимание к бугрящимся мускулам на его руках и заодно к следам моей… м-м-м, так сказать, ночной активности на его гладкой коже. Его руки от кистей и до плеч сплошь покрыты замысловатой вязью татуировок. Насколько я помню, это называется «рукава». Еще одна тату в виде оскаленной волчьей морды обнаружилась на его шее, буквально прикрывая горло. Художник, делавший ее, похоже, настоящий мастер, потому как при любом движении шеи моего свежеприобретенного супруга волчья морда изменяла выражение, а когда он, разминая мышцы, чуть откидывал голову, создавался эффект того, что волк угрожающе распахивает пасть в жуткой угрозе. Выглядело настолько достоверно, что спросонья и обделаться можно, взглянув на такое. Я пробежалась взглядом ниже.

 

Господи, прости, я его что, сожрать пыталась или засосать насмерть? Я зачем-то старалась сосчитать следы от укусов и засосы, пока не опустила взгляд настолько низко, чтобы понять, что либо смотрела я слишком пристально, либо этот мужчина очень быстро восстанавливался. Вот лично у меня болело все изнутри и снаружи, во всех возможных и невозможных местах! Такое чувство, что меня сбил грузовик и, вернувшись, еще пару раз проехался для верности! А этому, похоже, хоть бы что!

Резко вернулась наверх и наткнулась на мрачное выражение лица, но при этом в его глазах, могу поклясться, пляшут наглые бесенята.

– Ты разглядывала меня. – Это не вопрос. – Ну, ничего страшного. Я не возражаю. Знаю, какое впечатление произвожу на женщин.

О, да ладно? Мой долбаный супруг – самовлюбленная задница? Господи, за что? Я закатываю глаза и отворачиваюсь.

– Ты это серьезно? Ты правда настольно сосредоточен на собственной неотразимости?

– А хочешь сказать, что тебе не понравилось увиденное?

– О, я тебя умоляю! Только этого дерьма мне сейчас кроме всего прочего не хватало!

Я решительно обошла этого Нарцисса и, стянув с кровати простынь, обмоталась ею. Он проследил за мной взглядом и насмешливо хмыкнул.

– Очень своевременно – пробормотал он. – Как будто я хоть что-то не успел рассмотреть.

– Типа, меня это и в самом деле волнует. Нам нужно поговорить, и, может, ты тоже сделаешь любезность и хоть прикроешься?

– А смысл? Не вижу причины прятаться от тебя, учитывая обстоятельства. Хотя я в любом случае не стал бы. Для чего скрывать нечто по-настоящему стоящее? – нагло ухмыльнулся этот му… муж, короче.

И он плюхнулся на кровать, раскидываясь вальяжно и чувствуя себя абсолютно комфортно.

– Просто я привыкла вести диалог с людьми, на которых есть хоть что-то из одежды.

– Ну, мы с тобой не люди, пупсик! – подмигнул он мне.

Пупсик? Боже, этого не может быть! Этого не происходит со мной!

Черт, Изменяющие облик всегда верили в то, что провидение и природа не ошибаются и сводят в пару только тех, кто идеально подходит друг другу и реально способны полюбить очень быстро и навсегда. Но, похоже, это не мой случай! Никогда не смогу полюбить мужчину, который будет мне так похабно подмигивать и называть чертовым пупсиком. Впрочем, это не единственный случай, который я знаю, когда судьба попадала впросак с этой парной хренью.

– Меня зовут Юлали. И очень прошу тебя обойтись без всяких пупсиков и кошечек. Не нужно этого презрительно-ласкательного дерьма, – попросила я, нахмуриваясь и стараясь не опускать глаза ниже его подбородка.

– А ты у меня злючка, да, Лали-детка? – И он все же накинул край простыни на свои бедра.

– Юлали! И никак по-другому! И не стоит так опрометчиво зачислять меня в «детки». Могу я узнать твое имя?

– О, ты такая вся из себя серьезная и задаешь парню вопрос об имени только после того, как провела с ним ночь самого офигенного секса в своей жизни? Не находишь, что это несколько распущенно с твоей стороны?

Придурок решил пошутить? Лучше бы вообще молчал. Хотя нет. Когда он молчит, я на него пялюсь, и у меня разжижаются мозги. Но как только он открывает рот, все очарование как рукой снимает.

– Итак? – проигнорировала я его тупую шутку. – Может, все же сообщишь мне свое имя после ночи довольно посредственного секса?

– Посредственного? Ты всегда при посредственном сексе кончаешь без конца и буквально разрываешь партнера ногтями и зубами, крича, как безумная? – возмутился он.

– Ну, знаешь, я ничего не помню, выходит, для тебя эта ночь была гораздо более впечатляющей, чем для меня. Вернемся к твоему имени?

– О, только не говори, что ты меня не узнала, – закатил он свои золотистые глаза, как будто я ему в душу попыталась плюнуть.

– А что, должна была? Я вроде на память до этой последней ночи не жаловалась и что-то не могу тебя припомнить. Мы встречались раньше?

Мужчина уставился на меня так, словно ждал, что я сейчас засмеюсь и, хлопнув по коленкам, скажу: «Да ладно! Шутка юмора, мужик! Конечно же я тебя узнала!» Ага, а смеяться после слова «лопата»! Но, попялившись на меня с минуту, он так и не дождался нужной ему реакции и поэтому счел все же нужным мне сообщить:

– Я Северин! Северин Монтойя, – и так посмотрел, будто мне стоило упасть со слезами раскаяния и начать целовать землю под его ногами.

Но я решила этого не делать и остаться сидеть, где сидела. Северин нахмурился и решил пояснить:

– Я владелец и лидер шоу-группы по мотофристайлу «Парящие Волки», – гордо добавил он.

Я подняла бровь. Это должно мне о чем-то сказать?

– Ты что, никогда не видела мотофристайл? – почти обиженно спросил он.

Я пожала плечами.

– Я так понимаю, это что-то, связанное с мотоциклами, – ответила я. – Думаю, уточню позже в интернете. А может, и нет.

– Да ладно! – ухмыльнулся мой совершенно неуместный сейчас муж. – О нашем приезде в ваш городишко Фарго все СМИ кричали, как сумасшедшие.

Вообще-то Фарго никакой не городишко, в нем живет больше народу, чем в столице штата, но сейчас я не собираюсь затевать спор. Хотя бы потому, что о том где я живу и работаю ему знать совсем не нужно.

– Я редко смотрю ТВ, – спокойно ответила я. – Но судя по всем твоим гримасам, ты какая-то звезда.

– Не какая-то, а самая настоящая, детка. – Я поморщилась от этого обращения. – И ты наглая врунья, Лали!

– И в чем же заключается моя ложь? – решила уточнить я.

– В том, что эта ночь была посредственной. Могу дать на отсечение мое левое яичко, лучшего любовника, чем я, у тебя в жизни не было.

– Ну, какие мои годы, Северинчик-милашка. И мысль по поводу твоей частичной кастрации с каждой минутой кажется мне все привлекательней, – ответила я, и он скривился, как от кислятины.

– Мне не нравится, когда ты меня так называешь. Я же не гей!

– Я тоже нормальной ориентации, и мне так же до тошноты противны все эти твои «Лали-детки» и «пупсики».

– Женщинам нравятся ласковые прозвища, – нагло ухмыльнулся этот засранец.

– Только если они настолько тупые, что не могут запомнить собственного имени.

– Ты действительно злюка, Ла… Юлали.

– Может, и так. Ладно, время идет, так что давай обсудим то дерьмовое положение, в котором мы оказались, – решила перейти к делу я.

– А что тут обсуждать? Тебе охренеть как повезло, тебе достался я.

Он же не может говорить это на полном серьезе? Или может?

– Мы теперь связанная пара. Так что скажи мне имя своего Альфы, чтобы я сообщил ему, что ты теперь моя забота, и собирай вещички. Моя жизнь проходит в разъездах, и через две недели мы покидаем этот город.

Глава 2

– А теперь послушай меня, звездный мальчик. По досадной случайности мы с тобой пересеклись в это полнолуние. Не представляю, как ты оказался здесь, да это и не важно. Вопрос в другом. Я не собираюсь менять ничего в своей жизни просто из-за того, что мы имели несчастье наткнуться друг на друга в неподходящее время. И поэтому мы разойдемся каждый в свою сторону и забудем эту досадную оплошность.

Северин нахмурился уже всерьез и ткнул пальцем в мою метку у него на плече.

– Это не оплошность! Это, мать ее, парная метка! И ее нельзя игнорировать! – раздраженно сказал он.

– Почему? Насколько я знаю, единственное, что это гарантирует – это то, что дети у меня могут быть только от тебя. Как, впрочем, и ты больше можешь не переживать о том, что кто-то от тебя случайно залетит. Судя по тому, что я о тебе уже поняла, мистер Мегазвезда, тебе это только на руку. Не похоже, чтобы ты горел желанием прямо сейчас обзавестись потомством. А я так тем более. Так что, думаю, мы вполне можем игнорировать наши метки в течение многих лет.

– Не пойму, что ты пытаешься мне сказать? – Северин выглядел растерянным.

Ч-е-е-е-рт, а мой муж, видимо, действительно просто «гений».

– Я толкую тебе о том, что ни ты, ни какая-то там хрень со связыванием в мои планы не входят. У меня есть моя жизнь. Любимая работа. Постоянный парень. Мне не нужно никакого дерьма с парами.

– То есть ты пытаешься сказать, что не хочешь никуда со мной ехать?

О, господа и дамы, до него дошло! Да неужели?!

– Да ты прям Эйнштейн, Северин Монтойя! Все верно. Я предлагаю забыть о сегодняшней ночи и вернуться каждому к своей жизни. Тебе к твоим визжащим фанаткам, которые, я думаю, имеются в достатке, а мне к древним костям.

– Но как же быть с парными метками, Юлали? Они будут вынуждать нас стремиться друг к другу, особенно в полнолуние.

– Да кто тебе это сказал?

– Так все говорят.

– Разве хоть кто-то проверял, так ли это на самом деле? Все просто привыкли принимать это как аксиому. Метки связывают в первую очередь наших волков. Но я не животное, Северин, и ты вроде тоже большую часть времени, и следовать каким-то предрассудкам и инстинктам, произрастающим из моей звериной половины, я не намерена.

– А как же дети, Юлали? Ты ведь можешь быть уже беременна. – Мужчина недовольно сжал челюсти.

– А вот это невозможно. Я пользуюсь контрацептивами. И как я уже говорила, ни тебе, ни мне дети сейчас ни к чему. А потом уже посмотрим.

– Ты говоришь какую-то чушь! – Северин порывисто вскочил, оказавшись передо мной опять совершено голым, и, подняв меня с кровати, встряхнул за плечи. – Я желаю поговорить с твоим Альфой и узнать, почему он не позаботился о том, чтобы вовремя втолковать тебе, как следует вести себя связанной паре.

А вот тут ты как раз ошибаешься, милашка. Уж мне ли не знать, как ведут себя в гребаных связанных парах. Мой отец – Альфа своей стаи и связан с моей матерью еще с того времени, как они были подростками и впервые попробовали, что такое секс. Но это нисколько не мешало ему трахать все, что движется, не важно – волчиц своей стаи или человеческих женщин – направо и налево, оскорблять мою мать и относиться к ней как к ничтожному куску дерьма. А она все терпела и терпела, потому что верила во всю эту хрень со связанной парой, которую ей вколотили в мозги с младенчества. И наверняка терпит и по сей день. Я убралась из дома, из стаи и из этой чертовой жизни, полной лицемерия, наблюдать за которой у меня больше не было сил. И возвращаться во все это я ни за какие коврижки не намерена. Да, я скучаю по маме. Да, мне безумно жаль ее. Но она сама выбрала эту жизнь, и никто насильно ее не держит рядом с таким законченным засранцем и кобелем, как мой отец. Она сама не готова покинуть его и никогда не будет готова.

Я отказалась выпускать из рук простынь, которой обернулась, и поэтому так и мотылялась в здоровенных ручищах Северина, как тряпичная кукла. Ну, или кукла в тряпке… а, не важно.

– Прекрати меня трясти, или я укушу тебя, – рявкнула я.

Тут же Северин прекратил свое занятие, но рук с моих плеч не убрал. Наоборот, он нежно погладил пальцами и взял мое лицо в ладони.

– Укусишь? – прошептал он сексуальным шепотом. – Я не против, милая. Черт, у меня при одной мысли о твоем рте на мне встает. А твои укусы горят на теле, заставляя твердеть с курьерской скоростью.

И он опустил глаза на уже несомненное подтверждение своих слов, что слегка касалось моего живота. Его слова об укусах, проникнув в мой мозг, заставили мою кожу вспыхнуть так, словно меня облили бензином и поднесли спичку. Наглый ублюдок с длинным, грязным языком, чтоб тебя блохи зажрали!

– Может, ну их на фиг эти игры, Северин? – невозмутимо спросила я, хотя от одного лишь намека на прикосновение его большой жесткой плоти у меня скрутило низ живота в голодных спазмах.

Но я не собираюсь этому поддаваться! Это просто, мать их, примитивные физиологические процессы, вызванные действием долбаных гормонов пары. И к тому, что этот чертов Северин выглядит как один сплошной секс, это не имеет никакого отношения! Я не ведусь на таких, как он, у кого мускулы вместо мозгов и постоянная каменная эрекция вместо чувства такта.

– Что ты имеешь в виду? – Этот говнюк приблизил свой искусанный мною рот к моему, и губы закололо от желания жадно наброситься на него.

– Послушай, я знаю таких, как ты, Северин Монтойя. Вам нравятся девицы в юбочках, едва прикрывающих лобок, или леопардовых лосинах. С огромными силиконовыми сиськами и с километровым маникюром, который они охотно пускают в ход, устраивая кошачьи драки за доступ к твоему телу. И могу поклясться, что ты в темноте даже не отличишь их друг от друга. К тому же интеллект у них, как у чайника со свистком, и ты на их фоне кажешься себе охрененно умным парнем. Они должны закатываться противным смехом от каждой твоей пошлой тупой шуточки и без конца твердить тебе, какой ты супермегаклассный мужчина и неповторимый любовник. А, и еще называть тебя в постели кем-то вроде тигра или дикого жеребца. Так вот, если ты еще не заметил, то сообщаю, я не твой тип! А ты совершенно не мой, потому как для меня у мужчины мозги и умение быть преданным и заботливым гораздо предпочтительней накачанного сексуального тела и постоянного стояка. Ты меня понимаешь?

 

– Не совсем, – нахально усмехнулся Северин мне в лицо. – Можешь повторить для такого обделенного интеллектом озабоченного придурка еще раз? И начни с того места, где ты говоришь о моем накачанном сексуальном теле и каменном стояке, который не дает тебе покоя.

– Боже, ты и правда такой самовлюбленный придурок, или это просто часть твоего звездного имиджа?

– А ты правда думаешь, что я поверю, что те парни, о которых ты мне тут втираешь, могут удовлетворить в постели такую бешеную волчицу, которой ты была сегодня ночью? Они это делают с помощью своего замечательного интеллекта или просто болтают о всяких очуменно умных вещах, пока ты не заснешь? Потому как мне показалось, что ты предпочитаешь, когда мужик использует язык совершенно по-другому. – И он с силой сжал мои ягодицы, вжимая свой твердокаменный член в мой живот сквозь ткань простыни.

Мое тело-предатель тут же содрогнулось, выдавая меня с головой, а глухой стон вырвался раньше, чем я смогла его остановить. Северин поймал его, наклонившись к самому моему лицу, и крутнул бедрами еще раз, утверждаясь в своей власти над неосознанными реакциями моего подлого организма.

– Ты такая лгунья, Лали-детка, – прохрипел он, кусая меня за мочку уха, от чего дрожь прокатилась по мне, хлынув потоком влажности между ног.

– А ты такой самовлюбленный придурок, Северинчик-котенок. – И я, взъярившись, сильно укусила его в ответ за подбородок.

Северин дернулся и с рыком сжал мой зад еще сильнее, толкнувшись в живот почти яростно.

Честно, не знаю, куда бы нас завели эти дурацкие игры… Хотя, чего уж там, прекрасно знаю, но в этот момент за дверью раздался какой-то шум и визг и она с грохотом распахнулась, мгновенно возвращая мне способность нормально соображать. В комнату ввалилась девица в юбке, едва прикрывающей ее ягодицы, и топе, готовом лопнуть на ее впечатляющем бюсте. С собой она «внесла» высокого парня в одних широких шортах, который, видимо, безуспешно пытался ее остановить.

Быстро окинув взглядом представшую картину, она прямо-таки затряслась от злости, от чего ее осветленная добела шевелюра чуть не встала дыбом.

– Рин! – завопила она так, что я захотела зажать мои бедные уши. – Кто эта долбаная шлюха?

– Прости, Север, она просто вихрем пронеслась! – виновато пробормотал парень. – Я не успел ее остановить. Не знаю, как она узнала, где мы.

– Нести, заткнись, ты, придурок! – еще больше добавила громкости девушка. – Рин, я спрашиваю, кто эта шалава и что она тут делает?!

Северин быстро несколько раз перевел взгляд с меня на девицу, видимо решая, как с меньшими потерями выкрутиться из этой ситуации.

– А это, видимо, явилась живая иллюстрация к моим словам о твоих пристрастиях, – усмехнулась я ему в лицо.

Северин, даже не пытаясь выглядеть виноватым или хотя бы растерянным, тут же выпустил меня из рук и шагнул к девице, заслоняя меня своей широченной спиной.

– Ты зачем явилась сюда, Санни? – раздраженным тоном спросил он.

– Что? Ты еще спрашиваешь? Я твоя девушка, а ты уехал за город и даже не сказал куда! – заорала она, а я столкнулась взглядом с тем самым полуголым парнем, который так и стоял в дверях и шарил по мне нахальными глазами. На правой стороне его груди так же красовалась большая татушка волчьей морды с золотисто-рыжим мехом. Окрас волка на горле Северина был темно-серым. Так что, похоже, тату были непосредственно связаны с тем, как они выглядели в звериной ипостаси.

– А тебе не приходило в голову, что если я не сообщил тебе, куда еду, Санни, то, возможно, не особо хочу тебя здесь видеть? – В голосе Северина явно звучали рычащие нотки.

– Не хотел? – Кажется, девица подзависла, тупо хлопая неестественно длинными и густыми ресницами. – Ты хочешь сказать, что бросаешь меня?

О, милая, это он напрасно с тобой так. Судя по скорости мыслительного процесса, вы идеальная пара. Черт, какая же я все-таки стерва!

Северин же промолчал, давая Санни закончить титаническую работу ее мозга самостоятельно. Это действо заняло что-то около минуты, а потом она дико завизжала и, выставив вперед свои жуткие ярко-красные ногти, рванула ко мне.

– Я убью тебя, долбаная ты проститутка! – зашлась она в праведном гневе.

Северин перехватил ее поперек тела и, удерживая под мышкой, понес извивающуюся и царапающуюся экс-девушку в сторону двери. Тот самый, кого она назвала милым имечком Нести, посторонился, давая пройти этому клубку из тел мимо.

– Тварь! Гребаная сука! – вопила девица, расчленяя меня глазами.

– Ты даже не представляешь, насколько права, – спокойно ответила я.

Они исчезли, где-то в глубине дома хлопнула дверь, и вопли стали намного тише, а я прямо смотрела на нагло глазеющего на меня парня.